ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЭТАПОВ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЧЕЧЕНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ С ХХ ПО ХХI ВВ.: ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОВЕТСКОГО, ПОСТСОВЕТСКОГО И РОССИЙСКОГО ПЕРИОДОВ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ

М.Х.Сайдумов

Аннотация. В статье представлена авторская концепция периодизации основных этапов государственно-правового развития Чечни, начиная с 1918 г. ХХ в. по 2018 г. ХХI столетия. Впервые предпринята попытка комплексной систематизации ключевых этапов государственно-правового строительства в Чечне. Каждому из этапов дается соответствующая характеристика, позволяющая сформулировать общее авторское определение термина «чеченская государственность».

Ключевые слова: государственность, становление, развитие, республика, власть, Конституция, закон, общество.

 

Научная разработка разноаспектных по хронологическому охвату вопросов, исследующих государственность Чечни за последние 28 лет (с начала 90-х гг. ХХ столетия по настоящее время), была обозначена представителями исторической науки, за редкими фрагментарными исключениями в виде обзорных трудов отдельных правоведов [1]. «Чеченская государственность», как нам представляется, характеризуется гистерезисом именно специализированных правовых исследований по обозначенной теме. В этой связи нам видится необходимым дейктический процесс комплексного перечня факторов и процессов, относящихся к компетенции государственности на примере Чечни. Мы выскажем предположение, что выводы, сделанные в настоящем исследовании, с позиции правовой науки максимально приблизят к формированию единой структуры и контенсива определения чеченской государственности. Необходимость толкования процессов государственно-правового становления и развития Чечни в ХХ столетии имеет важное теоретико-прикладное значение, обусловленное не только потребностью подробной реконструкции и выстраивания последовательного в хронологическом порядке историко-правового аппарата, но и важной просветительской задачей. По нашему убеждению, отсутствие экспликата советской чеченской (чечено-ингушской) государственности, которая сформировалась в аутентично-правовом значении после 1957 г., привело к наращиванию и созданию в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ столетия отрицательных условий для ее постепенного разрушения и уничтожения под воздействием внутренних и внешних сил. В историко-правовой науке вопросы слома чечено- ингушской государственности, начавшегося с 1989 по 1993 г., в поиске причинно-следственной связи самого факта их возникновения носят (как нам видится) статус контроверзы. Именно дис- куссионность различных вопросов заставляет исследователей апперципировать посредством анализа и сопоставления ранее известных и новых обстоятельств с дальнейшей целью – максимально приблизиться к цельно содержательным и аргументированно объективным выводам. Как нам видится, правовой квиетизм Центра в 1991 г., проявленный в отношении Чечено-Ингушетии (ЧИАССР, ЧИР], сначала способствовал территориально-правовой дизъюнкции единой Чечено-Ингушетии, затем доведению ситуации до трагических событий 1994 г. Широко известное в нашей стране заявление Б.Н. Ельцина о суверенитете для народов было высказано не имплицитно, а вполне четко и однозначно. Выражаясь известным латинским термином disertus – ясно и определенно. Собственно оно в своем содержании и подвигло массы в регионах к действиям, направленным на перемены, приведшим к неправовым последствиям в Чечено-Ингушетии в большей степени среди других субъектов РСФСР. События, порожденные сначала бездействием союзной власти в Центре и на местах, способствовали неадекватному воздействию и политико- правовому поведению власти, взявшей ориентацию не на решение политико-правовыми средствами возникшей проблемы, а на ее усугубление, применяя военные методы, облаченные в правовые формы, именуемые «наведением конституционного порядка» в 1994 – 1995 гг., что во многом породило череду проблем для всей российской государственности, которые вылились в трагедию чеченского народа в конце ХХ столетия. ХХ столетие для Чечни ознаменовалось различными историческими процессами, напрямую связанными с ее государственностью. Мы представим в данном исследовании последовательную конструкцию, объединяемую единым термином «чеченская государственность», позволяющую проследить наиболее сложные и важные периоды в истории чеченцев. Советская власть в процессе ее укрепления в 20-е гг. ХХ столетия в регионе стала для чеченцев действенным практическим способом и целью реализовать свои искомые права на самоопределение и развитие. Предположим, что гипотетическое отсутствие двух трагических факторов в советской истории чеченского народа – депортации в 1944 г. и репрессий в отношении религиозных деятелей – могло бы сделать чеченское общество самым советским еще в первой половине ХХ столетия. В этом случае чеченскому обществу не пришлось бы проходить длительный и сложный период политического и социально-экономического возрождения после 1957 г., переживая реваншистские действия 1944 г., осуществленные, по сути, сторонниками имперского, но не советского мышления.

Политический успех и начавшееся развитие Чечено-Ингушетии (в период укрепления советской власти с 1920 по 1944 г.] превратили отсталую во всех смыслах периферийную территорию в автономное государство в виде республики в составе РСФСР. Автономное государство, где личность впервые получила возможность учиться, работать, жить и развиваться на равных правах с учетом её национальных особенностей. Школы и все виды образования стали общедоступным правом, а не привилегией «около царского круга», где земля распределялась не по царским чинам и заслугам, а на основе хоть и коллективного пользования, но все же равенства. Наступил краткосрочный процесс реализации стремлений и надежд чеченцев, искомых ещё с периода их нахождения в составе Терской области. Сравнение политико-правовой организации царского прошлого Чечни на основе военно-народного управления периода царизма, существенно ущемлявшего их права и интересы, с новым советским гражданским строительством на принципах равноправия, начавшимся в Чечне в 20-е гг. ХХ столетия, позволяет выявить очень серьёзные правовые отличия. О военно-народном управлении, сложившемся в Чечне перед революционными изменениями в стране, можно судить по емкому определению «военная бюрократия», отмеченному депутатом Государственной Думы Т. Эльдархановым, которое приводит в одной из своих работ исследователь А.Х. Дудаев [2, с. 32].

