СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА ГОСУДАРСТВА ЗА РУБЕЖОМ

А.А.Морозова

В статье рассматриваются инструменты влияния средств массовой информации на общественное мнение в вопросе восприятия того или иного государства за рубежом. Анализ научный работ зарубежный и российских теоретиков позволил автору вышести рабочее понятие «политический имидж страны»» и концепцию его формирования. Исходя из того, что по своей природе имидж является психологическим образом, как правило имея в своей основе стереотипы социального восприятия и воздействуя на эмоциональную сферу человека, он легко поддается прочтению и влияет на поведение и выбор человека, а его формирование происходит в процессе осуществления коммуникационных актов. Политический имидж страны, как и любой другой имидж, образуется в массовом сознании через систему определенный представлений и поступающую информацию, которую преподносят СМИ. Среди инструментов управления общественным мнением масс медиа активно используют мифологические образы, социальные стереотипы, идеологию и рекламные технологии. Данные символические представления позволяют человеку воспринимать и выносить на обсуждение социальные проблемы как политические, определять союзника и противника, мыслить в политических категориях, что таким образом подразумевает под собой осуществление политической коммуникации между государством, обществом и СМИ. Через информационные потоки конструируется «псевдореальность», в которой пребышает основная масса людей, поэтому на имидж государства влияет не только деятельность самого субъекта-носителя образа, но и аспекты, характеризующие особенности восприятия аудитории-«получателя» имиджа на основе символической репрезентации событий в средствах массовой информации.

Ключевые слова: имидж государства, средства массовой информации, политическая коммуникация, управление общественным мнением, коммуникационные процессы, стереотипы, общество, технологии

 

В современной действительности для определения концепции какого-либо образа, существующего у населения, необходимо проанализировать влияние, оказываемое на это население средствами массовой информации. Ведь поступающие через СМИ информационные потоки, а также личный опыт, память и обучение люди находят данные, формирующие их представление об окружающей действительности. По аналогичному принципу с помощью прессы формируется и политический имидж страны.

В связи с этим в своей внешнеполитической деятельности государства уделяют все большее внимание специально сформированному образу, который вполне обоснованно рассматривается политическими акторами как важный и необходимый инструмент усиления влияния в международных отношениях, так как именно положительный политический имидж страны определяет уровень конкурентоспособности, успешности, влиятельности, стабильности, привлекательности государства, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Само понятие «политический имидж государства» не является изобретением сегодняшнего дня, эта проблематика затрагивалась на протяжении всего хода истории. Но его появление в качестве самостоятельного направления исследования обусловлено процессом демократизации политических процессов в мире, а также возникновением и широким распространением инновационных технологий в области внедрения имиджевых характеристик в массовое сознание [1]. Одним из факторов того, что определяющей чертой нашего общества становиться именно массовость, является возрастающее влияние средств массовой информации (СМИ), в число которых входят телевидение, радио, интернет и печатные издания, включая их электронные версии, зачастую преподносящие новостной материал с выгодной точки зрения заинтересованной в этом стороны, будь то правительство, либо бизнес-структуры.

Так, например, первым, кто обозначил важность изучения имиджа для успешного ведения бизнеса и достижения результатов в политической деятельности, в конце 1950-х гг. стал американский экономист и социолог Кеннет Боулдинг. Согласно исследованиям К. Боулдинга, имидж – это поведенческий стереотип, основанный не на действенных фактах, а на престиже, мнениях, иллюзиях, которые люди создают о самих себе, на мифологическом представлении о прошлом, на воображаемом представлении о будущем, которые способны влиять как на поступки отдельных личностей, или групп, так и на поведение целых наций [2].

Доктор политических наук Э. А. Галумов определил имидж страны как комплекс объективных взаимосвязанных между собой характеристик государственной системы (экономических, географических, национальных, культурных, демографических и т. д.), сформировавшихся в процессе эволюционного развития государственности той или иной страны как сложной многофакторной подсистемы мирового устройства, эффективность взаимодействия звеньев которой определяют тенденции социально-экономических, общественно- политических, национально-конфессиональных и других процессов в стране [3].

