ПЕРЕСМОТР НАЧИСЛЕНИЯ И ВЗИМАНИЯ НДС – ОСНОВА ДЛЯ МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ

Н.А.Путинцева

Аннотация. В статье анализируется фискальное воздействие НДС на экономику страны, отмечается негативное воздействие НДС на деятельность высокотехнологичных предприятий с большой долей комплектующих изделий и материалов в составе продукции и с длительным производственным циклом. Повышение ставки НДС до 20% только усугубит проблемы. В статье сформулированы рекомендации, касающиеся как начисления и взимания НДС, так и налоговой системы в целом.

Ключевые слова: НДС, деградация промышленности, изменение налоговой политики, стимулировать развитие.

 

Россия – одна из немногих стран в мире, обладающая богатейшим потенциалом человеческих и природных ресурсов, достаточным, чтобы обеспечить высокие темпы экономического развития, высокий уровень жизни своим гражданам, а также возможность проводить независимую внешнюю политику. Между тем, промышленность и сельское хозяйство, составляющие основу экономики России, в течение последних 25 лет разрушались из-за навязанных ложных теоретических представлений как в сфере идеологии, так и в сфере экономики, из-за некомпетентности и корысти управленцев. Современная экономическая политика России не способствует ни развитию промышленности, ни сельского хозяйства, ни росту благосостояния граждан страны. Налоговая политика страны, будучи составной частью экономической политики, вызывает наибольшее количество нареканий, так как не устраивает ни бизнес, ни государственные органы, ни население. В статье делается попытка всесторонне оценить проблемы налоговой политики и практики взимания НДС и обобщить рекомендации, способные переломить негативные процессы в экономической и социальной сферах России.

Следует понять, что современная экономическая модель России, основанная на вывозе сырья и полуфабрикатов и ввозе в страну готовых изделий и продовольствия, доля которых по разным источникам составляет порядка 70%, т.е. обмен продуктов природы на готовую продукцию, произведенную трудом населения другой страны, с точки зрения обеспечения долгосрочного экономического развития не имеет перспектив, при том, что подобная политика в краткосрочной перспективе может даже способствовать росту ВВП, но это – рост за счет истощения, расхищения материальной базы страны. Кроме того, сырьевая экономика не способна обеспечить население России достаточным количеством рабочих мест; она способствует деградации трудовых ресурсов, снижению уровня жизни большей части населения, росту дифференциации по уровню доходов и вообще делает часть населения страны просто ненужной. В стране сложилась ситуация, когда действующая налоговая политика не направлена на стимулирование и развитие отраслей высокого передела, высокотехнологичных и наукоемких отраслей российской экономики, а направлена на стимулирование деятельности сырьевых компаний.

Вышесказанное не означает, что России следует немедленно прекратить или сократить экспорт сырья и полусырья, доля которых сегодня составляет более 90% ее экспорта и более половины доходов бюджета страны. Но к этому надо стремиться и принимать меры для возрождения наукоемкой, высокотехнологичной промышленности с высокой долей добавленной стоимости. Отсутствие отечественной продукции с высокой долей добавленной стоимости косвенно подтверждает тот факт, что лишь 10,7% закупок госкомпаний от общей суммы 6-8 трлн. руб. в год составляет отечественная продукция [1].

Кроме того, современный экономический курс, ориентированный на вывоз ресурсов, подошел к своему логическому завершению. Экономика страны начала впадать в кризисное состояние еще три-четыре года назад, когда на фоне стабильно высоких цен на нефть стали снижаться продажи товаров длительного пользования, падали темпы роста экономики, инвестиций, промышленного производства. В 2011 году нефть подорожала на 40% – с 77 до 108 долларов за баррель, а темпы роста экономики не ускорились, а упали с 4,5% до 4,3%, а потом падали до 3,4% и дальше все ниже. Собственно, системный кризис, проявлявшийся в 2011- 2012 годах, в открытую фазу перешел в 2013- 2014-х, а 2015, 2016 годы стали очередными годами стагнации [2].

