ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ ПРИОРИТЕТОВ И СПОСОБОВ ОЦЕНКИ

А.В.Литвинова, доктор экономических наук, профессор
Н.С.Талалаева

Аннотация. В условиях усиления угроз национальным интересам России основным стратегическим приоритетом ее продовольственной безопасности выступает обретение страной полной продовольственной независимости и устойчивых конкурентных позиций на мировом рынке продовольствия. При этом важное значение приобретает проблема достоверной оценки состояния продовольственной безопасности. Действующей Доктриной продовольственной безопасности РФ предусмотрена развернутая, но нечеткая и противоречивая система показателей, лишь частично отражающая приоритеты страны в области обеспечения продовольственной безопасности. Выполненная за период с 2010 по 2018 г. комплексная оценка продовольственной безопасности в соответствии с нормами действующей Доктрины выявила в целом позитивные тенденции развития большинства показателей и достижение целевых критериев безопасности в отношении ряда продуктов питания. Однако расчеты по показателям проекта новой Доктрины, нацеленной на самообеспечение страны основными продуктами питания и реализацию ее экспортного потенциала, показали, что установленные в ней критерии продовольственной независимости по ряду продуктов питания не соблюдаются, а экспортный потенциал отсутствует, что предопределяет необходимость изменения приоритетов продовольственной безопасности и используемых в настоящее время способов оценки ее состояния. Полученные в работе результаты могут найти применение в дальнейших научных исследованиях проблем оценки продовольственной безопасности и разработке мер, направленных на повышение эффективности государственной экономической политики в области обеспечения продовольственной безопасности РФ.

Ключевые слова: продовольственная безопасность; оценка, показатели и критерии продовольственной безопасности; продовольственная независимость; импортозамещение; Доктрина продовольственной безопасности; проект новой Доктрины продовольственной безопасности.

 

Введение

Концепция продовольственной безопасности России прошла длительный путь развития – от осознания проблемы непрерывно увеличивающегося объема поставок продовольственных товаров иностранного производства до ее закрепления в ранге государственной экономической политики, главной целью которой обозначено снижение импортозависимости страны и обеспечение потребностей населения продовольствием преимущественно российского производства, и важнейшей составной части стратегии национальной безопасности России [Указ Президента…]. Однако прорыв в политике обеспечения продовольственной безопасности страны был совершен в связи с принятием в 2010 г. «Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» [Об утверждении Доктрины…], в которой нашли развитие положения программных документов страны, касающиеся продовольственной безопасности.

В действующей Доктрине продовольственная безопасность определяется таким состоянием экономики страны, «при котором обеспечивается продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевых продуктов, соответствующих требованиям законодательства о техническом регулировании, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевых продуктов, необходимых для активного и здорового образа жизни» [Об утверждении Доктрины…].

Почти десятилетний опыт реализации Доктрины, принятой в период активного роста экономики страны и принципиально иной геополитической ситуации, выявил необходимость ее настройки на современные реалии, новые вызовы и угрозы национальной безопасности. Внесение изменений в действующую Доктрину было запланировано еще на IV квартал 2015 г., но проект соответствующего Указа Президента увидел свет лишь в 2018 году.

Одинаково определяя продовольственную безопасность, действующая Доктрина и проект новой Доктрины существенно различаются в трактовке продовольственной независимости. В соответствии с действующей Доктриной продовольственной безопасности РФ под продовольственной независимостью понимается устойчивое, то есть способное противостоять внешним негативным воздействиям, отечественное производство пищевых продуктов в объемах не меньше установленных пороговых значений его удельного веса в товарных ресурсах внутреннего рынка соответствующих продуктов. В проекте новой Доктрины продовольственная независимость – это самообеспечение страны основными видами продовольствия из сырья, произведенного в Российской Федерации. В отличие от Доктрины 2010 г., построенной на признании растущего импорта продовольствия и необходимости рационализации соотношения между экспортом и импортом, продовольственная независимость в проекте новой Доктрины носит ярко выраженный экспортно ориентированный характер, поскольку нацелена на развитие экспортного потенциала страны.

Основу Доктрины продовольственной безопасности 2010 г. и проекта новой Доктрины составляет система показателей и критериев, призванных количественно оценить степень достижения их целевых установок.