Сама периодизация чеченской государственности нуждается в определенной последовательности и классификации. Настал ключевой момент определения основных этапов государственно-правового развития Чечни, опираясь на принципы теории и истории государства и права в части позитивно-правового осмысления прошлого и настоящего. Несмотря на то, что мы относимся с академическим уважением к наработкам наших коллег, предложивших науке свою авторскую периодизацию государственно-правового становления и развития Чечни [3], считаем допустимым высказать свое видение настоящего вопроса. Прошедшие за девятнадцать лет ХХ! столетия политические события (с неизменно сопровождающими их правовыми действиями] в Чеченской Республике сосредоточили в себе целый спектр событий государственно-правового масштаба. Эти события приобрели очевидный научный резонанс – следовательно, актуальность для отечественной правовой науки. Факт проведения референдума по принятию Конституции Чеченской Республики 23 марта 2003 г. при продолжавшейся контртеррористической операции стал в тот период времени предметом серьёзных научных и политических дискуссий. Именно поэтому необходимо выстроить и апперципировать периодизацию государственно-правового становления Чечни с ХХ по настоящее время с учетом всей совокупности свершений прошлого и настоящего. В целях объективности отметим, что в более ранних наших работах мы предлагали общую периодизацию в 11 этапов, но перманентное разбирательство проблемы, способствует поиску все более выверенной конструкции периодизации государственно-правового становления и развития Чечни. Представляемая конструкция послужит правовой aurea mediocritas в этом сложно сплетённом вопросе.

В силу того, что процессы государственно-правового развития, происходившие в Чечни в ХХ столетии, реализовывались при этом не в однородной политико-правовой среде, необходимо конкретизировать данную среду в свойственных исторических и временных границах. В настоящем исследовании мы выделим 5 базовых политико-правовых этапов государственного развития Чечни, сосредоточивших в себе исторические периоды и отрезки с ХХ в. по девятнадцатилетие XXI в. Внутренняя структура каждого из 5 этапов имеет свои периоды, которые характеризуются принятием нормативно-правовых актов, определяющих свойственный тому или иному этапу политико-правовой фон в Чечне. Следуя академическому принципу, далее представляем их axiomata minora:

I. Постцарский этап. Краткосрочный этап переходного российского революционного периода (1917 – 1919 гг.) – первый в ХХ столетии процесс, направленный на демократическое государственное строительство на Северном Кавказе, ознаменовался образованием Союза Горцев Северного Кавказа и Дагестана. Характеризуется нами подготовительным этапом, заложившим основы безальтернативной необходимости государственных перемен в области национальной политики. Политическая декларация и заявление о кардинальном пересмотре отношения к провинциальной окраине (присоединенной во второй половине Х1Х в.), переход от действовавших здесь принципов военно-народного управления к принципам равноправия всех субъектов в новом федеративном государстве. Можно считать актом декларации государственного суверенитета в составе будущей обновленной России. Правовые акты: Конституция Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, дата разработки и декларация основополагающего нормативного акта государственного образования в работе Первого горского съезда 7 мая 1917 г., утвержденного 25 сентября 1917 г. на Втором горском съезде. Выскажем свое мнение, что это первый по времени принятый в России единый нормативно-правовой документ в ХХ столетии, именуемый конституцией. Конституция определяла горскую государственность в составе федеративного государства в сложный переходный период между царским и советским этапами в истории государственно-правового развития чеченцев и других народов Северного Кавказа. Характеризуя отмечаемый этап, обозначим, что в период с 1918 по 1920 г. военно-политический статус Чечни подвержен различным и скорым изменениям, объясняемым активными военными событиями широкого масштаба между Белой армией и РККА, в которых активно участвовал чеченский народ (поддерживающий РККА). Чечня в рассматриваемый период представлена одновременно в составе Север-Кавказского эмирата во главе с теологом Узун-Хаджи и Горской республикой (Т. Чермоев). По форме устройства эмират Узун-Хаджи напоминает военно-теологический comeback имамата Шамиля в начале ХХ столетия. С той лишь разницей, что эмират (в отличие от имамата Шамиля с его главной доктриной газаватом) в военном плане активно взаимодействует с Рабоче-Крестьянской Красной Армией (РККА). При одновременно отмечаемой нами зеркальной заинтересованности со стороны руководства РККА в военной силе эмирата Узун-Хаджи. Параллельно с этим государственным образованием Чечня была представлена составной частью Горской республики, позиционировавшей себя светским государством с учетом национальных особенностей. Деятельность республики в большей степени направлена на ее признание международным сообществом. При отсутствии действенных функций контроля и управления на территории провозглашенной республики – государствообразующая деятельность была малоэффективной. Неспособность Горской республики отстаивать на местах декларируемые политические интересы, строить и внедрять заявленную правовую платформу внутренней политики (при активно предпринимаемых действиях руководством ГР на международном уровне) объясняется отсутствием военной силы у Горской республики в сравнении с тем же эмиратом Узун-Хаджи. Следовательно, срок действия политико-правовой эффективности указанных государственных образований был краткосрочный.

II. Советский начальный этап является общим базовым этапом самостоятельного государственного строительства чеченского советского (позднее объединенного чечено-ингушского) государства в форме автономии, характеризуется поиском новой формы государственно- территориального устройства, как результат – частая смена в названиях образуемых государственных объединений по принципу укрупнения и единения национальных образований. Чечня в этом процессе с 1918 по 1922 г. находится в статусе составной части создаваемых новых государственных образований: Терской автономной республики, Северо-Кавказской советской республики, Автономной Горской Социалистической Советской Республики.

