ДИНАМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ОБЩЕСТВА

И.В.Василенко, доктор философских наук

Аннотация. Актуальность статьи заключается в создании методологических основ исследования потенциала общества страны, региона, как макросоциальной структуры, противоречия внутри которой отрицательно влияют на благополучие населения, его мотивацию и активность. В данной статье уточняется понятие «динамический потенциал общества» как совокупность изменений, происходящих со всеми видами ресурсов и возможностей общества в сторону их увеличения или сокращения. Динамической основой этого потенциала является человеческий потенциал. Он измеряется состоянием численности населения, в том числе трудоспособного населения, уровнем занятости и безработицы, производительности труда и мотивации к труду, степенью дифференциации оплаты труда, долей низкообеспеченного населения, динамикой занятости лиц с высшим профессиональным образованием.

В статье представлены общие результаты эмпирического исследования компонентов человеческого потенциала, включающего анализ статистических данных и некоторых итогов социологического исследования, проведенного методом опроса в Волгоградском регионе. В России за последние годы демографическая ситуация значительно улучшилась, но современные параметры рождаемости остаются проблемными. Одна из этих проблем – снижение численности женщин в возрасте от 20 до 29 лет. В большинстве субъектов РФ, в том числе и в Волгоградской области, происходит сокращение численности населения (человеческого потенциала), в том числе наблюдается постоянная тенденция сокращения численности населения в трудоспособном возрасте. Такая ситуация приводит к росту демографической нагрузки. Показатели использования человеческого потенциала (уровень занятости, темп роста числа новых рабочих мест) имеют устойчивую нисходящую тенденцию. В целом Россия относится к числу государств с невысоким уровнем безработицы населения, однако экономическая активность невысока за счет широкого распространения новых форм занятости: фриланса и аутстаффинга, а также прекариата как слоя работников, которые работают в нелегальных формах занятости. Положительная динамика потенциала общества напрямую связана с уровнем производительности труда, который характеризуется нестабильностью и колебаниями и сказывается на снижении мотивации к труду. Данные эмпирического исследования, проведенного автором, позволяют выявить устойчивую причинно-следственную связь: «низкие зарплаты – низкая мотивация к труду – низкая производительность труда». В статье показывается, что развитие человеческого потенциала в России и исследуемом регионе зависит от размера заработной платы трудоспособного населения и уровня ее дифференциации по территориальным субъектам, которая весьма высока. По данным эмпирического исследования, в Волгоградском регионе в 2015 г. более половины респондентов не могли удовлетворить свои потребности в качественном образовании, более 80,0 % – в качественном медицинском обслуживании, 90,0 % – в качественном отдыхе.

Делается вывод, что в настоящее время состояние и динамика человеческого потенциала российского общества в целом (и Волгоградской области в частности) требует усилий для формирования внутренних и внешних факторов, способных обеспечить его развитие и динамику.

Ключевые слова: потенциал общества, человеческий потенциал, динамический потенциал общества, численность трудоспособного населения, мотивация к труду, фриланс, прекариат, дифференциация оплаты труда, несбалансированное развитие человеческого потенциала по территории.

 

Постановка исследовательской задачи

В развитии социологической науки прослеживается смена научных приоритетов с макросоциологических объектов на микросоциологические, бум эгоцентрических взглядов на общество сменяет моду на социоцентри- ческие подходы. При этом замена, как правило, сопровождается, за редким исключением (П. Бурдье, Э. Гидденс), игнорированием мак- росоциальных явлений и процессов, снижением их значимости в научной рефлексии социологов. Вместе с тем исследование микросоциальных проблем не может решить противоречий, формирующихся на макроуровне социума. К числу таких проблем относится процесс развития общественного потенциала, который обеспечивает устойчивость страны, государства, социума перед внешними вызовами. В связи с этим целью статьи является анализ потенциала российского общества, исследование состояния человеческого потенциала как основной социальной силы, обеспечивающей динамику развития всех подсистем потенциала общества и региона.

Определение основных понятий

Под потенцией (лат. рotentia – сила) понимают возможность, внутренне присущую силу, способность к действию [21, с. 357]. Иными словами, потенция – это покоящаяся, не действующая, но способная к действию сила.

