«ВКУС НАРОДА»: ПРОБЛЕМА ПОСЕЩАЕМОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ТРАДИЦИОННЫХ ЦЕННОСТЕЙ

С. С. Ипполитов

В статье предпринимается попытка выявить закономерность между параметром «посещаемость учреждений культуры» как одного из показателей эффективности реализации государственной культурной политики в России и ценностными предпочтениями аудитории, которые могут оказывать влияние на этот параметр. Названная проблема сводится к ответу на ряд принципиальных вопросов. Каковы предпочтения современного российского зрителя, посетителя музеев, театров, других учреждений культуры? Каким образом определяется репертуарная политика театров и кинопрокатных учреждений? Экспозиционная и выставочная политика российских музеев? Насколько мнение экспертного и профессионального сообщества совпадает со вкусами и культурными запросами населения страны? Насколько репертуарная политика влияет на посещаемость учреждений культуры? Какими должны быть пропорции экспериментальной, или так называемой актуальной, культуры и культуры традиционной, при всей условности такого рода терминов?

Ключевые слова: государственная культурная политика, посещаемость учреждений культуры, традиционные ценности.

 

Одной из приоритетных задач государственной культурной политики в нашей стране является повышение посещаемости учреждений культуры. Важность решения этой задачи трудно переоценить: учреждения культуры, как проводники политики государства в культурной сфере, являются ключевыми институтами сохранения и популяризации национального культурного наследия и достояния. В значительной степени именно здесь формируется воспитательный и образовательный контекст, оказывающий влияние на молодое поколение: от успешности и востребованности учреждений культуры во многом зависит та социальная среда, которая формируется сегодня в нашем государстве.

Попытки выявить закономерности в динамике посещаемости учреждений культуры, а также выработать действенные методики её повышения, предпринимались целым рядом как российских [2; 3; 8; 10], так и зарубежных [18; 19; 20; 21] исследователей. На основе значительного массива статистической, социологической, демографической информации авторы исследований формировали поведенческие модели среднестатистического зрителя, пытаясь спрогнозировать его поведение на рынке «культурных услуг». Так, российские авторы А. Р. Бузанакова и Е. М. Ожегов осуществили экономический анализ поведения театральной аудитории, опираясь при этом на американские и британские источники 1960-1980-х годов. Авторы изучали поведенческую модель зрителей из различных социальных и имущественных слоёв, деля их на три основные категории. Первая категория — состоятельные люди, ориентирующиеся при выборе театрального зала на его престижность, благосклонность критики и известность режиссёра. Вторую категорию составили зрители со средним достатком, предпочитающие комедийный жанр и не готовые покупать билеты на сложные драматические спектакли. К третьей категории авторы отнесли состоятельную интеллигентную публику, отдающую предпочтение сложным драматическим произведениям [2].

Предложенная авторами исследовательская парадигма тиражируется достаточно широко [3]. Она сводится главным образом к изучению и формированию эффективной «бизнес-модели от культуры»: экономические показатели деятельности превалируют над каким-либо иными. Исследуется пластичность рынка билетов, финансовое состояние аудитории, доходы той или иной социальной группы. Причём, что характерно, вся отечественная аналитика строится
в значительной степени на материалах зарубежных исследователей, зачастую весьма устаревших. Однако в многочисленных публикациях, так или иначе затрагивающих проблему посещаемости учреждений культуры в России и за её пределами, так и не удалось обнаружить ценностный подход к изучению вкусов и предпочтений аудитории в качестве методической основы.

Заявляемые некоторыми авторами темы исследований, казалось бы нацеленные на поиск ценностного измерения во вкусах и предпочтениях российской аудитории, такие как, например, «Государственная культурная политика России: к вопросу о ценностном измерении нациестроитель- ства», оказываются на деле пространными рассуждениями о геополитике с попытками «применить витальный подход к определению и изучению ценностного континуума» [8]. К сожалению, за подобными наукообразными словесными построениями не удаётся обнаружить что-либо конкретное.