В действующем варианте Доктрины предусмотрены три блока показателей продовольственной безопасности: сфера потребления, сфера производства и национальной конкурентоспособности, сфера организации управления (табл. 1). Помимо указанных показателей, в Доктрине представлены критерии продовольственной безопасности, в качестве которых выступают пороговые (минимальные) значения доли отдельных видов отечественных продовольственных товаров в общем объеме товарных ресурсов на внутреннем рынке страны.

В новом варианте Доктрины также представлены три блока показателей продовольственной безопасности, но существенно видоизмененных по сравнению с действующей Доктриной, а именно: показатели независимости; показатели экономической доступности продовольствия; показатели физической доступности продовольствия.

Показатели продовольственной независимости выражаются процентным отношением объема отечественного производства продовольственных товаров из сырья, произведенного в России, к объему их внутреннего потребления. Критериями обеспечения продовольственной безопасности выступают минимальные пороговые значения указанных показателей. Устойчивое превышение фактического уровня показателей продовольственной независимости над его пороговым значением характеризует наличие у страны экспортного потенциала.

Экономическая доступность продовольствия в проекте новой Доктрины характеризуется соотношением среднедушевых расходов населения на продукты питания и стоимости их фиксированного набора в потребительской корзине. В свою очередь, физическая доступность продовольствия выражается отношением фактической обеспеченности населения разными видами объектов торговли и общественного питания к установленным Правительством Российской Федерации нормативам. При этом критерии требуемого уровня экономической и физической доступности продовольствия в проекте Доктрины не установлены.

Таблица 1
Состав показателей действующей Доктрины продовольственной безопасности

Состав показателей действующей Доктрины продовольственной безопасности

Примечание. Составлено авторами по: [Об утверждении Доктрины…].

В составе широкомасштабных научных исследований в области продовольственной безопасности и способов ее оценки отчетливо выделяется ряд направлений.

Основная часть исследователей делает акцент на выявлении места и роли продовольственной безопасности в обеспечении национальной безопасности страны, разработку ее понятийного аппарата, направлений совершенствования и стратегических моделей развития с учетом влияния современной геополитической ситуации на экономику России [Грешонков и др., 2015; Маханько и др., 2016; Семин и др., 2018; Матвеева и др., 2017, с. 45]. Для иллюстрации результативности обеспечения продовольственной безопасности авторы используют отдельные показатели Доктрины, в основном пороговые значения удельного веса отечественной продукции (или ее импорта) в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка.

Исследования других авторов [Семин, 2017; Казанская, 2018, с. 46; Смирнова и др., 2015, с. 98; Смирнов и др., 2015, с. 83; Ушачев и др., 2019, с. 6] сосредоточены на критическом анализе состава и содержания показателей и критериев продовольственной безопасности и способах их измерения.

Зарубежные исследователи связывают продовольственную безопасность с такими показателями, как наличие запасов и стабильность производства продовольствия, физическая и экономическая доступность продовольствия, содержание в нем пищевых веществ [Bach et al., 2014; Baer-Nawrocka et al., 2019; Measuring…, 2019].

Примером немногочисленных исследований, в которых комплексно отслеживается состав и динамика изменения показателей, обозначенных в Доктрине, выступает цикл работ В.В. Гарькавого [Гарькавый, 2015; Гарькавый, 2016].

Несмотря на наличие широкого спектра научных работ по вопросам оценки продовольственной безопасности, наблюдается недостаток исследований, в которых для целей оценки используется вся совокупность установленных действующей Доктриной показателей, в том числе в сопоставлении с показателями проекта новой Доктрины.

В работе выполнен сравнительный динамический анализ показателей продовольственной безопасности и их соответствия установленным критериям за период с 2010 по 2018 г. в разрезе действующей Доктрины продовольственной безопасности 2010 г. и проекта новой Доктрины.

Результаты и обсуждение

Располагаемые ресурсы домашних хозяйств по группам населения значатся первыми в системе показателей действующей Доктрины, предназначенных для оценки продовольственной безопасности страны в сфере потребления.

Оценка потребления продуктов питания в зависимости от располагаемых ресурсов домашних хозяйств была выполнена по 10-процентным (децильным) группам населения в разрезе основных продуктов питания в сопоставлении с рациональными нормами потребления (табл. 2).