В некоторых источниках потенциал понимается, во-первых, как величина, характеризующая запас энергии физического тела или поля, а во-вторых, как совокупность возможностей в чем-то [19, с. 448].
Под потенциалом понимаются также средства, запасы и возможности, которые могут быть использованы отдельным лицом, обществом, государством в определенной области для достижения определенной цели и решения какой-либо задачи [20, с. 373-374].

Приведенные определения понятия «потенциал» достаточно полно раскрывают заложенный в нем смысл. Ведь для того чтобы постоянно развиваться общественная система должна иметь определенный запас ресурсов, социальных сил. Поэтому «потенциал общества» – это основные внутренние ресурсы общества, позволяющие обеспечить, с одной стороны, неуклонное развитие страны, достижение уровня самых развитых стран, а с другой, – ее национальную и экономическую безопасность. Потенциал общества существует в скрытой, не проявляющейся форме, только возможной к актуализации при известных условиях, что и определяет сложность выявления механизма его формирования, воспроизводства и использования. Потенциал общества должен постоянно развиваться, создавать резерв общественных сил в соответствии с происходящими общемировыми и внутригосударственными изменениями, чутко улавливать вновь возникающие тенденции. Это свойство потенциала общества является настолько важным, что мы посчитали целесообразным заострить внимание на нем и далее исследовать потенциал общества в аспекте свойства динамического развития, а сам потенциал общества назвать «динамическим потенциалом общества».

Общественный потенциал общества включает в себя геополитическую, экономическую, социальную, экологическую, культурную и человеческую составляющие [8, с. 77]. Поэтому под динамическим потенциалом общества мы понимаем трансформации, происходящие с геополитическими, экономическими, социальными, экологическими, культурными и человеческими ресурсами и возможностями общества в сторону их увеличения или сокращения, в сторону улучшения качества этих ресурсов или его снижения, происходящие под влиянием внутренних и внешних факторов и сказывающиеся на достижении поставленных целей и задач.

Если речь идет о динамическом потенциале общества, то акцент делается на человеческом потенциале, инициирующем и поддерживающем динамику всех потенциалов, имеющихся в обществе. Человеческий потенциал характеризует качество и жизнеспособность общества, определяет его динамику и перспективы развития, а также объединяет активных, целенаправленных субъектов, действующих под влиянием личных интересов, институциональных норм и ценностей и создающих как будущий, так и текущий потенциал общества, позволяющий выполнять поставленные задачи и цели развития страны, отвечать на внешние вызовы. Поэтому для безопасности и развития любого национального общества в международной конкурентной среде важны общая численность граждан, сбалансированность поколений и гендеров, уровень образования, квалификации, профессионализм работников, а также социокультурные особенности нации, влияющие на ее жизнеспособность. Следовательно, целесообразным представляется анализ человеческого потенциала российского общества и волгоградского региона как примера исследования регионального аспекта.

Результаты анализа человеческого потенциала российского общества и Волгоградской области

Человеческий потенциал тесным образом связан с численностью населения страны. Российская Федерация вошла в XXI в. в условиях устойчивого превышения числа умерших над числом родившихся (депопуляция). В 1999 г. это превышение составило в целом по стране 840 тыс. человек, в 2000 г. – 959,0 тыс. человек, а в 2005 г. оно составило 847,0 тыс. человек. Затем положение несколько выправилось. Появилась положительная динамика, которая обеспечивалась за счет снижения естественной убыли населения. В 2007 г. естественный прирост составил 470,0 тыс. человек, в 2009 г. – 249,0 тыс. человек, в 2011 г. – 129,0 тыс. человек, а в 2012 г. – 4,3 тыс. человек. Начиная с 2013 г., отмечается естественный прирост. Он составил 24,0 тыс. человек, в 2014 г. – 30,0 тыс. человек, в 2015 г. – 32,0 тыс. человек. К сожалению, в 2016 г. снова отмечается естественная убыль – 2,3 тыс. человек [6]. Причинами естественного прироста с 2013 по 2015 г. являлось, и это подтверждают статистические данные, увеличение уровня рождаемости в России с 1 610,1 тыс. родившихся в 2007 г. (начало реализации мер пронаталисткой политики) до 1 941,0 тыс. родившихся в 2015 г. – увеличение произошло в 1,2 раза. Изменение тенденции с роста на естественную убыль происходило постепенно, как за счет снижения темпов прироста рождаемости, так и за счет увеличения темпов прироста смертности. Так, с 2014 по 2015 г. темп прироста рождаемости составил 2,1 тыс. человек, а темп прироста смертности – 3,8 тыс. человек [6].

