К вопросу о противодействии незаконной банковской деятельности, совершаемой в форме обналичивания денежных средств

А.В.Сидоренко, О.А.Фирсов

В статье рассмотрены: социальная обусловленность оперативно-розыскного противодействия незаконной банковской деятельности, совершаемой в форме обналичивания денежных средств, отдельные подходы к квалификации незаконного обналичивания денежных средств на примере материалов отдельного уголовного дела, влияющие на организацию оперативно-розыскного документирования подобных преступлений.

Ключевые слова: незаконная банковская деятельность, обналичивание денежных средств, организованные преступные группы, теневая экономика, уголовно-правовая квалификация действий, оперативно-розыскное документирование.

 

В настоящее время преступления, совершаемые в финансово-кредитной сфере, занимают особое место в структуре экономической преступности, что обусловлено колоссальным объёмом денежных средств, находящихся в обороте в данной сфере. Безусловно, интересы криминальной среды всегда учитывают возможности того сектора экономики, где сложились реальные условия для быстрого обогащения. Так недостаточно совершенное правовое регулирование порядка осуществления финансовых операций, длительные стагнационные процессы в экономике подталкивают отдельных предпринимателей посредством обналичивания выводить из-под государственного контроля, перемещать в теневой сектор значительные объёмы денежных средств.

О росте обналичивания можно судить по данным, которые приводит профессор И.Н. Соловьёв: «В феврале 2016 года в Банке России отметили, что стоимость незаконного обналичивания денежных средств в России возросла до 15 %. Таким образом, комиссия за незаконное обналичивание выросла в среднем в 4-5 раз (в течение 2015 г. – в два раза). Такой рост обусловлен возрастающими объёмами обналичивания в торговых розничных сетях. В кризисных условиях, когда наблюдается не только серьезный дефицит в свободных оборотных средствах для практически любого бизнес-субъекта, а кредиты являются недоступными, наличные деньги становятся востребованными и недешёвыми» [1].

Высокая востребованность в подобных финансовых операциях способствует существованию широко распространенной сети организаций, оказывающих возмездные услуги по обналичиванию. Прежде чем проводить анализ причин и социальных последствий «обналички», следует отметить, что понятие «незаконное обналичивание денежных средств», которое постоянно используют экономисты и юристы с начала 90-х гг. прошлого века, тем не менее до настоящего времени не имеет конкретной трактовки ни в Уголовном, ни в Налоговом кодексах РФ.

В связи с этим считаем целесообразным в данной статье использовать определение, предложенное И.Н. Соловьевым: «Обналичивание можно определить как осуществление формально соответствующих законодательству действий, направленных на перемещение денежных средств в безналичной форме через одно или несколько юридических лиц в заранее разработанной последовательности и создающее возможность снятия данных денежных средств в наличной форме в пользу лица, заинтересованного в проведении указанных действий. Данные действия сопровождаются сокрытием лиц, заинтересованных в получении наличных средств, а также лиц, разрабатывающих и обслуживающих схемы по обналичиванию и получающих от этого доход в виде определённых процентов от сумм, переводимых из безналичной формы в наличную. Целью таких действий является получение в своё распоряжение неучтённых наличных денежных средств при одновременном снижении сумм подлежащих уплате налогов и сборов» [1].

Социальная опасность незаконной банковской деятельности заключается в том, что все используемые преступные схемы незаконного обналичивания денежных средств являются организационными вариантами, предусматривающими функционирование частных нелегальных платежных организаций, не имеющих лицензий на осуществление банковской деятельности. Их деятельность подрывает экономические основы банковской системы Российской Федерации, обеспечивает вывод значительных денежных масс в форме так называемого «черного нала» из-под государственного налогового контроля в «теневую экономику», а также за рубеж, т.е. наносит существенный вред финансовой системе государства.

Исследователи отмечают, что основным побудительным мотивом «обналички» является стремление снизить налоговую нагрузку, т.е. присутствует корыстный мотив. В то же время в экономике фактически институализированного отката неучтённые наличные средства необходимы для выплаты отката, без которого фактически невозможно получить желаемый заказ (контракт) [2]. Часть обналиченных денежных средств используется для финансирования экстремистских и террористических формирований. Предоставление в налоговые органы фиктивных документов о совершении мнимых сделок с формально-легитимными юридическими лицами, вовлеченными в схему осуществления незаконной банковской деятельности, негативно влияет на формирование бюджета государства, что, в свою очередь, тормозит социально-экономическое развитие страны, политическую стабильность и обороноспособность.