Наличие проблемы оценки эффективности учреждений культуры с точки зрения ценностного наполнения того культурного контента, который генерируется ими в процессе основной деятельности, осознаётся многими современными учёными. Так, в статье П. О. Ермолаевой справедливо отмечается, что «на сегодняшний день не существует однозначной и исчерпывающей оценки социально-культурной ценности деятельности учреждений культуры, которая бы корреспондировала с управленческой эффективностью и финансовыми показателями» [10]. Автор внимательно изучает и описывает зарубежный опыт деятельности учреждений культуры, при этом обозначая в качестве одного из наиболее эффективных способов повышения их эффективности создание системы обратной связи с «потребителем»: анализ записей в журналах для посетителей, развёрнутое анкетирование, опросы и проч. Отмечается отсроченный эффект, оказываемый на посетителя библиотеки или театрального зрителя учреждением культуры: произведённое впечатление или полученная из книги информация может быть творчески переработана и привести к сенсационным результатам много лет спустя.

Осознание вторичности финансовых показателей в проблеме востребованности «культурного продукта» подводит нас к выводу о том, что пути решения задачи повышения посещаемости учреждений культуры должны изучаться в двух направлениях. Они могут быть условно названы «технологическое» и «ценностное». Первое из них призвано ответить на вопрос «Как?»; второе — на вопрос «Что?». Под термином «технологическое направление» мы понимаем комплекс правовых, организационных, цифровых, информационных, финансовых и технологических мероприятий, направленных на создание условий для роста числа посетителей учреждений культуры.

Под «ценностным» направлением развития и повышения посещаемости следует понимать предоставление гражданам произведений искусства и услуг учреждений культуры, соответствующих их национальным, культурным, ценностным, историческим, образовательным потребностям.

Следует констатировать, что в последнее десятилетие Министерству культуры Российской Федерации удалось продемонстрировать впечатляющие успехи в развитии «технологического» направления. Введение электронных ресурсов для бронирования и продажи билетов; создание виртуальных театров и концертных залов; заметное обновление и совершенствование материальной базы учреждений культуры; подготовка специалистов для сферы культуры — эти и целый ряд иных мероприятий способствовали опережающему росту посещаемости. Статистика этого процесса достаточно полно отражена на сайте министерства.

Вместе с тем в настоящий момент отсутствуют чётко сформулированные ценностные критерии, по которым Министерство культуры России оценивает деятельность учреждений культуры и осуществляет её финансирование. Так, например, Письмо Министерства культуры РФ от 6 марта 2012 года N 31-01-39/02-ПХ «О разработке Методических рекомендаций по развитию театрального дела в регионах и мерам поддержки театрального искусства» определяет, что «принципы государственного финансирования должны учитывать особенность творческого процесса, в котором в равной степени важны как художественный поиск, нахождение новых путей и форм развития искусства, так и приобщение к искусству непосредственных потребителей» [14]. Это абсолютно логичные и необходимые требования. Однако в этом подробном документе полностью отсутствуют критерии качества, которые государство в лице Министерства культуры могло бы предъявить театральным коллективам как условие их финансовой поддержки. Мы не находим ни слова о культурных и национальных традициях народов Российской Федерации, о традиционных ценностях, о профессиональном уровне исполнительского мастерства.

Более того, документ значительное внимание уделяет понятию «экспериментальная постановка». Вот как предлагается осуществлять государственное финансирование подобного рода театральных экспериментов: «Основным показателем качества услуг является показатель «средняя запол- няемость зрительного зала на стационаре». Однако с целью продвижения постановок экспериментального характера, имеющих объективные сложности для понимания широким кругом зрителей, данный показатель рекомендуется скорректировать. Согласно разработанной методике, экспериментальные спектакли могут исключаться из расчета показателя «средняя заполняемость зрительного зала на стационаре»» [14]. Неизбежно возникает вопрос: насколько обоснованно государственное финансирование постановок, «имеющих объективные сложности для понимания широким кругом зрителей» [14], да ещё и получающих дополнительные преференции при оценке параметра «средняя заполняемость зала»? Кому и зачем потребно их «продвижение»? Зрителю? Но документ недвусмысленно констатирует, что у широкого круга зрителей существуют «объективные сложности для понимания» такого рода произведений. Тогда кому конкретно они адресованы и для чего их требуется «продвигать»? И если «сложности в понимании», по утверждению документа, «объективны», то есть не зависят от уровня образования или эрудиции зрителя, его вкусовых предпочтений — суть факторов субъективных, это заведомо означает, что упомянутые «экспериментальные постановки» изначально и не предназначены для понимания зрителем, поскольку причины их непонимания — «объективны», то есть от зрителя не зависят.