Россия, будучи великой энергетической державой, не использует это конкурентное преимущество для создания своей собственной конкурентоспособной экономики. На сегодняшний день этим конкурентным преимуществом страны пользуются богатеющие топ-менеджеры топливно-энергетической сферы. Высокие цены на энергоносители для предприятий внутри страны из-за паразитических доходов и издержек при их производстве и распределении способствуют уничтожению и промышленности, и сельского хозяйства. Вот некоторые цифры: с 2005 по 2014 г. темпы роста тарифов на электроэнергию в среднем по всем субъектам РФ превысили темпы роста инфляции в 1,2 раза. Тарифы на электроэнергию для промышленности России до 2015 г. были выше, чем в США, даже по валютному курсу рубля, и почти в два раза выше по паритету покупательной способности (1111С) рубля, расчёты тарифов по которому приводятся Международным энергетическим агентством (МЭА). По ППС тарифы на электроэнергию для промышленности России вышли на уровень стран Западной Европы, которой Россия поставляет энергоресурсы. И только девальвация рубля к доллару США в два раза к концу 2015 г. повысила конкурентоспособность российских товаров, снизив при этом уровень жизни российских граждан [3].

Невыгодность производственной деятельности в России можно проследить на реальном примере: тракторный завод, принадлежащий российским собственникам холдинга «Ростсельмаш», находящийся в Канаде и получивший в 2012 году прибыль в размере $16,4 млн., в российских условиях имел бы убыток $21,7 млн., т.е. не мог бы работать. Главные статьи, определяющие убыточность предприятия в России: налоги (завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн.; в России такой завод должен заплатить $74 млн., т.е. на $26,1 млн. больше); кредиты (в Канаде заводу кредит можно получить под 2,3%, в России, например, для Ростсельмаша под 11,75%; потери от такого кредитования – $14,4 млн.). Существующая в Канаде налоговая система позволила даже в годы мирового кризиса заводу в Канаде удвоить производство тракторов за 5 лет. К тому же, до 2015 года стоимость электроэнергии в Канаде была вдвое дешевле, чем в России, дешевле бензин, лучше предпринимательский климат. Например, на заводе в Канаде работали 14 бухгалтеров, а в России для такого же завода требуется 65 бухгалтеров, что свидетельствует о более сложной системе администрирования. И только девальвация в 2 раза рубля в 2015 году и новые правила предоставления субсидий сельхозпроизводителям на покупку отечественной техники (субсидия государства – 25%) позволил перенести производственную линию по выпуску тракторов модели Versatile 2375 из Канады в Ростов-на-Дону. До переноса линии в Ростов в России производилось только 10% комплектующих этой модели трактора, после переноса площадки в Ростов уровень локализации производственной линии составит 67% [4].

Аналогичные результаты получаются и при сопоставлении налогового бремени на предприятиях в России и США. В налоговой системе США отсутствует НДС (в России ставка НДС составляет 18%; существующий в США налог с продаж, который в разных штатах варьирует от 5% до 11 %, производителей не касается, не увеличивает конечную стоимость производимой продукции, делая ее более конкурентоспособной по сравнению с российской, где в цену товара включен размер НДС). В США НДС не вводится именно потому, что вместе с налогом на прибыль он создает двойное налогообложение.

В налоговой системе США отсутствует налог на имущество (в России ставка налога на имущество – 2,2%), а приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн. в год сразу же списывается на себестоимость производимой продукции. В налоговой системе США социальные взносы составляют 13,3% (в России – 30%), в США прогрессивный налог на прибыль от 15% до 39% и прогрессивный подоходный налог (до 39,6%), т.е. бедные предприятия и граждане платят меньше, чем богатые. Налоговая система США создает условия, при которых предприятиям дают возможность расти и развиваться, и лишь потом начинают собирать с них налоги. Более половины населения США освобождено от уплаты подоходного налога, в России, вопреки Конституции РФ (п. 2, ст. 7), НДФЛ в размере 13% выплачивается даже с доходов ниже прожиточного минимума.

Для решения накопившихся экономических проблем России необходима разумная промышленная и сельскохозяйственная политика, рациональное использование природных ресурсов, стимулирующая развитие налоговая и кредитно-финансовая политика и справедливая судебная система. Для смены сырьевой модели российской экономики, роста производительности труда, развития высокотехнологичной промышленности необходима смена существующей налоговой системы: необходим пересмотр и налоговых ставок, и всей налоговой системы в целом, т.к. существующая налоговая система разрушает налоговый потенциал страны. Говоря о налоговом потенциале, стоит отметить, что за последние 20 лет из страны уехали 7,5 млн. налогоплательщиков и прибыли 10 млн. мигрантов (таджиков, киргизов, и т.д.), которые не отличаются способностью платить налоги. Кроме того, в стране есть регионы (Дальний Восток, Сибирь, и др.), в которых для сохранения населения необходимо не только не собирать налоги, а наоборот, платить населению и бизнесу за то, что они проживают на этих территориях.