Преступления, связанные с незаконным обналичиванием, имеют организованный характер. Руководить подобной структурой способно лицо, имеющее достаточные финансовые ресурсы (в т.ч. и криминального происхождения), а также обширные связи в коммерческих, банковских организациях и правоохранительных органах региона. Преступные схемы обналичивания тщательно готовятся, подбирается персонал из проверенных лиц, привлекаются на возмездной основе сотрудники правоохранительных органов, которые выступают в роли гарантов безопасности сделок, разрабатываются и строго соблюдаются меры конспирации. Все лица, участвующие в подготовке и совершении преступлений, связанных с деятельностью по обналичиванию, заинтересованы в сокрытии своих финансовых сделок от государственного контроля, вследствие чего данные деяния отличаются высокой степенью латентности.

Отдельным фактором, влияющим на сложность выявления данных преступлений, является разнообразие и постоянное совершенствование схем по осуществлению обналичивания. Совершенствование форм и методов преступной деятельности порождает обналичивание денежных средств с использованием схем, не подпадающих под какие-либо конкретные виды банковских операций, осуществление которых требует наличия лицензии, но по своей природе являющихся таковыми (обналичивание с использованием схем «теневой» инкассации: покупка наличных денежных средств у торгово-рознич- ных предприятий; обналичивание через платежных агентов; схема обналичивания денежных средств, направленная на обход правил внутреннего контроля банковско-кредитных организаций и связанная с вовлечением в её реализацию судов и подразделений службы судебных приставов; обналичивание через расчётные счета «Почты России») [3].

Особым обстоятельством, повышающим степень социальной опасности, является невозможность выявления преступлений, связанных с незаконной банковской деятельностью, посредством проведения гласных контрольных мероприятий, проводимых контролирующими органами, и только целенаправленная поисковая работа, осуществляемая оперативными подразделениями органов внутренних дел, позволяет выявлять и раскрывать подобные преступления. В условиях, когда мероприятия налогового контроля и выполнение гласных следственных действий не могут дать желаемого результата, важное значение в выявлении и раскрытии противоправной деятельности, связанной с осуществлением незаконного обналичивания денежных средств, имеет оперативно-розыскное документирование субъективной стороны преступления.

Однако следует учитывать, что организационно-тактические построения комплексов оперативно- розыскных мероприятий жёстко ориентированы на диспозиции конкретной статьи Уголовного кодекса РФ. Так, на начальном этапе проверки, когда объём и качество имеющейся информации наименьшие и не позволяют безошибочно квалифицировать действия проверяемого лица либо группы лиц, сотрудник оперативного подразделения должен принять решение о конкретной организационно-тактической форме проведения этой проверки. Именно выбранная организационно-тактическая форма проверки определяет используемый набор оперативно-розыскных мероприятий, в т.ч. и мероприятий, основания и условия проведения которых должны соответствовать нормам ст. 7 и 8 Федерального закона «Об ОРД» – конкретным категориям тяжести совершённых или совершаемых преступлений.

Специфика алгоритмов оперативно-розыскного документирования рассматриваемых преступлений требует использования комплексов, основанных на оперативно-розыскных мероприятиях как ведомственного, так и судебного санкционирования. В связи с этим перечисленные выше вопросы квалификации незаконного обналичивания денежных средств создают существенные организационные и правовые проблемы в подготовке и в проведении требуемых оперативно-розыскных мероприятий по противодействию данной преступной деятельности.

Так, несмотря на предпринимаемые меры, ежегодное количество выявленных фактов осуществления незаконной банковской деятельности остается крайне низким. Доля преступлений, предусмотренных ст. 172 УК РФ, выявленных оперативными подразделениями ОВД России в 2015 и 2016 гг., не превышала 0,29 % от общего количества выявленных преступлений в сфере экономики, а в 2017 г. составила лишь 0,27 % от общего количества выявленных преступлений экономической направленности [4].

Низкий уровень эффективности оперативных подразделений по выявлению данных преступлений в определённой степени обусловлен тем обстоятельством, что Уголовный кодекс РФ не имеет нормы, прямо запрещающей обналичивание денежных средств. В настоящее время материалы следственной и судебной практики показывают отсутствие единого подхода к квалификации незаконного обналичивания денежных средств даже при идентичных способах его совершения. Помимо наиболее распространённого варианта квалификации указанной деятельности по ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность», незаконное обналичивание денежных средств нередко квалифицируется по ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство», ст. 187 УК РФ «Неправомерный оборот средств платежей», а также по ст. 174 и 174.1 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за легализацию имущества, приобретённого преступным путём.