Как показало исследование, изучением вкусов и предпочтений зрительской аудитории (посетителей учреждений культуры) научное и экспертное сообщество в нашей стране занимается редко и фрагментарно. Так, из 440 статей, опубликованных в научной периодике за последнее десятилетие и рассматривающих проблемы развития, функционирования и посещаемости учреждений культуры, исследованию собственно культурных предпочтений населения посвящено лишь две статьи [9; 12], да и те описывают только способы проведения досуга, не предпринимая попыток исследования ценностных и вкусовых предпочтений аудитории. Официальный сайт Министерства культуры также не содержит информации такого рода. Очевидно, что существует необходимость в проведении качественного исследования, которое должно охватить самую широкую аудиторию, с разделением по региональному, гендерному, возрастному признакам, с целью формирования «вкусового профиля» российской аудитории. Без проведения этой системной работы решение задачи повышения посещаемости учреждений культуры будет постоянно наталкиваться на необъяснимые с точки зрения утилитарных рыночных законов явления, когда значительные финансовые вложения в культурный проект вовсе не гарантируют его окупаемость или хотя бы доброжелательный интерес значимой аудитории.

В итоге приходится констатировать, что современная государственная культурная политика и рынок культуры в нашей стране не имеют в своей основе сколь-нибудь качественных и научно подтверждённых исследований предпочтений и вкусов аудитории, которые можно было бы использовать для планирования. В качестве наглядной иллюстрации сложившейся в отечественной науке ситуации в сфере исследований культурных предпочтений населения можно привести уже упомянутую статью А. Р. Бузанаковой и Е. М. Ожегова [2]: из шестидесяти ссылок на более ранние исследования лишь одна отсылает нас к российскому автору, все остальные 59 трудов по маркетингу в театральной сфере принадлежат перу иностранных авторов. Если описывать ситуацию ещё более определённо, то государственная культурная политика опирается на мнения и вкусы достаточно узкого круга лиц, именуемого «экспертным сообществом». Ценности, вкусы и культурные предпочтения широких слоёв населения при принятии организационных и финансовых решений учитываются недостаточно; системное изучение процессов, связанных с культурными и ценностными потребностями отечественной аудитории, практически полностью отсутствует.

В результате настойчивых попыток отыскать в научной или критической публицистике информацию о проведённых социологических исследований ценностных и вкусовых предпочтений населения Российской Федерации удалось обнаружить едва ли не единственное исследование такого рода. Им стал проект российских художников В. Комара и А. Меламида, реализованный в 1995 году под названием «Выбор народа». Следует сразу оговориться, что названный проект носил не научный, а скорее, художественный характер с абсурдистским «акцентом». Издёвка и сарказм авторов по отношению и к аудитории, и к результатам исследования особо не скрывались. Однако в отсутствие более качественной аналитики воспользуемся результатами названного проекта. Его участникам предлагалось смоделировать «идеальную картину» по определённым стандартным параметрам: наиболее предпочтительному размеру художественного полотна, методу изображения (реализм, абстракционизм), цветовой гамме, жанру, сюжету и персонажам.

В ходе этого импровизированного социологического опроса оказалось, что русскому искусству отдают предпочтение 58% населения, американскому — 1%. 61% зрителей ценит старое искусство больше современного. Подавляющее большинство предпочло реалистическое искусство. Среди сюжетов лидировал натюрморт с цветами и сцены с животными. 20% российских зрителей хотели бы видеть на полотнах детей [15]. По итогам исследования было написано два художественных полотна: самая «идеальная» и самая «ужасная» картины. С течением времени проект разросся, к нему подключились другие страны, аналогичные опросы в которых приводили к отличным от России результатам.

При всей карикатурности полученных результатов проект «Выбор народа» позволяет сформулировать научную проблему для более серьёзных исследований, которые помогут решить вполне конкретные прикладные задачи государственной культурной политики.

Названная проблема сводится к ответу на ряд принципиальных вопросов. Каковы предпочтения современного российского зрителя, посетителя музеев, театров, других учреждений культуры? Каким образом определяется репертуарная политика театров и кинопрокатных учреждений? Экспозиционная и выставочная политика российских музеев? Насколько мнение экспертного и профессионального сообщества совпадает со вкусами и культурными запросами населения страны? Насколько репертуарная политика влияет на посещаемость учреждений культуры? Какими должны быть пропорции экспериментальной, или так называемой актуальной, культуры и культуры традиционной, при всей условности такого рода терминов?

