О НОРМАТИВНОЙ И ПОЗИТИВНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ

В.Д.Мамонтов, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой политической экономии и современных бизнес-процессов Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина

В статье выдвигается предположение, что господство нормативной экономической теории, ставит преграды не только в области теоретического осмысления экономических проблем, но и достоверных выводов относительно практики хозяйственной деятельности. Экономический анализ предваряется разбором понятий – «методология», «позитивная» и «нормативная» экономические теории. В экономической науке присутствуют разные трактовки указанных понятий, что нередко является источником многих вредных ошибок. Достаточно подробно анализируется категория «нормативная» экономическая теория. Акцентируется внимание на том, что часто «нормативная» экономическая теория ошибочно представляется как теория, описывающая некий «идеал», к которому необходимо стремиться. В реальности, сам термин, «нормативная», вбирает в себя экспертное суждение по экономическое проблематике. В статье отмечается, что сегодня, в российской действительности, выводы нормативного характера присутствуют во всеобъемлющем масштабе. В исследовании подчеркивается, что в ситуации путаницы, между позитивной и нормативной экономическими теориями, появляется стремление у части экономистов отделить «истинную» науку, от «ненауки», посредством полного ухода в тавтологический анализ. В целом, такой процесс отрицательно воздействует на развитие науки. В заключительной части статьи, рассматривается проблема доминирования основополагающих принципов в экономической теории. Подчеркивается, что важность базовых принципов возрастает в период модернизации социально- экономической системы.

Ключевые слова: методология, позитивная экономическая теория, нормативная экономическая теория, фальсификационизм, гипотеза, индукция, дедукция, тавтологический анализ, экономические принципы, индивидуализм

 

Какими обстоятельствами, аргументацией в условиях снижения интереса к фундаментальной экономической науке, нами избрана чисто методологическая проблематика. К тому же заметим, что вопросы методологии и в лучшие времена не были приоритетным направлением исследования у ученых-экономистов. Будем оптимистами и исходить из предположения, что падение интереса к методологической тематике – временное явление, за падением интереса последует взлет, с соответствующими положительными аспектами. В своей статье, мы исходим из предположения, что господство нормативной экономической теории, ставит преграды не только в области теоретического осмысления экономических проблем, но и достоверных выводов относительно практики хозяйственной деятельности. Этот, и сопутствующие к нему вопросы мы предлагаем к рассмотрению.

Вначале выскажем некоторые суждения по поводу самих понятий: «методология», «позитивная» и «нормативная» экономические теории, здесь часто присутствует путаница, выводы далекие от научности. В понятие «методология», исследователи нередко вкладывают разное содержание, что несет в себе разную смысловую нагрузку. М. Блауг, в предисловие к первому изданию своей книги «Методология экономической науки», в отношении понятия «методология», указывает на существование пагубной двусмысленности. Он констатирует: «Термин «методология» иногда понимают, как совокупность технических процедур дисциплины, как более внушительно звучащий синоним ее методов» [1]. В другом значении, методология представляет собой исследование концепций, теорий и основных принципов рассуждения, принятых в той, или иной науке. В советской политэкономической мысли, традиционно первенство отдавалось первому направлению. Концепции, теории рассматривались в рамках отдельно изучаемой дисциплины. Практически – эта традиция доминирует и сегодня, но с явно меньшим проявлением интереса исследователей. В этой плоскости, методология экономической науки осуществляет исследование, поиск, разработку и систематизацию методов, применяемых в практической деятельности для получения научного знания и тех общих принципов, которыми она направляется. Методология – это учение о методах и процедурах научной деятельности, а также раздел общей теории познания (гносеологии), в особенности теории научного познания, (эпистемологии) и философии науки. Методология всегда была органически связана с философией науки и теорией познания, а также с логикой (рис. 1).

В период 20-50 гг. ХХ столетия в философии науки господствовал традиционный взгляд на теории. Этот подход доминировал и в экономической науке.

