ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

М.В.Алексеева, кандидат юридических наук
В.Н.Линкин, кандидат юридических наук

Аннотация

Актуальность статьи обусловлена интенсивным использованием в российском обществе информационных и коммуникационных технологий, а необходимостью адаптации государственного регулирования в информационной сфере Российской Федерации к новым обстоятельствам с учетом необходимости обеспечения своего информационного суверенитета в современном информационном обществе. Цель статьи -проанализировать актуальные вопросы защиты суверенитета Российской Федерации в информационном пространстве на основе Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы. Автор делает выводы, что методологическим основанием обеспечения информационного суверенитета государства в современных условиях во многом является закрепленный в новой Стратегии развития информационного общества алгоритм создания условий для формирования в Российской Федерации общества знаний.

Ключевые слова: информационное общество, информационный суверенитет, информационная безопасность, государственное управление, информационные и коммуникационные технологии, информационное пространство.

 

Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203 (далее – Стратегия развития информационного общества), определяет «цели, задачи и меры по реализации внутренней и внешней политики Российской Федерации в сфере применения информационных и коммуникационных технологий, направленные на развитие информационного общества, формирование национальной цифровой экономики, обеспечение национальных интересов и реализацию стратегических национальных приоритетов» [1].

Основное содержание предыдущей Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации было направлено на решение задач по улучшению сервисов для граждан со стороны государства в основных сферах жизнедеятельности общества и повышение эффективности государственного управления посредством использования информационных и телекоммуникационных технологий [2, с. 147 – 150].

Практически все закрепленные в предыдущей Стратегии контрольные значения показателей развития информационного общества в Российской Федерации на период до 2015 года достигнуты не были. Продвижение России в указанный период в международных рейтингах оценки развития информационно-коммуникационных технологий было минимальным.

Так, например, по индексу готовности стран к сетевому обществу в 2014 году Россия вместо запланированного в Стратегии места «в числе двадцати ведущих стран мира» находилась на 50-м месте, по индексу развития информационно- коммуникационных технологий (в 2013 году) вместо запланированного в Стратегии «не ниже десятого» места – на 42-м месте [3].

Достижение указанных и иных определенных в предыдущей Стратегии контрольных значений показателей развития информационного общества прошлой во многом усложнило активное использование в России информационных и коммуникационных технологий, основанных на зарубежных технологиях и повсеместное внедрение таких технологий, в том числе на объектах критической информационной инфраструктуры.

Поэтому понимание того, что в современных условиях конкурентным преимуществом на мировом рынке обладают государства, отрасли экономики которых, основываются на технологиях анализа больших объемов данных, стало одной из главных причин концептуального закрепления в новой Стратегии развития информационного общества необходимости обеспечения информационного суверенитета России в современном информационном обществе.

Применительно к этому в новой Стратегии развития информационного общества выделяется и тот факт, что с использованием сети «Интернет» все чаще совершаются компьютерные атаки на государственные и частные информационные ресурсы, на объекты критической информационной инфраструктуры.

Также обращается особое внимание на произошедшее на основе использования сети «Интернет» и иных технологий создания, обработки и распространения информации смещение акцентов в восприятии окружающего мира с научного, образовательного и культурного на развлекательно-справочный, на сформировавшееся у многих людей так называемое «клиповое мышление», характерной особенностью которого является массовое поверхностное восприятие информации [4, с. 1157 – 1159].

Подчеркивается, что такая форма освоения информации упрощает влияние на взгляды и предпочтения людей, способствует формированию навязанных извне моделей поведения, дает преимущество в достижении экономических и политических целей тем государствам и организациям, которым принадлежат технологии распространения информации [5, с. 61 – 67].

Таким образом, при всех возможных проблемах перспектив развития «свободы слова» в России информационный суверенитет в современных условиях выгоден и необходим для нашей страны, как в целях недопущения ее порабощения на информационно-технологической основе, так и в целях формирования и распространения в российском обществе знаний, соответствующих высокому интеллектуальному и культурному уровню развития его граждан [6, с. 89 – 100].

В Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 07.02.2008 № Пр-212, ничего не говорилось об информационном суверенитете государства.

В то же время, с принятием Федерального закона от 28.07.2012 № 139-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (так называемый «закон о едином реестре запрещённых сайтов и доменов») и иных федеральных законов о регулировании Интернета в России, термины, обозначающие содержание информационного суверенитета России, стали активно использоваться в концептуальных и стратегических документах государства, затрагивающих информационную сферу общества.

Так, например, в Основах государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года, утвержденных Президентом РФ 24.07.2013 № Пр-1753 и в Концепции государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию, утвержденной Указом Президента РФ от 20.04.2014 № 259, одним из приоритетных направлений государственной политики Российской Федерации, отвечающих ее соответствующим национальным интересам, определено «создание условий для обеспечения технологического суверенитета государств в области информационных и коммуникационных технологий и преодоления информационного неравенства между развитыми и развивающимися странами» [7, с. 349 – 351].

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 31.12.2015 № 683, говорится об обеспечении «технологического суверенитета страны на мировом энергетическом уровне» [8].

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 05.12.2016 № 646, одним из национальных интересов в информационной сфере определена «защита суверенитета Российской Федерации в информационном пространстве» [9].

В Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203, говорится о том, что «международно-правовых механизмы, позволяющие отстаивать суверенное право государств на регулирование информационного пространства, в том числе в национальном сегменте сети «Интернет», не установлены».

«Дорожная карта» программы «Цифровая экономика Российской Федерации», утвержденной распоряжением Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р, предусматривает, что в IV квартале 2018 г. в России будет «разработана концепция цифрового суверенитета в условиях цифровой экономики».

Приведенные положения указанных и иных концептуальных и стратегических документов отражают результаты, фактически проводимого с 2012 года, поиска концепции информационного суверенитета государства («суверенитет технологий или регулирования?») и показывают, что на современном этапе развития стратегического планирования информационный суверенитет Российской Федерации понимается как суверенное право государства осуществлять посредством национального и международного права регулирование своего информационного пространства и на этой основе обеспечивать стратегическое управление в сфере развития информационного общества с целью создания условий для формирования в Российской Федерации общества знаний [10, с. 325 – 333].

По мнению ведущих разработчиков концепции информационного суверенитета России, составляющие идеального цифрового суверенитета это:

а) электронный щит – собственная аппаратная платформа (сетевая и ПК), собственные или контролируемые программная (сетевая и ПК) и мобильная платформы;

б) информационный щит – собственные интернет-инфраструктура, медийная структура СМИ (в том числе электронных), ТВ и Интернета (поисковые машины, справочные ресурсы, социальные сети, мессенджеры, блоги, форумы, рассылки, видео- и фото- хостинги, контентные ресурсы, приложения для социальных сетей и мобильных устройств и т. д.), система и средства пропаганды и ведения информационных войн, развитая идеология, законы, рынок идеологических услуг [11].

Однако анализ развития информационного общества в Российской Федерации по представленным показателям указывает на то, что в настоящее время Россия имеет лишь отдельные элементы информационного суверенитета и как «региональный игрок» пока не в состоянии самостоятельно построить его «полный периметр» [12, с. 140 – 143].

В целом, методологическим основанием обеспечения информационного суверенитета государства в современных условиях во многом является закрепленный в новой Стратегии развития информационного общества алгоритм создания условий для формирования в Российской Федерации общества знаний [13, с. 355 – 362].

Целеполагание в данном алгоритме соответствует одноименной с ним цели Стратегии, а древо целеполагания – таким национальным интересам, обеспечению которых призвана способствовать данная Стратегия при развитии информационного общества, как: развитие человеческого потенциала; обеспечение безопасности граждан и государства; повышение роли России в мировом гуманитарном и культурном пространстве; развитие свободного, устойчивого и безопасного взаимодействия граждан и организаций, органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления; повышение эффективности государственного управления, развитие экономики и социальной сферы; формирование цифровой экономики. Каждый из указанных национальных приоритетов Российской Федерации при развитии информационного общества имеет свою, закрепленную в Стратегии, целевую программу мероприятий реализации, а Стратегия в целом – приоритетный сценарий развития информационного общества в России, который во многом отражает результаты поиска концепции информационного суверенитета государства.

Литература

1. Указ Президента от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы» / URL: http://www.pravo.gov.ru
2. Скибун А. Ж. Государственное управление в сфере телекоммуникаций в условиях построения информационного общества // Государственное и муниципальное управление в XXI веке: теория, методология, практика. 2014. № 11.
3. Официальный сайт Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации / URL: http://minsvyaz.ru/ru/activity/statistic/rating/mezhdunarodnye- rejtingi / (дата обращения: 5.12.2017).
4. Секлетова Н. Н., Антонян К. А. Информационные технологии, применяемые в сфере государственного и муниципального управления // Экономика и социум. 2016. № 11-1(30).
5. Алексеева М. В. Развитие и становление общих закономерностей политики государственного управления информационной сферой // Вестник Российской таможенной академии. 2013. № 1.
6. Южаков В. Н., Талапина Э. В., Клочкова Е. Н., Ефремов А. А. Государственное управление в сфере стимулирования развития информационных технологий: проблемы и направления совершенствования // Журнал юридических исследований. 2017. Т. 2. № 3.
7. Митронова Н. А. Состояние правового обеспечения в сфере информационной открытости института государственного управления // Молодой ученый. 2017. № 11 (145).
8. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» / URL: http: //www.pravo.gov.ru
9. Указ Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» / URL: http://www.pravo.gov.ru
10. Ефремов А. А. Обеспечение государственного суверенитета РФ в информационном пространстве // В сборнике: Право и власть: основные модели взаимодействия в многополярном мире: сборник трудов международной научной конференции. 2017.
11. Шаманов И. Информационный суверенитет новая реальность. [электронный ресурс] / URL: http://eurasian-defence.ru/sites/default/files/doc/ashmanov.pdf (дата обращения: 25.10.2017).
12. Балуев Д. Г. Влияние современных социальных медиа на информационный суверенитет России: основные подходы к исследованию // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2015. № 3.
13. Ефремов А. А. Реализация суверенитета государства в информационном пространстве // В сборнике: Развитие российского права: новые контексты и поиски решения проблем. III Московский юридический форум. X Международная научно-практическая конференция: в 4 частях. 2016.

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2018, № 1

Просмотров: 9

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code