Для ответа на поставленные вопросы мы провели социологическое исследование. В качестве исследовательской основы обратились к открытым источникам — официальному сайту Большого театра, ресурсам «Театральная афиша» [17] и «Отзовик» [13]; ресурсу «Театр отзывов» [16]; другим открытым сетевым площадкам, публикующим, среди прочего, отзывы и мнения аудитории учреждений культуры. При этом в оценку включались отзывы зарегистрированных пользователей; анонимные мнения не учитывались. Отбор точек зрения проводился с учётом знания респондентами современного театрального контекста, умения грамотно излагать свои мысли, наличия развёрнутого и аргументированного текста. Мнения типа «было скучно», «неинтересно», «не понравилось» к оценке не принимались. Задачей анализа была попытка определить театральные сюжеты, манеру игры, особенности режиссёрского прочтения, сценария, поведения актёров, вызывающие наибольшее отторжение аудитории и ведущие к стойкому нежеланию зрителя вновь увидеть что-либо подобное в учреждении культуры.

В процессе анализа особое внимание уделялось фразеологическим оборотам, которыми зрители определяли увиденное на сцене и описывали испытанные эмоции. Наибольшее внимание было уделено отзывам, в которых содержались заявления авторов о планах посетить просмотренный спектакль вновь, порекомендовать его близким, показать детям или информация об оставлении зрительного зала до окончания спектакля или желании это сделать.

Проанализируем зрительские впечатления, эмоции и предпочтения на примере ряда спектаклей, поставленных на сцене Большого театра. Так, употребляемые публикой выражения в описании оперы «Риголетто» сводились к следующим: «пошлость и вульгарщина», «стыдно», «разочарование», «сброд пошлости и бездарности», «душили слёзы отчаяния, боли, стыда», «жалкое зрелище», «сальная история», «чувство гадливости и брезгливости», «отвратное порно»; «стыдно, противно, ощущение грязи»; «попали на отвратительный в размахе разврата и грязи фарс».

«Золотой петушок», который поставил К. Серебренников вызвал такие эмоции: «неумный и пошлый фарс», «бедный Пушкин», «пошлость», «мерзкие символы», «поток больных фантазий очередного авангардиста».

Конкретные действия зрителей или их намерения сводились к следующему: «из театра бежали», «стало страшно и рискованно ходить в театр», «рад, что не взял сына», «дальше мучить себя я не стала, ушла», «я вам не советую ходить на «Риголетто»», «еле досидели с женой до конца представления»; «чтобы не беспокоить людей, еле досидели до конца первого действия. Из театра бежали!»; «я вряд ли отважусь на следующее посещение оперы». Следует оговориться, что Большой театр, в отличие от многих других учреждений культуры, не испытывает проблем с наполняемостью залов: играет роль доверие к международному бренду и веками сложившаяся репутация. Немаловажным фактором является и цена билетов: люди, заплатившие от десятков до сотен тысяч рублей за билет, склонны оставаться до конца спектакля, в искренней надежде «оправдать» потраченные средства.

Схожие эмоции вызвал у зрительской аудитории спектакль Театра Наций «Женихи». Зрители так описывали свои эмоции: «пережила настоящий шок! Никогда не могла даже представить себе, что со сцены театра нас научат нюхать кокаин и колоться!!!»; «Н. В. Гоголь, наверное, «перевернулся в гробу». Отвратительная пародия на искусство»; «ушли через 20 минут просмотра»; «пошлость и вульгаризмы»; «берегите себя и ваших детей от подобных провокаций».

Обзор зрительских антипатий даёт обильную пищу для размышлений. Очевидно, что театральная публика рассчитывает увидеть в театре традиционное прочтение классических произведений. Новаторские поиски, эксперименты благосклонно воспринимаются зрителем лишь при условии, что эксперимент не переходит границы традиционных культурных ценностей российского зрителя: пошлость, вульгарность, низкий вкус остаются в сознании российской аудитории явлениями, абсолютно неуместными на театральных подмостках. Поход в театр воспринимается отечественным зрителем как воспитательный и образовательный акт: семейный поход с детьми в понимании российского зрителя — это не развлечение, а сознательное стремление повысить культурный уровень: свой собственный и своего ребёнка. Обсценная лексика из уст актёров, вульгарность сценарного языка, излишняя эротизация спектакля, пошлость, халатное отношение к актёрской службе, неуважительное поведение административного персонала, бросающаяся в глаза экономия на декорациях и реквизите — все эти факторы наносят серьёзный репутацион- ный ущерб не только конкретному учреждению, но и всей современной отечественной культуре. У зрителя возникает убеждение в умышленном «уничтожении русской культуры», её «падении», в непрофессионализме работников культуры, снижении их общего культурного уровня в угоду коммерческой выгоде.

