КАПИТАЛ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПРИЕМЛЕМОСТИ КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССАМИ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ БИЗНЕСА

Г.Ю.Силкина, С.Ю.Шевченко

Аннотация. В статье рассматриваются императивы организации бизнеса при преобразовании национальных компаний в международные. Исследуется потенциал синергии экономической и публичной дипломатии в использовании средств «мягкой силы» для решения задач релокации – расширения масштабов экономического присутствия за рубежом. Обосновывается вариант инициации и программной проработки управленческих решений по активизации мер социально ответственного поведения при реализации проектов культурно- гуманитарного сопровождения бизнеса. Предлагается подход к оценке результативности решений, выраженной созданием благоприятных условий для ведения бизнеса путем преодоления входных и недопущения поствходных барьеров (в том числе социальных, культурно- этнических и др.), а именно – достижением лояльности титульного населения страны рело- кации бизнеса и обеспечения на этой основе устойчивого конкурентного преимущества международных компаний в форме капитала общественной приемлемости.

Ключевые слова: международная компания, экономическая дипломатия, публичная дипломатия, лояльность к бизнесу, капитал общественной приемлемости.

 

Современные тренды мирового экономического развития определяют процессы экономической интеграции, высшей формой проявления которых становится глобализация. Глобализацию экономики обусловливает международная экономическая интеграция, выраженная в свободном перемещении товаров, услуг, информации, труда и капитала. Признаком глобализации становится формирование единого экономического пространства, в котором действуют международные компании, развивающиеся посредством интернационализации бизнеса.

В мировой практике интернационализация бизнеса соотносится, прежде всего, с осуществлением внешнеэкономической деятельности в ее различных формах, в том числе релокацией – диверсификацией национальных компаний в бизнес другой страны, имеющий существенные организационные отличия. При этом общую картину и исходную информацию для принятия решений предоставляют специальные аналитические исследования, в частности, глобальное исследование и сопровождающий его рейтинг стран мира по показателю создания ими благоприятных условий ведения бизнеса – Doing Business. Рейтинг составляется на основании 10 индикаторов регулирования предпринимательской деятельности: регистрация предприятий, получение разрешений на строительство, подключение к системе электроснабжения, регистрация собственности, получение кредитов, защита миноритарных инвесторов, налогообложение, международная торговля, обеспечение исполнения контрактов, разрешение неплатежеспособности. В рейтинге не учитываются такие переменные, как макроэкономическая политика, качество инфраструктуры, квалификация рабочей силы, колебания валютных курсов и др.; бизнес-среда стран мира рассматривается на основе объективных оценок, но без учета политических аспектов, исключительно с позиции государственного регулирования [5].

При всей информативности таких рейтинговых оценок очевидно, однако, что в реальности речь должна идти и идет не только о ведении бизнеса конкретной компанией, в том числе компанией-нерезидентом, преобразуемой из национальной в международную (межнациональную, транснациональную), а более обще – об осуществлении входа и расширении экономического присутствия национального бизнеса на территории зарубежных стран. При этом инвариантным условием обеспечения присутствия становится изначально решение проблемы преодоления входных барьеров – административных, культурно-этнических, социальных и других. Сложность ситуации предопределяется беспрецедентностью комбинаций входных барьеров, выстраиваемых каждой страной путем проведения внешней политики, и с точки зрения принятия аналитически обоснованных решений значительно усугубляется отсутствием их обобщенной классификации.

Создание многомерной (страновой, отраслевой, видовой) классификации барьеров, препятствующих интернационализации бизнеса, должно предоставить системную группировку по сходным признакам, в том числе учитывающим действие объективно-субъективного фактора в принятии решений. По априорным оценкам классификация барьеров может оказаться особенно полезной в принятии решений, если предоставит дополнительно информацию о способах их преодоления и последствиях игнорирования, в том числе предпринимательских рисках (финансовых, имиджевых и др.). В целом такая информация послужит созданию бизнес-климата, в основу которого закладываются устойчивые интересы к присутствию бизнеса и этим предупреждается возможность возникновения поствходных барьеров.

