ЖИЗНЕННЫЙ МИР МЕГАПОЛИСА: СПЕЦИФИКА ГЕНДЕРНОГО ВОСПРИЯТИЯ

С.А.Ильиных, доктор социологических наук, профессор

Аннотация. В статье рассматриваются особенности восприятия мегаполиса, обусловленные формированием мегаполисной идентичности. Эта идентичность связана с комплексом социокультурных, социально-психологических процессов, в том числе с процессом социализации в большом городе. В мегаполисе в меньшей мере по сравнению с небольшими городами проявляются патриархальные стереотипы, которые способствуют более жесткому закреплению гендерных ролей. Происходит сглаживание гендерных аспектов сознания. Такая ситуация обусловлена тем, что, с одной стороны, социализация жителей мегаполисов, равно как и жителей других территорий, происходит в рамках гендерной культуры. Но, с другой стороны, жители мегаполисов в повседневной жизни гораздо чаще сталкиваются с практиками выхода за рамки традиционной социогендерной системы. В статье приводятся эмпирические примеры, иллюстрирующие особенности мегаполисной идентичности. Гендерное сглаживание обнаруживается при оценке деятельности образовательных и культурных учреждений. Примерно равная доля мужчин и женщин оценивает деятельность образовательных и культурных учреждений как работу на высоком уровне. Низкий уровень работы образовательных и культурных учреждений мужчины и женщины тоже оценивают примерно в равных долях. Результаты исследования показывают, что мужчины, проживающие в мегаполисах, вполне солидарны в оценках с женщинами. Это может свидетельствовать о том, что мужчины и женщины в равной мере участвуют в воспитании детей, что отражает процесс сглаживания гендерных стереотипов. Гендерные различия не обнаружены также и при изучении оценки респондентами некоторых аспектов социальной сферы. Показывается, что лишь при оценке сферы здравоохранения остаются гендерные аспекты сознания. Существенные различия в оценках учреждений сферы здравоохранения имеются при изучении вопроса удовлетворенности качеством государственного медицинского обслуживания, доступности медицинской помощи и работы скорой помощи. Делается вывод о том, что сглаживание гендерных аспектов сознания обусловлено не только личностными особенностями, но и проживанием индивида в большом городе.

Ключевые слова: мегаполис, мегаполисная идентичность, тендерные аспекты сознания, образование, культура, здравоохранение.

 

Интерес к проблематике города и специфике городского пространства появился у социологов достаточно давно. Сегодня актуальность обращения к исследованию города связана с изучением имплицитных аспектов, оказывающих влияние на качество жизни горожан, на возможность самоактуализации, на практики сохранения здоровья и т. д.

В свое время работы Л. Вирта [Вирт 2016], К. Линча [Линч 1982], А. Лефевра [Лефевр 2002] позволили по-новому взглянуть на жизнедеятельность горожан. Влияние пространства города на его жителей представлено в работах Г. Зиммеля [Зиммель 1996], А. Ф. Филиппова [Филиппов 2000]. Комфортность проживания горожан обоснована в исследовании О.В. Максимчук и Т.А. Першиной [Максимчук, Першина 2014]. Возможности инновационных технологий территориального брендинга рассмотрены в работе И.В. Василенко [Василенко 2016]. Вместе с исследованием города как среды обитания достаточно часто исследуется социологами феномен мегаполиса. И это не случайно, так как городское пространство мегаполисов отличается не только урбанизационными процессами, но и жизненным миром, социальным, социально-экономическим, социокультурным контекстом современности.

Исследование мегаполисов происходит в разрезе социально-демографических, территориальных, экономических и других аспектов урбанизационного процесса. Сразу оговорим, что в рамках данного исследования мы рассматриваем мегаполис евро-атлантического типа с присущими ему типологическими ментальными и социокультурными характеристиками и не касаемся восточных мегаполисов, где доминирует иной тип ментальности, обусловленный специфичными культурно-историческими особенностями.

Укажем также, что мегаполисы отличаются не только особым типом менталитета – мегаполисным, но и тем, что в них в большей мере сглаживаются гендерные различия восприятия благодаря формированию мегаполис- ной идентичности. Эта идентичность связана с комплексом социокультурных, социально- психологических процессов, в том числе с процессом социализации в большом городе [Ilinykh, Udaltsova 2014; Vogelsang 2014]. Здесь в меньшей мере по сравнению с небольшими городами проявляются патриархальные стереотипы, которые способствуют более жесткому закреплению гендерных ролей. Возникает следующая ситуация. С одной стороны, социализация жителей мегаполисов, равно как и жителей других территорий, происходит в рамках гендерной культуры. Но, с другой стороны, жители мегаполисов в повседневнсти гораздо чаще сталкиваются с практиками выхода за рамки традиционной социогендер- ной системы. Все это так или иначе приводит к сглаживанию гендерных аспектов сознания. Кроме того, существенную роль начинает играть специфика собственно мегаполисного пространства. К примеру, большое значение в восприятии мегаполиса приобретает культурная нелокальность мегаполисного пространства. При восприятии современного мегаполиса преодолеваются свойственные городской организации замкнутость, четкая локализация и маркировка социокультурного и социоментального пространства. Доминирую
щими параметрами мегаполиса становятся идеи разомкнутости социокультурного пространства, утраты в мегаполисе имманентной для топографии города оппозиции «центр – периферия». Мегаполис отличается от города способностью развиваться и быть на передовом крае культуры, науки, производства и т. д.

