К ВОПРОСУ О КЛАССИФИКАЦИИ НАУК ПО Н. И. КАРЕЕВУ

А.В.Зацепин , А.С.Попов

Статья посвящена вопросу классификации наук с точки зрения русского философа Н. И. Кареева, который ставил перед собой задачу установления предметного поля каждой из них и дробил их, соответственно, на две группы: феноменологические (история) и номологические (психология и социология). Для мыслителя было очевидным существование достаточно сложного взаимодействия между фактами и закономерностями разных уровней сложности, то есть менее сложные факты и закономерности порождают более сложные, которые впоследствии оказывают определённое воздействие на более простые, их породившие. Эта объективно существующая взаимосвязь законов, фактов и явлений приводила Кареева к мысли о необходимости построения частных наук, изучающих различные феномены реальности на основании особого, специфического метода, применение которого даст наилучший результат в анализе объекта исследования данной конкретной науки.

Ключевые слова: классификация наук, позитивизм, русская философия.

 

Русский мыслитель Николай Иванович Кареев (1850-1931) решал проблему места истории среди других частных научных дисциплин, опираясь на собственную классификацию наук. Ход его мысли следующий: окружающая действительность состоит из множества явлений, обусловленных объективными закономерностями. Сообразно с тем, на какие сферы действительности (явления либо законы) обращена познавательная активность субъекта, частные науки дробятся, соответственно, на две группы: феноменологические (история) и номологические (психология и социология).

Не вызывает сомнения, что классификация Кареева во многом повторяет классификацию Конта (принципы её разработки сходны с теоретическими установками, на которых базируется контовская классификация), однако между ними есть и определённые расхождения. Действительно, Кареев признавал абсолютно верными принципы, на которых базируется классификация наук Конта. Так, он призывал «начать социологию с изучения явлений социальной жизни по менее сложному материалу» [10, с. 9]. Вместе с тем русский мыслитель указывал и на недостатки контовской классификации. Отечественного философа, в частности, не устраивало то, что Конт, считая психологию, по всей вероятности, составной частью биологии, не включил её в свою схему в качестве отдельного элемента. В итоге, в определённой степени опираясь на идеи Конта, Кареев разработал свою классификацию: математика, астрономия, физика, химия, биология особи, биология вида, психология особи, психология союза, социология [10, с. 9]. Определённые расхождения в классификациях Конта и Кареева имеют место не только в плане содержательном, но и в плане терминологическом. На наш взгляд, есть смысл рассмотреть их более подробно, тем более что Кареев, испытавший влияние позитивизма, стремился разработать собственную методологию исторического знания. Отличия выражаются не только в несогласии отечественного учёного с Контом в вопросе о названии категорий наук. Основоположник первого позитивизма считал целесообразным строить классификацию на основании принципа, который можно назвать законом возрастающей сложности при убывающей общности. Согласно данному принципу, трудность обнаружения объективной закономерности находится в прямой зависимости от степени общности тех явлений, в которых она прослеживается.