Если вспоминать историю создания Налогового Кодекса, то можно отметить, что после введения в 2001 году нового Налогового Кодекса (НК) предпринимательский климат стал немного лучше, но не настолько, чтобы изменить ситуацию. Вариант нового Налогового Кодекса России – «Налоговая доктрина. Пути совершенствования налоговой системы Российской Федерации» – был выполнен ЭАЦ «Модернизация» в 2011 году по поручению Председателя Совета Федерации РФ С.М. Миронова. В этой работе было показано, что при существующей налоговой системе ни о каком экономическом развитии России не может быть и речи, а также предложены конкретные меры по исправлению ситуации. Однако продолжения эта работа не имела по причине отсутствия интереса со стороны Правительства РФ.

Помимо того, что существующей в России налоговой системой недовольны ни предприниматели, ни налоговые органы, налоговая система сложна, запутана и противоречива. Она позволяет легко уклоняться от уплаты налогов и даже провоцирует на это. В десятках изданий находятся соответствующие инструкции по применению налоговых правил. Многие предприятия по этой причине в той или иной мере находятся и всегда находились в тени, не подозревая о тех или иных налоговых корректировках. С другой стороны, независимо от уплаты или неуплаты налогов, налоговая инспекция всегда может найти повод привлечь к ответственности любого налогоплательщика, выразив, например, сомнения в действительности полученных от поставщика счетов-фактур и в законности возмещения НДС, или заподозрив его в «недобросовестности» и в получении «необоснованной выгоды».

По мнению бывшего (до апреля 2010 г.) руководителя Федеральной налоговой службы России М. Мокрецова, «налоговые законы очень некомфортны, непонятны, запутаны, дают возможность двойного толкования… Декларацию по НДФЛ нормальный человек заполнить не может. В декларации, заполняемой по прибыли, содержится практически вся 25-я глава Налогового кодекса, страшная. Декларация по НДС, когда налог появился, была полторы странички, а сейчас 17 страниц. Декларации можно сократить до того уровня, который устроит и нас, и налогоплательщиков» [1]. Это мнение М. Мокрецов опубликовал, будучи руководителем ФНС, и вряд ли кто-нибудь лучше и убедительней руководителя ФНС может оценить российскую налоговую систему и указать на ее болевые точки.

Тяжесть налоговой нагрузки в значительной степени зависит от удельного веса фонда оплаты труда (ФОТ) в продукции. Чем больше доля ФОТ, тем больше налоговая нагрузка. Именно в этом причина того, что в России продолжают платить и получать заработную плату в конвертах. Одни предприятия (несырьевое производство) не полностью платят налоги, чтобы выжить, другие – из принципа «зачем платить, если можно не платить». Сегодня таких предприятий не так много, и доля собираемых с них налогов в бюджете России ничтожна. Например, если снизить до 10% НДС, ЕСН и Налог на прибыль для предприятий легкой, текстильной, мебельной и полиграфической промышленности, для предприятий сельскохозяйственного, пищевого и полиграфического машиностроения, а также для предприятий, работающих в области высоких технологий, то потери не превысят 1% от суммы доходов консолидированного бюджета.

Даже представители власти отмечают, что налоговая система требует изменений. Так, в выступлении председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам А. Макарова на Гайдаровском Форуме в январе 2014 г. было отмечено, что «за последние 10 лет конкурентоспособная налоговая система разрушена, и без адекватной налоговой системы бюджет ждет катастрофа» [1]. С А. Макаровым во многом согласен директор департамента глобальных индикаторов Всемирного банка (ВБ) Аугусто Лопес-Кларос, который посоветовал снижать налоговую нагрузку на бизнес, так как «в России совокупная ставка налога достаточно высокая и составляет по методологии ВБ около 50,7%, что выше, чем в Канаде, Великобритании, Швейцарии, Новой Зеландии и не только не способствует наполняемости бюджета, а, наоборот, провоцирует бизнес на поиск различных способов уклонения от уплаты налогов».