Группировка населения по 10-процентным (децильным) группам предусматривает, что первая децильная группа обладает наименьшими, десятая – наибольшими располагаемыми ресурсами.

Динамика потребления представленных в таблице 2 продуктов питания по всем группам населения в целом положительная, за исключением хлеба и хлебопродуктов, потребление которых снизилось в 9-10-й группах (что вряд ли можно считать отрицательной тенденцией). Однако сравнение между собой 1-й и 10-й групп показывает, что население с максимальными ресурсами потребляет в два раза больше овощей, мяса и мясопродуктов, молочных продуктов, рыбы и рыбных продуктов, почти в три раза больше фруктов и ягод. Рациональные нормы потребления пищевых продуктов соблюдаются: по хлебу и хлебным продуктам, рыбе и рыбным продуктам – в 3-й (за исключением 20142015 гг.) – 10-й группах населения, мясу и мясопродуктам – во 2-й (начиная с 2018 г.) – 10-й группах, сахару и кондитерским изделиям – во всех группах (за исключением 1-й и 2-й групп в 20142015 гг.), маслу растительному – во 2-й (за исключением 2014-2015 гг.) – 10-й группах населения. В отношении фруктов и ягод рациональные нормы потребления соблюдались только в 9-10-й группах за весь период наблюдений, овощей и бахчевых культур, яиц, молочных продуктов – лишь в 9-й (начиная с 2016 г.) и 10-й группах населения. Отчетливо прослеживается недостаток потребления овощей и бахчевых культур, фруктов и ягод, молочных продуктов, рыбы и рыбопродуктов, мяса и мясных продуктов населением с низким уровнем среднедушевых располагаемых ресурсов.

Таблица 2
Потребление продуктов питания в разрезе 10-процентных (децильных) групп населения в зависимости от уровня их среднедушевых располагаемых ресурсов в 2014-2018 гг. (в среднем на потребителя в год, кг)

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…; Рекомендации…].

Отдельным показателем продовольственной безопасности в сфере потребления значится показатель потребления пищевых продуктов в расчете на душу населения (табл. 3).

Данные, представленные в таблице 3, демонстрируют начиная с 2013 г. негативные процессы снижения объемов среднедушевого потребления молока и молочных продуктов, рыбы и рыбных продуктов, хлеба и хлебных продуктов, что подтверждает выявленные выше тенденции.

Динамика прочих показателей, определяющих продовольственную безопасность сферы потребления в соответствии с действующей Доктриной, представлена в таблице 4.

Показатели обеспеченности площадями для осуществления торговли и организации питания в расчете на 1 000 чел., иллюстрирующие физическую доступность продовольствия для населения, а также объемы адресной социальной помощи населению демонстрировали в исследованном периоде уверенный рост (за исключением 2011 г. для торговли). Суточная калорийность питания населения страны в период с 2010 по 2015 г. в целом характеризовалась негативной динамикой. В 2016 г. наблюдался рост данного показателя, сменившийся в дальнейшем тенденцией снижения. Неоднозначную динамику показал индекс потребительских цен на пищевые продукты: снижение вплоть до 2013 г. включительно сменилось резким скачком в 2014 г., затем последовало снижение и возобновившийся рост показателя в 2018 г., что негативно сказывается на экономической доступности продовольствия, несмотря на улучшение его физической доступности.

Таблица 3
Показатели потребления основных продуктов питания на душу населения в год
в 2010-2017 гг., кг

Показатели потребления основных продуктов питания на душу населения в год в 2010-2017 гг., кг

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…].

Таблица 4
Отдельные показатели, определяющие продовольственную безопасность в сфере потребления в соответствии с действующей Доктриной продовольственной безопасности

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…]..

Тенденции развития показателей продовольственной безопасности в сфере производства и национальной конкурентоспособности представлены в таблице 5.

Стабильный рост объемов национального производства продовольствия сопровождался снижением объемов и доли его импорта. Продуктивность используемых в сельском хозяйстве земельных ресурсов, выражаемых урожайностью зерновых и зернобобовых культур, в исследованном периоде постоянно улучшалась. Объемы реализации пищевых продуктов как организациями торговли, так организациями общественного питания также демонстрировали устойчивый рост. Основная проблема связана с трактовкой представленного в таблице 5 показателя бюджетной поддержки производителей продовольствия. Отсутствуют количественные ориентиры, позволяющие квалифицировать желательное состояние данного показателя и выявить степень его достижения с позиций обеспечения продовольственной безопасности страны. Рассчитанный показатель бюджетной поддержки был стабильным, продемонстрировав повышение лишь в 2016-2017 годы.

