ВКЛАД В РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ К. МЕНГЕРА

В.Д.МАМОНТОВ, доктор экономических наук, профессор
Е.В.ХАРИТОНОВА

В статье решается проблема исследования значения теории ценности К. Менгера для современной экономической науки. В настоящее время для большинства экономистов Карл Менгер является известным и одновременно неизвестным ученым. Он принес с собой революционные изменения в экономическую теорию, но его сочинения для последующего поколения экономистов остались малоизвестными. Менгер — основатель австрийской школы, общим для которой, при наличии многообразия является принятие учения о ценности в менгеровской интерпретации, с позиции теории полезности. К. Менгер считал, что такие проблемы, как рентные отношения, заработная плата, процент на капитал, ценообразование необходимо рассматривать сквозь призму теории ценности. В статье подчеркивается, что австрийский экономист, в отличие от классиков трактует «ценность» как субъективную категорию. Ценность — это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ. К тому же у Менгера ценность блага сопоставляется с его количеством. В его теории «величина ценности» также различна и мера ее заключается в степени значения, которое имеют для нас удовлетворения потребностей. Теория полезности после открытий К. Менгера, У. Джевонса, Л. Вальраса становится теоретическим обоснованием процесса ценообразования. У Менгера, в отличие от А. Смита, Д. Рикардо в акте обмена, не может быть обмен эквивалентов, потому что для каждого участника акта обмена, ценность товара субъективна по своему содержанию. Ученый спорит с классиками относительно причин существования обмена. Он говорит, что нельзя объяснить существование обмена лишь склонностью хозяйствующих субъектов к действию. В статье акцентируется внимание на критическом восприятии К. Менгером и его последователями идейного наследия исторической школы. В частности, рассматриваются содержательные аспекты дискуссии Менгера с Г. Шмоллером В статье подчеркивается, что уже в начале XX в. учение о предельной полезности становится все более известным в экономическом мире науки благодаря трудам учеников Менгера — Ф. Визера, О. Бем-Баверка.

Ключевые слова: благо, ценность, полезность, камерализм, обмен, деньги, цена, экономические блага, неэкономические блага

 

Вехи научного творчества Карла Менгера

Когда мы говорим об «австрийской школе», то в первую очередь имеем ввиду исследования К. Менгера, О. Бём-Баверка и Ф. Визера. При первом знакомстве с научным наследием указанных ученых можно сразу же заметить, что их труды отличаются друг от друга манерой изложения материала, структурой содержания, логикой доказательств, понятийным аппаратом, но в то же время они объединены общей, центральной идеей, которой подчинено все остальное — теорией полезности.

Почему Австрия стала одним из главных центров рождения и развития маржинализма? Конечно, в первую очередь, можно говорить об особом характере социально-экономического развития страны, тесной связи с Германией в культурном, экономическом, социальном отношении. Это, безусловно, прекрасное философское наследие. Гегель, Кант, Фейербах, Маркс, Ницше, Шопенгауэр — мир какой еще страны, языка может похвастаться такой блестящей плеядой философов, сочинения которых и до сегодняшнего дня будоражат пытливые умы во всем мире. Но нам бы хотелось акцентировать внимание на особом характере, специфике развития политэкономической мысли. Родиной исторической школы, марксизма, маржинализма видимо не совсем случайно стали Германия и Австрия. С точки зрения Ф. Хайека: «Одна из причин того, почему классические доктрины не смогли укрепиться в Германии, заключались в том, что немецкие экономисты всегда осознавали определенные противоречия, свойственные трудовой теории ценности или издержек»[1]. Если здесь и присутствует некоторый перебор в оценке, оставим это на совести великого ученого. При этом, конечно, Австрия до Менгера, Визера, О. Бём-Баверка безусловно была глубокой провинцией по сравнению с Германией в отношении развития экономической науки.

Карл Менгер (1840-1921 гг.) является родоначальником австрийской экономической науки, во всяком случае, австрийской теории ценности .