Главный смысл обновленной налоговой политики должен состоять в том, чтобы перенести налоговое бремя из сферы производства в сферу обмена и потребления, повышая при этом покупательский спрос населения. В частности, необходимо:

• отменить или снизить тариф НДС в сфере производства средств производства и ввести НДС для организаций финансового сектора;

• ввести прогрессивную шкалу налогообложения доходов граждан (расчеты Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН показывают, что применение в России среднеевропейской прогрессивной шкалы обеспечило бы ей рост ВВП на 30-50% выше, чем в настоящее время);

• усовершенствовать амортизационную политику;

• отменить налог на имущество, вначале для сферы машиностроения и далее – вообще для всех предприятий производственной сферы;

• отменить прямое налогообложение сельскохозяйственного производства;

• ввести местный налог с продаж;

• ввести налог на крупные состояния;

• ввести налог на вывоз доходов и капиталов из страны.

• упростить налоговое администрирование.

Указанные меры будут способствовать снижению налогового бремени, улучшению предпринимательского климата, росту бюджетных доходов и экономическому росту. Соответственно, государство сможет удвоить расходы на оборону, науку, культуру, образование, здравоохранение.

Проблемы совершенствования косвенного налогообложения, и в частности налога на добавленную стоимость (НДС), в настоящее время, на этапе продолжающегося реформирования налоговой системы, являются чрезвычайно актуальными для РФ. Начиная с 1992 года, когда в стране впервые был введен НДС, ведутся постоянные споры о целесообразности его взимания, величине ставок, порядке исчисления обязательств по налогу, а также порядке взимания при перемещении товаров через таможенную границу РФ. Данный налог является одним из наиболее прогрессивных в бюджетной системе страны. По объему поступлений в консолидированный бюджет РФ НДС занимает лидирующее положение среди других налогов. НДС стабильно занимает первое место по уровню собираемости налогов в бюджет. Однако, несмотря на широкую распространенность налога на добавленную стоимость во многих странах мира с рыночной экономикой, его роль в экономике России весьма неоднозначна. Чистое копирование положений зарубежного законодательства об НДС не привело к ожидаемому результату, а вызывает только многочисленные споры налогоплательщиков с налоговыми органами страны.

Введению в России НДС в 1990-е годы способствовала сверхвысокая инфляция, подтолкнув таким образом бизнес к экспортно-ориентированной экономике, т.к. государство гарантировало возврат НДС от сделок такого рода. Однако востребованность на международных рынках только российского сырья привела, как один из факторов, к становлению в стране сырьевой модели экономики. Помимо обеспечения приоритета экспортным сделкам, использование НДС деформировало и сферу рынка труда: так как фонд заработной платы подпадает под обложение НДС, то у компании, которая не является плательщиком НДС, есть возможность заплатить большую сумму сотруднику по сравнению с теми, кто является плательщиками НДС. Т.е. персонал компании, работающей на российский рынок, обходится компании дороже на 26% [5]. И все заявления о том, что Россия должна «слезть с нефтяной иглы», при сохранении существующих положений НДС бесперспективны.

Главное, что радикально отличает НДС от всех косвенных налогов (т.е. налогов на потребление), – это то, что налог распространяется и всей своей тяжестью возлагается на сферу производства, и его бремя особенно тяжело для предприятий с большой долей комплектующих изделий и материалов в составе продукции и с длительным производственным циклом, прежде всего для предприятий – производителей основных фондов, составляющих техническую основу экономического потенциала страны (тяжелое машиностроение, судо-, авиа-, станко-, моторостроение и т.д.). В этих отраслях выпуск конечной продукции, в цене которой происходит зачет (возмещение) НДС, может быть на месяцы и даже годы отделен от начала авансирования в НДС оборотных средств предприятий. После уплаты НДС с аванса у предприятия не остается средств на покупные изделия и собственное производство. Поэтому немедленным результатом введения НДС стала необходимость существенного увеличения оборотных средств предприятий, привлечения кредитных ресурсов.