В своей классификации Конт делит науки на абстрактные и конкретные. Абстрактные направлены на выявление и формулирование объективных закономерностей, а задачами конкретных является описание уникальных фактов. По Карееву, такие названия не соответствуют существу тех вопросов, которые они призваны решать. Он был убеждён, что «не всякая абстракция ведёт к открытию законов, и не всякое изображение предметов отличается конкретностью» [11, с. 107]. Русский историк справедливо считал, что не может быть истинной точка зрения Конта, согласно которой любую абстракцию следует рассматривать как обнаружение закономерности, определяющей естественное или социальное развитие. Он был убеждён, что исследование самых разных объектов должно осуществляться как в статике, так и в динамике. По мнению Кареева, элементы абстракции содержатся в исследовании предельно конкретных фактов, тогда как закономерность, вскрытая абстрактными науками, обнаруживается в явлениях, изучать которые призваны науки конкретные. Учёный указывал, что «в этом смысле философия истории будет в конце концов то же изображение всемирной истории, только доведённое до известной степени абстрактности» [4, с. 136]. Данное утверждение, однако, не является свидетельством того, что Кареев сводил отличия таких наук, как всемирная история и философия истории, к различному уровню бесспорно присущей каждой из них абстракции: их отличия носят, прежде всего, качественный, а не количественный характер. В науках, содержащих элемент абстракции, он выражен по-разному. Так, в истории элемент абстракции заключается в понятии развития единичного, в философии истории он сосредоточен в понимании поступательного общественного развития (то есть в теории социально-исторического прогресса), в социологии же – в представлении о законосообразности развития общего. На этом основании мыслитель предлагает новые наименования для наук, которые Контом были названы абстрактными и конкретными. В свою классификацию он ввёл понятия наук номологических и феноменологических. Кроме того, Кареев скорректировал и саму контовскую классификацию. Переименовав абстрактные науки в науки номологиче- ские, в разряд феноменологических наук он полностью включил конкретные и часть абстрактных наук контовской классификации, в задачи которых не входит обнаружение объективной закономерности. Таким образом, в трактовке Кареева философия истории понималась как абстрактно-феноменологическая наука, история – как конкретно- феноменологическая наука и социология – как наука абстрактно-номологическая.

Отвечая на критику Лаврова, считавшего, что подобная классификация имеет определённые недостатки, поскольку законы не могут существовать отдельно от явлений, Кареев писал, что взаимодействие номологических и феноменологических наук заключается в так называемых номологических и феноменологических переходах «от естествознания к наукам гуманным». Русский мыслитель полагал, что «феноменология – вообще изучение целого ряда явлений, представляемых внешним миром. В этом ряду палеонтологические явления составляют переход от зоологических к историческим. Поэтому на палеонтологию и, особенно, на антропогению позволительно смотреть как на связь, образовавшуюся между естественно-исторической и исторической отраслями нашего знания о человеке. Вот феноменологический переход от естествознания к наукам гуманным» [10, с. 11]. По аналогии он рассматривал и номо- логический переход: «номология представляет совокупность законов, исследуемых наукой. В этой совокупности законы психологические составляют переход от биологических к социальным. Поэтому на психологию, и особенно на физиологию мысли, следует смотреть как на посредницу между биологическою и социологическою отраслями нашего знания о человеке. Вот номо- логический переход от естествознания к наукам гуманным» [10, с. 11]. Кареев не без оснований считал, что терминологически его классификация лишена двусмысленности контовской (наличие абстрактных и конкретных наук). На основе анализа кареев- ской классификации можно сделать вывод о том, что для мыслителя было очевидным существование достаточно сложного взаимодействия между фактами и закономерностями разного уровня сложности. Так, по Карееву, менее сложные факты и закономерности порождают более сложные, которые впоследствии оказывают определённое воздействие на более простые, их породившие [1, с. 10] Эта объективно существующая взаимосвязь законов, фактов и явлений приводила Кареева к мысли о необходимости построения частных наук, изучающих различные феномены реальности на основании особого, специфического метода, применение которого даст наилучший результат в исследовании объекта исследования данной конкретной науки. Именно поэтому он, в отличие от многих своих современников, не воспринимал социал-дарвинизм как теоретическую концепцию, способную абсолютно непротиворечиво объяснить социальный характер человеческого существования. Вместе с тем позиция Кареева в отношении методологических проблем исторического познания не может механически отождествляться и с утверждением представителей баденской школы неокантианства о наличии в истории особого индивидуализирующего метода, поскольку русский историк доказывал, что в развитии исторического процесса прослеживаются как социологические, так и психологические закономерности. Таким образом, абстрактные науки в контовской классификации у Кареева получили название «номологических», конкретные же отечественный историк именовал «феноменологическими».