Имидж государства формируется на основе опыта и мнений о той или иной нации или стране, а также под воздействием информации, полученной с помощью таких каналов, как: внешняя политика, телекоммуникации, развлекательный контент (например, фильмы) и слухи, на основе которых и складываются стереотипы [4]. К структурным элементам имиджа государства можно отнести следующие компоненты: условно-статичные, иными словами объективные, характеристики, которые определяются некоторой «данностью»; условно- динамичные характеристики, изменяющиеся в процессе трансформации страны; а также характеристики-константы, исторически сложившиеся национальные образы-символы, имеющиеся связь с географическими, историко-культурными, этнорелигиозными и другими особенностями [5].

Исходя из вышеизложенного, комплексное понятие «политического имиджа страны» можно сформулировать, как определенное представление о политических процессах, происходящих в государстве, так и о его внешнеполитической линии, которое формируется: во-первых, в результате целенаправленной информационной политики, во- вторых, под воздействием стихийных факторов, истории, культуры, знания о его географическом положении, наличия ресурсов и других объективных факторов, в целом, это искусственно создаваемый, устойчивый, социально-психологический образ государства, как субъекта политики.

По своей природе имидж является психологическим образом, ведь, как правило, его основа лежит в стереотипах социального восприятия, что имеет воздействие на эмоциональную составляющую человека. С этой точки зрения имидж также легко поддается прочтению, а также оказывает влияние на объяснительные механизмы сознания, и, в конечном счете, на поведение и выбор человека, которое формируется в процессе межличностной коммуникации.

Если обычный имидж какого-либо субъекта или объекта формируется благодаря межличностному обмену информацией, то политический имидж, в свою очередь, создается в процессе политической коммуникации, способной влиять на массовое сознание.

Как известно, вне человеческой деятельности и различных способов взаимодействия ее носителей, вне коммуникационных процессов, способных связывать, направлять и инновациировать общественно-политическую жизнь, существование политике не представляется возможным. Таким образом, именно политической коммуникации отдается роль своеобразного социально-информационного поля политики, как одного из образующих факторов политического имиджа. По образному выражению французского политолога Ж.-М. Коттрэ, роль коммуникации в политической жизни общества может быть сопоставима со значением кровообращения для человеческого организма. Она представляет собой совокупность процессов информационного обмена, способных структурировать политическую и социальную деятельность и придать ей новое значение [6].

Так, благодаря политической коммуникации осуществляется связь трех измерений: политической системы (правительство, партии, политические лидеры, кандидаты на выборах и др.), социальной системы (граждане) и системы медиа [7] (средства массовой информации, в число которых входит теле- и радиоканалы, печатные издания, в современном мире – интернет).

Те же компоненты в своем определении политической коммуникации выделяет Вольтон, отмечая, что «это пространство, в рамках которого происходит обмен противоречивыми дискурсами трех основных акторов, которые обладают легитимностью выражать свое мнение публично по поводу политики, в число которых входят политические лидеры, журналисты и общественное мнение» [8]. Тем самым осуществляется обмен информацией, которая, проходя через те или иные круги, обрабатывается, корректируется и затем интерпретируется заинтересованной в этом стороной в выгодном для нее свете.

Впервые политическая система была представлена, как совокупность информационных потоков и специфической сети коммуникаций, влияющих на принятие и реализацию государственных решений, американским ученым К. Дойчем в 1963 г. в работе «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля». Согласно его теории все институты и механизмы власти являются относительно самостоятельными структурами, обладающими в информационном пространстве собственными возможностями по переработке потоков сведений и обеспечению потребления и обмена информацией людьми [9]. В его видении политика представляет собой совокупность информационно-коммуникационных связей и отношений, где присутствует социальное целое, структуры и институты которого предназначены для выработки, получения, передачи и переработки информации. В свою очередь, информационные потоки позволяют участникам политических процессов выполнять разные функции и роли в деле распределения ресурсов и полномочий государственной власти, эффективность которых зависит от способности к упорядочению информации и налаживанию осмысленных контактов между представителями власти и другими субъектами политических отношений. В данном контексте коммуникация способна охватить все аспекты субъективированного восприятия, истолкования и усвоения людьми информации, а также все грани процесса установления осмысленных контактов между отправителями политической информации и ее применения в соответствии с намерениями субъектов.

В процессе коммуникации между властными структурами и обществом чаще всего посредниками выступают средства массовой информации. Так, они стали своеобразным организационным центром для взаимодействия в политической деятельности, вследствие чего сегодня сложно себе представить политическую жизнь без журналистики. Журналистские тексты, публикуемые в прессе, в интернете, предоставляют возможность аудитории быть открыто вовлеченной в социальную и политическую действительности. С учетом того, что граждане сами по себе как члены определенных сообщества обращают внимание на одни и те же проблемы, в один и тот же временной отрезок, а зачастую с одной и той же перспективы, то и происходит приблизительно однородное представление о той или иной ситуации у большой группы людей. Вследствие этого можно утверждать, что существует активная попытка создать общественную сферу, определенным образом формирующую интересы различных групп людей с целью оказания влияния на них.