Ф. Хайек в вступительной статье к сочинению К. Менгера «Основания политической экономии» по поводу вклада К. Менгера в развитие политэкономической науки писал: «Сведущие историки не сомневаются, что, если в течение последних шестидесяти лет австрийская школа заняла особое место в развитии экономической науки, то это благодаря основам, заложенным этим человеком» [1, с. 12]. Заметим, что высказывание относится к 1934 г.

Так кто он был, каким остался в воспоминаниях современников, этот известный и неизвестный австрийский ученый? Начнем с внешнего вида. По воспоминаниям современников, среднего роста, с пышной шевелюрой и бородой, во времена своего расцвета — Менгер, должен был производить необычайно сильное впечатление. Он внес революционные изменения в экономическую теорию, но его работы, для последующих поколений остались малоизвестными. В современную экономическую науку Карл Менгер вошел не только благодаря своим ученикам-последователям Бём-Баверку и Визеру, но и конечно же Ф. Хайеку. Следует отметить, что экономические идеи ученых, принадлежавших к австрийской школе, отличаются глубоким разнообразием, но общим, для всех членов австрийской школы является принятие учения К. Менгера. Мен- гер написал свою главную работу — «Grudsatze» («Основания политической экономии) в 31 год, в условиях, не совсем благоприятных для развития экономической теории в Австрии. Эта страна в развитии теоретических экономических разработок, как мы уже заметили, шла в фарватере Германии. Во второй половине XIX в. классическая экономическая школа имела слабые позиции в Германии. Историческая школа нападала не только на основные каноны классической школы, полностью ею оставленные, глубокое недоверие у нее вызывали любые попытки теоретического анализа в экономических исследованиях. В Германии, Австрии доктрины экономистов классической школы были настолько сильно дискредитированы, что не могли стать основой преобразования для тех, кого по- прежнему интересовали проблемы теории.

Среди лиц, оказавших непосредственное воздействие на формирование Менгера как ученого, практически полностью отсутствует влияние австрийской экономической науки, по той простой причине, что в первой половине XIX столетия в Австрии почти не было собственных экономистов. В университетах, в которых учился Менгер, политическая экономия преподавалась в составе курсов правоведения, главным образом экономистами, приезжавшими из Германии. В этой связи, выход в свет в 1871 г. книги К. Менгера «Основания политической экономии» со всех сторон можно считать революционным событием для развития экономической науки в Австрии. В своем сочинении автор применил особый стиль изложения материала, методологический инструментарий, которые во многом стали характерными для ученых австрийской школы. В сочинениях К. Менгера недостает впечатляющих фраз и изящных формулировок, встречающихся в работах Бём-Баверка и Визера, но по своему содержанию, его сочинения не уступают, а во многих отношениях даже превосходят более поздние работы других экономистов. У Карла Менгера свой стиль изложения проблемы, часто плохо читаемый и воспринимаемый. Складывается впечатление об отсутствии в его арсенале, знаний о методологическом аппарате, навыков экономического языка. Английский экономист Л. Роббинс в своей лекции студентам, посвященной К. Менге- ру в Лондонской экономической школе, замечал, что «Менгера тяжело читать» [2]. При этом он отмечает величие основного сочинения австрийского экономиста. Другой экономист Ф. Хайек, наоборот восторгается в целом манерой изложения материала Менгером. Ученый пишет: «Он уделяет больше внимания осторожному описанию явления, а не наделению его коротким и подходящим названием. Из-за этого его изложение часто лишается желаемой выразительности»[1, с. 21].

Нельзя сказать, что сегодня труды К. Менгера находят применение среди широкого круга экономистов. Да, многие исследователи знакомы с главным сочинением Менгера — «Основания политической экономии», Слышали что-то об авторе, и не более того. Между тем, следует согласиться с утверждением известного шведского экономиста Кнута Викселя, что своей славой Менгер обязан работе «Основания политической экономии», и благодаря ей его имя дойдет до потомков, поскольку после «Начал» Рикардо не было ни одной книги, которая оказала бы на развитие экономической науки такое большое влияние, как «Основания политической экономии [1, с. 28].