Проиллюстрируем эти идеи результатами эмпирического исследования, проведенного научным коллективом под руководством автора статьи в июне 2018 г. в г. Новосибирске. В исследовании приняли участие 1 204 респондента: 542 мужчины и 662 женщины. Выборка сформирована посредством трехступенчатого отбора территорий.

Респондентам в открытом вопросе было предложено оценить черты города Новосибирска, делающие его привлекательным. И мужчины, и женщины (по 13,9 %) отметили, что это современный развивающийся город. По 8 % респондентов в каждой гендерной группе назвали инфраструктуру, а 7,8 % в каждой группе – культуру.

Для исследования гендерного восприятия мегаполиса мы задали также ряд вопросов, касающихся качества предоставления услуг в разных сферах жизни горожанина.

Так, респондентам предлагалось оценить качество работы различных учреждений – образовательных, культурных, медицинских, учреждений социальной сферы. Шкала оценивания включала в себя такие индикаторы, как «очень высокое», «высокое», «среднее», «низкое», «очень низкое».

Было выявлено, что примерно одинаковая доля опрошенных мужчин и женщин по всем индикаторам высказывается о качестве работы школ, детских учреждений, домов культуры, учреждений дополнительного образования (табл. 1).

Таблица 1
Распределение ответов на вопрос об оценке качества работы учреждений, %

Иными словами, примерно равная доля мужчин и женщин оценивает деятельность образовательных и культурных учреждений как работу на очень высоком уровне, на высоком и т. д. Показательно, что и низкий уровень работы образовательных и культурных учреждений мужчины и женщины оценивают примерно одинаково. Эти данные позволяют говорить о том, что происходит сглаживание гендерной специфики восприятия. Если обратиться к стереотипам гендерной культуры, то одной из приоритетных сфер женщины является воспитание детей. Поэтому именно она в большей мере может адекватно оценить деятельность образовательных и культурных учреждений. Однако результаты исследования показывают, что мужчины, проживающие в мегаполисах, вполне солидарны в оценках с женщинами. Это может свидетельствовать о том, что мужчины и женщины в равной мере участвуют в воспитании детей, что отражает процесс сглаживания гендерных стереотипов.

Гендерные различия не обнаружены также и при изучении оценки респондентами некоторых аспектов социальной сферы. Так, при оценке работы общественного транспорта мужчины и женщины высказались почти единодушно о своей неудовлетворенности его работой (3,2 и 3,5 % соответственно), удовлетворенности в средней степени (34,5 и 28,8 % соответственно), удовлетворенности (35,5 и 37,7 %), неудовлетворенности (15,1 и 16,6%).

Аналогичную картину можно наблюдать и в оценке органов социальной защиты и обес
печения. Удовлетворены в средней степени их работой 22,3 % мужчин и 24,8 % женщин, удовлетворены – 22,8 % мужчин и 19,3 % женщин, полностью удовлетворены – 5,8 % мужчин и 8,9 % женщин.

Однако результаты исследования работы медицинских учреждений позволяют выявить небольшие различия в крайних оценках мужчин и женщин. Здесь можно видеть в целом более низкие оценки по сравнению с другими учреждениями. Так, об очень высоком уровне работы больниц высказываются 8,3 % мужчин и 3,5 % женщин, высоком уровне – 24,8 % мужчин и 20,9 % женщин, среднем уровне – 35,7 % мужчин и 39,9 % женщин, низком уровне – 19,7 % мужчин и 20,4 % женщин, очень низком – 6,8 % мужчин и 11,1 % женщин. Как видим, мужчины чуть чаще указывают высокий и очень высокий уровни и чуть реже – низкий и очень низкий уровни.

Примерно схожая картина наблюдается и при оценке поликлиник. При этом примерно вдвое реже женщины оценивают работу этих учреждений на очень высоком уровне (4 % против 8 %).

Такие гендерные различия, вероятно, можно объяснить тем, что мужчины по сравнению с женщинами в меньшей мере пользуются услугами медицинских учреждений.

Еще большие различия в оценках учреждений сферы здравоохранения мы получили на вопрос об удовлетворенности качеством государственного медицинского обслуживания, доступности медицинской помощи и работе скорой помощи (табл. 2).

Таблица 2
Распределение ответов на вопрос об удовлетворенности качеством работы учреждений сферы здравоохранения, %

Если оценки «удовлетворен в средней степени», «удовлетворен», «не удовлетворен» у мужчин и женщин близки, то в крайних вариантах ответов – «полностью удовлетворен» и «совсем не удовлетворен» – можно видеть большой разрыв. Особенно он наблюдается при оценке работы учреждений государственного медицинского обслуживания. Женщины почти втрое чаще высказываются в негативном ключе.