На современную ситуацию рождаемости в стране повлияли такие факторы, как снижение числа женщин в возрасте от 20 до 29 лет, а также ухудшение международной обстановки и политических отношений со странами Западной Европы и США в последние годы.

Несмотря на то что в России за последние годы демографическая ситуация значительно улучшилась, современные параметры рождаемости остаются проблемными. В 2017 г. в среднем на одну женщину приходилось 1,78 рождения при 2,22, необходимых для простого воспроизводства населения [7, с. 28].

Проблемной остается сокращение численности населения в большинстве субъектов РФ. В 2016 г. только в столичных и нефтегазовых субъектах, а также в части кавказских республик не произошло сокращение численности. Население выросло более чем на 11,0 % в девяти субъектах, а сократилось более чем на 11,0 % в тридцати семи субъектах России [12].

За период с 2015 по 2016 г. в Волгоградской области, так же, как и в Самарской, Саратовской, Ростовской, Ярославской, Омской и Костромской областях существенно снизилась численность населения. Увеличилась численность в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Московской области, Свердловской области, Ставропольском крае и Тюменской области [34].

На 1 января 2011 г. численность Волгоградской области составляла 2,608 млн человек, на 1 января 2018 г. численность Волгоградской области снизилась до 2,521 млн человек [16].

Таким образом, ситуация с численностью населения России и многих регионов неуклонно ухудшается.

Следующим показателем величины человеческого потенциала является численность трудоспособного населения. По прогнозам специалистов, в течение ближайших 10 лет (2014-2023 гг.) вступать в этот контингент будет в среднем ежегодно по полтора миллиона человек, тогда как выбывать по два с половиной миллиона человек [26]. Согласно расчетам Минэкономразвития РФ, численность россиян трудоспособного возраста в 2015 г. с учетом Крыма, по предварительным данным, составляла 84,7 млн человек, в 2016 г. она снизилась до 83,7 млн человек [35]. На основе прогнозов Минэкономразвития РФ на 2019-2020 гг. численность трудоспособного населения уменьшится в 2018 г. до 81,8 млн, в 2019 г. – до 81,1 млн [23, с. 27].

Вывод: наблюдается постоянная тенденция сокращения численности населения в трудоспособном возрасте. Такая ситуация способна привести к росту демографической нагрузки с 730 нетрудоспособных на 1000 лиц трудоспособного возраста в 2015 г. до 820 в 2019 году.

В Волгоградской области ситуация обстоит не лучше. Так, если в 2007 г. численность трудоспособного населения составляла 1,691 млн человек, то на 1 января 2017 г. она сократилась до 1,495 млн человек. Поскольку часть трудоспособного населения учится или не занята в экономике, то необходимо рассмотреть динамику изменения численности в экономике населения Волгоградской области. Если в 2007 г. занятых было 1,258 млн человек, то в 2016 г. – 1,148 млн человек [2]. Таким образом, темп сокращения численности с 2007 г. составил 82 тыс. человек.

Следствием является снижение мотивации к труду, удовлетворенности трудом, потребности в формировании качественного человеческого потенциала.

Качество человеческого, а в частности – трудового потенциала в последнее время заметно снижается. Это происходит за счет не полной включенности населения в трудовую деятельность (в Волгоградской области 248 тыс. трудоспособного населения не занято в экономике) [2] по причине значительной дифференциации в оплате труда и невысоких среднедушевых доходов (в Волгоградской области они составляют за последние два года чуть выше 21 тыс. рублей) [2], невысокого уровня производительности труда и сниженной мотивации к труду.

Основными показателями использования человеческого потенциала являются уровень безработицы и темп создания новых рабочих мест. Уровень безработицы в РФ начал повышаться с 2015 г. и составил 5,6 %, а в 2016 г. – 5,8 %, что связано с реакцией экономики на экономический кризис последних лет и санкционную политику в отношении России со стороны европейских стран и США. Обе тенденции имеют отрицательный характер и негативно сказываются на формировании динамического потенциала общества. Уровень регистрируемой безработицы в Волгоградской области составил на 1 июня 2016 г. 1,08 % [32]. Такой уровень безработицы, вместе с тем, не означает благополучного положения на рынке труда. Скорее всего он связан с тем, что волгоградцы, особенно молодежь, предпочитают искать себе рабочее место за пределами своего города.