Более полувека назад в своей знаменитой статье «Структура и функция коммуникации в обществе» [10], положившей начало исследованиям политической коммуникации, американский политолог Г. Лассуэлл привел логическую схему, отражающую суть процесса политической коммуникации. Важно то, что он исследовал пропагандистские практики СМИ и показал принципиальное значение субъекта для образования коммуникации. Так, по его мнению, наиболее подходящим способом описания коммуникационного акта являются ответы на следующие вопросы (впоследствии данная конструкция получила название «формулы Лассуэлла»):

– Кто говорит? – коммуникатор – это инстанция, организующая и контролирующая массовую коммуникацию;

– Что сообщает? – анализ содержания сообщений;

– Кому? – анализ аудитории;

– По какому каналу? – анализ средства;

– С каким эффектом? – анализ результата: изменилось/не изменилось сознание и/или поведение реципиента.

Данная формула дает определение политической коммуникации преимущественно как императивному, побудительному процессу. Таким образом, получается, что каков запрос отправителя, таков ответ адресата, по принципу «каков стимул, такова реакция». Вместе с тем данной модели коммуникации присуще одно сложно оспоримое допущение, состоящее в том, что передаваемые сообщения всегда вызывают определенно ожидаемый эффект – в общественном сознании формируется определенный образ объекта/субъекта, фигурирующего в содержании сообщения. Стоит отметить, что в этой модели наблюдается тенденция к преувеличению результативности воздействия передаваемых сообщений, особенно если речь идет о средствах массовой коммуникации [11].

Вслед за Лассуэллом, американский политолог Р. Брэддок [12] усовершенствовал представленную схему, дополнив ее новыми компонентами, что позволяет рассмотреть процесс политической коммуникации более подробно. По его мнению, коммуникационный процесс должен включать еще два принципиально важных элемента:

– При каких обстоятельствах направляется данное сообщение? – международная или внутриполитическая обстановка.

– С какой целью направляется данное сообщение? – цель, которую преследует коммуникатор, преподнося информацию адресату.

Данная схема наиболее четко отображает процесс формирования представления о том или ином объекте, событии, личности через осуществление политической коммуникации между госструктурами, СМИ и обществом. В связи с этим политический имидж страны, как и любой другой имидж, образуется в сознании людей через систему неких представлений, сформированных непосредственно на основе поступающей информации. В свою очередь эти символические представления формируются у людей четырьмя основными способами, используемыми в процессе конструирования текстов политической, а также социальной тематики, среди которых: использование мифологических образов; опора на религиозные фреймы; оперирование идеологическим восприятием мира политики и произведенными при этом впечатлениями при помощи рекламных технологий [13]. Тем не менее выработанные символические представления представляют человеку возможность воспринимать и обсуждать социальные проблемы как политические, начинать мыслить в политических категориях, таким образом, отличая союзника от противника. Той же точки зрения привержен известный конструктивист А. Вендта, который утверждал, что «процесс принятия друг друга во внимание основан на идеях акторов о природе и роли Себя и Других» [14]. Тем самым происходит конструирование так называемой «псевдореальности» в массовом сознании общества. Исходя из этого, именно конструктивистская парадигма в совокупности с теорией политической коммуникации доказывает тот факт, что общество конструируется в процессе коммуникативных актов. Вследствие чего и происходит формирование структуры общих воззрений, выливающихся в определенный имидж, а если речь идет о сфере взаимодействия стран, то в определенный политический имидж государства.

Получается, что на сегодняшний день, чтобы определить концепцию какого-либо образа, существующего у населения, необходимо проанализировать влияние, оказываемое на общественность средствами массовой информации, так как в современном мире массмедиа и общество находятся в постоянном и разнообразном контакте. Современную политическую жизнь невозможно уже представить себе без журналистики, ведь средства массовой информации стали так называемым организационным центром для взаимодействия в политической деятельности [15].