Отсутствие в Особенной части УК РФ статьи, прямо предусматривающей уголовную ответственность за обналичивание денежных средств, вынуждает правоохранителей применять наиболее приемлемый в этой ситуации состав преступления, предусмотренный ст. 172 УК РФ. В данном вопросе, безусловно, следует исходить из позиции Конституционного Суда Российской Федерации, которая изложена в определениях от 1 декабря 2009 г. № 1486-О, от 22 января 2014 г. № 127-О и от 17 июня 2014 г. № 1743- О [5]. В соответствии с указанными определениями, уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ подлежит вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного ст. 19 УК РФ, в случае умышленного осуществления деятельности, нарушающей требования нормативных правовых актов, определяющих обязательные требования к осуществлению банковской деятельности или банковских операций.

Диспозиция ст. 172 УК РФ бланкетная, она отсылает к отраслевому законодательству, которое даёт понятие банковских операций, но только для банковской отрасли. Перечень операций по переводу денежных средств из безналичной в наличную форму предусмотрен положениями ст. 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-I «О банках и банковской деятельности» [6]. При обвинении в незаконной банковской деятельности лиц, не являющихся сотрудниками банков, обычно указываются совершаемые ими фактические банковские операции, с прямой ссылкой на ст. 5 Закона «О банках и банковской деятельности», а также констатируется отсутствие у них лицензии. При этом в обвинении описывается механизм действия коммерческой организации как нелегального банка, который через расчётные счета обычных фирм, подконтрольных обвиняемым, используемых в качестве корреспондентских, якобы «интегрируется» в банковскую систему России.

Противники вышеуказанного подхода к квалификации обналичивания денежных средств выдвигают несколько контраргументов, обосновывая несостоятельность правовой оценки тем, что использовать банковскую систему страны для своих целей, в т.ч. и незаконных, имеет возможность каждый, а стать частью системы (интегрироваться в нее) без воли Банка России не может никто. Если какая-то организация не входит в единую банковскую платежную систему, то она в нее ни экономически, ни юридически не интегрирована. Исходя из этого, действия обвиняемых распадаются на ряд повседневно совершаемых, по отдельности законных финансовых операций.

Кроме этого, указывается, что структура, не входящая в банковскую систему России, не может признаваться ни банком, ни иной кредитной организацией, и её деятельность не может рассматриваться как банковская деятельность. Сторонники рассматриваемой точки зрения считают, что при обналичивании денег осуществляются ничтожные (мнимые или притворные) сделки, но собственно их совершение не криминализировано, при этом в процессе сделки по обналичиванию собственником денег продолжает оставаться заказчик. Исходя из указанных обстоятельств, недопустимо криминализировать технологический процесс перевода собственных средств заказчика из безналичной в наличную форму.

Другим аргументом противников квалификации преступных действий по обналичиванию денежных средств по ст. 172 УК РФ является довод о том, что обязательным условием уголовной ответственности за умышленное преступление является осознание обвиняемым общественной опасности своего деяния, что предусматривает осознание обвиняемым факта нарушения им конкретного закона и (или) подзаконного правового акта. Отсутствие в УК РФ норм, прямо предусматривающих уголовную ответственность за обналичивание денежных средств, а также незнание обвиняемым положений, содержащихся в подзаконных актах, по мнению сторонников рассматриваемой точки зрения, освобождает его от уголовной ответственности.

При этом они ссылаются на то, что в действующем законодательстве нет запрета для обычных (не кредитных) организаций совершать операции похожие на банковские. Например, банковская кассовая операция может отождествляться с работой любой кассы обычной организации; банковская инкассация похожа на обычную перевозку денег; ведение банковских счетов похоже на ведение счетов по зарплате – и каждой банковской операции можно подобрать внешне схожую финансовую операцию, ежедневно совершаемую (не кредитными) юридическими лицами. Таким образом, обвиняемые могли оценивать свои действия как некриминальные и, соответственно, у обвиняемых не возникало умысла на совершение преступления по ст. 172 УК РФ.

По мнению противников квалификации обналичивания денежных средств по ст. 172 УК РФ, незаконная банковская деятельность может вменяться исключительно банковским работникам: например, когда Банк России лицензию на осуществление банковской деятельности отозвал, руководство банка об этом осведомлено, но оно противоправно продолжает банковскую деятельность. Позиция о недопустимости квалификации обналичивания денежных средств по ст. 172 УК РФ, как правило, характерна для стороны защиты, что связано с тем, что квалификация по ст. 172 УК РФ влечёт более тяжкую уголовную ответственность в сравнении со ст. 171 УК РФ.