И наоборот, на торговле и посредничестве введение НДС отразилось весьма незначительно, поскольку период между затратами и возмещением налога в этой сфере минимальный. Дополнительные проблемы появились у предприятий в связи с необходимостью уплаты НДС за продукцию, отпускаемую в кредит, т.е. без оплаты. Особенно это коснулось предприятий, выпускающих дорогие машины и оборудование. В связи с необходимостью уплаты в бюджет 18% НДС из неполученных денег многие были вынуждены отказывать отпускать в кредит [6]. Отрасли, которые «оттягивают» на себя более половины добавленной стоимости, создаваемой общими усилиями народного хозяйства (например, операции с ценными бумагами, банковская деятельность, страхование и т.п.), оказались вообще освобожденными от НДС. Хотя очевидно, что по размерам создаваемой добавленной стоимости, прибыли и выплачиваемых зарплат эти отрасли, как минимум, не уступают многим отраслям материального производства.

С точки зрения управления экономикой государства суть НДС подразумевает налогообложение четырех составляющих стоимости любого продукта и услуги: это заработная плата; прибыль предприятия; амортизация; все остальные налоги, кроме НДС.

Рассмотрим влияние НДС через такие статьи затрат, как заработная плата и прибыль на макроэкономику нашей страны, сравнив с Западной Европой, в которой данный налог берет свое начало.

Рассмотрим действие НДС с точки зрения обложения заработной платы. Зарплата граждан определяет основную часть спроса на рынке внутри государства. Логично предположить, что наличие налога на заработную плату в виде НДС либо заставляет налогоплательщиков снижать заработную плату, либо увеличивать стоимость товара на сумму этого налога (надо отметить, что НДС начисляется с суммы заработной платы и налогов на нее). Естественно предположить, что снижение за счет НДС реальной заработной платы снижает оборот товара, так как люди на сумму НДС с фонда заработной платы меньше покупают. Надо отметить, что такая ситуация возникает в том случае, когда вся полученная заработная плата расходуется на текущие нужды, а не ложится на счетах в банках «на черный день». Для стран, где экономика не «перенасыщена» свободными денежными средствами (в РФ обеспеченность наличными и безналичными денежными средствами составляет 45% от ВВП, при пороговом значении данного показателя 65% от ВВП) НДС оказывается тормозящим развитие экономики в целом, что мы наблюдаем на примере нашего государства. Кроме того, для государств со слабым экономическим и техническим развитием, опять же как наше государство, где подавляющее большинство рабочих мест малоквалифицированные и низкооплачиваемые, любой налог, прямой или косвенный, на заработную плату резко демотивирует граждан к повышению собственного статуса, а параллельно вынуждает работодателей скрывать истинные суммы по заработной плате.

Сравним с Европой. Огромные темпы роста экономики ведущих стран Европы привели к резкому сокращению малоквалифицированных рабочих мест и замещению их меньшим количеством более оплачиваемых и более квалифицированных рабочих мест. Более обученные сотрудники предприятий меньшим числом создают большее количество качественного продукта. Поэтому, во- первых, в силу зависимости работодателя от квалифицированных сотрудников, и, во-вторых – имея на то экономические предпосылки, работодатели увеличивали заработную плату сотрудникам, что способствовало практике замораживания излишков заработной платы на счетах «на черный день». Этот фактор вместе с вынужденной безработицей малоквалифицированных рабочих отрицательно сказывался на развитии экономики государства, так как приводил к снижению спроса, но уже по причине безработицы и неработающих отложенных средств «на черный день», способствуя нарастанию кризиса перепроизводства. Именно в этой ситуации уместным стало введение НДС. С одной стороны, введение НДС позволяло формировать бюджет социальных программ, куда включались программы по содержанию неработоспособных, по переквалификации, пособия по безработице и т.д., с другой стороны, НДС уменьшал заработную плату трудоустроенным на квалифицированных рабочих местах, снижая возможность замораживания средств.

Рассмотрим действие НДС в разрезе прибыли предприятий. Очевидно, что налог с прибыли, вне зависимости от того, прямой он или косвенный, снижает, с одной стороны, возможности владельцев предприятий использования прибыли в личных целях (это сказывается на формировании спроса на рынке), с другой стороны, возможности развития предприятия, т.е. направление прибыли на совершенствование предприятия и на увеличение его мощности.