Рис. 1. Традиционный взгляд на развитие науки

Согласно стандартной точке зрения на науку, научные исследования должны начинаться со свободного, непредубежденного наблюдения фактов, продолжаться индуктивной формулировкой универсальных законов, описывающих эти факты, и, в конечном счете, с помощью дальнейшей индукции, приходить к еще более общим утверждениям, которые принято называть теориями. Истинность законов и теорий подлежит проверке путем сопоставления вытекающих их них эмпирических выводов со всеми наблюдаемыми фактами, включая те, что их породили (Описано у Дж. С. Милля в работе «Система логики» (1843 г.).

Работы К. Поппера, К. Поланьи, Т. Куна, И. Лакатоша и П. Фейерабенда – значительно видоизменили представление о развитие науки, способствовали разрушению традиционного взгляда на формирование теории.

Вначале о фальсификационизме К. Поппера. Поппер начинает свои рассуждения с определения границы между наукой и ненаукой, своего, так называемого демаркационного критерия, и заканчивает их попыткой разработать стандарты оценки конкурирующих научных гипотез по степени их правдоподобия. И так, у К. Поппера все человеческое знание разделяется на 2 непересекающихся класса – «науку» и «ненауку». Наука – это совокупность систематических утверждений о реальном мире, которые могут, по крайней мере, в принципе быть опровергнуты эмпирическими наблюдениями. Для К. Поппера индукция – движение от частных случаев к общему – это просто миф: отсюда индуктивные гипотезы не только неправомерны, но и как еще отмечал Д. Юм, невозможны. Логика рассуждения К. Поппера здесь сводится к следующему. Мы не можем делать индуктивных обобщений, исходя из серии наблюдений, ибо в тот момент, когда мы выбрали наблюдения определенного рода из бесконечного множества возможных, мы уже встали на некоторую точку зрения, и эта точка зрения сама по себе является теорией, как бы проста и груба она ни была. Поп- пер признает только дедуктивный метод, индуктивный метод неубедителен в силу того, что даже если предпосылки верные, неубедительная индуктивная гипотеза не может логически исключить возможности того, что выводы ложны. Заблуждением по Попперу является мнение будто, индукция и дедукция являются взаимно обратными мыслительными операциями. По Попперу, Вся доступная нам истина заключена в тех теориях, которые пока не были опровергнуты.

Итоговый вывод К. Поппера сводится к следующему. Никакого достоверного эмпирического знания, основанного на нашем личном опыте или опыте человечества в целом, не существует. Более того, не существует и надежного метода гарантировать что то, возможно, ошибочное знание о реальном мире, которым мы располагаем, является наилучшим из того, чем мы могли бы располагать в данных обстоятельствах [2].

Для Куна, история науки состоит из длительных периодов, в течение которых сохраняется status quo, время от времени, прерывающихся скачками от одной господствующей парадигмы к другой, без какой-либо концептуальной коммуникации между ними [3].

В представлении ученого И. Лакатоша, история науки, – это скорее история исследовательских программ, чем теорий, причем все научно – исследовательские программы можно представить как «твердое ядро», окруженное защитным поясом вспомогательных гипотез, которые должны нести бремя проверок». Твердое ядро воспринимается как неопровержимое по методологическому решению его приверженцев и содержит, помимо чисто метафизических верований, позитивную эвристику и негативную эвристику, фактически представляющие собой, список того, что следует и чего не следует делать. Защитный пояс содержит гибкие элементы НИП и именно в нем твердое ядро комбинируется со вспомогательными предпосылками для формирования конкретных проверяемых теорий, которые и зарабатывают НИП ее научную репутацию. «Твердое ядро» развивается, и то медленнее защитного пояса. Но! Нельзя представлять историю науки, как «устойчивый кумулятивный прогресс», в ходе которого старые теории постоянно сменяются новыми, более общими [4].

В соответствии с теорией П. К. Фейерабенда утверждается следующее. Во-первых, в научной методологии не существует таких канонов, какое бы доверие они ни внушали и как бы твердо ни были основаны на эпистемологии, которые не нарушались бы безнаказанно в какой-то момент в истории науки; более того, некоторые из величайших ученых достигли успеха как раз потому, что намеренно нарушали все правила научной деятельности. Во-вторых, тезис, согласно которому наука развивается по мере того, как старые теории становятся частными случаями новых, более общих, – не более чем миф: фактически пересечение между соперничающими научными теориями ничтожно мало. В-третьих, научный прогресс, как бы мы его ни понимали и чем бы ни измеряли, в прошлом имел место лишь потому, что ученые никогда не были скованы никакой философией науки: последняя является одной из тех «фальшивых дисциплин, которые не имеют в своем послужном списке ни одного научного открытия», и единственный принцип, не препятствующий прогрессу, таков: «возможно все». Наука, гораздо более «неряшлива» и «иррациональна», чем ее методологический образ [5].