По Карееву, целостное историческое познание предусматривает объединение усилий целого ряда социальных и гуманитарных наук под единым организующим началом философии истории. Он считал, что историческое познание не должно ограничиваться рамками одной науки, пусть даже и применяющей исключительно широкий спектр методов [3, с. 100]. Исходя из утверждения о том, что каждая наука должна строиться на основе какого-либо особого метода, историк подчёркивал, что исторический процесс является объектом исследования многих наук, которые изучают его при помощи собственного специфического метода. Отличия этих научных дисциплин не качественного, а количественного характера, их отличия заключаются в уровне абстракции, им присущем: «художественный образ и схематическое изображение, подробная биография и краткая характеристика, протокол … однако имеют предметом феномен, будет ли то какая-либо вещь, или личность, или действие. В истории возможна целая градация от художественных картин, мелочных подробностей, длинных перечислений частностей до отвлечённых схем … ряд ступеней между конкретностью непосредственного исторического материала и абстрактностью, так сказать, его квинтэссенции» [4, с. 136]. Заслуживает внимания разработка учёным системы наук, входящих в сферу исторического познания, на основе которой он очертил области применения тех или иных социально-исторических дисциплин и наметил их специфические задачи [2, с. 110]. Объектом исследования системы исторического знания, разработанной Кареевым, был исторический процесс с его огромным разнообразием.

В связи с этим весьма насущной задачей для русского историка было установление предметного поля каждой из наук, призванных изучать историческое развитие во всех проявлениях, а также постановка вопроса о его закономерности. Наряду с этим нельзя упускать из виду и то, что мыслитель указывал на необходимость синтеза таких наук,

Примечания

1. Зацепин А. В. Философские идеи в педагогических воззрениях К. Д. Ушинского : автореферат дис. на соиск. учён. степ. кандидата философских наук : 09.00.03 / Зацепин Алексей Владимирович. Москва, 2007. 16 с.
2. Зацепин А. В. Социально-правовые аспекты творчества К. Д. Ушинского // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2015. № 3. С. 108-112.
3. Зацепин А. В. Взгляд на категорию «счастье» через призму философии К. Д. Ушинского
// Международный научно-исследовательский журнал. 2013. № 1-2 (18). С. 100-101.
4. Кареев Н. И. Историко-философские и социологические этюды. Санкт-Петербург : Тип.
И. Н. Скороходова, 1895. 304 с.
5. Кареев Н. И. Историология: (Теория исторического процесса). Петроград : Тип. M. M. Стасюлевича, 1915. 320 с.
6. Кареев Н. И. Историческая философия графа Л. Н. Толстого в «Войне и мире». Санкт-Петербург : Изд. Л. Ф. Пантелеева, 1888. 64 с.
7. Кареев Н. И. Мысли о сущности общественной деятельности. Санкт-Петербург : Тип.
M. M. Стасюлевича, 1895. 154 с.
8. Кареев Н. И. Наука о человеке в настоящем и будущем // Знание. 1875. № 5. С. 1-16.
9. Кареев Н. И. Основные вопросы философии истории : в 2 томах. Москва : Тип. А. И. Мамонтова и К°, 1883. Том 1. 456 с.
10. Кареев Н. И. Основные вопросы философии истории : в 2 томах. Москва : Тип. А. И. Мамонтова и К°, 1883. Том 2. 400 с.
11. Кареев Н. И. Основы русской социологии. Санкт-Петербург : Лимбах, 1996. 368 с.
12. Кареев Н. И. Отношение историков к социологии // Рубеж: (Альманах социологических
исследований). Сыктывкар : СГУ, 1992. № 3. С. 4-36.
13. Кареев Н. И. О современном значении философии истории // Варшавские университетские известия. Варшава, 1884. № 1. С. 4-12.
14. Попов А. С. Теоретико-методологические основания социально-исторических взглядов Н. И. Кареева // Наука и Образование. 2018. № 1. С. 33.

Источник: Зацепин А. В., Попов А. С. К вопросу о классификации наук по Н. И. Карееву // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 4 (90). С. 37-42.

Просмотров: 9

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code