17 марта 1918 г. Терская область была провозглашена Автономной республикой. Относительно специфики ее создания – как общей отправной точки государственно-правового строительства в Северо-Кавказском регионе – отметим единство мнений у ряда отечественных исследователей А.М. Бугаева [4, с. 35], Т.У. Эльбуздукаевой, Е.А. Изриповой [5, с. 32]. 5 июля 1918 г. происходит объединение всех областных и республиканских единиц Северного Кавказа в СевероКавказскую Республику [5, с. 32]. В апреле 1920 г. съезды, на местах проводимые среди чеченцев, декларируют провозглашение советской власти, активизирован процесс делегирования членов в созданные ревкомы, происходит активное общественно-политическое участие представителей чеченского народа в съездах, проводимых на уровне региона; чеченским населением вносится существенный вклад в масштабную вооруженную борьбу за утверждение советской власти на Северном Кавказе. 20 января 1921 г. было принято постановление Президиума ВЦИК об Автономной Горской Социалистической Советской Республике (в п. 9 именуемое Конституцией), в новое государственное образование вошел Чеченский округ .

30 ноября 1922 г. – отправная точка строительства самостоятельного чеченского государственного образования – Чеченской автономной области, выделенной в самостоятельный формат из состава Горской Республики. Создана на правовой основе с целью образования советской чеченской национальной государственности в статусе монома, объединяющего в единых территориальных границах чеченский народ, с целью реализации прав и интересов жителей автономии. Данное государственное образование с формулировкой «автономная область», как нам представляется, выглядит северо-кавказским лимитрофом в начале ХХ столетия, возникшим в правовой природе советского государства, но окончательно в нём не завершившим свое односоставное становление. Процесс правового оформления происходил посредством: принятия протокола № 34 от 22 октября 1922 г. заседания комиссии ЦК РКП(б) по вопросу о выделении Чечни из состава Горской Республики .

Чеченская автономная область (1922 – 1934 гг.) характеризуется: действенным процессом создания государственных институтов, выборных органов; переходом от чрезвычайных органов к избираемым – Советам (1924 г.); организацией административно-территориального деления по принципу объединения чеченских территорий; реализацией вопроса статуса города Грозный (с 1922 по 1929 г. – столица ЧАО) [6, с. 308 – 312].

Чечено-Ингушская автономная область (1934 – 1936 гг.). С 1933 г. начался процесс, инициированный Северо-Кавказским краевым комитетом по укрупнению автономной области чеченцев за счет объединения с Ингушской областью. 12 января 1934 г. на двух равнозначных съездах чеченского и ингушского народов, состоявшихся в Грозном, было принято решение (направленное в ВЦИК РСФСР) об объединении Чечни и Ингушетии в Чечено-Ингушскую автономную область. Инициатива получила одобрение и легитимность 15 января 1934 г. [6, с. 313].

Чечено-Ингушская автономная Советская Социалистическая Республика (ЧИАССР 1936 – 1944 гг.). Обретение качественно нового политико-правового статуса республики в рамках советской союзной модели государственного строительства (по факту принятия Основного Закона страны 5 декабря 1936 г.), последовавшее нормативное продолжение процесса легитимного оформления государственности Чечено-Ингушской АССР с принятием Основного Закона ЧИАССР в 1937 г. Статья 1 Конституции ЧИАССР определила новый статус республики – государство. 22 июня 1937 г. с принятием постановления Чрезвычайного III съезда Советов Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики об утверждении проекта Конституции ЧИАССР мы считаем датой рождения объединенной чечено-ингушской государственности. Повышение статуса до уровня республики и обретение государства является базой последующего государственно-правового развития.

Ликвидация ЧИАССР в 1944 г. (на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г.; упразднение ЧИАССР в 1946 г. (на основании Закона РСФСР от 25 июня 1946 г.). С принятием Закона РСФСР «Об упразднении ЧИАССР и преобразовании Крымской АССР в Крымскую область» наступил период многолетней инволюции государственности чеченцев, отразившийся, прежде всего, на демографической, политико-правовой, территориальной, социально- экономической форме развития. Настоящий период характеризуется с 1944 по 1957 г. систематическим нарушением прав по конституционным гарантиям советского и республиканского законодательства в плане политической и правовой целостности и последовательности развития республики и её народов. Потеря обретенного в 1936 г. статуса республики, ущемление всей совокупности прав чеченского народа по национальному признаку, разрушение территориальной целостности чечено-ингушского государства [7].

Не изученным в полной мере (за отдельным исключением [7]) остаётся вопрос легитимности процесса разделения территории ЧИАССР, с закреплением присоединяемых территорий на конституционно-правовом уровне субъектов РСФСР и одной союзной республики. Территории последних существенно увеличилась за счёт ликвидации ЧИАССР.

Восстановление ЧИАССР 9 января 1957 г. классифицируется вторым днем рождения чеченской советской государственности. Нормативные акты, восстановившие государственность:

– Указ Президиума Верховного Совета СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР» от 9 января 1957 г.;

– Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области» [8, с. 30, 31];

– Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О передаче части территории Душетского и Казбегского районов из Грузинской ССР в состав РСФСР» от 11 января 1957 г.;

– Закон Союза Советских Социалистических Республики «Об утверждении Указов Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении национальной автономии балкарского, чеченского, ингушского, калмыцкого и карачаевского народов» от 11 февраля 1957 г. [8, с. 34, 35].

Конституция (Основной Закон) Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики (с изменениями и дополнениями, принятыми на IV сессии Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР шестого созыва) [9, с. 30 – 55]. Территориальную целостность, помимо вышеназванных актов, восстанавливали:

– постановление Президиума Верховного Совета Грузинской ССР «О передаче части территории Душетского и Казбегского районов из состава Грузинской ССР в состав РСФСР» от 10 января 1957 г. №27-28 [8, с. 32];

– постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О передаче части Душетского и Каз- бегского районов Грузинской ССР в состав РСФСР» от 10 января 1957 г. № 712/1» [8, с. 33];

– Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О включении в состав Чечено-Ингушской АССР и Северо-Осетинской АССР территории, переданной из Грузинской АССР» от 29 апреля 1957 г. № 721/4 [8, с. 36].

