РЕГИОНАЛЬНЫЙ ТЕКСТ КАК ФАКТОР ОРГАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

В.А.Храпова, доктор философских наук

Аннотация. В условиях современной социальной трансформации усиливается роль регионов как территориально-хозяйственных комплексов и административных единиц, обретающих статус субъектов в общегосударственной системе отношений. Важными показателями становления региона являются региональные культура и самосознание, обусловленные общностью переживаний значимых событий, происходящих на определенной территории в определенное время. Ключевые ценности региональной культуры фиксируются ся в региональном тексте – знаково-символическом комплексе, аккумулирующем в себе концепты региона нальной культуры. Специфика регионального текста обусловлена его формированием на базе локальных знаково-символических структур, обладающих объяснительным потенциалом и транслирующих идею устойчивости, стабильности, надежности, а также в значительной степени развитием в медиасреде, распространением в медиаформате, сообщающем региональному тексту инновационные качества, которых не было у прежних носителей информации (мобильность, пластичность, интерактивность, принципиальная открытость на смысловом и структурно-композиционном уровнях). Региональный текст несет в себе идентификационный код, в нем заложены жизнесохраняющие константы и жизнеустроительные ценности. Обладая встроенным механизмом коррекции семантических и синтаксических связей, направленный на самосохранение социального целого региональный текст выполняет конструктивные и проективные функции в условиях современной социальной динамики. Знаково-символические комплексы с региональной семантикой играют важную роль в самоописании региональных сообществ, позволяя им поддерживать самоидетнтификацию, воссоздавать состояния, необходимые для оптимального взаимодействия и жизнедеятельности в современном социальном пространстве. Региональный текст играет большую роль в формировании образа региона, определяющего его социально-экономическое положение и культурный статус. Современный региональный текст подвижен, многослоен, дискретен, не имеет жесткой структуры. Он синергетически преобразуется в динамично меняющемся социуме в зависимости от целей и ценностей, которыми руководствуется региональное сообщество. Наличие управляющих параметров в структуре регионального текста делает его важным фактором устойчивого развития и определяет необходимость осознанного участия политической и интеллектуальной элиты в создании региональных семиотических пространств.

Ключевые слова: регион, текст, коммуникация, социальная динамика, трансформация.

 

Реализуя потребность в фиксации опыта и трансляции полученной в процессе познания информации с целью организации жизненного пространства, люди создавали разные типы знаково-символических структур, очерчивающих картину мира, определяющих характер восприятия, особенности мышления и социального взаимодействия. Каждая историческая эпоха создавала свои формы описания, обладающие объяснительной силой и организующим потенциалом.

В современном интенсивно развивающемся трансформирующемся мире усиливается роль регионов – хозяйственно-экономических комплексов и административно-территориальных единиц, обретающих статус субъектов в общегосударственной системе [Храпова 2017]. Определяющим этапом в становлении региона является образование региональной культуры – «особой формы бытия социума и человека в заданных пространственных координатах, которая опирается на историческую традицию, формирует систему ценностей, продуцируя особый тип личности» [Мурзина 2004, 89-90]. Важным индикатором региональной культуры является региональное самосознание, обусловленное общностью переживаний группой людей социально-исторических событий, происходящих на определенной территории и в определенное время – в том контексте, который определяет специфику восприятия событий. Региональная культура представляет собой «сложный конгломерат взаимодействующих явлений, она тесно связана с этнической культурой, но имеет свой путь исторического развития, является уникальным сочетанием традиций инноваций. Будучи важным фактором духовного, политического и социально-экономического развития регионов, региональная культура одновременно является и стратегическим ресурсом государства, выступает главным инструментом для достижения устойчивого развития на всех уровнях» [Яковлева web].