Показатели продовольственной безопасности в сфере организации управления в действующей Доктрине продовольственной безопасности представлены объемами продовольствия государственного материального резерва и запасами сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия. Официальная статистическая информация об объемах продовольствия государственного материального резерва отсутствует. Данные по динамике запасов основных видов продовольствия представлены в таблице 6, из которой следует, что запасы молока и молокопро- дуктов, фруктов и ягод с 2016 г. стали снижаться, а в отношении зерна, рыбы и рыбопродуктов – резко выросли.

Таблица 5
Показатели продовольственной безопасности в сфере производства и национальной конкурентоспособности в соответствии с действующей Доктриной продовольственной безопасности

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…; Государственная программа…].

Проведенный анализ позволяет считать, что основными недостатками действующей системы показателей, используемой для оценки состояния продовольственной безопасности страны, выступают:

1) наличие широкого спектра разнородных показателей, вследствие чего не представляется возможным оценить общее состояние продовольственной безопасности в разрезе всей совокупности определяющих ее показателей;

2) отсутствие четкой характеристики состава и содержания показателей, установленных для целей оценки безопасности; невозможность однозначно трактовать ряд показателей безопасности в сфере потребления, а также в сфере производства и национальной конкурентоспособности в силу их комплексного характера, который можно описать множеством частных показателей, что не позволяет обеспечивать единообразие и надежность результатов оценки;

3) отсутствие критериев, по которым можно отследить желаемое целевое значение и тенденцию развития абсолютного большинства установленных показателей безопасности; понятие «критерий» определено только в отношении пороговых значений удельного веса отечественной продукции в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка по отдельным видам продуктов питания, причем данные пороговые значения с прочими показателями безопасности никак не связаны.

Таблица 6
Запасы различных видов продовольствия в общем объеме их ресурсов (на начало года), млн тонн

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…].

Последнее обстоятельство дискредитирует действующую систему показателей продовольственной безопасности страны в наибольшей степени. По сути, только один показатель из всех показателей безопасности действующей Доктрины, а именно «Импорт сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия» (входит в группу показателей «Сфера производства и национальной конкурентоспособности»), имеет прямое отношение к указанным критериям безопасности, зеркально отражая объемы продовольствия отечественного производства на внутреннем рынке страны.

Динамика доли основных продуктов питания отечественного производства в общем объеме товарных ресурсов в сравнении с целевыми индикаторами продовольственной независимости, установленными действующей Доктриной продовольственной безопасности, представлены в таблице 7.

Данные таблицы 7 демонстрируют достижение продовольственной безопасности по большинству основных продуктов питания: по мясу и мясопродуктам, рыбной продукции – с 2015 г., по растительному маслу – с 2012 г., зерну, сахару и картофелю – с 2010 года. Однозначно не выполняются критерии продовольственной безопасности в отношении всей товарной группы «Молоко и молокопродукты», а также говядины в составе мяса и мясопродуктов.

Таблица 7
Динамика доли основных продуктов питания отечественного производства в общем объеме товарных ресурсов продовольствия на внутреннем рынке страны и их соответствие критериям Доктрины продовольственной безопасности, %

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…].

Динамика показателей продовольственной независимости (в соответствии с проектом новой Доктрины продовольственной безопасности), отражающих уровень самообеспечения страны основными видами продовольствия, представленных в официальной статистике по мясу и мясопродуктам, молоку и молочным продуктам, картофелю, овощам и бахчевым культурам, фруктам и ягодам и рассчитанных по зерну, рыбе и рыбопродуктам, сахару и растительному маслу по балансам ресурсов этих продуктов и их использования (по данным Росстата), представлена в таблице 8.

Таблица 8
Динамика показателей самообеспечения основными видами продовольствия в сравнении с целевыми индикаторами продовольственной независимости, установленными в проекте новой Доктрины продовольственной безопасности, %

Примечание. Составлено авторами по: [Федеральная служба…].