23 – 29 августа 1958 г. в городе Грозный (используя среднестатистический бытовой конфликт) антисоветскими и националистически ориентированными деструктивно-криминальными силами из числа лиц не чеченской и ингушской национальности, была осуществлена крупномасштабная попытка республиканского (государственного) переворота и изменения конституционного строя. Главным лозунгом и целью антисоветских деструктивных сил была депортация чеченцев и ингушей, восстановление Грозненской области. Попытка переворота была пресечена армейскими силами и милицией.

III. Позднесоветский этап. Чеченская государственность с 1978 по 1991 г. В этот период принимаются ключевые нормативно-правовые документы, представляющие особое значение для чеченской советской государственности:

– принятие Конституции ЧИАССР 1978 г. (на внеочередной восьмой сессии Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР шестого созыва 26 мая 1978 г.; структурно состояла из 10 разделов, 161 статьи) [10, с. 33]. Конституция ЧИАССР 1978 г. закрепила всю полноту политико-правовой компетенции республики – от вопросов самостоятельного ведения до совместного и федеративного (союзного), существенно расширила политико-правовой статус республики. Обозначила и закрепила всю полноту прав и свобод граждан ЧИАССР, в частности право на использование родного языка в целях реализации прав и свобод граждан, свободу религиозных чувств [11, с. 202 – 207];

– принятие Декларации Верховного Совета Союза ССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, обеспечению их прав» 14 ноября 1989 г. [8, с. 37 – 38]. Декларация была направлена на принятие соответствующих законодательных мер для полного восстановления прав всех репрессированных советских народов;

– принятие Закона РСФСР «О Реабилитации репрессированных народов» 26 апреля 1991 г. № 1107-1 [8, с. 39 – 42], состоящего из 13 статей, направленных на полную правовую, территориальную, культурную, материальную реабилитацию всех репрессированных народов;

– 12 июня 1990 г. принятие Первым съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете РСФСР;

– принятие Верховным Советом ЧИАССР Декларации о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики 1990 г. (структурная конструкция: преамбула, 19 статей].

– принятие Закона Чечено-Ингушской Республики об учреждении поста президента Чечено- Ингушской Республики от 3 сентября 1991 г., согласно которому учреждался пост президента для укрепления конституционного строя и разграничения законодательной и исполнительной власти. Постановление Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики о назначении выборов Президента Чечено-Ингушской Республики от 3 сентября 1991 г. Согласно документу выборы были назначены на 29 сентября 1991 г. [12, с. 233 – 234].

Краткосрочный период с 1990 по 1991 г. исследователями характеризуется временем активной интеграции чеченцев в высшие политико-правовые эшелоны власти в СССР и РСФСР: Р.И. Хасбулатов – первый заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР; А.А. Аслаханов возглавил комитет российского парламента по вопросам законности, правопорядка и преступностью; С.Н. Хаджиев – министр химической и нефтяной промышленности СССР [13, с. 339]. Эти очевидные благоприятные политико-правовые события могли в обозримом будущем принести Чечено-Ингушетии искомые политические дивиденды (в виде решения территориальных вопросов: возвращения части Пригородного района и восстановления Ауховского района]. В самой ЧИАССР (позднее ЧИР] с середины 80-х гг. формируется протестная волна, которая к 1990 г. обрела очертания оппозиции к властным институтам. При этом те или иные действия и программные цели национал-патриотического характера, осуществляемые и преследуемые чечено-ингушской советской властью в этот период, перенимаются оппозицией и выдаются уже за «собственную» политико-правовую платформу борьбы. Речь идет о двух «скопированных» под свои политические цели событиях: принятия декларации о государственном суверенитете и учреждении поста президента (события, в инициации которых выступала сама легитимная чечено-ингушская власть, опиравшаяся на Конституцию ЧИАССР]. Наиболее активно в этот период выступили такие организации, как «Союз содействия перестройке», позднее «Народный фронт ЧИАССР» (чеченские активисты], «Нийсхо» (ингушские активисты]. В 1989 г. декларированная на II съезде ингушского народа идея создания Республики Ингушетия, а также образование в 1990 г. организационного комитета по созыву съезда чеченского народа приводят к условиям для будущего раздробления республики на две самостоятельные единицы (мы писали об этом детально в одной из наших работ].

Властная вертикаль. Верховный Совет ЧИАССР (ЧИР]. 1 июля 1989 г. для чеченского народа произошло знаковое событие в истории его национальной государственности – избрание первым секретарем Чечено-Ингушского областного комитета КПСС Д.Г. Завгаева – представителя титульной национальности, образующей государственную автономию ЧИАССР [13, с. 339]. 20 марта 1990 г. Д.Г. Завгаев был избран председателем Верховного Совета ЧИАССР [14, с. 715]. Верховный Совет ЧИАССР – 170 депутатов. Председатель ВС ЧИАССР – Д.Г. Завгаев, два заместителя: М.А. Султыгов, А.П. Петренко [12, с. 148]. Народных депутатов РСФСР от ЧИАССР – 10; народных депутатов СССР от ЧИАССР – 16 [12, с. 154].

Конституционные изменения. 15 мая 1991 г. на седьмой сессии Верховного Совета ЧИАССР, руководствуясь принципами Декларации о государственном суверенитете, народные депутаты внесли значительные изменения и дополнения в Конституцию Чечено-Ингушской АССР. Было изменено название республики, которая стала Чечено-Ингушской Республикой [12, с. 36, 37]. 15 сентября 1991 г. – дата последней девятой сессии Верховного Совета ЧИР [15, с. 41]. В условиях политико-правового хаоса в ЧИР возникают два института с законотворческими властными функциями: Временный Высший Совет Чечено-Ингушской Республики (Б. Бахмадов] и Временный Совет Чеченской Республики (Х. Ахмадов]. Временный Высший Совет Чечено- Ингушской Республики – орган, сформированный при самороспуске Верховного Совета ЧИР, состав: 32 депутата. Вопрос легитимности данного органа раскрывается в исследовательской работе ученого правоведа Б.Д. Бахмадова, являвшегося в рассматриваемый период председателем ВВС ЧИР [16, с. 302 – 307].