Следует отметить, что и само профессиональное сообщество, вовлечённое в процесс создания культурного контекста, осознаёт и пытается противостоять негативным тенденциям, отмечая зависимость популярности учреждений культуры от тех ценностных приоритетов, с которыми сталкивается зритель. «Каким-то образом мат стал неотъемлемой частью модной современной драматургии. Как-то он пришёл в высокохудожественный театр. Мне трудно мириться с ситуацией, когда, отправляясь с девушкой в театр, я могу получить порцию крепких
выражений не во дворе около театра, а внутри» [11]. Это слова российского драматурга, члена Союза театральных деятелей Российской Федерации, художественного руководителя и главного режиссёра «Нового Арт Театра» Дмитрия Калинина.

Однако в общественном дискурсе существует и принципиально иная позиция, озвученная пресс-секретарём Большого театра Екатериной Новиковой: «Если мы не призываем к насилию, национальной розни и не пропагандируем порнографию, то запретить ничего невозможно, одним нравится одно, другим — другое». Эти слова были произнесены в ответ на возмущение зрителей оперой «Золотой петушок» в постановке Кирилла Серебренникова — версии одноимённой оперы Н. Римского- Корсакова по мотивам сказки Пушкина [1]. При всей этической спорности данного высказывания, его юридическая легитимность безупречна. Действительно, создатели спектакля не нарушили действующее законодательство. Но как быть с мнением зрительного зала, уже описанным выше: «неумный и пошлый фарс», «бедный Пушкин», «пошлость», «мерзкие символы»? Или эта постановка подпадает под определение «экспериментальная», содержащееся в Письме Министерства культуры РФ от 6 марта 2012 года, для которой «объективные сложности в понимании» зрительской аудиторией являются нормой, а мнением зрителя можно пренебречь в целях «продвижения»?

Прямо противоположный опыт, в контексте изучения посещаемости учреждений культуры, позволяют осмыслить выставки русских художников, ставшие знаковым явлением текущего времени и вызвавшие ажиотажный интерес у публики. Многочисленные отзывы зрителей на выставки полотен Архипа Куинджи [7], Ильи Репина [6], Ивана Айвазовского [5], Валентина Серова [4] позволяют судить о повышенном запросе аудитории на традиционно искусство, являющееся не только понятным, близким по духу и воспитанию, но и ставшее частью национального культурного кода россиян. Практически все отзывы посетителей перечисленных выставок в качестве «недостатков» приводили следующие: «слишком много народу», «очень много людей», «многолюдно», «очереди», «стояли в очереди два часа», «народуууу», «пришлось занимать очередь с самого утра», «километровая очередь».

Комментарии зрителей о визите на выставку с детьми, о желании рекомендовать близким посещение, о проведённом времени и удовлетворённости от посещения позволяют сделать вывод о высокой востребованности традиционного искусства. Комментаторы использовали следующие выражения: «радостное настроение, настоящее искусство», «выставка потрясающая», «картины великого художника», «изумительные работы профессионала самой высшей пробы», «бесподобно!», «очень живая и вдохновляющая выставка», «необыкновенная красота», «совершенство», «это стоит увидеть».

Острые эмоции зрителей на увиденное в учреждениях культуры трудно подвергать наукометрическому анализу. Вместе с тем приходится констатировать, что без изучения зрительских симпатий, вкусов и культурных предпочтений решить вполне конкретную задачу повышения посещаемости учреждений культуры не представляется возможным. Сегодня назрела насущная необходимость в проведении всеобъемлющего научного исследования, которое основывалось бы на синтезе методик самых разных отраслей науки: социологии, демографии, культурологии, искусствоведения, экономики, этнографии с целью создания ценностной и культурной «матрицы» народов Российской Федерации. Без наличия широкого массива достоверной статистической информации о такой тонкой материи, как «вкус народа», решить вполне конкретную задачу повышения посещаемости учреждений культуры будет очень сложно.