Полученные результаты позволяют говорить о том, что женщины более критично оценивают работу учреждений здравоохранения. Это, возможно, связано с тем, что они в большей мере воспринимают свою ответственность не только за собственное здоровье, но и за здоровье своих близких.

Дополняют полученные выводы результаты исследования, проведенного в 2019 г. под руководством автора. В нем приняли участие 372 мужчины и 400 женщин. Тип выборки – трехступенчатая. Хотя тема исследования была полностью посвящена состоянию здравоохранения в городе Новосибирске, некоторые результаты отражают и элементы мега- полисного менталитета, и их гендерную специфику. Так, элементами мегаполисного менталитета можно назвать более критичное отношение ко многим социальным процессам, в том числе и в здравоохранении. Такое критичное отношение обусловлено тем, что жители мегаполиса воспринимают свою бытийность не только как жизнь в городе, но как жизнь в крупном городе, мегаполисе, где, соответственно, должны быть и более комфортные условия проживания, и более высокое качество жизни. Одним из элементов качества жизни является сфера здравоохранения. Критичное отношение мы выявили во многих аспектах, касающихся данной сферы. В статье приведем лишь некоторые, наиболее полно отражающие мегаполисный менталитет и ген- дерную специфику.

Например, 41,1 % мужчин недовольны тем, что для приема нужного специалиста нужно совершить такое «ненужное действие», как посетить терапевта. По существу это целесообразное действие, позволяющее упорядочить обращения к узким специалистам. Но мегаполисный менталитет не позволяет его оценить в полной мере. Правда, в группе женщин только 35,3 % опрошенных высказались негативно в отношении установленного правила – приоритетного посещения терапевта.

Еще одним показателем, иллюстрирующим мегаполисный менталитет, является поиск другого врача, если, по мнению опрошенных, им был поставлен неверный диагноз. Стоит заметить, что вообще особенностью россиян является самостоятельная постановка диагноза. Но если сельский житель чаще всего обратится к народным средствам, то житель мегаполиса – к другому врачу (55,6 % мужчин и 60,8 % женщин). И крайняя мера – обращение в суд при нанесении вреда здоровью – тоже характерна в большей мере для жителей мегаполиса. Следует сказать, что к этой мере жители мегаполиса обращаются крайне редко – 4,6 % мужчин и 5,7 % женщин. Таким образом, мы видим и некоторые ген- дерные различия, и сглаживания одновременно при оценке здравоохранения.

Подведем итоги. Жизненный мир мегаполиса имеет свою специфику. Она проявляется во множестве феноменов. Одним из таковых является то, что мегаполис формирует особый тип идентичности – мегаполисную идентичность. Она отличается от традиционно-городской идентичности. Эти отличия обусловлены не только личностными особенностями, но и проживанием индивида в большом городе, способностью мегаполиса к быстрому развитию, способностью быть на передовом крае культуры, науки, а также тем, что происходит сглаживание гендерных аспектов сознания. Результаты эмпирического исследования позволяют подтвердить эти особенности мегаполисного сознания. При этом отметим, что гендерные аспекты сознания продолжают оставаться, особенно в отношении тех сфер деятельности горожан, которые являются жизненно важными.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Василенко 2016 – Василенко И.А. Возможности инновационных технологий территориального брендинга для формирования современного имиджа российских регионов // Власть. 2016. № 1. С. 68-73.
  2. Вирт 2016 – Вирт Л. Урбанизм как образ жизни: пер. с англ. М.: Strelka Press, 2016. Зиммель 1996 –
  3. Зиммель Г. Социология пространства // Избранное. В 2 т. Т. 2. Созерцание жизни. М.: Юристъ, 1996.
  4. Максимчук, Першина 2014 – Максимчук О.В., Першина Т.А. Оценка уровня и качества жизни горожан с позиций комфортности проживания в современном городе (на примере крупных городов ЮФО) // Социология города. 2014. № 2. С. 33-35.
  5. Линч 1982 – Линч К. Образ города. М.: Стройиздат, 1982.
  6. Лефевр 2002 – Лефевр А. Идеи для концепции нового урбанизма // Социологическое обозрение. 2002. Т. 2, № 3. С. 19-26.
  7. Филиппов 2000 – Филиппов А. Ф. Социология пространства // Логос. № 2 (23). С. 113-151.
  8. Ilinykh, Udaltsova 2014 – Ilinykh S.A., Udaltsova M.V. Gender aspects of entrepreneurship in Russia // Ecology, Environment and Conservation. 2014. Vol. 20. P. 499-505.
  9. Vogelsang 2014 – Vogelsang F. Identitat in einer offenen Wirklichkeit. Eine Spurensuche im Anschluss an Merleau-Ponty, Ricoeur und Waldenfels. Freiburg / Munchen: Verlag Karl Alber, 2014.

Источник: Журнал “Logos et Praxis”. 2019. Том 18. № 4

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code