Политические организации с доминировавшей ролью в рассматриваемый период. Ключевыми двумя «игроками» выступили,- Вайнахская демократическая партия (ВДП], созданная 5 мая 1990 года и выступившая в качестве основной политической силы «чеченской революции» [15, с. 12, 13], и Общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН). Исполнительный комитет общенационального конгресса чеченского народа образован первым съездом чеченского народа. 1 декабря 1990 г. проведено первое организационное собрание ОКЧН. Документально известно о трёх сессиях ОКЧН и постановке вопроса проведения четвёртой сессии 14 марта 1992 г. в связи с недовольством кадровой политикой Д. Дудаева [15, с. 18, 19]. 8 – 9 июня 1990 г. прошла II-я сессия чеченского народа, на которой был объявлен суверенитет Чеченской Республики [15, с. 18]. 1 сентября 1991 г. решением учредительного общенационального конгресса чеченского народа (председатель Д. Дудаев) ВС ЧИАССР распущен до 15 октября 1991 г., должны были быть разработаны Конституция, Закон о выборах, Закон о референдуме, Закон о гражданстве, Закон о президентском правлении [17, с. 362 – 364]. 3 сентября 1991 г. принятие постановления ВС ЧИР о назначении выборов Президента ЧИР и введении чрезвычайного положения на территории ЧИР [17, с. 372, 374].

Правоохранительные органы ЧИР. Прокуратура ЧИР – прокурор А. Пушкин; КГБ ЧИР возглавлял генерал-майор И. Кочубей, позднее исполнял обязанности председателя С. Крайнов; с 7 октября 1991 г. исполнял обязанности председателя КГБ ЧИР А. Хатаев; МВД ЧИР – министр У. Алсултанов, с 1 сентября 1991 г. и.о. министра А. Даудов, позднее Ибрагимов). В рассматриваемый период в ЧИР появляется вооруженное формирование, созданное ИК ОКЧН, именуемое Национальной гвардией. 6 сентября 1991 г. – вооруженный разгром сессии ВС ЧИР в здании Политического просвещения на улице Красных Фронтовиков [17, с. 384]. 1 октября 1991 г. – процесс политического размежевания единой Чечено-Ингушетии, принятие акта Временного Совета ЧР (под руководством Х. Ахмадова) [14, с. 731] на основании декларации съезда народных депутатов советов всех уровней Ингушетии «Об образовании Ингушской Республики в составе РСФСР» [8, с. 45, 46]. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 октября 1991 г. №1723-1 «О политической ситуации в Чечено-Ингушской Республике» [12, с. 250], суть которого заключалась в признании единственным органом на территории ЧИР Временного Высшего Совета Республики и принятии данным органом мер по стабилизации обстановки в ЧИР. 24 октября 1991 г. – назначение А. Арсанова представителем Президента РСФСР Б. Ельцина [14, с. 734]. Постановление о признании незаконными выборов, проведённых 27 октября 1991 г. в Чечено-Ингушской Республике от 2 ноября 1991 г. № 1847-I [12, с. 254]. Анализ сложившейся ситуации в ЧИР (основанный на выводах участников процессов начала 90-х гг. ХХ столетия) дает основания считать, что действия по смене властной вертикали в ЧИР происходили в т.ч. путем их правового сопровождения из Центра (разделенного также по принципу союзного и федеративного). Так, вопрос роспуска Верховного Совета ЧИР законным признал находившийся в Грозном 15 сентября 1991 г. судья Конституционного суда РСФСР Рудкин [16, с. 306]. С 26 августа по 7 октября 1991 г. на территорию ЧИР попеременно для урегулирования ситуации приезжали представители высшего политического руководства РСФСР: А. Аслаханов, И. Алироев, И Гребешева, Р. Хасбулатов, Г. Бурбулис, А. Руцкой [14, с. 729 – 732]. В указанный период в ЧИР прибыли 1-й заместитель прокурора РСФСР и 1-й заместитель министра внутренних дел РСФСР [17, с. 374]. 8 ноября 1991 г. – введение чрезвычайного положения на территории ЧИР [14, с. 736].