Техническая революция в странах Европы не один раз приводила к кризису перепроизводства, при том что прибыль во всех странах облагалось прямым налогом. В ситуации периодически возникающих кризисов перепроизводства, когда товаров производится больше, чем население может их потребить, возникал вопрос: как снизить возможности предприятий развиваться быстрыми темпами на внутреннем рынке, при этом увеличить экспорт товара и обеспечить устойчивую доходность предприятий и стабильность государства в целом от операций ВЭД? И тогда начал внедряться НДС. Благодаря НДС внутри государства товар гарантированно дорожал на сумму НДС, снижая прибыль предприятия, а, следовательно, сдерживая развитие предприятий. В результате стабилизируется соотношение спроса и предложения, снижается вероятность наступления кризисов перепроизводства.

Что касается внешнеэкономической деятельности, то у предприятий появляется заинтересованность в ориентации на экспорт, так как государство возмещает сумму НДС, делая привлекательной и конкурентоспособной стоимость вывозимого товара. Эта возможность у государства возмещать НДС при экспортных сделках возникает потому, что добавленная стоимость товара, произведенного внутри страны, в сумме с добавленной стоимостью от ввезенного товара из развитых странах много больше, чем добавленная стоимость вывезенного товара. Отсюда следует, что у государства возникают резервы и для стимулирования экспорта, и достаточное количество средств для осуществления различных социальных программ внутри страны, которые позволяют увеличить спрос на внутреннем рынке.

Таким образом, введению НДС в странах Западной Европы способствовал технический прогресс, огромные темпы роста экономики за счет технической, технологической, электронной и т.д. революции во второй половине XX века и целая череда кризисов перепроизводства, связанных с этим. В странах Западной Европы НДС должен был, с одной стороны, способствовать сдерживанию роста объемов производства за счет дополнительного обложения прибыли, а с другой стороны – стимулировать спрос, т.е. поддерживать баланс спроса и предложения, минимизируя возможность наступления кризисов перепроизводства.

Кроме того, в странах Западной Европы применение НДС сопровождается существенным снижением бремени конкурирующих с ним налогов, а именно: налога на прибыль, за счет высоких амортизационных списаний и льгот на введение новых технологий (в результате чего инновационные предприятия фактически освобождаются от уплаты налога на прибыль); налога на доходы физических лиц – за счет применения высокого необлагаемого минимума и значительных вычетов из налоговой базы по другим поводам (не говоря уже об огромных ассигнованиях из бюджетной системы на социальные нужды, которые для многих граждан фактически означают возврат и даже превышение уплачиваемого ими подоходного налога).

Также, в странах Западной Европы для предприятий сферы материального производства НДС не столь обременителен, поскольку для них всегда доступно (и под низкий процент) кредитование «по обороту» – под запасы сырья и готовой продукции. В России же для многих малых и средних предприятий такое кредитование либо слишком дорого, либо просто недоступно, поэтому разрыв в обороте, создаваемый необходимостью авансирования выплат по НДС часто становится прямой причиной банкротства таких предприятий.

Кроме того, к сожалению, в нашей стране техническая революция еще не набрала нужных темпов, да и высококвалифицированных рабочих мест в современной России недостаточно. Налоговая система России любыми способами должны минимизировать налоговое бремя высокотехнологичному промышленному капиталу в целях осуществления политики импортозамещения и переложить это бремя на финансовый сектор.

В качестве вывода можно предположить, что НДС тогда начинает работать на пользу государства, когда сумма ВВП намного больше, чем сумма импорта товаров и сумма экспорта товаров, то есть когда внутренний рынок насыщен собственными товарами (причем высококачественными, с большой долей добавленной стоимости), когда в создание этого внутреннего продукта вовлечены большинство граждан страны с высокой степенью производительности труда. К сожалению подобное состояние не характеризует экономическое развитие современной России [7].

Кроме того, что НДС изначально не стимулирует развитие России, существующая методика расчета НДС и система его администрирования открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от уплаты налога. Именно с НДС связаны многочисленные конфликты между налоговиками и налогоплательщиками. Больше половины налоговых дел в арбитражных судах посвящены НДС. Значительное число предпринимателей, осужденных по статьям «мошенничество» и «хищения», сидят по причине разногласий по НДС с налоговым инспектором. Степень воровства при возмещении НДС превышает все мыслимые пределы. Согласно данным расчетов М.Д. Абрамова, вице-президента ЭАЦ «Модернизация», профессора Московского налогового института, общая сумма незаконного возмещения НДС в 2012 г. составила не менее 1,5 трлн. руб., в то время как в этом же году в России был собран НДС в сумме 3,5 трлн. руб., в т.ч. 1,9 трлн. руб. за продукцию, произведенную и реализованную в России. Для сравнения на 2013 год расходы на культуру и кинематографию составили 88,6 млрд. руб., на науку и технологии – 145,7 млрд. руб., на образование – 597,4 млрд. руб., а в сумме на эти статьи государство израсходовало 831,7 млрд. руб. Введение трех базовых систем — АСК «НДС-2», АСК «ККТ» и онлайн-кабинетов для всех категорий плательщиков позволило в 8 раз снизить количество попыток незаконного возмещения НДС, однако не устранило проблему до конца. Несмотря на то, что количество компаний, так называемых «однодневок», имеющих признаки фиктивности, снизилось с 14% в 2016 году до 7% в 2017 году, схемы с использованием таких фирм выявляются в каждой третьей выездной налоговой проверке [8].