Не надо думать, что К. Менгеру от природы присуще тяжеловесное изложение материала. О том, что австрийский экономист может писать живо и страстно можно судить по его памфлету «Ошибка историзма», написанному в адрес исторической школы в 1884 г., а если быть точнее в нем он громил позиции Г. Шмоллера. Памфлет отличается необычной силой и блеском изложения материала, который Менгер смог достичь, занимаясь не построением сложной академической аргументации, а участием в открытом споре. Заметим, что спор Менгера и его учеников с немецкой исторической школой, — это был не просто методологический спор. Густав Шмоллер дошел до публичных заявлений о том, что члены «абстрактной школы» не соответствовали занимаемым ими должностей в немецких университетах. Нужно при этом понимать, что в этот период, влияние Шмол- лера было достаточно сильным чтобы иметь возможность сместить сторонников учения Менгера с академических постов в Германии. Несмотря на жесточайшую критику, нападки исторической школы, за шесть лет — с 1884 по 1889 гг. вышел целый ряд книг, авторов — Эмиля Сакса, Ойгена Бём-Баверка, Фридриха Визера, Виктора Матайи, которые окончательно закрепили в научном мире репутацию Карла Менгера и австрийской школы.

В указанное время идеи Менгера начинают проникать в другие страны, находя в них своих приверженцев — в Италии учение было принято Л. Коста, А. Грациани и Г. Маццолой, в Голландии Н. Г. Пирсон использовал учение о предельной полезности в своем учебнике (1884-1890 гг.), опубликованном затем на английском языке под названием «Основы экономики», во Франции распространением учения Менгера занимались Ш. Жид, Е. Виллей, Ш. Секретан, М. Блок, в США оно было тепло принято С. Н. Паттеном и Р. Эки. Заметим при этом, что это было проникновение, но не доминирование учения. Следует также указать, что к началу XX столетия учение о предельной полезности становилось все более известным благодаря трудам учеников Менгера. Касательно самого основателя учения сложилась интересная ситуация. Тираж книги «Основания политической экономии» был весь распродан, книгу было трудно достать, Менгер не давал разрешения ни на переиздание, ни на перевод. Он надеялся в скором времени предложить научному миру намного более проработанную систему экономической теории. Но, осуществление замысла постоянно откладывалось.

Карл Менгер, исходя из его действий, стремился быть кабинетным ученым, но не всегда это ему удавалось. В 1892 г. К. Менгер вошел в состав австрийской комиссии по денежной реформе. В состав комиссии, помимо Менгера вошли крупные ученые — Э. Сакс, Р. Либен, В. Матайя, банкиры, промышленники, журналисты. О. Бём-Баверк, был один из представителей правительства, занял пост заместителя председателя комиссии. Задачей комиссии было рассмотрение и обсуждение широкого круга социально-экономических, политических вопросов. В центре обсуждения была проблема принятия Австрией золотого стандарта. Карл Менгер, как компетентный специалист, обладающий широкой эрудицией, занял ведущую позицию в комиссии. В этот период Менгер много пишет статей и публикует их. Результаты изучения социально-экономических проблем Австрии были изложены ученым в двух отдельно изданных брошюрах. Первая была посвящена истории и особенностям австрийского денежного обращения. Вторая, исследует технические проблемы, связанные с принятием Австрией золотого стандарта.

По мнению Ф. Хайека: «В последние годы Менгер производил впечатление человека, после долгой и активной жизни продолжавшего работать не ради какого-то долга или возложенного на себя обязательства, а из чистого интеллектуального удовольствия движения в стихии, которая стала его собственной» [1, с. 40]. В этот период жизни он возможно, в какой-то степени соответствовал распространенному представлению об ученом, не имеющем связей с реальным миром. Это был результат сознательного выбора, в зрелом возрасте, необыкновенного человека, который имел богатый и разнообразный опыт. Но если бы Менгер только пожелал, у него не было бы недостатка, ни в возможностях, ни во внешних знаках отличия, чтобы стать одной из самых влиятельных фигур в общественной жизни. В 1900 г. он стал пожизненным членом верхней палаты австрийского парламента. Но Менгера не интересовала возможность участия в его работе. Для него мир был объектом исследования, а не действия.