Большую роль в процессе формирования политического имиджа страны играют технологии, которые представляют собой совокупность методов, средств и инструментов для достижения желаемого результата [16]. В случае с политическим имиджем страны, технологией его формирования является совокупность конкретных вербальных и визуальных средств для обретения возможности программирования реакции получателей сообщений, иными словами, возможности влияния на общественное мнение. Такие технологии как мифологизация и стереотипизация зачастую оказываются наиболее эффективными в процессе формирования политического имиджа страны в обществе, так как чаще всего он складывается при недостатке достоверной и качественной информации и личного опыта в том числе. Поэтому в основу образа ложатся именно массовые стереотипные представления (бывает даже, что и заблуждения) или факты, взятые из масс медиа, литературных, кинематографических и других источников [17].

В действительности, социальные стереотипы могут корректироваться в зависимости от социальных, экономических или политических изменений, но дело в том, что это происходит крайне медленно. Одним из основоположников исследований природы стереотипов, а также модели формирования и функционирования общественного мнения и механизмов воздействия на него средств массовой информации был американский политолог У. Липпман. Именно он указал на то, что стереотипы являются некими маркерами объектов, обозначая их либо знакомыми, либо странными и необычными. Тем самым усугубляется различие по указанному параметру: малознакомое подается как очень близкое, а что-либо немного странное – как абсолютно чужое [18].

Стереотипы воспринимаются как базовые элементы упрощенного мира, в котором живет общество. В таких условиях наиболее подходящим толкованием слова «стереотип» является его типографический термин, обозначающий твердую копию, снятую с чего-то реального и предназначенного для многократного получения с нее отпечатков. В связи с этим, преодолевая разнообразие мира, человек воспринимает только то, что ожидают воспринять его стереотипы, чем подтверждается и в результате еще сильнее укрепляется в своих стереотипах, которые затем объединяются в системы стереотипов и предстают в виде повседневных укладов, верований, учений, социальных институтов и т. д. Тем самым происходит формирование стереотипа, охваты-вающего все системы стереотипов и известного под названием «социальная реальность», в рамках которой предопределяется не только восприятие, но и реакции, мнения и действия не осознающих этого людей. Получается, что именно понятия «стереотип» дает возможность объяснить, «как на поток поступающих извне сообщений влияют уже закрепившиеся образы, предрассудки и предубеждения, которые служат орудием интерпретации и расширения этих сообщений, в свою очередь, энергично направляют игру воображения и само видение событий» [19]. Вследствие этого происходит формирование общественного мнения, которое является неотъемлемым элементом современной политической жизни.

Еще одним действенным средством манипуляции общественным мнением при формировании политического имиджа государства являются мифы. В процессе мифологизации эффективность мифа может быть объяснена, прежде всего, его воздействием на большую аудиторию, которое по сути своей не требует сверхъестественных усилий, так как искусственно созданный миф основывается на уже имеющихся в массовом сознании представлениях. Природа мифа состоит не только в повествовании о том или ином событии, но при этом и во внушении, что высказанная версия верна. Таким образом, происходит манипуляция сознанием людей, с помощью которой миф предписывает им навязанные таким образом действия и поступки. Вследствие этого образуется имидж – совокупность неких рациональных и эмоциональных представлений, которые основаны как на собственном опыте, так и на слухах, наблюдениях людей и информации, получаемой из СМИ. Искусство мифологизации в том и состоит, чтобы события и явления были интерпретированы и выглядели как в жизни и воспринимались как система объективных фактов [20].Согласно некоторым типологиям, политические мифы раскрывают в основном две сюжетные линии. Одна описывает социально- политическую реальность как катастрофу или бездну, в которую проваливается общества (это мифы-ужасы, эсхатологии), а мифы другой линии рисуют идиллическую картину прошлой, современной и будущей жизни (мифы-идиллии). Сюжетное разнообразие и характер мифа зависят, прежде всего, от социальных целей, преследуемых мифотворцами [21]. В целом, миф обобщенно реконструирует все внутренние и внешние связи человека, основываясь на некой заранее заданной картине мира. Необходимо отметить, что обращение к мифам в целом характерно для всех государств, и чем дальше общество развивается, тем изощреннее становятся манипулятивные мифологические приемы [22].