Нами не случайно сделан достаточно подробный анализ развития науки в целом. Главный акцент здесь мы делаем на аспекте отделения науки от ненауки. Это позволяет нам в иной интерпретации рассматривать позитивную и нормативную экономическую теорию (прим. автора – «экономическую теорию» и «политическую экономию» мы рассматриваем как идентичные названия).

В своей замечательной книге «Предмет и метод политической экономии» Джон Невилл Кейнс проводит различие между следующими понятиями: «позитивная наука» – совокупность систематических знаний, относящихся к тому, что есть; нормативная или регулятивная наука … – совокупность систематических знаний, относящихся к тому, что должно быть .; «искусство – система правил для достижения данной цели» [6]. Ученый отметил, что очень часто эти понятия смешивают, и это было источником многих вредных ошибок.

Путаница в понятиях, представлениях об экономической теории у нас идет с советских времен. «Экономическая теория как позитивная наука представляет собой совокупность применяемых на основе эмпирической проверки обобщений экономических явлений, которые можно использовать для предсказания последствий изменения обстоятельств» [7]. «Нормативная» политическая экономия (экономическая теория) всегда представлялась как теория, описывающая некий «идеал», к которому следует стремиться.

В практической плоскости это выливается в следующую картину. Мы даем содержание предмета «экономическая теория», которое далеко от реальности, акцентируем внимание на общих закономерностях, которые находят проявление в хозяйственной жизни западных стран, но, одновременно не являются очевидными в российской экономической действительности. Как следствие, экономическая теория представляется либо миром иллюзий, либо миром несбывшихся ожиданий.

Сегодня выводы «нормативного» характера присутствуют везде: в государственных документах экономического характера, экспертных заключениях социально-экономического развития регионов, отраслей, выдвигаемых экономических доктринах, проектах, программах экономического развития и т. п. Казалось бы, чисто теоретико- методологическая проблема приобрела совершенно иное звучание. В этой связи, есть необходимость вначале разобраться с самим понятием «нормативная» экономическая теория. Если очень коротко и просто: то, она собой представляет экспертное суждение по экономической проблематике. Вот и в нашей действительности научный анализ экономической действительности часто замещается экспертной оценкой. В этом, в общем-то, нет какого-либо трагизма. Если бы, не одно но, еще раз обращаем внимание на слово – «замещение».

В силу особого положения экономической проблематики, почти каждый человек считает предмет экономической науки жизненно важным для себя; экономические проблемы являются предметом непрерывных и обширных дискуссий и сферой законодательного регулирования. Фактически по экономической тематике «экспертами» являются все члены общества. Такая ситуация характерна еще для отрасли здравоохранения. Но и здесь есть отличия, благо еще не все стремятся выполнять функции медицинских работников.

Экспертами в области экономической теории выступают и лица, наделенные государственной властью, которые могут не только делать оценочные суждения, но и на их основе принимать решения, выдвигая их за научно-выверенные и обоснованные суждения. Можно сказать, что эксперты- непрофессионалы испытывают искушение делать позитивные выводы, которые соответствуют их нормативным предвзятым убеждениям.

Вносит свою лепту в преобразование нормативных выводов в позитивные, и наше, научное сообщество – экономистов. Многие, сомнительные экономические заключения, выдаваемые за научно обоснованные, строго выверенные, делали и делают сегодня представители нашего сообщества. Не надо думать, что ситуация между позитивной и нормативной экономической наукой возникла сегодня и характерна, только для российской экономической науки. В некоторой степени эта путаница неизбежна. К уже сказанному по этому поводу укажем еще на одно обстоятельство, которое высказал в начале ХХ столетия М. И. Туган- Барановский: «Идеи экономической науки столь же часто воспринимаются, как и отрицаются и это закономерно, так как она вторгается в самую сокровенную область, область экономических интересов» [8].