IV. Постсоветский этап. Данный этап можно структурировать следующими этапами: правовая автаркия политического руководства: период с 1991 по 1994 г., основа для начала первой чеченской кампании. Характеризуется псевдостроительством чеченской государственности как самостоятельного субъекта, выраженного в стремлении только лишь к атрибутам государственности, но без формирования реальной правовой базы и поиска действенных возможностей правового признания нового суверенного статуса. В октябре 1991 г. начинаются первые антиконституционные действия самоорганизованных сил в Грозном. С 27 октября 1991 г. по 12 марта 1992 г. указанные действия приобретают статус правовой легализации: проведение президентских выборов, подписание указа о независимости Чечни, принятия Конституции самопровозглашенной республики. Как нам представляется, форсированность и непоследовательность действий самоорганизованных властей, выраженных в отсутствии у них конституционных оснований, свидетельствует о попытке скорейшего самоутверждения [18]. Здесь мы подразумеваем в первую очередь необходимую правовую первичность над всем – принятие Конституции Чеченской Республики – это действие должно было бы быть основой для дальнейшего цивилизованного нормативно- правового развития республики [18]. Принятие конституции, как фактор определения статуса республики, должно было быть вынесено и определено на референдуме, наряду с законом о выборах президента республики. Все это свидетельствуют о сомнительном легитимном правовом статусе происходивших процессов начиная с 1991 г. 27 октября – проведение выборов в высшие органы государственной власти Чеченской Республики: президента и парламента. Согласно постановлению Центральной Избирательной комиссии Чеченской Республики «Об итогах выбора президента Чеченской Республики» от 29 октября 1991 г. в выборах приняло участие 458 144 избирателя. Избранным президентом считался Д.М. Дудаев, за которого проголосовали 412 671 избиратель (90,1 % процента от числа принявших участие в голосовании) [12, с. 251]. 31 октября 1991 г. – постановление ЦИК ЧР об итогах выборов депутатов парламента: по 41 округу выборы были признаны состоявшимися, за исключением 9 округов [17, с. 520 – 521]. 1 ноября 1991 г. – объявление указом Д. Дудаева о государственном суверенитете [17, с. 521]. 2 ноября 1991 г. Парламент Чеченской Республики своим постановлением за № 7 утвердил государственный флаг, гимн [17, с. 530]. 3 ноября Парламент Чеченской Республики упразднил своим постановлением № 14 КГБ ЧИР, с последующим созданием Службы национальной безопасности [17, с. 530]. Начало отсчета политического противостояния между Грозным и Москвой. Обострение внутренней криминогенной ситуации в республике: побег из грозненского СИЗО и наурской колонии 720 заключенных [17, с. 572]. 9 ноября 1991 г. – инаугурация президента Д. Дудаева [14, с. 737]. 2 марта 1992 г. – принятие Парламентом самопровозглашенной Чеченской Республики, постановление № 108 «О порядке вступления в силу Конституции Чеченской Республики» о вступлении её в действие с 12 марта 1992 года. В 1993 г. Чеченская Республика была переименована в Чеченскую Республику Ичкерия. 30 ноября 1994 г. – Указ президента РФ Б. Ельцина за № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики» – начало первой чеченской военной кампании. 31 июля 1995 г. – постановление Конституционного Суда Российской Федерации №10-П по делу о проверке конституционности указов президента Российской Федерации и постановлений Правительства Чеченской Республики (принятых в рамках чеченских событий с 30 ноября 1994 г. по 2 ноября 1993 г.) [19].

Чеченская государственность как возможность политико-правового феномена: период с 1996 по 1998 г. 31 августа 1996 г. подписаны Хасавюртовские соглашения между А. Масхадовым и А. Лебедем, соглашение межу Российской Федерацией и Чеченской Республикой об основах взаимоотношений, определяемых на принципах международного права, которые должны были быть достигнуты до 31 декабря 2001 г. [19, с. 4].19 октября 1996 г. был завершён первый этап вывода федеральных войск из Чеченской Республики: 70 % МО и 40 % ВВ [19, с. 21]. 12 ноября 1996 г. отменён указ от 28.05.1993 г. «О роспуске Конституционного суда Чеченской Республики» [19, с. 27]. 23 ноября 1996 г. – соглашение экономического характера между председателем коалиционного Правительства Чеченской Республики А. Масхадовым и Председателем Правительства Российской Федерации В. Черномырдиным . 16 декабря 1996 г. – реорганизация Верховного Суда ЧРИ в Верховный шариатский суд ЧРИ [19, с. 37]. 31 декабря 1996 г. территорию Чеченской Республики покинул последний федеральный солдат [19, с. 42]. 27 января – выборы президента Чеченской Республики Ичкерия. 30 января – попытки З. Яндарбиева обвинить А. Масхадова в фальсификации выборов и сговоре с федеральной властью [19, с. 51, 52]. 2 февраля – официальное оглашение результатов выборов президента ЧРИ, поздравление Б. Ельцина (через секретаря Совбеза России И. Рыбкина) с победой на выборах А. Масхадова [19, с. 53, 55].

Российско-чеченское урегулирование: принятие ФС Государственной Думой постановления об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно-опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике от 12 марта 1997 г. (Ведомости ФС № 9 ст. 452 от 21.03.1997 г.). 3 апреля Чеченской Республике министерством иностранных дел Российской Федерации передано 3000 заграничных паспортов для совершения паломничества в мусульманские святыни [19, с. 63]. 12 мая 1997 г. – Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия [19, с. 70]. 15 июля 1997 г. – подписание временного соглашения между ФСБ РФ и СНБ ЧРИ [19, с. 79].

Утрата чеченской государственности внутренним безвластием и созданием вооруженной оппозиции: период с 1998 по 1999 г. В мае 1997 г. был подписан исторический документ – «Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия», который при следовании заложенным в него принципам позволил бы стабилизировать общественно-политическую ситуацию как в самой Чеченской Республике, так и установить эффективные взаимоотношения с Российской Федерацией. Политическое безволие руководства республики в указанный период, полная утрата контроля над криминогенной и общественно- политической ситуацией в республике привели к нивелированию статуса ключевых пунктов документа [18]. Государственным основам республики был нанесен страшный и жестокий удар силами международного терроризма против её национальной государственности, самобытной культуры и традиционности. Этот этап в истории государственности чеченцев, в нашем понимании, имел много примеров правового дефиниендума. 23 сентября 1999 г. – указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина № 1255-С «О мерах по повышению эффективности контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации» (СЗ.РФ. 2002, №42. Ст. 5015). С этого документа начался фактический хронометр начала второй чеченской кампании, получившей статус контртеррористической операции.