К одной из действенных технологий формирования политического имиджа страны также относится стратегия умолчания, являющаяся составляющим звеном основных стратегий политической коммуникации. «Умолчание» позволяет вольно играть с информацией, замалчивать отдельные факты, утаивать информационные блоки как позитивные, так и негативные, формировать определенный коннотации. В современных реалиях информационного общества стратегия умолчания в средствах массовой информации связана не столько с выборочным подходом к информации или дезинформацией, сколько с созданием образа государства, специально или случайно созданного стереотипа. Что касается СМИ, то здесь чаще всего речь идет об искусственном стереотипе, определяющем восприятие страны в массовом сознании. Одной из наиболее частотных тактик вышеупомянутой стратегии является так называемая нейтрализация негативной информации, которая предполагает сопровождение негативных новостей положительными, тем самым значительно снижая отрицательное впечатление. Получается, что эффект сокрытия, утаивания происходит неявно, через переключение внимания на более сильный раздражитель [23].

Имиджи являются своеобразными управленческими матрицами не единственными, но очень важными средствами программирования поведения людей. Такая матрица («чип-имидж») имеют высокие степени свободы, ситуативной ориентации шагов программы, но и эта свобода ограничена необходимостью воспроизводств управления и, как следствие, признания большинством членов группы такого положения вещей нормальным и терпеливым [24].

Формирование имиджа любого государства происходит параллельно на двух уровнях: официальном (через государственные органы и СМИ) и приватном (вследствие непосредственного личного опыта: личные впечатления, проживание на территории страны, общение с жителями) [25]. Также зачастую политический имидж страны становится тождественным политическому имиджу ее главы (президента, премьер-министра, короля и т. п.). В этом случае в сообщениях СМИ личность политического лидера и принимаемые им решения становятся в одну плоскость с внутри- и внешнеполитическим курсом государства.

Но успех или неуспех воздействия информации на человеческое сознание зависит от степени соответствия ценностных ориентаций журналистского видения ситуации и системы ценностей аудитории, поглощающей предоставленную ей информацию. Таким образом, на внешний имидж государства влияет не только деятельность самого субъекта-носителя образа, но и некоторые аспекты, характеризующие особенности восприятия аудитории, являющейся «получателем» имиджа, его принимающей стороной [26]. В этой связи стоит отметить, что специфика политического имиджа той или иной страны в современном обществе такова, что граждане формируют, как правило, свои представления о политических процессах, происходящих в государстве не в результате непосредственного контакта с гражданами, а на основе символической репрезентации событий в средствах массовой информации.

Любые СМИ, в том числе и печатные, по праву можно назвать очень сильным «психологическим оружием» [30] современности и одним из самых эффективных средств пропаганды [31]. Так, с появлением различного рода газет, журналов, радио, телевидения, а в последние десятилетия интернета, у человека сама собой отпадает потребность узнавать новости через непосредственно личное общение. Сегодня средства массовой информации, воздействуя на каждого в отдельности, в конечном итоге создают толпу, связанную полосами газет, телеэкранами и т. п. Современные технологии позволяют прессе быть не только сверхоперативной, но и мультимедийной и аудивизу- альной, а значит, быстрее и с большим эффектом влиять на конечного потребителя информации. СМИ по праву называют «четвертой властью», которая способствует стабильности при распределении властных полномочий политической, экономической и социальной систем, но одновременно с этим, средства массовой информации сами являются компаниями, контролируемыми государством или своими владельцами.

 