Сторонники квалификации обналичивания денежных средств по ст. 172 УК РФ традиционно обосновывают свою точку зрения тем, что состав, предусмотренный ст. 172 УК РФ, не предусматривает специального субъекта, в т.ч. обладающего статусом должностного лица кредитной организации. По их мнению, исходя из буквального толкования диспозиции ст. 172 УК РФ, субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, без каких-либо специальных признаков.

Одним из наиболее ярких примеров разных подходов к квалификации обналичивания денежных средств являются решения судов разных инстанций по уголовному делу № 22-1187/2015, возбуждённому по п. «а» и «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ в отношении жителей г. Петрозаводска Я.С.Б., Ж.О.И., Е.Е.А. и Е.А.А.

Позиция суда первой инстанции. Приговором Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 8 сентября 2014 г. Я.С.Б., Ж.О.И., Е.Е.А. и Е.А.А. осуждены по п.п. «а» и «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ и признаны виновными в осуществлении незаконной банковской деятельности, совершённой организованной группой, сопряжённой с извлечением дохода в особо крупном размере.

Судом установлено, что осуждённые предприняли действия по созданию организованной группы для осуществления преступной деятельности, в ходе которой предполагалось совершать за плату банковские операции по поручению физических и юридических лиц, извлекая доход в виде процентов от осуществления данных операций. Члены организованной группы подыскивали лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью (клиентов), которым предлагали услуги по проведению фиктивных по своему содержанию банковских операций. Целью совершения таких операций являлись прикрытие мнимых, бестоварных сделок, привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады; расчёты по поручению физических и юридических лиц по банковским счетам; инкассация денежных средств и ведение кассового обслуживания физических и юридических лиц. За проведение перечисленных незаконных операций участники организованной группы получали вознаграждение.
Незаконная деятельность преступников включала установление неформальных договорных отношений с физическими и юридическими лицами, заинтересованными в сокрытии платежей от налогового контроля, нуждающимися в получении в наличной форме принадлежащих им безналичных денежных средств, а также в их транзите. Члены организованной группы переводили денежные средства с банковских счетов клиентов на счета специально приобретённых для этих целей подконтрольных организованной группе фирм-однодневок, функционирование которых обеспечивалось членами преступной группы в г. Петрозаводске.

Лица, желающие обналичить денежные средства, перечисляли их на счета подконтрольных фигурантам фирм по фиктивным договорам оказания услуг или выполнения работ. В дальнейшем денежные средства со счетов «подставных организаций» получали члены организованной преступной группы, после чего перевозили в кассу и размещали в сейфе. При последующем обращении представителя клиента за получением денежных средств участники организованной группы осуществляли их передачу в заранее оговоренной сумме. За период с 10 октября 2003 г. по 31 октября 2009 г. на счета фиктивных организаций, подконтрольных осуждённым, было перечислено 1,7 миллиарда рублей. Для физических и юридических лиц было обналичено денежных средств на общую сумму более 1 миллиарда рублей, полученный при этом организованной группой доход составил более 54 миллионов рублей.

Позиция суда апелляционной инстанции. Осуждёнными были поданы жалобы, на основании которых апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия от 24 октября 2014 г. приговор был изменён: преступные действия были переквалифицированы с п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ на п. «а» и «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, при этом суд апелляционной инстанции согласился с установленными судом первой инстанции фактическими обстоятельствами дела и признал все исследованные доказательства допустимыми.

Суд апелляционной инстанции обосновал изменение приговора тем, что ни один из участников организованной группы не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ. К последним, по мнению суда, могут относиться лишь учредители кредитных организаций и руководители их исполнительных органов. Поскольку формально легитимные юридические лица, используемые преступниками, не относятся к кредитным организациям и не имеют лицензии Банка России на совершение банковских операций, действия виновных подлежат квалификации по п. «а», «б» ч.2 ст. 171 УК РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ С.Г. Кехлеров обратился в Верховный Суд РФ с представлением о пересмотре вступившего в законную силу указанного судебного решения. В представлении был поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 24 октября 2014 г. и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение в связи с тем, что судом апелляционной инстанции действия осуждённых необоснованно переквалифицированы с п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ на п. «а», «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, при этом суд апелляционной инстанции допустил существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела.

Позиция суда надзорной инстанции. Президиум Верховного Суда Российской Федерации согласился с кассационным представлением и отменил указанное апелляционное определение Верховного Суда Республики Карелия, указав, что при квалификации действий осуждённых по п. «а», «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ судом апелляционной инстанцией допущены существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела, искажающие суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Согласно позиции Президиума Верховного Суда РФ, банковская деятельность представляет собой один из видов предпринимательской деятельности. Состав преступления, предусмотренный ст. 172 УК РФ, является специальным по отношению к составу преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, при этом предусматривает больший размер наказания.