V. Российский современный этап. Чеченская государственность в системе российского федерализма. Начальный период государственно-правового становления в системе российского федерализма с 2000 по 2004 г. С февраля по апрель 2000 г. – образование органов прокуратуры и управления МВД по Чеченской Республике [20, с. 231 – 232]. 10 июня организована временная система органов исполнительной власти в Чеченской Республике [19, с. 215 -216]. 12 июня 2000 г. – назначение А.А. Кадырова Главой Администрации Чеченской Республики (указом Президента РФ В.В. Путина) [20, с. 232]. 19 января 2001 г. – Указ Президента РФ В.В. Путина №52 «О системе органов власти Чеченской Республики» [20, с. 233]. 4 сентября 2002 г. указом Главы Администрации Чеченской Республики А.А. Кадырова 6 сентября, как важная историческая дата для чеченского народа, в консолидирующих целях был объявлен Днем Республики (Днем гражданского согласия и единения). 11 декабря 2002 г. на съезде чеченского народа в г. Гудермес принято решение о проведении референдума о принятии Конституции Чеченской Республики [20, с. 235]. 23 марта 2003 г. состоялся референдум в Чеченской Республике по принятию Конституции Чеченской Республики и законов о выборах Президента и Парламента Чеченской Республики. 2 апреля Конституция Чеченской Республики, принятая на референдуме, вступила в силу. 28 мая 2003 г. образован Государственный Совет Чеченской Республики (упразднен в 2005 после избрания Парламента Чеченской Республи- ки).5 октября 2003 г. проведены выборы президента Чеченской Республики. На которых победу одержал А.А. Кадыров. 19 октября 2003 г. А.А. Кадыров официально вступил в должность президента Чеченской Республики. 9 мая 2004 г. первый Президент Чеченской Республики погиб в результате террористического акта во время парада на стадионе «Динамо» [20, с. 238].

Переходный период к интенсивному государственно-правовому становлению Чеченской Республики с 2004 по 2006 г. 11 мая 2004 г. Р.А. Кадыров назначен на должность первого заместителя Председателя Правительства Чеченской Республики, 4 марта 2006 г. был назначен Председателем Правительства Чеченской Республики. 27 ноября 2005 г. – избрание Парламента Чеченской Республики, по структуре двухпалатного: Народное Собрание и Совет Республики.

Период стремительного государственно-правового развития Чеченской Республики с 2007 по 2019 г. 15 февраля 2007 г. назначение Р.А. Кадырова исполняющим обязанности Президента Чеченской Республики (указом Президента РФ В.В. Путина). С 1 марта по 5 апреля 2007 г. конституционно-правовые действия наделения полномочиями Президента Чеченской Республики Р.А. Кадырова и вступления его в должность Президента Чеченской Республики: представление его кандидатуры президентом России В.В. Путиным Парламенту Чеченской Республики; наделение Р.А. Кадырова полномочиями сроком на 4 года; инаугурация. 9 апреля 2007 г. – указ Президента Чеченской Республики Р.А. Кадырова от 9 апреля 2007 г. № 110 «О концепции государственной национальной политики Чеченской Республики». 26 июня 2007 г. состоялось заседание Конституционного Собрания Чеченской Республики с повесткой: «Предложения Президента Чеченской Республики Р.А. Кадырову о поправках и пересмотре положений Конституции ЧР». 2 декабря 2007 г. в Чеченской Республике состоялся референдум по внесению изменений в Конституцию Чеченской Республики. Конституционный закон Чеченской Республики от 2 декабря 2007 г. №2-РКЗ «О поправках и пересмотре отдельных положений Конституции Чеченской Республики». 5 июня 2008 г. Р.А. Кадыров подписал закон «О выборах в Парламент Чеченской Республики». 27 июня 2008 г. – самороспуск Парламента Чеченской Республики на основании конституционных поправок, принятых по итогам референдума от 2 декабря 2007 г. 12 октября 2008 г. проведение выборов в Парламент Чеченской Республики второго созыва, однопалатная основа с 41 депутатом. 16 апреля 2009 г. – отмена режима контртеррористической операции на территории Чеченской Республики. 9 января 2010 г. официально утвержден Днем восстановления государственности чеченского народа. 2 сентября 2010 г. – внесение изменения в Конституцию Чеченской Республики названия должности руководители с «президента» на «Главу». 5 марта 2011 г. – наделение Парламентом Чеченской Республики полномочиями Главы Чеченской Республики Р.А. Кадырова сроком на 5 лет. 5 апреля 2011 г. – торжественная инаугурация Главы Чеченской Республики. 4 декабря 2011 г. состоялись выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от Чеченской Республики, а также в муниципальные органы государственной власти. 8 сентября 2013 г. состоялись выборы в Парламент Чеченской Республики III-го созыва [20, с. 238]. 26 сентября 2018 г. – подписание соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия (Ю.-Б.Б. Евкуров) и Чеченской Республикой (Р.А. Кадыров) (г. Магас) . 29 ноября 2018 г. Парламентом Чеченской Республики принят Закон «Об административно-территориальном устройстве Чеченской Республики», подписан Главой ЧР 11 декабря 2018 г. № 62-РЗ .