В целом Россия относится к числу государств с невысоким уровнем безработицы населения. Однако следует учитывать, что российское общество отличается наличием заметного социального, экономического и культурного расслоения между регионами как субъектами федерации.

Известно, что для развития страны и регионов нужен запас прочности для позитивной динамики, а в сфере занятости это как минимум 15 % темп создания новых рабочих мест [3, с. 3]. Это темп обновления, темп спроса на человеческий потенциал. Все развитые страны – США, Германия – идут с темпом примерно в 15 %, Китай, многие другие страны с динамичной экономикой развивались с темпом создания рабочих мест 19-21 % в год. Российская Федерация существенно отстает [13].

Следствием является широкое распространение работы в новых формах занятости: по устной договоренности (аутстаффинг, фри- лансерство), а также недозанятости и занятости в личных подсобных хозяйствах и т. д. По данным исследования, проведенного аналитическим сервисом Primelance.com в 2017 г., фриланс-рынок в России включает 704 430 человек [14].

Еще одним проблемным явлением является прекаризация. Ж.Т. Тощенко считает, что прекариат – это новый социальный класс, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особо изощренные формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификации, а, в конечном счете, и качества жизни [31].

Под прекаризацией понимают также процессы коррозии назначения труда в обществе, системы защищенной занятости, вследствие чего появляются проблемы профессиональной интеграции, индивидуального/семейного существования работников и общественной мобилизации, угрожающие развитию современного общества [27, с. 21]. Эти группы широко распространены во всех странах мира. Их доля колеблется от 30 до 40 % [11].

Не случайно в 2013 г. в рамках XIV Апрельской конференции ВШЭ состоялось пленарное заседание «Институты и новая социальная политика», на котором вице-премьер Ольга Голодец, куратор социального блока в правительстве, сделала акцент на проблемах развития рынка труда. «Тут накопилась масса негативных явлений, – сказала вице-премьер. – В России из 86 млн граждан трудоспособного возраста только 48 млн работают в секторах,
которые нам видны и понятны. Где и чем заняты все остальные, мы не понимаем?» [15].

Описанная ситуация в сфере трудовых отношений приводит к недоиспользованию труда в России. В 2010 г., например, объем недоиспользованного труда в РФ составил 9,8 млн человек, в 2015 г. – около 7,8 млн человек [18, с. 65]. Все эти тенденции опасны для формирования человеческого потенциала российского общества как в количественном, так и в качественном отношении.

Выше уже отмечалось, что положительная динамика потенциала общества напрямую связана с уровнем производительности труда, который характеризуется явной нестабильностью и колебаниями. К примеру, производительность труда в России за период 2005-2007 гг. имела тенденцию к росту. 2008 и 2009 гг. отличились заметным снижением производительности труда на 3-4 %. В дальнейшем темпы роста повысились, но, к сожалению, не смогли достичь уровня 2007 года. Во многом это объясняется снижением темпов роста производительности труда. Так, в 2005 г. темп роста составил 5,5 %, в 2006 – 7,5 %, в 2010 – 3,3 %, в 2014 – 0,9 % [1, с. 73]. При этом показатель производительности труда в России составляет 26,9 % от показателя США, 39,8 % от Японии и Германии, 33,3 % от Франции, 36,2 % от Швеции. По темпам роста производительности труда Россия отстает от таких стран, как Китай и даже Бразилия [22]. В то же время есть некоторые позитивные изменения этого показателя. В Волгоградской области наметился некоторый рост уровня производительности труда. Производительность труда на ведущих промышленных предприятиях и организациях Волгоградской области увеличилась в 1-м полугодии 2017 г. на 11,2 % по отношению к аналогичному периоду 2016 г. [9].

Уровень производительности труда определяется уровнем мотивации к труду. Каковы основные характеристики и динамика мотивации к труду? Рассмотрим результаты социологического исследования, проведенного под руководством автора, методом анкетирования в июне-июле 2015 г. в Волгограде (N = 620), тип выборки – маршрутно-квот- ный (квотирование осуществлялось по полу и возрасту). Ошибка выборки – ± 4,1 %.