Бесполезно искать в его опубликованных работах какого-то выражения его политических взглядов. Видимо, по мнению современников, он тяготел к консерватизму, или либерализму старого типа. Еще несколько слов о К. Менгере, как ученом. Приведем высказывание молодого американского экономиста, посещавшего лекции Карла Менгера зимой 1892-1893 гг. Он пишет: «Я редко, если вообще когда-либо слышал лектора, который обладал бы таким же талантом сочетания ясности и простоты суждений с философской широтой взглядов» [1, с. 42].

Основные идеи работы К. Менгера «Основания политической экономии»

По своей структуре, содержанию, методологическому исполнению сочинение Карла Менгера коренным образом отличается от работ по политической экономии экономистов классиков. Язык изложения материала также специфичен, со всей очевидностью сказывается характер обучения самого Менгера в университетах Вены и Праги. В целом, характеризуя сочинение, можно сказать, что в нем чувствуется влияние камералистского течения в экономической мысли, которое господствовало в Австрии в первой половине XIX в. Вплоть до середины 1840-х гг. экономика в австрийских университетах изучалась по камералист- скому учебнику XVIII в. Йозефа фон Шоннен- фельса. И только в 1846 г. на смену ему пришел учебник Д. Кудлера, по которому по-видимому учился и Карл Менгер [3]. Возможно, в этой работе он нашел исследование связи между ценностью и полезностью и особенно значения потребностей различной остроты, удовлетворяемых разными благами.

Вначале своей работы Менгер задает лейтмотив теоретических обобщений. Уже в предисловии Карл Менгер говорит о прикладном значении теоретических концепций. По этому поводу цитируемый нами экономист Ф. Хайек костатирует: «Я не могу найти свидетельство того, что Джевонс, Менгер или Вальрас в своих попытках перестроить экономическую теорию были движимы желанием заново утвердить практические выводы классических экономистов. Напротив, их симпатии были на стороне движений за социальные реформы той поры. На мой взгляд, их научная работа основывалась на осознании недостаточности преобладающей теории для объяснения того, как на самом деле действует рыночный порядок» [3, с. 46].

В центре анализа К. Менгера ценность. Учение о ценности должно придать новое звучание таким экономическим проблемам, как: рентные отношения, заработная плата, процент на капитал, процесс ценообразования в экономической системе и т. д. Можно считать, что раскрыть ценность через полезность Менгеру удалось, а вот показать воздействие учения о полезности на весь хозяйственный механизм экономической системы, оказалось гениальным, но не реализуемым проектом.

Первая глава книги Менгера называется «Общее учение о благе». В ней автор достаточно подробно описывает критерии, которым вещь должна удовлетворять, чтобы считаться «благом». Ученый говорит, что употребление понятия «благо» есть уже у Аристотеля, в сочинении «Политика». Здесь мы обращаем внимание на следующее. Д. Рикардо, К. Маркс и др. исследователи классического направления начинают свой анализ с товара, свойствах товара. У Менгера фигурирует категория «благо», и в этом нет какого-либо желания противопоставить себя классикам. Нам кажется, что Менгер не придерживается традиций классических экономистов, ввиду малого знакомства с их сочинениями. «Благо» — категория, находящаяся в центре анализа камералистской теории, отсюда неслучайное обращение к ней австрийского экономиста. Во всем остальном сложно отказать в логике доказательств ученого.