Вывод. В настоящем исследовании мы представили наиболее полный дескриптивный хронологический охват чеченской государственности. Перед нами стояла задача собрать и систематизировать воедино историко-правовую периодизацию государственного устройства и развития чеченского общества. Политико-правовая квинтэссенция чеченской государственности, как нам представляется, это постоянная борьба за идеалы, в целом характерные каждому народу, но в силу сложных исторических обстоятельств, складывавшихся веками, в Чечне многие вопросы имеют более глубинное значение: понимание и стремление к свободе, с одной стороны, ложная трактовка и интерпретация – с другой, желание сохранить национальную идентичность и попытка стереть её, используя радикальную риторику, – все это наблюдали современники, жившие в Чечне в конце 90- х гг. ХХ столетия. Во многом череда процессов, происходивших здесь на протяжении всего ХХ столетия и почти двадцать лет ХХI в., имеет анафорический смысл. Здесь логически будет правильно высказаться известным латинским выражением – temporis filia Veritas – истина – дочь времени. Чеченская государственность как правовое явление, отслеженное через хронологическую периодизацию, нуждалось в объективном экспликанде сложной казуальности событий, оставивших след в отечественной истории в целом. Выстроенная в последовательности хронология позволяет нам сделать обобщающий вывод: чеченская государственность наиболее ярко сформировалась за последние два столетия, она имела различные политико-правовые ориентации и как следствие различные институты. На каждом из этапов эти институты показали как свою эффективность, так и обратные характеристики. Чеченское общество и его восприятие мира начиная с ХХ столетия по настоящее время в философском аспекте находится в постоянной необходимости управленческих институтов с целью защиты интересов. Отсутствие этих институтов, выразившееся в политико- правовом бездействии в конце 90-х гг. ХХ столетия, поставили под угрозу потерю государственности как таковой. Дискредитация идеи государственности вкупе с абсолютным бездействием власти (ассоциировавшей себя с возможностью принятий новых институций] выразилось в отсутствии желания ее (государственности] действенной защиты и цивилизованного развития, по сути, мы можем рассуждать о наличии правового иллогизма. В итоге с 1991 по 1999 г. был нанесен урон чеченской государственности [20], схожий с тем, что был причинен чеченскому обществу в период депортации 1944 г., когда сравнительно недавно (в 30-е гг. ХХ в.] оформившаяся государственность была упразднена. Современное развитие чеченской государственности предполагает развитие общества через призму традиционно-правовых устоев с позитивно-правовым комплексом задач. Как нам представляется, настоящая периодизация будет способствовать дальнейшему историко- правовому анализу чеченской государственности.

Литература

1. Сайдумов Д.Х. Конституционно-правовое становление и развитие Чеченской Республики в ХХ1 в.: предварительные итоги и перспективы развития. Материалы I Международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет». Государственно-правовое и социальное развитие современного общества: теоретические и практические аспекты. Грозный. 01 – 02 февраля 2018 г. С. 63 – 67.
2. Дудаев А.Х. Философия чеченского суверенитета. Чеченгосиздат «Жайна». Грозный. Джохар, 1998. 128 с.
3. Иналкаева К.С. Становление и развитие национальной государственности Чеченской Республики. Режим доступа: http://xn—7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/23002. Дата обращения: 10.03.18.
4. Бугаев А.М. «История национально-государственного строительства в Чечено-Ингушетии. 1917 – 1936 гг. (некоторые вопросы исследования] / Великий октябрь и социалистические преобразования в Чечено-Ингушетии. Грозный, 1987. 161 с.
5. Эльбуздукаева Т.У., Изрипова Е.А. Национально-государственное строительство в Чеченской Республике в конце ХХ – первом десятилетии ХХI в. М.: Парнас, 2018. 208 с.
6. История Чечни с древнейших времен до наших дней. В 2. -х т. Т. II. История Чечни ХХ и начала ХХ! веков. Грозный: ГУП «Книжное издательство», 2008. 832 с.
7. Сайдумов Д.Х. Депортация чеченцев и ингушей в 1944 г. как факт разрушения их советской национальной государственности / Материалы VIII Международной научно- практической конференции «Империи, монархии, республики, конфедерации как формы осуществления власти на Кавказе» Нальчик, 21 – 22 мая 2018 г. Издательство ООО «Альтаир». С. 248 – 254.
8. Ингушская государственность. Нормативно-правовые акты новейшей истории. Москва- Назрань, 1997. 159 с.
9. Конституции Чеченской Республики: от первой Конституции ХХ века до первой Конституции XXI века: Сборник конституций, посвященный 10-летию Референдума 23 марта 2003 года и принятия Конституции Чеченской Республики. Грозный, 2013. 300 с.
10. Сайдумов М.Х. Государственно-правовое положение Чеченской Республики в постсоветский период: вопросы теории и практики // Юридический вестник Дагестанского государственного университета. Т. 29. 2019. № 1.
11. Сайдумов Д.Х. Конституция 1978 г.: государственно-правовое устройство Чечено- Ингушской АССР // Вестник академии наук Чеченской Республики № 1 (18]. 2013.
12. Осмаев А.А. Волкодлаки (Тайна гибели Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики). М.: «Издательство МБА», 2019. 264 с.
13. Сайдумов Д.Х. Государственно-правовое развитие Чечни в конце ХХ – начала ХХ1 вв.: историко-правовой взгляд на вопросы прошлого и настоящего. С. 338 – 344 // Национально- государственное строительство в Чечне: история и современность. Материалы региональной научной конференции, посвященной 90-летию автономии Чечни. Грозный, 30 ноября – 1 декабря 2012 г. 368 с.
14. История Чечни с древнейших времен до наших дней. В 2-х т. Т. II. История Чечни ХХ и начала XXI веков. Грозный: ГУП «Книжное издательство», 2008. 832 с.
15. Музаев Т., Тодуа З. Новая Чечено-Ингушетия. М.: Информационно-экспертная группа «Панорама», 1992 г. Май.
16. Бахмадов Б.Д. Вопрос законности органов государственной власти Чечено-Ингушской Республики (сентябрь – октябрь 1991 г.) // Сборник материалов V Ежегодной итоговой конференции профессорско-преподавательского состава Чеченского государственного университета. Грозный, 2016. 25 февраля.
17. Катышева М. Уроки чеченского (сборник материалов). Сон разума рождает чудовищ (Часть I. 1988 – 1991 гг). Мичуринск, 2006. 596 с.
18. Сайдумов Д.Х. Зарождение идей суверенитета в Чечено-Ингушетии и нормативно- правовые процессы их реализации (конец 80-х гг. – начало 90-х гг. XX столетия) // Вестник Чеченского государственного университета. № 4 (32]. 2018. С. 146 – 152.
19. Осмаев А.Д. Чеченская Республика в 1996 – 2006 гг. Хроника, документы, исследования. Нальчик, 2008.
20. Абдурахманов Д.Б. Хронология чеченской истории. Москва, 2014. 288 с.

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник». 2020. № 1

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code