Ключевой элемент региональной культуры – региональный текст. Его основу составляет совокупность локальных текстов, которые хранят в себе семантический и идеологический код, фиксирующий информацию о своеобразии пространства, позволяя его идентифицировать. Как правило, локальный текст описывает историю места, обладающую мифологическим и символическим смыслом. Это нар- ратив, предсказывающий состояния, которые могут ожидать человека, оказавшегося в данной части пространства. Источниками локальных текстов выступают краеведческие исследования, визуальные образы среды, художественные произведения, содержание которых включает в себя описание или образное осмысление реалий ландшафта, дискурсивные практики, обслуживающие повседневность. Формирующиеся в процессе освоения людьми уникальной части земного ландшафта знаково- символические структуры фиксируют естественность связи человека, природы и общества, их органичной целостности, что сообщает локальным текстам идею стабильности и надежности, делая их особенно актуальными и востребованными в периоды трансформаций.

В настоящее время изменились когнитивные контексты развития и функционирования знаково-символических структур с локальной семантикой. Конституирующие их мифы и символы стали «восприниматься, воображаться, конструироваться и деконструироваться в рамках целенаправленных актов сознания, стремящихся к оконтуриванию, фиксации оригинальных метагеографических пространств с целью маркетинга территорий и мест, в социокультурном проектировании, стратегическом планировании и брендинге территорий, региональном политологическом анализе и т. д.» [Замятин web]. Локальные мифы перестали быть традиционными нарративами, характеризующими определенные территории. Они стали «принципиально, жизненно, экзистенциально важными компонентами вйдения не только прошлого и настоящего, а также и будущего – будущее начинает как бы закрепляться, “фиксироваться” соответствующими легендарными событиями и историями, уверенно проецируемыми в пространство еще не сбывшегося, не состоявшегося, однако весьма возможного и желательного» [Замятин 2010, 32].

Важнейшую роль в организации современного социального пространства играют медиаструктуры. СМИ создают свою логику производства знаний и осуществления событий, свой режим времени и формат пространства, задавая параметры организации социальной реальности, мотивируя социальную и культурную динамику в глобальном масштабе [Полонский 2015].

Основной единицей организованного С МИ медиапотока является медиатекст. Формирующийся на базе современных информационных технологий, он несет в себе инновационные качества, которых не было в прежних носителях информации.

Мультимедийные технологии способствуют созданию семиотически осложненных (полисемиотических) знаково-символических структур, в которых объединены синергетически взаимодействующие слово, изображение и звук [Мардиева 2014]. При этом фокус мультимедийного текста находится в сфере визуального послания. Если вербальный текст, как правило, содержит аргументацию, апеллирующую к интеллектуально-понятийным и ценностным смыслам, то невербальная составляющая, включающая в себя различные приемы и техники коммуникации, стимулирует эмоциональную реакцию аудитории и создает, главным образом, отношение – эмоциональный отклик на информацию, события, факты.

Уникальной способностью медиатекста, сформированного на базе цифровых технологий, является пластичность – легкое производство, быстрая трансляция, мгновенная трансформация, возможность бесконфликтного объединения в едином пространстве различающихся в смысловом и семиотическом планах дискурсов. Медиатекст – интегративное многоуровневое образование, объединяющее в единое коммуникативное целое разные семиотические коды и принципиально открытое как на содержательно-смысловом, так и на композиционно-структурном уровне.

В обращенной к массовой аудитории медиасреде традиционные тексты систематизируются, трансформируются компануются по принципу гиперструктуры, сети, позволяющей адресатам самим избирать значения и создавать принципы формирования смысла.

Благодаря современным технологиям текст массовой коммуникации приобрел интерактивные свойства: аудитория получила возможность оперативно реагировать на получаемые сообщения, комментировать их, кроме того, сам диалог сознаний автора и адресата становится доступным для всеобщего наблюдения и оценки. Специфический характер массмедийной интертекстуальности создает принципиальную незавершенность смысловых пространств.

Как было замечено А.В. Полонским, в процесс информационно-смыслового обмена посредством масс-медиа сегодня активно включились не только специалисты в сфере рекламы и связей с общественностью, но и представители других специальностей: врачи и преподаватели, ученые и политики, профессионалы и любители в сфере искусств, моды, дизайна, специалисты в области музейной и выставочной деятельности, информационных технологий, экономики и маркетинга [Полонский 2015]. Включаясь в медийную среду, создавая медиатексты, многие авторы проявляют заинтересованно-вдумчивое отношение к миру, внимание к потребностям и эстетическим чувствам человека.