Менгер соглашается с определением Аристотеля, что блага есть средства к жизни и благосостоянию людей. Ученый вводит в оборот категорию «воображаемые блага». Считаем ее важным понятием в общей концепции полезности. Акцентируем внимание на позицию автора в отношении полезности «нетрудовых» услуг, чего нет ни у А. Смита, ни у Д. Рикардо. Менгер пишет: «Существует целый ряд действий и даже бездействий, которые, хотя и не могут быть названы трудовыми услугами, тем не менее, для известных людей, безусловно, полезны и даже представляют весьма значительную хозяйственную ценность» [4]. Менгер методологически делит блага на первого, второго и другие высшего порядка (третьего, четвертого и т. д.): отличительная их особенность — характер удовлетворения человеческих потребностей. Он пишет: «Блага первого порядка находятся в непосредственной, а блага второго порядка в опосредованной причинной связи с удовлетворением наших потребностей» [4, с. 71]. Не все благополучно, с научной точки зрения, в этой классификации, хотя она занимает важное место и у других представителей австрийской школы, к примеру, в теории капитала О. Бём-Баверка. На противоречивость такого деления обращали внимание Л. Роббинс, другие экономисты. А. Маршалл, в одном примечании спрашивает: «А как бы вы классифицировали поезд, который доставляет туристов к месту назначения (это услуга первого порядка) и в то же время везет несколько товарных вагонов, которые по классификации Менгера считаются благами второго порядка» [2, с. 358]? В любом случае разделение благ на порядки много значит в австрийской экономической теории. Благо более высокого порядка не существует само по себе. Оно нуждается в другом благе или услуге более высокого порядка, с которыми должно быть объединено, чтобы обеспечить производственный процесс во времени. Соответственно полезность благ более высокого порядка, или их способность дать потребителю удовлетворение, следует из благ первого порядка. При этом, в концепции Менгера, полезность таких благ обязательно проявляется после прохождения определенного временного промежутка.

Выделяет в своем сочинении Карл Менгер проблему разделения труда. Он подвергает анализу тезис А. Смита о значении разделения труда в хозяйственной жизни общества, повышении производительности труда. Менгер замечает, что «разделение труда следует рассматривать как один из факторов тех могущественных влияний, которые ведут человечество от невежества и бедности к культуре и благосостоянию» [4, с. 85].

Вторая глава сочинения называется «Хозяйство и хозяйственные блага». Здесь исследователь рассматривает ряд проблем, которые имеют важное значение для современной экономической теории. Австрийский экономист отмечает, что ситуация, когда экономические блага редки по отношению к спросу на них, объясняет существование частной собственности. В этом он следует Д. Юму. И так же как последний, Менгер выделяет неэкономические блага, которые могут быть благами, но не являются редкими. Блага, имеющиеся в огромном количестве, удовлетворяющие потребности всех людей, К. Менгер называет неэкономическими. У него «разность между экономическими и неэкономическими благами в конечном результате зиждется на различии в отношениях между надобностью и доступным к распоряжению количеством соответствующих благ» [4, с. 112]. Ученый отмечает, что есть блага, которые занимают среднее место между экономическими и неэкономическими благами. Эти блага, в силу своей особенной важности производятся и предоставляются обществом публичному пользованию в столь большом количестве, что они доступны распоряжению даже беднейшим слоям общества, В качестве примера Менгер приводит школьное образование. Блага могут переходить из разряда неэкономических в экономические, вследствие монопольного владения этими благами отдельными лицами. Он также напоминает, что потребность в благах высшего порядка зависит от того, что блага низшего порядка (блага первого порядка, произведенные с их помощью) являются экономическими. Здесь же ученый дает определение имуществу. По его мнению, имущество хозяйствующих индивидов — есть совокупность экономических благ. Менгер заканчивает главу предупреждением о народном богатстве: он предлагает осторожно относиться к объединению ценностей, возникающих вследствие субъективного отношения к благам, которое у разных людей и в различных местах различаются.