Примечания

1. Большой театр заявляет, что не запретит оперу «Золотой петушок» по требованию православных [Электронный ресурс]. URL: https://www.vesti.ru/doc.html?id=790247
2. Бузанакова А. Р., Ожегов Е. М. О различных подходах к идентификации предпочтений зрителей театральных постановок // Экономический анализ: теория и практика. 2016. № 10 (457). С. 168-182.
3. Бычкова Н. В., Каточков В. М. Определение маркетинговой стратегии артхаусного кино // Вестник
Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. 2015. Том 9. № 1. С. 153-161.
4. Выставка «Валентин Серов. К 150-летию со дня рождения» (Россия, Москва) — отзывы
[Электронный ресурс]. URL: https://otzovik.com/reviews/vistavka_valentin_serov_k_150-letiyu_so_ dnya_rozhdeniya_russia_moscow/
5. Выставка «Иван Айвазовский. К 200-летию со дня рождения» в ГТГ на Крымском Валу (Россия,
Москва) — отзывы [Электронный ресурс]. URL: https://otzovik.com/reviews/vistavka_ivan_ ayvazovskiy_k_200-letiyu_so_dnya_rozhdeniya_v_gtg_na_krimskom_valu_russia_moscow/
6. Выставка «Илья Репин» в Новой Третьяковке (Россия, Москва) — отзывы [Электронный ресурс].
URL: https://otzovik.com/reviews/vistavka_ilya_repin_v_novoy_tretyakovke_russia_moscow/
7. Выставка картин Куинджи. Третьяковская галерея (Россия, Москва) — отзывы [Электронный ресурс].
URL: https://otzovik.com/reviews/vistavka_kartin_kuindzhi_tretyakovskaya_galereya_russia_ moscow/
8. Голобородько А. Ю. Государственная культурная политика России: к вопросу о ценностном измерении нациестроительства // Вестник Поволжского института государственной службы. 2015. № 1 (46). С. 27-33.
9. Гришкина Н. И. Социокультурный портрет публики современного любительского театра // Вестник Бурятского государственного университета. Педагогика. Филология. Философия. 2009. № 6. С. 260-262.
10. Ермолаева П. О. Методики оценки эффективности учреждений культуры: опыты сравнительных исследований // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусства. 2011. № 3. С. 65-69.
11. Калинин Д. Матом об искусстве. И почему я запретил в театре употребление слова «прикольно» [Электронный ресурс]. URL: https://dk-nat.livejournal.com/14355.html
12. Лукина В. С. Анализ культурно-досуговых предпочтений жителей города Якутска // Теория и практика общественного развития. 2015. № 21. С. 19-21.
13. Отзовик [Электронный ресурс]. URL: https://otzovik.com
14. Письмо Министерства культуры РФ от 6 марта 2012 года N 31-01-39/02-ПХ «О разработке
Методических рекомендаций по развитию театрального дела в регионах и мерам поддержки театрального искусства» [Электронный ресурс] // Гарант.Ru : [веб-сайт]. Электрон. дан. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70054968/
15. Социологический опрос по искусству. Андрей Бильжо известен в России больше Энди Уорхола [Электронный ресурс] // Коммерсантъ : [веб-сайт]. Электрон. дан. 1994. № 125 (593) от 08.07.1994. URL: https://www.kommersant.ru/doc/83204
16. Театр отзывов. Отзывы о спектакле «Не становись чужим». Театр Современник [Электронный ресурс]. URL: https://teatrow.ru/msk/moskovskij-teatr-sovremennik/946-ne_stanovis_chuzhim. html#comment
17. Театральная афиша [Электронный ресурс]. URL: http://www.teatr.ru/
18. Levy-Garboua L., Montmarquette C. Demand. In: Handbook of Cultural Economics. Edward Elgar, 2003.
19. Moore T. G. (1966) The Demand for Broadway Theater Tickets. Review of Economics and Statistics, no. 48, pp. 79-87.
20. Schimmelpfennig J. (1997) Demand for Ballet: A non-parametric analysis of the 1995 royal ballet summer season. Journal of Cultural Economics, vol. 21, iss. 2, pp. 119-127.
21. Throsby C. D., Withers G .A. (1979) The Economics of the Performing Arts. New York, St. Martin’s Press.

Источник: Ипполитов С. С. «Вкус народа»: проблема посещаемости учреждений культуры через призму традиционных ценностей // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 3 (89). С. 142-152.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code