Однако факт отсутствия общенаучного представления относительно входных и поствходных барьеров, адекватного масштабам проблемы, не подрывает стремления национальных компаний к участию в процессах международной экономической интеграции и побуждает к ^действию им заинтересованные стороны, прежде всего, в лице государства и институтов гражданского общества. Как результат, интернационализация бизнеса выдвигает новые требования к формированию императивов его организации в рамках проведения внешней политики, обусловливает активизацию потенциала «мягкой силы» при использовании средств экономической и публичной дипломатии.

Современная экономическая дипломатия как особая сфера дипломатических отношений отвечает за решение экономических проблем бизнеса, финансов, информационных технологий. Она служит реализации внешнеэкономической политики государства и представляет собой официальную деятельность по осуществлению задач этой политики, имея в виду экономические интересы государства и бизнеса – предприятий и предпринимателей, которые участвуют во внешнеэкономических отношениях.

В решении проблемы расширения экономического присутствия национального бизнеса на территории зарубежных стран среди основных задач экономической дипломатии особое значение приобретают: обеспечение стране условий международного экономического сотрудничества, способствующих повышению уровня и качества жизни ее населения; расширение внешнеэкономических связей и их форм в порядке содействия решению внешнеполитических задач и стратегий государства; создание позитивного имиджа своей страны, развитие взаимоотношений, основанных на положительном восприятии национальной тождественности.

Публичная дипломатия априорно сочетается с экономической дипломатией тем, что занимается изучением и информированием зарубежной аудитории и через установление контактов с ней служит дополнительным способом достижения внешнеполитических целей государства. Объектами публичной дипломатии обычно являются ценности, внутренняя и внешняя политика страны, ее культура, а дипломатическая идея ориентируется на создание условий для продвижения таких потенциально привлекательных для зарубежной аудитории объектов с том, чтобы показать свою страну и открыться миру для развития сотрудничества.

Публичная дипломатия продвигает национальные интересы путем изучения настроений общественного мнения за рубежом, информирования его и воздействия на тех, кто это мнение формирует. В задачи публичной дипломатии входит: усиление целенаправленного влияния на зарубежную аудиторию, установление более глубокого понимания между народами; информационное сопровождение внешней и внутренней политики государства за рубежом; создание благоприятных условий и обеспечение поддержки общественного мнения зарубежных стран конкретными акциями своего государства на международной арене; достижение лучшего понимания ценностей и институтов собственного государства за рубежом; расширение диалога между гражданами своей страны и зарубежными партнерами; повышение привлекательности и улучшение имиджа страны [4].

Повышенный интерес к публичной дипломатии, обусловливающий ее современную востребованность, определяется несколькими взаимосвязанными факторами: глобализацией, увеличением количества «игроков» на мировой арене и развитием коммуникационных технологий [3]. В условиях информационной глобализации, когда информационные технологии все больше участвуют в политическом дискурсе, сама дипломатия становится более публичной, т.е. усиливается роль гражданского общества в международных отношениях государств. При этом заметно расширяется состав участников. Наряду с профессиональными дипломатами и неправительственными организациями (НПО), отдельными лицами и группами лиц в сферу публичной дипломатии вовлекаются бизнес-структуры, некоммерческие организации, университеты [2]. Ставка делается на использование потенциала «мягкой силы», брендинг государства и представленность в Интернете, в связи с чем современная публичная дипломатия получает название новой публичной дипломатии [1] и обретает черты цифровой дипломатии (англ. digital diplomacy, e-diplomacy).

Целевая ориентация бизнеса на расширение экономического присутствия на территории зарубежных стран автоматически делает его участником международной коммуникации и вовлекает в процесс публичной дипломатии. Преследуя интересы расширения экономического присутствия за рубежом, представители бизнеса как новые публично-дипломатические структуры должны оказывать поддержку своим государствам в создании имиджа, формировании и укреплении национального бренда. При этом предполагается, что паритетность интересов может достигаться их участием в реализации внешнеполитической стратегии «мягкой силы», одним из приоритетов которой в таком случае должна стать государственная поддержка бизнес-инициатив, направленных на преодоление входных барьеров и препятствующих возникновению поствходных. Как вариант рассматривается реализация программ и проектов социально ответственного поведения, конкретно – культурно-гуманитарного сопровождения бизнеса [6, 7].