Л. Вальрас когда-то, мечтал о «чистой политической экономии», которая бы как математика, физика и др. естественные науки объясняла бы экономические закономерности. Его аргументация достаточно проста и незыблема, как Л. Вальрас сам себе представлял. Вот лишь один из эпизодов рассуждения ученого. Он пишет: «Очевидно, что чистая механика должна предшествовать прикладной механике. Равным образом есть чистая политическая экономия, которая должна предшествовать прикладной политической экономии, и эта чистая политическая экономия является наукой, совершенно похожей на физико-математические науки» [9].

Дискуссия в советской политической экономии о функциях этой науки, соотношении идеологии и экономики – это, то же, из области нормативной и позитивной экономической теории. В постсоветсткий период, официально проводимый процесс деидеологизации экономический теории обернулся еще более ее идеологизацией, все глубже утверждаются позиции нормативной экономической теории. Одни идолы-теоретики, вместе со своими парадигмами были низвергнуты, другие вошли на их, освобожденный пьедестал.

Западная экономическая мысль не остается в стороне от этого процесса. М. Фридмен совсем не случайно в 1953 г. выпускает свою знаменитую статью: «Методология позитивной экономической науки», где на основе глубоко выверенного анализа делает заключение: «Всеобщее поверхностное знакомство с предметом экономической теории порождает презрение к специальному знанию о нем. Важность этого предмета для повседневной жизни и государственной политики препятствует объективности и способствует смещению научного анализа с нормативными суждениями» [7].

Путаница между позитивной и нормативной экономической теориями вызывает еще одну проблему, которая отрицательно воздействует на развитие науки. Желание отделить «науку» от «ненауки» направляет часть ученых экономистов уйти в чисто формальный или тавтологический анализ. К примеру, появление математической политической экономии и т.п. При чем, в новой российской экономической науке присутствует стремление внедрить, обосновать то, чем совсем недавно переболел Запад и пошел в своем развитии дальше. А. Маршалл, Й. Шумпетер, Ф. Хайек, М. Фридмен и другие великие ученые западной экономической мысли вели длительную и плодотворную дискуссию по этому поводу. Их выводы общеизвестны. Формальная логика и математика, которые обе есть тавтологические науки, оказывают нам существенную помощь, когда мы хотим проверить правильность аргументации, раскрыть значение гипотезы и определить, не являются ли различные гипотезы в действительности, эквивалентными, или в чем состоит различие между ними. Но, экономическая теория, должна представлять из себя, нечто большее, чем просто систему тавтологий, если она хочет предсказывать, а не просто описывать последствия действий. М. Фридмен, активно выступающий за применение математического аппарата в экономической теории, тем не менее, предупреждает, что уход в чисто тавтологический анализ может обернуться для экономической теории превращением в замаскированную математику [7]. Й. Шумпетер ярый защитник использования математических инструментов в экономическом анализе, в то же время констатирует: «Методы, используемые в общественных науках, в том числе в экономической теории, не имеют ничего общего с естественными» [10].

Теперь еще об одном очень важном компоненте в методологии позитивной экономической теории. Методология – не только методы, инструменты познания, но и базовые принципы, на которых держится вся конструкция. Можно согласиться с позицией Ф. Хайека, который считает, что эти принципы должны быть незыблемыми, как основы, на которых зиждется любая религия. Хранителем, толкователем с научных позиций этих принципов должна быть, по мнению ученого, экономическая теория (политэкономия) [11].

Важность базовых принципов возрастает в период модернизации (или смены) социально- экономической системы. К примеру, основные принципы, на которых базируется современная неоклассическая школа, были заложены в далеких XVIII-XIX вв. К числу основателей школы следует отнести Ф. Кенэ, У. Петти, П. Буагильбера, А. Смита, Д. Рикардо, Ж.Б. Сэя, Н. Сениора и мн. др. В приоритетом порядке, мы выделили бы в методологии современной западной либеральной экономической мысли следующие принципы. (Прим. автора – здесь в своем экономическом анализе, мы преднамеренно уходим от деления экономической теории на школы, направления).

1. Экономический либерализм.