Центральное положение в работе занимает теория ценности. В его изложении экономическая активность, которая дает наилучший результат, то есть позволяет экономить, зависит от субъективной ценности, которая придается редким благам. Ценность, подчеркивает Менгер, не является качеством, изначально присущим благам. Она зависит от истинных или придуманных нужд людей и возникает только по отношению к экономическим благам, то есть к благам, количество которых ограничено. В своей формулировке «ценности» Мен- гер акцентирует внимание на субъективной (психологической) стороне определения. Он констатирует: «Ценность — это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни, и их благосостояния, и потому вне их сознания не существует [4, с. 132]. Ученый — противник объективизации категории «ценность». Объективная сторона ценности — количество субъективно оцененных благ. Ясно, что лишь экономические блага у Менгера имеют ценность. Итак, у Менгера «ценность» блага сопоставляется с его количеством. По примеру А. Смита он приводит пример одинокого изолированного субъекта и его потребности в воде. Он пишет: « До тех пор, пока источник богат водою настолько, что субъект имеет возможность, удовлетворяя все свои потребности, спокойно смотреть на то, как ежедневно несколько тысяч ведер воды уносится в море, короче, пока от определенного количества, как мы видели, не будет иметь для него ни экономического характера, ни ценности и, следовательно, не может быть и речи о мере последней»[4 с, 143].

Разные воображаемые уровни удовлетворения в будущем имеют разную важность. Величина ценности, также различна и мера ее заключается в степени значения, которое имеют для нас удовлетворения потребностей, зависящие от соответствующих благ. Далее Карл Менгер иллюстрирует свою концепцию экономии при помощи арифметической таблицы. Он пишет: «Познание различного значения, какое имеют для людей удовлетворение различных потребностей и отдельных актов этого удовлетворения, является в то же время конечной причиной различия в ценности благ» [4, с. 153]. С помощью указанной таблицы он объясняет процесс максимально эффективного удовлетворения потребностей потребителем, при наличии ограниченных ресурсов (средств). После долгих рассуждений, посвященных проблеме величине удовлетворения, Менгер дает определение ценности, которое сводится к следующему: ценность любого товара по сравнению с ценностью какого- либо другого товара определяется наименее важной из тех потребностей, которые он может удовлетворить. В интерпретации Менгера это определение ценности звучит следующим образом: «Ценность конкретного блага равна для хозяйственных субъектов значению, которое имеют удовлетворение потребностей, наименее важных по сравнению с другими» [4, с. 154]. Карл Менгер указывает, что «ценность» субъективна не только по своему существу, но и по своей мере. Благо может иметь для одного хозяйствующего субъекта большую ценность, для другого малую, для третьего совсем никакой.

Ученый пишет о возможности ошибки в оценке будущих потребностей, росте знаний, влияющих на субъективную оценку способов использования блага, и предполагает, что ценность благ высших порядков в конечном итоге выводится из ценности благ первого порядка, а ценность благ первого порядка — из наименее важного способа использования блага в имеющемся количестве. Приведем для большей аргументации указанного вывода цитату из сочинения самого Карла Менге- ра. Он пишет: «При всяких условиях ценность благ высшего порядка (к примеру, станков, оборудования и т. п.) определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначаются» [4, с. 162].

Эту мысль Менгер развивает очень подробно. В отношении благ высшего порядка он рассматривает возможность замещения, в случае изменения доступности их количества: если у нас, например, больше земли и меньше труда или меньше земли и больше труда. Принципы замещения, в конечном счете, зависят от ценности наименее важного способа использования блага первого порядка, которое производится с помощью данного блага.

Часть «Оснований» посвящена теории обмена. Следует отметить, что здесь нет теоретических обобщений, отличающихся новизной вклада в развитие политической экономии. Здесь Менгер спорит с А. Смитом относительно причин существования обмена. Австрийский экономист отмечает, что нельзя объяснить существование обмена лишь склонностью хозяйственных субъектов к этому действию. Прямо следует отметить: в изложении Менгера присутствует некоторое искажение Смита. У шотландского экономиста склонность людей к обмену, — лишь один из факторов совершения действия обмена, но не единственный. Карл Менгер замечает: «Стремление людей к обмену должно иметь другое основание, а не удовольствие самого акта мены» [4, с. 186]. Почему? Ученый говорит, что акт обмена не может быть самоцелью. Цель обмена — наилучшее удовлетворение потребностей обменивающихся сторон. На конкретном примере Менгер делает утверждение, что обмен осуществляется в соответствии с канонами теории полезности. Сразу же заметим: теоретические обобщения относительно условий обмена у Менгера в своей оригинальности уступают выводам У. Джевонса. У Карла Менгера обмен осуществляется на основе того же принципа, что и вся хозяйственная деятельность индивидов: «Стремление как можно полнее удовлетворить свои потребности» [4, с. 189]. С помощью таблиц, с нашей точки зрения не совсем удачных, экономист пытается показать, что обмен возможен лишь в том случае, когда каждая из сторон получает выгоду.