В.В. Хорольский обратил внимание на то, что медийные тексты существуют как спонтанно возникающая и саморазвивающаяся синергетическая часть социального макродискурса повседневности. Предназначенные для массовой аудитории, рассредоточенной, неопределенной, разнородной, не связанной интересами, целями и ценностями, они стремятся быть ближе к этой аудитории, мотивируются «прагматикой продвижения», которая основывается на внимательном отношении к культурно-психологическим особенностям, когнитивным, познавательным, творческим, эмоциональным способностям людей [Хорольский 2013, 22].

Гибко приспосабливаясь к запросам, тонко настраиваясь на движение мысли и чувств, СМИ мягко вовлекают людей в поле своего действия, удерживая внимание и корректируя интересы и потребности социальных групп, определяя вектор движения мысли.

В медийной среде происходит не только осмысление локальных историй, значимых сюжетов и символов, но и анализ концептуального оформления представляющих историю нарративов, вырабатывается внимательное и ответственное отношение к ценностям, которыми нужно руководствоваться в процессе создания информационного контента.

При всем многообразии и вариативности форм медийный текст можно считать культурным текстом, характеризующим специфику современности, носителем специфических кодов и содержаний, реализующих определенную миссию. Как представляется В.В. Хорольскому, миссия эта – объединять разные по своей смысловой направленности тексты, быть «модератором всеобщего форума». «Миссия всех работников медиасферы обусловлена единой целью – знать о мире как можно больше, отбирать самое нужное и интересное для аудитории, на которую работаешь, но при этом помнить о высшем долге, о служении Истине, о соединении разнородной аудитории на платформе общечеловеческих ценностей» [Хорольский 2013, 83].

Формирование и развитие регионального текста происходит в медийной среде, под воздействием «установок» и практик, соответствующих современному этапу социального развития. Распространяемые по медиака- налам региональные тексты предстают как синергетические образования, предполагающие активную интерпретацию, сотворчество, инновационные по своей природе. Организуемый в медиасреде контекст не несет в себе жестко закрепленного идеологического содержания, легко соединяя локальное и глобальное. Локальные мифологии и истории мета- форизируют пространства, способствуя развитию, разрастанию новых семантик возможных миров, формируя транслокальную идентичность. Таким образом, по мнению А.В. Полонского, создается ментальный и онтологический фундамент нового культурного ландшафта [Полонский 2015, 38].

Как правило, смыслы регионального масштаба концентрируются в региональном центре – городе, обретающем статус неформальной столицы данного региона. Исторически город формируется как рациональное упорядочивание пространства, начинается с ограды-границы, разделяющей неосвоенное и освоенное, порядок и хаос. Город концентрирует в себе ресурсы и ценности.

Современный полистилистичный город предстает как открывающаяся в переломные эпохи трансцендентность. Семантическая нагруженность и эмоциональное напряжение провоцируют человека делать выбор, рисковать, совершать поступки и находить новые шансы. Городская среда предполагает возможность выбора новых критериев создания целого – архитектурного, социокультурного, идейного. М. Лурье в анонсе к своим лекциям о городском пространстве писал: «Всякий город представляет собой не только сложный социально-экономический организм, но и определяющий фактор существования локального сообщества и одновременно предмет постоянной рефлексии этого сообщества. Элементы городского пространства и инфраструктуры, события и персонажи истории и текущей жизни города, различные группы населения и городские институции, экономические, административные, градостроительные изменения, происходящие в городе, – все это наделяется в местной культурной традиции определенными смыслами и оценками, из которых одни – подвижны и сиюминутны, а другие – устойчивы и долговечны. Отдельные представления о том или ином городе рассчитаны на внешнего потребителя, и некоторые из них становятся фактом общенациональной или мировой культуры, однако большинство существует «для внутреннего пользования» и имеет хождение в пределах самого сообщества горожан, выражаясь в многообразных текстах и практиках» [Локальный текст… web].