Опрос жителей Волгограда и ряда районов волгоградской области (лето 2015 г.) показал, что труд является единственным источником существования (87,9 % респондентов), а главным мотивом к труду называется размер заработной платы. Он важен для 68,8 % опрошенных. При этом важность реализации своих способностей отметили 4,0 %, а содержания труда – 12,4 %. Таким образом, материальная сторона труда становится определяющей в формировании мотивации отношения к труду, зачастую в противовес профессиональным амбициям и успеху.

Исследование также показало, что, по мнению респондентов, человек может добиться успеха в современном мире благодаря таким качествам человеческого потенциала, как: наличие знакомств и связей (36,0 %), упорная работа (28,0 %) (см. таблицу).

Гораздо меньше успеху способствуют хорошее образование и талант. Результаты регионального исследования подтверждаются рядом исследований социологов и психологов, которые однозначно утверждают, что основной мотив к труду – это уровень заработной платы [24, с. 60].

Качества, позволяющие добиться успеха, по мнению респондентов

Качества, позволяющие добиться успеха, по мнению респондентов

Таким образом, на настоящий момент сформирована устойчивая причинно-следственная связь: «низкие зарплаты – низкая мотивация к труду – низкая производительность труда», следствием которой является масштабная демотивация населения к продуктивному труду. В основе этой демотива- ции лежит неверие в эффективность использования способностей и профессионализма работника и возрастающая дифференциация по доходам.

В практике трудовых отношений между работниками и работодателями возникает множество проблем по оплате труда. В частности, работники считают, что работодатели зачастую несправедливо оплачивают труд работников, материально их недооценивают. Действительно, исследуя размер оплаты труда работников разных профессий, можно заметить, что существует значительный уровень дифференциации в размере зарплат.

В соответствии с оценками Росстата, доля доходов, приходящихся на 20 % наиболее обеспеченных граждан, по итогам 2017 г. составила 47,0 %, а доля доходов 20 % наименее обеспеченных – 5,3 % от общего объема. Практически те же показатели наблюдались в 2016 г. (47,1 % и 5,3 % соответственно) [17, с. 10].

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в целом по экономике России в январе-феврале 2018 г. составила соответственно 39,0 и 40,4 тыс. рублей [29]. Среднемесячная начисленная заработная плата за декабрь 2017 г. в крупных, средних и малых организациях Волгоградской области ниже среднего уровня и составила 35,3 тыс. рублей [28].

Заработная плата специалистов высшего уровня квалификации колеблется по округам от 13 436 в до 30 443 рублей, специалистов среднего уровня изменяется в диапазоне от 10 692 до 21 792 рублей. Разрыв в уровне заработной платы по Федеральным округам с учетом профессиональных групп колеблется от 1,7 до 2,5 раза [4].

К примеру, по результатам исследования пяти регионов России, проведенного научно- учебной лабораторией анализа и моделирования институциональной динамики НИУ ВШЭ, с одной стороны, зарплата воспитателей детских садов за год увеличилась сразу в 2,5 раза, но, с другой – разброс по регионам очень большой – от 27 тысяч до 80 [15].

В Волгоградской области также наблюдается дифференциация в заработной плате среди работников педагогических профессиональных групп. Так, средняя заработная плата педагогических работников муниципальных образовательных организаций в муниципальных районах (городских округах) Волгоградской области за январь-декабрь 2017 г. варьировала от 19,6 тыс. рублей до 27,5 тыс. рублей; педагогических работников общеобразовательных организаций – от 22,4 тыс. рублей до 28,8 тыс. рублей; учителей – от 22,8 тыс. рублей до 29,4 тыс. рублей [5].

В таких условиях формирование качественного человеческого потенциала крайне затруднено, причем не только за счет внешних факторов (низкой заработной платы), но и из- за внутренних (неудовлетворенность работой и жизнью).

Такая ситуация приводит к тому, что по данным нашего исследования в 2015 г. не могли удовлетворить свои потребности в качественном образовании 52,6 %, качественном медицинском обслуживании – 84,8 %, качественном отдыхе – 90,2 % опрошенных. Эти данные подтверждаются статистической информацией.

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в России в первом квартале 2016 г. выросла до 22,8 млн человек по сравнению с 14,5 млн в четвертом квартале 2015 г. [36]. В апреле 2017 г. этот показатель составил 21,3 млн человек (величина прожиточного минимума – 10 328 рублей) [33]. С точки зрения россиян, главные причины бедности – низкая зарплата (65,2 %), недостаточность государственных пособий по социальному обеспечению (37,3 %), невыплата зарплаты (34,5 %). В Волгоградской области ниже прожиточного минимума живет 15,1 % [2, с. 69]. Иными словами, 382 тыс. человек живут за чертой бедности.