2. Теория экономического индивидуализма (или принцип действия в рыночной экономике «экономического человека»).

3. Универсальность действия экономических законов.

4. Гедонистический принцип – желание получить максимум удовольствия, при наименьших усилиях.

5. Исследования статичного состояния экономики. В центре анализа обмен, конкретный потребитель со своими чувствами удовольствия и страдания, которые могут получить количественную оценку.

Несмотря на обилие принципов, составляющих фундамент современной западной экономической мысли, Ф. Хайек в первую очередь акцентирует внимание на «индивидуализме», который, по его мнению, является основополагающим и вбирает в себя все остальное. Приведем лишь некоторые фрагменты размышлений ученого по этому поводу. Он пишет: «Нет другого пути к объединению социальных феноменов, кроме как через наше понимание индивидуальных действий, обращенных на других людей и исходящих на их ожидаемого поведения» [11]. В концепции Ф. Хайека, истинный индивидуализм – это индивидуализм, который утверждает, что большая часть порядка обнаруживаемого нами в людских делах, есть непредсказуемый результат индивидуальных действий. В этом плане экономист делает заключение: «Спонтанное сотрудничество свободных людей часто создает вещи более великие, если их индивидуальные умы смогут когда-либо постичь в полной мере» [11].

Заметим, что в процессе полемики с учеными социалистического направления у Хайека не обошлось здесь без идеологизации процесса научного познания. К примеру, ярко это проявляется в делении индивидуализма на «истинный» и «ложный». Социализм, с его базовыми постулатами, во всех размышлениях Ф. Хайека об индивидуализме, других вопросах явно тревожат автора. Заметим, что это касается не только указанного мыслителя. На лицо присутствовало соревнование идей, в том числе и области методологии в экономической науке, но это предмет иного анализа.

Зададим себе вопрос, а на каких основополагающих принципах базируется современная российская экономическая теория. Полноценный ответ вызывает серьезные затруднения. Попытка заимствования основополагающих принципов экономической теории не стала удачной, плохо ассоциировалась с реальным ходом развития хозяйственной жизни. Нередко идет теоретическое обоснование таких процессов, которых нет в реальной действительности, или они представлены в совершенно ином свете.

В плане содержательной стороны экономической теории со всей очевидностью находит свое проявление эклектизм, схематизм, «научные» выводы нормативного плана под политический заказ», учебники, характеризующие социально- экономическую систему, которой на самом деле нет, т. е. налицо в целом мы наблюдаем господство нормативной экономической теории.

В качестве заключения укажем на в общем-то известные выводы. Любая теория с необходимостью имеет преходящий характер и подвержена изменению с прогрессом знания. «Теория есть способ восприятия «фактов», и мы не можем воспринять «факты» без теории. Любое утверждение, что экономические явления разнообразны и сложны, отрицает преходящий характер знания, который только и придает смысл научной деятельности» [7].

 

Литература

1. Блауг М. Методология экономической науки. М. Изд. НП «Журнал Вопросы экономики». 2004, С. 35.
2. Поппер К. Логика научного исследования. М.: «Наука», 1965.
3. Кун Т. Структура научных революций. М.: «АСТ», 2003.
4. Лакатош И. История науки и ее рациональные реконструкции. М.: АСТ, 2001.
5. Фейерабенд П. К. Против метода. М.: «АСТ», 2007.
6. Кейнс Дж.Н. Предмет и метод политической экономии. М.: И. А. Баландин, 1899. С. 27-28, 36.
7. Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS, 1994. вып. 4. С. 48, С. 48-49, С. 27, С. 44.
8. Туган-Барановский М. И. Основы политической экономии. Петроград. 1917. С. 1.
9. Вальрас Л. Элементы чистой политической экономии или теории общественного богатства. М.: Изограф, 2000. С. 23.
10. Шумпетер Й. История экономического анализа. В 3 т. Т. 3. Санкт-Петербург, 2004. С. 1272.
11. Хайек Ф. Индивидуализм и экономический порядок. Челябинск: Социум, 2011. С. 8-11, С. 8, С. 10.

Источник: Международный научно-теоретический и прикладной журнал «Социально-экономические явления и процессы». Т. 13, № 103, 2018

Просмотров: 12

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code