Сочетание новой публичной дипломатии, расширенной, в том числе, участием бизнеса, с дипломатией экономической позволяет рассчитывать на достижение эффекта синергии, одним из ожидаемых эффектов которой есть основание рассматривать достижение общественной приемлемости расширения экономического присутствия национального бизнеса на территории зарубежных стран.

По смыслу, общественно-приемлемый означает приемлемый обществом, где общество – это группа людей, формально не организованная, не обладающая абсолютной идентичностью взглядов в силу ее многочисленности, но имеющая общие интересы и ценности. Исходя из такого представления, общественная приемлемость расширения экономического присутствия национального бизнеса на территории зарубежных стран есть ни что иное, как эффект преодоления входных и предупреждения поствходных барьеров, выраженный проявлением лояльности титульного населения страны-реципиента к бизнесу национальной компании, а в ее лице – и к стране происхождения бизнеса. Для компании такая лояльность приобретает существенное значение тем, что формирует дополнительное конкурентное преимущество, а вместе с ним и гарантии устойчивого экономического развития в долгосрочной перспективе. Иными словами, общественная приемлемость, будучи категорией социальной психологии, трансформируется в нематериальный ресурс, способный нивелировать предпринимательские риски международной экономической экспансии. При осознании этой причинно-следственной зависимости есть основание вести речь о формировании капитала общественной приемлемости, исходя из общего понимания капитала как ресурса, способного приносить доход, и его включении в состав активов компании на основе экономической оценки эффекта ее публично-дипломатической активности. При этом необходимо принимать во внимание тот факт, что ценность капитала увеличивается кратно с учетом того, что деятельность национальной компании по формированию общественной приемлемости в стране присутствия работает на поддержку имиджа государства. Созданная лояльность (при соответствующем информировании общества с применением PR- и др. технологий) становится общим условием ведения бизнеса, условием – индивидуальным для страны происхождения и аддитивным по отношению к тем, которые предоставлены государством страны присутствия, т.е. она служит созданию новой, уникальной, с точки зрения благоприятствования, бизнес-среды для национального бизнеса в целом.

 

Список литературы

1. Долинский А. Дискурс о публичной дипломатии // Международные процессы. 2011. Т. 9. №1(25). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.intertrends.ru/twenty- fifth/008.htm (дата обращения 05.08.2017).
2. Долинский А. Публичная дипломатия для бизнеса, НКО и университетов. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mirprognozov.ru/prognosis/economics/publichnaya- diplomatiya-dlya-biznesa-nko-i-universitetov/ (дата обращения 07.08.2017).
3. Лебедева О. Особенности института публичной дипломатии в России // Международная жизнь. 2015. № 6. С. 49-50.
4. Мухаметов Р.С. Специфика общественной дипломатии как инструмента внешней политики государства. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.elar.urfu.ru/bitstream/ 10995/25264/1/iuro-2014-128.10.pdf (дата обращения: 06.08.2017).
5. Рейтинги стран по легкости ведения бизнеса (Doing Business). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://nonews.co/directory/lists/countries/doing-business (дата обращения 11.08.2017).
6. Силкина Г.Ю. Модели культурно-гуманитарного сопровождения бизнеса в управлении внешнеэкономической деятельностью компании / Нефть и газ Западной Сибири: Материалы междунар. науч.-техн. конф. / Отв. ред. П.В. Евтин. Т. III. Тюмень: ТИУ, 2017. С. 165-168.
7. Щербаков В.В., Шевченко С.Ю. Целевые приоритеты корпоративной социальной ответственности менеджмента международной компании / Нефть и газ Западной Сибири: Материалы междунар. науч.-техн. конф. / Отв. ред. П.В. Евтин. Т. Ш. Тюмень: ТИУ, 2017. С. 208-211.

Источник: Научный журнал «Вестник факультета управления СПбГЭУ». 2018. Выпуск 3 (ч.1)

Просмотров: 7

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code