Еще одним показателем качества человеческого потенциала и возможности его положительной динамики является доля лиц с высшим профессиональным образованием и их активность в экономике. Здесь наблюдаются две тенденции. Во-первых, за последние годы наблюдается сокращение числа специалистов с высшим профессиональным образованием (с 2010 по 2016 г. в России в 1,3 раза) [25, с. 146]. Во-вторых, в 2016 г. уровень занятых с высшим образованием составил 33,0 % [10]. Значительная часть занятого населения с профессиональным образованием концентрируется в Центральном федеральном округе (3 750 человек на 10 тыс. занятого населения с высшим образованием). На остальных территориях представительство высококвалифицированных специалистов с высшим образованием сравнительно меньше. В Волгоградской области в 2016 г. доля занятых в экономике с высшим образованием приближается к среднему уровню и составляет 33,6 % [30, с. 114].

Таким образом, можно говорить о концентрации человеческого капитала высокого качества в основном в Москве. При этом регионы оказываются в ситуации дефицита высококвалифицированных кадров.

В этих условиях стратегически необходимо развивать человеческий потенциал российских регионов, обеспечить более равномерное развитие всех субъектов Российской Федерации по перечисленным выше показателям, а также:

– организовать более жесткий учет официально неработающего населения;

– способствовать развитию малого и среднего бизнеса, оказывать поддержку на федеральном и региональном уровнях;

– внедрить правовое регулирование деятельности фрилансеров и сделать прозрачным деятельность работодателей, способствующих развитию прекариата в России;