В целом картина аналогична состоянию продовольственной независимости в разрезе действующей Доктрины. Критерии независимости выполняются по зерну, сахару, растительному маслу, рыбе и рыбопродуктам, с 2015 г. – по мясу и мясопродуктам. Однако в отношении молока и молочных продуктов, овощей и бахчевых культур, фруктов и ягод целевые индикаторы не соблюдались в течение всего периода наблюдений.

При этом необходимо учитывать возникающую при оценке показателей самообеспечения основными продуктами питания погрешность, связанную с тем, что официальная статистическая методология расчета этих показателей [Методические указания…] не учитывает, из какого сырья – российского или импортного – произведена отечественная продукция. Вместе с тем проектом новой Доктрины определено, что уровень самообеспечения должен рассчитываться только с учетом сырья отечественного производства.

Исключив из расчета уровня самообеспечения по основным продуктам питания за 20162017 гг. (последний период времени, для которого имеется необходимый для вычислений полный объем официальных статистических данных) использованное в их производстве импортное сырье и сравнив полученные результаты (табл. 9) с представленными в таблице 8 значениями показателей самообеспечения, рассчитанными с учетом ввозимого в страну сырья, получаем, что в отношении зерна, сахара, растительного масла, рыбы и рыбопродуктов самообеспечение страны ухудшилось, а по мясу и мясопродуктам, по которым, согласно данным таблицы 8, с 2015 г. имело место полное самообеспечение, пороговое значение независимости не соблюдается. По молоку и молочным продуктам, картофелю, овощам и бахчевым культурам, фруктам и ягодам ситуация с отсутствием самообеспечения усугубилась, при этом экспортный потенциал по-прежнему отсутствует (табл. 9).

Таблица 9
Уровень самообеспечения и экспортного потенциала по ряду продуктов питания, рассчитанный в соответствии с нормами проекта новой Доктрины продовольственной безопасности, %

Примечание. Составлено авторами.

Выполненные за 2016-2017 гг. расчеты по нормам проекта новой Доктрины показывают резкое ухудшение ситуации с обеспечением продовольственной безопасности по основным продуктам питания, в отношении которых критерии действующей Доктрины не только выполняются, но и имеют устойчивую тенденцию роста.

Выводы

Развитие концепции продовольственной безопасности России осуществлялось на основе изменения ее приоритетов – от обеспечения населения страны основными продуктами питания и их устойчивого отечественного производства на фоне признания растущего импорта продовольствия (действующая Доктрина продовольственной безопасности РФ) до самообеспечения страны основными продуктами питания, произведенными из отечественного сырья, формирования и реализации ее экспортного потенциала (проект новой Доктрины).

Эволюция приоритетов продовольственной безопасности сопровождалась изменением подходов к ее оценке. В действующей Доктрине продовольственной безопасности предусмотрена развернутая, но крайне громоздкая, нечеткая и противоречивая система показателей, не позволяющая осуществить достоверную и надежную оценку состояния продовольственной безопасности с учетом ее приоритетов на современном этапе. Показатели, содержащиеся в проекте новой Доктрины, предъявляют более высокие требования к продовольственной безопасности и в полной мере отражают ее стратегические приоритеты.

Концепция обеспечения и оценки продовольственной безопасности, изложенная в проекте новой Доктрины, становится единственно возможной, всеобъемлющей программой развития продовольственного рынка страны на долгосрочную перспективу.

Полученные в работе результаты могут использоваться в дальнейших научных исследованиях причин, препятствующих обеспечению продовольственной безопасности России, проблем оценки ее состояния, а также могут быть востребованы органами государственного управления при разработке направлений экономической политики, федеральных и региональных программ в области продовольственной безопасности.