Субъект осуществления незаконной банковской деятельности не является специальным. В соответствии с ч. 1 ст. 20 и ч.1 ст. 172 УК РФ им может быть любое лицо, достигшее возраста 16 лет. Мнение суда апелляционной инстанции о том, что норма уголовного закона, предусматривающая ответственность за незаконную банковскую деятельность, распространяется только на действия лиц, обладающих признаками специального субъекта, признано Верховным Судом РФ ошибочным.

Кроме того, Верховный Суд РФ отметил следующее: федеральным законом от 2 декабря 1990 г.
№ 395-1 «О банках и банковской деятельности» установлен перечень банковских операций, совокупность которых образует банковскую деятельность. Судом первой инстанции установлено, что осуждённые, используя контролируемые ими номинальные организации, занимались именно банковской деятельностью, связанной с обналичиванием и транзитом денежных средств, без регистрации и специального разрешения (лицензии). Осуждённые фактически создали банковскую структуру, в которой выполняли все функции, соответствующие деятельности сотрудников кредитных учреждений при открытии и ведении счетов юридических лиц, при этом за указанные услуги участники преступной группы получали комиссионное вознаграждение.

Судом первой инстанции было установлено, что незаконные операции осуществлялись осуждёнными вне банка или иной кредитной организации, но с использованием возможностей банков в интересах привлекаемых ими клиентов. Указанную деятельность осуждённые выполняли в течение длительного времени, систематически извлекая из неё доход. Хозяйственная деятельность подконтрольными преступной группе формально-легитимными организациями не велась.

При таких обстоятельствах Верховным Судом РФ апелляционное определение по уголовному делу признанно необоснованным и подлежащем отмене, поскольку указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии судебной ошибки при квалификации действий осуждённых, которая в нарушение принципа справедливого судебного разбирательства повлияла на справедливость назначенного наказания.

С целью устранения допущенных нарушений закона уголовное дело было направленно на новое апелляционное рассмотрение. Апелляционным определением Верховного Суда Республики Карелия от 21 августа 2015 г. оснований для переквалификации действий осуждённых, а также оснований для прекращения уголовного дела и освобождения их от уголовной ответственности не установлено, а приговор Петрозаводского городского суда РК от 8 сентября 2014 г. в отношении осуждённых в части квалификации их преступных деяний по п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ был оставлен без изменения.

Таким образом, анализ существующей практики по уголовным делам о незаконной банковской деятельности позволяет сделать вывод об отсутствии единообразного подхода к квалификации преступных деяний, связанных с незаконной банковской деятельностью. Неоднозначность подходов к квалификации и отсутствие в Особенной части Уголовного кодекса РФ нормы, прямо предусматривающей уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконным обналичиванием денежных средств, негативно влияет на организацию деятельности оперативных подразделений ОВД по предупреждению, выявлению и раскрытию указанных преступлений.

По нашему мнению, возможным решением рассматриваемой правовой проблемы было бы включение в Особенную часть УК РФ специальной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за обналичивание денежных средств, либо в целях единообразного применения уголовного закона, применительно к квалификации по ст. 172 УК РФ, необходимо издание соответствующих разъяснений неправильной квалификации преступлений ука- Верховного Суда РФ. В противном случае остаётся занной категории, и уклонения от уголовной ответ- значительный риск появления новых прецедентов ственности злоумышленников.

Список литературы

1. Соловьев, И. Н. Трудные времена для «обналички» // Налоговый вестник. – 2016. – № 7. – С. 88-95.
2. Фетисенкова, Т. С. Уголовная ответственность за незаконное обналичивание денежных средств // Право: история, теория, практика : материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). – СПб.: Свое издательство, 2017. – С. 117-120.
3. Лошкарёв, В. В. Противодействие незаконному обналичиванию денежных средств // Законность. – 2016. – № 11 (985). – С. 46-48.
4. Статистические данные ГИАЦ МВД России о состоянии преступности в России за 2015-2017 гг. [Электронный ресурс] // Сайт ГИАЦ МВД России. – Режим доступа: https://media.mvd.ru/files/application/1159782/ (дата обращения: 13.05.2018).
5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Никулиной Елены Владимировны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2014 г. № 1743-О [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ARB002 &n=407622#038464400015876943 (дата обращения: 13.05.2018).
6. О банках и банковской деятельности : федер. закон от 2 декабря 1990 г. № 395-1 (в ред. от 23 мая 2018 г. № 119-ФЗ) // [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_5842/ (дата обращения: 13.05.2018).

Источник: Научно-теоретический журнал «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России» № 3 (79) 2018 г.

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code