– использовать культурные, образовательные и воспитательные источники для поиска внутренних (ментальных) и внешних источников роста и реализации человеческого потенциала, определяющего осознанное терминальное отношение населения к труду.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васнев, С. А. Производительность труда: анализ динамики в ключевых отраслях российской экономики / С. А. Васнев, Н. Н. Васнева // Международный научный журнал «Инновационная наука». – 2016. – №> 4. – С. 72-78.
2. Волгоградская область в цифрах. 2016 : краткий сб. / Террит. орган Федер. службы гос. статистики по Волгоград. обл. – Волгоград : Волгоградстат, 2017. – 368 с.
3. Гимпельсон, В. Е. Движение рабочих мест в российской экономике: в поисках созидательного разрушения : препринт WP3/2012/03 / В. Е. Гимпельсон, Р. И. Капелюшников, З. А. Рыжикова. – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. – 45 c.
4. Дифференциация заработной платы работников по профессиональным группам. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.gks.ru/ bgd/regl/B12_04/IssWWW. exe/Stg/d06/3-plat.htm (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
5. Ежеквартальный мониторинг эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Волгоградской области за 2017 год. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://economics. volgograd.ru/docs/otdelanaliza/!%D0%98 %D0%B D%D 1 %84%D0%BE%D 1 %80%D0%B C%D0% B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_4%20%D0%B A%D0 %B2%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0%D0%BB.pdf (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана .
6. Естественное движение населения. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http:// www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ ru/statistics/population/demography/# (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
7. Женщины и мужчины России. 2016 : стат. сб. / Росстат. – М., 2016. – 208 с.
8. Заславская, Т. И. Динамика человеческого потенциала / Т. И. Заславская // Россия, которую мы обретаем / отв. ред. Т. И. Заславская, З. И. Калугина. – Новосибирск : Наука, 2003. – С. 75-93.
9. Зубкова, Т. Волгоградские предприятия увеличивают производительность труда. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.volgograd.ru /news/154432/ (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
10. Индикаторы образования: 2017 : стат. сб. // Высшая школа экономики. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://www.hse.ru /primarydata/io2017 (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
11. Королева, А. Вместе против налогов // Эксперт Online. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://expert.ru/2013/04/4/vmeste-protiv-nalogov (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
12. Кравченко, Л. И. Демографическая ситуация в России – 2016. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://rusrand.ru/analytics /demograficheskaya-situaciya-v-rossii–2016 (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
13. Красноярский экономический форум: выступление Владимира Гимпельсона. – Электрон. текстовые дан.- Режим доступа: https://www.hse.ru /expertise/news/177478566.html (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
14. Мамчуева, О. Фриланс-рынок в России в 2017 году – инфографика. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://www.searehengines.ru /itogi-goda-dlya-frilansa-v-rossii.html (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
15. Материалы заседаний семинара в 2013/2014 году / Институт образования НИУ ВШЭ. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https:// ioe.hse.ru/seminar1314 (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
16. Население: Волгоградстат. Оценка численности населения Волгоградской области на 1 января 2011-2018 гг. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://volgastat.gks.ru/wps/wom/ GonneGt/rosstat_ts/volgastat/ru/statistiGs/population/ (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
17. Население России в 2017 году: доходы, расходы и социальное самочувствие. Мониторинг НИУ ВШЭ. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://isp.hse.ru/news/216918439.html (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
18. Облаухова, М. В. Об эффективности использования трудовых ресурсов в современной российской экономике / М. В. Облаухова, Н. Л. Казначеева // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2016. – № 1 (33). – С. 54-66.
19. Потенциал // Большой словарь иностранных слов / сост. А. Ю. Москвин. – М. : Центропо- лиграф, 2008. – С. 448.
20. Потенциал // Словарь иностранных слов и выражений. – М. : Олимп : АСТ-ЛТД, 1997. – С. 373-374.
21. Потенция // Философский энциклопедический словарь. – М. : ИНФРА-М, 1999. – С. 357.
22. Правительство хочет увеличить производительность труда на 50 % за пять лет. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.newsru.Gom /finance/10dec2013/proizvoditelnost.html (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
23. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2018 и на плановый период 2019 и 2020 годов. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://economy.gov.ru/wps/ wcm/connect/2e83e62b-ebc6-4570-9d7b-ae0beba79f63/ prognoz2018_2020.pdf?mod=ajperes (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
24. Прохорова, М. В. Возрастная динамика внутренней и внешней мотивации трудовой деятельности / М. В. Прохорова, В. М. Прохоров // Вестник ЮУрГУ Серия «Психология». – 2015. – Т. 8, № 3. – С. 57-64.
25. Россия в цифрах. 2016 год : крат. стат. сб. – М. : Федеральная служба государственной статистики, 2016. – 543 с.
26. Рыбаковский, Л. Л. Демографические вызовы: что ожидает Россию? / Л. Л. Рыбаковский. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http:// rybakovsky.ru/demografia8.html (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
27. Сизова, И. Л. Прекаризация в трудовой сфере России. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://socinst.ru/sites/default/files/files/ Sizova_Prekarizatsiya.pdf (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
28. Среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций по видам экономической деятельности. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://volgastat.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_ts/volgastat/resources/e0a1d0004 23fb2bb9817be2a5af2b9f7/%D0%B7%D0%B0%D 1 %80%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%B0_1 5082017.htm (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
29. Среднемесячная начисленная номинальная и реальная заработная плата работников организаций. Официальная статистика. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/ wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/ (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
30. Статистический ежегодник Волгоградская область 2016 : сборник / Террит. орган Федер. службы гос. статистики по Волгогр. обл. – Волгоград : Волгоградстат, 2017. – 800 с.
31. Тощенко, Ж. Т. Прекариат – новый социальный класс / Ж.Т. Тощенко // Социологические исследования. – 2015. – № 6. – С. 3-13.
32. Уровень безработицы Волгоградской области снизился на 1 %. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://riac34.ru/news/70740/ (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
33. Федеральная служба государственной статистики. Официальная статистика. Заработная плата. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main /rosstat/ru/statistics/wages/labour_costs/ (дата обращения: 11.05.2018). – Загл. с экрана.
34. Численность населения по субъектам Российской Федерации. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://uisrussia.msu.ru/stat/Publications /Ejeg2016/Ejeg2016_04_/Ejeg2016_04_030.htm (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
35. Численность россиян трудоспособного возраста снизится за 5 лет на 3,6 млн – Минэконом- развитие // Финмаркет. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.finmarket.ru/themes /demography/?sec=&id=4277703 (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.
36. Число бедных в России выросло до 23 миллионов человек. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://lenta.ru/news/2016/ 06/17/poverty/ (дата обращения: 23.04.2018). – Загл. с экрана.

Источник: Журнал “Logos et Praxis”. 2018. Том 17. № 1

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code