Не можем не отметить тот факт, что в работе Карл Менгер подвергает критике теории ценообразования, основанных на издержках производства и труде. Указанные концепции Менгер называет неправильными. Ученый делает утверждение, что цены не есть обмен эквивалентов, пытается объяснить процесс ценообразования на основе теории полезности. Он делает в этом русле следующее обобщение: «Правильная теория цен, … не может иметь задачей объяснить это предполагаемое, но на самом деле не существующее «равенство ценности» между двумя конкретными количествами благ, потому, что такая задача требовала бы совершенного игнорирования субъективного характера ценности и природы обмена [4, с. 202]. Итак, у Менгера не может быть обмен эквивалентов, потому что для каждого участника акта обмена, ценность товара субъективна по своему содержанию. Менгер ставит перед собой задачу построить правильную теорию обмена, а значит и ценообразования. Впоследствии, как нам кажется, Карл Менгер прекрасно понимал, что указанная задача в сочинении «Основания политической экономии» оказалась не выполненной. К тому же, в работе не совсем удачно объясняются проблемы обмена, ценообразования, функционирования денежного обращения на основе теории полезности. Видимо отсюда проистекало нежелание пускать в свет новые тиражи «Основ» в старой редакции. Переработанного же сочинения научное сообщество так и не увидело.

В главе: «Потребительная и меновая ценность» экономист показывает различие между двумя видами ценностей — потребительной и меновой. В теоретическом плане материал плохо проработан и значительно уступает сочинениям экономистов классического направления. У Мен- гера потребительная ценность обеспечивает нам непосредственное удовлетворение потребностей. Меновая ценность — ситуация, когда распоряжение благом мы обеспечиваем косвенным путем. В изолированном хозяйстве нет места меновой ценности. Здесь, в целом, выводы идут в общем русле с классической школой. Далее крайне противоречивыми и бездоказательными можно считать выводы автора о величинах меновой и потребительной ценностях. Введение в научный оборот категории «экономическая ценность» считаем малопродуктивным. Вот ход размышления Менгера по этому поводу: «В случаях, если есть налицо основания к экономическому обмену, экономической ценностью будет меновая, а где их нет, таковой будет потребительная ценность» [4, с. 234]. И далее ученый делает следующий вывод: узнать экономическую ценность, то есть уяснить себе, является ли экономической потребительная или меновая их ценность — это одна из важнейших задач хозяйствующих людей. От этого, по мнению Менгера, зависят действия удержать у себя блага или обменять их. В заключительной главе сочинения — «Учение о деньгах». К. Менгер пишет об истории денежного обращения, о процессе выделения отдельных товаров в деньги. Он делает вывод, что деньги — это самый обменоспособный товар. По мнению Л. Роббинса: «Этот вывод открывает путь всевозможным идеям, размышления о которых Менгер не довел до конца, потому что первый том «Оснований» на этом заканчивается, а второй он так и не закончил» [2, с. 363].

Литература

1. Хайек Ф. Вступительная статья к сочинению К. Менгера Основания политической экономии. К. Менгер. Избранные работы. М., 2005. С. 14.
2. Роббинс Л. История экономической мысли. Лекции в Лондонской школе экономики. Издательство института Гайдара. М., 2017. С. 357.
3. Хайек Ф. Место «Grundsatze» Менгера в истории экономической мысли. Хайек Ф. Приложение к работе К. Менгера «Основания политической экономии». К. Менгер. Избранные работы. М., 2005. С. 48.
4. Менгер К. Основания политической экономии. К. Менгер. Избранные работы. М., 2005. С. 69.

Источник: Международный научно-теоретический и прикладной журнал «Социально-экономические явления и процессы». Т. 14, № 3(107), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code