Проблема собираемости НДС актуальна и для стран Европейского Союза (ЕС), там собираемость НДС составила около 80%. В России же собираемость НДС не превышает 50%, и это – оптимистическая оценка. Например, расчеты, выполненные по данным Налоговой инспекции Курской области, показали собираемость в регионе за 2012 год, равную 22,4%. Сложность контроля правильности уплаты НДС настолько велика, что ФНС фактически смирилась с неуплатой НДС и следит лишь за соблюдением статус кво, т.е. для каждого региона установила «безопасную долю вычетов» НДС (см. табл. 1, для примера выборочно взяты данные ряда регионов).

Таблица 1
НДС: безопасная доля вычетов по НДС по регионам на за 2 квартал 2018 г. [9]

 

Однако летом 2018 ставка НДС была повышена до 20%. Министерство финансов рассчитывает, что эта мера обеспечит федеральному бюджету уже в 2019 г. дополнительные 633,5 млрд руб., которые будут направляться на увеличение финансирования инфраструктуры, демографической политики, здравоохранения и образования. Так как параллельно с повышением НДС Правительством РФ предполагались существенные коррективы пенсионного законодательства, тема повышения НДС не стала поводом для серьезного обсуждения общественностью, однако очень негативно была воспринята академическим сообществом и непосредственно товаропроизводителями. По мнению академика С.Ю. Глазьева, повышение данного налога окажет самое негативное влияние на развитие национального производства и, как следствие, отрицательно скажется на росте российской экономики [10]. Для предприятий же, поставляющих товары и услуги на внутренний рынок, в условиях рынка, открытого для конкуренции внешним производителям, повышение НДС – это еще дополнительных целых 2% в снижение конкурентоспособности любого производимого в стране товара на своем же внутреннем рынке. Значит, для сохранения конкурентоспособности даже и на своем собственном внутреннем рынке предприятия должны будут идти на сокращение любых иных расходов, относимых на себестоимость, включая, прежде всего, зарплату работникам, либо элементарное разорение, банкротство предприятий, рост безработицы [11]. Вся парламентская оппозиция выступала против инициативы Правительства РФ по повышению НДС, обосновывая это выгодой только для экспортных сырьевых отраслей, и угрозой высокотехнологичных и наукоемких отраслей. И в конечном итоге повышение НДС ляжет на плечи граждан России: по итогам 2017 года каждый житель страны заплатил НДС 20 тысяч 800 рублей, при увеличении – заплатит 25 тысяч рублей [12], при том что последние 3 года покупательная способность доходов граждан снижается.

На сегодняшний день существуют предложения заменить НДС налогом с продаж (НСП), однако, чтобы собрать сумму в размере 3,1 трлн. руб. (размер НДС за 2017 год), ставка НСП должна составить около 20%, и соответственно на столько же должны вырасти и розничные цены. Но такое решение, способное спровоцировать социальное недовольство, и Правительство РФ вряд ли решится, при наличии около 70% населения, живущего у черты бедности. Кроме того, по данным ФНС собираемость НСП в 2002 году (когда НСП был равен 5%) не превышала 30%.

В качестве альтернативы замены НДС на НСП экспертами предлагаются следующие меры [1]:

• снизить ставку НДС до 10% и сделать ее единой для всех;

• считать НДС, подлежащий уплате в бюджет, «прямым» способом: как произведение ставки налога на добавленную стоимость (сумма зарплаты, прибыли, амортизации и уплаченных налогов) – в этом случае возмещения НДС будут не нужны;

• 50% НДС оставлять регионам;

• сумму НДС, подлежащую возмещению экспортерам промышленной продукции, определять не на основе счетов-фактур, а расчетным путем на основании калькуляции;

• по примеру Китая отменить или существенно уменьшить ставку возмещения НДС экспортерам сырья и полусырья (нефти и нефтепродуктов, газа, удобрений, металлов).