Региональное пространство может восприниматься как провинциальное – архаичное, инертное, зависимое в политическом и экономическом планах, а может быть политически лояльным, но исторически самобытным, самодостаточным в экономическом отношении, сохраняющим культурную идентичность. Чаще всего региональные центры, проявляя столичную амбициозность, стремятся к самоутверждению через сохранение жизнетворческих смыслов, сосредоточенных в провинции.

Региональное сообщество нуждается в описании, позволяющем гордиться своим происхождением, поддерживать идентификацию, создавать дискурсивное пространство, вызывающее положительные эмоции и состояния. История города, его ценности, знаки и символы способствуют созданию образа города, его ключевой идеи, которая может оказывать влияние на социальные практики. Транслируемый в региональном тексте образ региона – это одновременно и результат преобразования регионального пространства, основывающегося на видении региональным сообществом культурного наследия, своей истории, прошлого, и образ желаемого будущего, проекция позиции, которая выбирается для самоопределения в соответствии с целями и средствами социально-экономического и культурного развития. Региональный текст является совокупным итогом многочисленных осмыслений событий современного мира, он синергетичес- ки преобразуется в ситуациях, требующих совместных усилий для осознания и интерпретации [Яковлева 2017]. Таким образом, в современном коммуникативном пространстве региональный текст выполняет обобщающие, структурирующие, связующие функции, то есть выступает в качестве метатекста, благодаря которому происходит рефлексия над другими культурными текстами и создаются условия для сохранения социального целого.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Замятин web – ЗамятинД.Н. Локальные мифы и географическое воображение [Интелрос] // http:// www.intelros.ru/subject/figures/dmitriy-zamyatin/ 12250-lokalnye-mify-modern-i-geograficheskoe- voobrazhenie.html.
  2. Замятин 2010 – Замятин Д.Н. Гуманитарная география: пространство, воображение и взаимодействие современных гуманитарных наук // Социол. обозрение. 2010. Т. 9, № 3. С. 26-50.
  3. Локальный текст… web – Локальный текст современного провинциального города (на материале полевых исследований в городах Подо- лии) // https://sefer.ru/rus/education/educa tional_programmes/polevie_issledovania_ v_Podolii.php?fbclid=IwAR2gHl1i7roVu_ tYgHp506eRNG2CZt8rBcXwsYouFmLB gwR4CUn3wjx5o-k.
  4. Мардиева 2014 – Мардиева Л.А. Коды визуального поведения и прецедентные визуальные феномены в составе семиотически осложненных текстов средств массовой информации // Полит. лингвистика. 2014. № 2 (48). С. 246-249.
  5. Мурзина 2004 – Мурзина И.Я. Региональная культура как предмет философско-культурологического исследования // Известия Урал. гос. ун-та. Проблемы образования, науки и культуры. 2004. Вып. 15, № 29. С. 60-78.
  6. Полонский 2015 – Полонский А.В. Медиа и их текстовая реальность // Науч. ведомости. Сер.: Гума- нит. науки. 2015. Вып. 27, № 8 (215). С. 17-24.
  7. Хорольский 2013 – Хорольский В.В. Медийность в текстах СМИ и понятие медийного модуля // Вестник Моск. ун-та. Сер. 10, Журналистика. 2013. № 4. С. 75-88.
  8. Храпова 2017 – Храпова В.А. Регионализм как форма проявления субъектности (феноменологический взгляд на герменевтические исследования М. Фуко) // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7, Философия. Социология и социальные технологии. 2017. Т. 16. № 1. С. 110115. DOI: https://doi.org/10.15688/ jvolsu7.2017.1.12.
  9. Яковлева 2017 – Яковлева Е.Л. Современное видение интерпретационной модели текста // Litera. 2017. № 1. С. 57-66. DOI: https://doi.org/10.7256/ 2409-8698.2017.1.21657.
  10. Яковлева web – Яковлева Е.Н. К определению понятия «региональная культура» [Ученые записки. Электрон. науч. журн. Курского ун-та. 2013. № 4 (28). С. 256-262] // https://cyberleninka.ru/ article/n/k-opredeleniyu-ponyatiya- regionalnaya-kultura/viewer.

Источник: Журнал “Logos et Praxis”. 2019. Том 18. № 4

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code