ПРИМЕЧАНИЕ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта «Комплексная оценка результативности импортозамеще- ния и его влияния на экономический рост в России» (проект № 19-010-00519 А).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Гарькавый, В. В. Показатели оценки уровня и обеспечения продовольственной безопасности в сфере потребления / В. В. Гарькавый // Вестник аграрной науки Дона. – 2015. – Т. 4, № 32. – С. 89-99.
  2. Гарькавый, В. В. Показатели оценки уровня обеспечения продовольственной безопасности в сфере производства и национальной конкурентоспособности / В. В. Гарькавый // Вестник аграрной науки Дона. – 2016. – Т. 1, № 33. – С. 90-98.
  3. Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. – Доступ из справ.-правового портала «Гарант.РУ».
  4. Грешонков, А. М. Необходимость и перспективы формирования стратегической модели обеспечения продовольственной безопасности государства / А. М. Грешонков, В. М. Юрьев // Социально-экономические явления и процессы. – 2015. – Т. 10, № 4. – С. 30-35.
  5. Казанская, А. Ю. Продовольственная независимость РФ в условиях антироссийских санкций: динамика производства сельскохозяйственной продукции / А. Ю. Казанская // Международный научно-исследовательский журнал. – 2018. – № 10-2 (76). – С. 43-49.
  6. Матвеева, О. П. Импортозамещение и экспорт в контексте продовольственной безопасности страны и региона / О. П. Матвеева, И. И. Чу- ева // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2017. – № 5 (66). – С. 41-57.
  7. Маханько, Г. В. Национальная продовольственная безопасность и продовольственная независимость России в условиях санкций / Г. В. Маханько, А. С. Волохатых // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2016. – № 116. – С. 407-423.
  8. Методические указания по составлению годовых балансов продовольственных ресурсов. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http: //www. gks. ru/free_doc/new_site/metod/sx/ met-bal_prod.rar (дата обращения: 14.07.2019). – Загл. с экрана.
  9. Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации : указ Президента РФ от 30.01.2010 г. № 120. – Доступ из справ.-правового портала «Гарант. Ру» (дата обращения: 17.07.2019).
  10. Рекомендации по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающим современным требованиям здорового питания. – Доступ из справ.-правового портала «Гарант.Ру».
  11. Семин, А. Н. Формирование системы показателей продовольственной безопасности / А. Н. Семин // Теория и практика мировой науки. – 2017. – № 11. – С. 2-5.
  12. Семин, А. Н. Продовольственная безопасность и ее обеспечение в условиях современной России / А. Н. Семин, Т. И. Бухтиярова, Д. Г. Демьянов // Агропродовольственная политика России. – 2018. – № 10 (82). – С. 7-13.
  13. Смирнов, Н. А. Методические подходы к оценке продовольственной независимости региона / Н. А. Смирнов, А. Н. Игошин, Н. Н. Кучин // Вектор науки ТГУ. Серия: Экономика и управление. – 2015. – № 4 (23). – С. 81-85.
  14. Смирнова, А. А. Теоретические аспекты и особенности применения модели двухкритериаль- ного анализа при оценке продовольственной независимости / А. А. Смирнова, Н. А. Смирнов // Вектор науки ТГУ Серия: Экономика и управление. – 2015. – № 1 (20). – С. 98-102.
  15. Указ Президента Российской Федерации от 13.05.2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/ acts/bank/41921 (дата обращения: 17.07.2019). – Загл. с экрана.
  16. Ушачев, И. Г. Импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности России / И. Г. Ушачев, В. В. Маслова, В. С. Че- калин // Овощи России. – 2019. – № 2 (46). – С. 3-8.
  17. Федеральная служба государственной статистики : [офиц. сайт]. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://www.gks.ru/. – Загл. с экрана.
  18. Bach, C. Assessing the Pillars of Sustainable Food Security / C. Bach, B. Aborisade // European International Journal of Science and Technology. – 2014. – Vol. 3, № 4. – P. 117-125.
  19. Baer-Nawrocka, A. Food security and food self- sufficiency around the world: A typology of countries / A. Baer-Nawrocka, A. Sadowski // PLoS ONE. – 2019. – Vol. 14 (3). – Electronic text data. – Mode of access: https://journals.plos.org/plosone/ article?id=10.1371/journal.pone.0213448 (date of access: 15.07.2019). – Title from screen. – DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0213448.
  20. Measuring and Understanding Food Insecurity in Australia: A Systematic Review / McKay Fiona H. et al. // International journal of environmental research and public health. – 2019. – Vol. 16 (3). – Electronic text data. – Mode of access: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/ articles/PMC6388276/pdf/ijerph-16-00476.pdf (date of access: 15.07.2019). – Title from screen.

Источник: Литвинова А. В., Талалаева Н. С. Продовольственная безопасность России: эволюция приоритетов и способов оценки // Вестник Волгоградского государственного университета. Экономика. – 2019. – Т. 21, №№ 4. – С. 182-196.

Просмотров: 9

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code