Сумма поступлений НДС в бюджет после реализации предложений может существенно возрасти благодаря лишь небольшому изменению методики расчета НДС. Одновременно почувствуют облегчение тысячи предпринимателей, которые испытывают трудности с возмещением НДС и которым грозят уголовной ответственностью за «фиктивные» счета-фактуры, полученные от поставщиков.

 

Список литературы

1. Рекомендации по улучшению социально-экономической ситуации в России. По итогам работы Московского экономического форума-2014 // Экспертный союз. 2014. №13(26).
2. Жуковский В. Грядет реальный бунт среднего класса, который пустили под нож [Электронный ресурс] // Бизнес online. Деловая электронная газета Татарстана. 11.01.2016. Режим доступа: https://rn.business-gazeta.ru/article/298565/ (дата обращения: 02.09.2018).
3. Электроэнергетика России: адаптация к реальным условиям. Совместное заседание Научно-технической коллегии НП «НТС ЕЭС» и Секции по проблемам надёжности и безопасности больших систем энергетики Научного совета РАН по системным исследованиям. 18.03.2016 // Вести в электроэнергетике. 2016. №3(83).
4. «Ростсельмаш» перевёл в Ростов производство канадского трактора [Электронный ресурс] // Эксперт online. 19.12.2016. Режим доступа: http://expert.ru/south/2016/08/ rostselmash-perevyol-v-rostov-proizvodstvo-kanadskogo-traktora/ (дата обращения: 02.09.2018).
5. Остарков Н.А. Налогоплательщик становится ценностью [Электронный ресурс] /Информационный портал «Коммерсант.т. Огонек». 21.09.2015. Режим доступа: http://kommersant.ru/Doc/2809983 (дата обращения: 30.08.2018).
6. Абрамов М.Д., Кашин В.А., Машков С.А. Об исчислении НДС прямым способом [Электронный ресурс] / Журнал «Налоговые споры: теория и практика». 2008. №2. Режим доступа: https://www.lawmix.ru/bux/54121/ (дата обращения: 10.09.2018).
7. Торопов М. НДС: вопросы совершенствования налогового законодательства [Электронный ресурс] / Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия». 22.11 2016. Режим доступа: http://ruskline.ru/special_opinion/2016/noyabr/nds_voprosy_ sovershenstvovaniya_nalogovogo_zakonodatelstva/ (дата обращения: 10.09.2018).
8. Налоговики и следователи усиливают борьбу с однодневками [Электронный ресурс] // ИА «Клерк.Ру». 07.02.2018. Режим доступа: https://www.klerk.ru/buh/news/471789/ (дата обращения: 20.09.2018).
9. Безопасная доля вычетов по НДС за 2 квартал 2018: проверьте свой регион [Электронный ресурс] / ИА «Клерк^». 04.07.2018. Режим доступа: https://www.klerk.ru/ about/klerk/ (дата обращения: 20.09.2018).
10. Глазьев С.Ю. Повышение НДС заставит граждан России больше покупать в Казахстане [Электронный ресурс] // Интернет канал «Царьград. Первый русский». 24.07.2018. Режим доступа: https://tsargrad.tv/news/sergej-glazev-povyshenie-nds-zastavit-grazhdan-rossii- bolshe-pokupat-v-kazahstane_148620 (дата обращения: 22.09.2018).
11. Болдырев Ю. Были -избиратели, стали – отработанный пар [Электронный ресурс] / ИА «Свободная пресса». 15.06.2018. Режим доступа: http://svpressa.ru/politic/article/202734/ (дата обращения: 22.09.2018).
12. Повышение НДС: 400 млрд из карманов граждан для поддержки олигархов [Электронный ресурс] // РИА «Новый день» 03.07.2018. Режим доступа: https://newdaynews.ru/moskow/639621.html (дата обращения: 22.09.2018).

Источник: Научный журнал «Вестник факультета управления СПбГЭУ». 2018. Выпуск 4

Просмотров: 0

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code