Литература

1. Политический имидж как актуальный предмет исследования, Политическая аналитика // PoliticalMind, URL: http://www.politicalmind.ru/minsos-487-1.html
2. Boulding K. The Image. Knowledge in Life and Society. AnnArbor, 1956.
3. Галумов Э. А. Фактор политических лидеров и имидж страны // pravda.ru URL: https://www.pravda.ru- /politics/authority/kremlin/11-05-2004/47200-galumov-0/
4. Jenes B., Malota E., Measuring Country Image – Theory and Practice, Budapesht. URL: http://www.marketing-trends-congress.com/sites/default/files/papers-/2009- /2009_fr_Jenes_Malota.pdf
5. Мельникова Т. С. Формирование политического имиджа государственной власти современной России в электронных средствах массовой информации, Саратов – 2011. URL: http://chelovek-nauka.com- /formirovanie-politicheskogo-imidzha-gosudarstvennoy- vlasti-sovremennoy-rossii-v-elektronnyh-sredstvah- massovoy-informatsi
6. Грачев М. Н. Политика: коммуникационное измерение. Тула: Изд-во Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, 2011. URL: http://grachev62.narod.ru/Grachev/grachev2011- _1.html
7. Gianpietro MAZZOLENI: La comunicacion pohtica, pp. 17-38, Alianza, Madrid, 2010.
8. Susana Paulina Madrazo Moreno, Marketing pohtico. El poder de la imagen pohtica. 28/06/2012. URL: https://www.gestiopolis.com/marketing-politico-poder- imagen-politica/
9. Петрунин Ю. Ю. [и др.] Политические коммуникации / под ред. А. И. Соловьева. М.: АспектПресс, 2004.
10. Lasswell H. D. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. / Ed.: L. Bryson. – New York: Harper and Brothers, 1948.
11. Соловьев А. И., Петрунин Ю. Ю. [и др.] Политические коммуникации / под ред. А. И. Соловьева. М.: АспектПресс, 2004.
12. Braddock R. An extension of the «Lasswell Formula» // Journal of Communication. Vol. 8. 1958. P.88- 93.
13. Соловьев А. И. Политическая идеология: логика исторической эволюции // Полис. 2002. № 2. С. 8-11.
14. Wendt A., Anarchy is what States Make of It: in the Social Construction of Power Politics / A.Wendt // International Organization/. Vol. 46. № 2. Spring 1992. P. 391-425.
15. Семенова А. В., Корсунская М. В. Контент- анализ СМИ: проблемы и опыт применения / под ред. В. А. Мансурова. М.: Институт социологии РАН, 2010. URL: http://socioline.ru/files/5/308/semenova_a.v._korsu- nskaya_m.v._-_kontent-analiz_smi_problemy_i_opyt_pri- meneniya_-_2010.pdf [дата обращения 2.05.2017]
16. Некрасов С. И., Некрасова Н. А. Философия науки и техники: тематический словарь. Орел: ОГУ. 2010.
17. Гамалаева М. Политический имидж России: теоретические и прикладные аспекты URL: http://rodnaya-istoriya.ru/index.php/rossiya-v-mirovix-proc- essax/status-i-gosudarstvenniie-imidj-rossii-v-mejduna- rodnoie-srede/politicheskiie-imidj-rossii-teoreticheskie-i- prikladnie-aspekti.html
18. Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004.
19. Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» / Социальная реальность, 4’2006 URL: http://corp.fom.ru-/uploads/soc- real/post-113.pdf
20. Формирование имиджа организации с помощью мифов. URL: http://lib.rosdiplom.ru/library- /prosmotr.aspx?id=734205
21. Герасина Л. Н., Панов Н. И. Мифологизация как технология манипуляция сознанием в политической сфере, 2007. URL: http://bookish.link/menedjment- /initsiyuvannya-referendumu-yak-zasib.html
22. Титова Л. Г. Мифологизация политического процесса в контексте коммуникативного взаиодействия власти и общества // Журнал PolitBook. 2013. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/mifologizatsiya-politichesko- go-protsessa-v-kontekste-kommunikativnogo-vzaimodeyst- viya-vlasti-i-obschestva
23. Копылова Т. Р. Умолчание как стратегия в формировании имиджа России в испанских СМИ // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Вып. 80. 2013. № 21 (312). С. 295-299. URL: http://www.lib.csu.ru/vch/- 312/066.pdf
24. Федоров И. А. Имидж как программирование поведения людей. Рязань: «Новое время», 1997.
25. Анишина Д. В. Основные элементы имиджа государства, Москва, 2011. URL: https://lomonosov- msu.ru/archive/Lomonosov_2011/1225/1430_6eae.pdf
26. Большаков С. Н., Бодрунова С. С. Формирование позитивного имиджа страны: политические метафоры, стереотипы и параллелизмы // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. 2011. № 6. Т. 4. URL: http://cyberle- ninka.ru/article/n/formirovanie-pozitivnogo-imidzha-strany- politicheskie-metafory-stereotipy-i-parallelizmy
27. Зелинский С. А. Манипулирование массовым сознание с помощью СМИ (Современные психотехнологии манипулирования), 2010. URL: http://psy- factor.org/lib/zln1.htm
28. Федоров А. В. Образ России в современной западной прессе, 2013. URL: http://psyfactor.org/lib- /fedorov28.htm
29. Вилков А. А., Казаков А. А. Политические технологии формирования имиджей России и США в процессе информационно-коммуникационного взаимодействия. Саратов: Издательский центр «Наука», 2010 URL: http ://www. sgu.ru/sites/default/files/textdoc-sfiles/20- 13/08/02/vilkova_aa_i_kazakova_aa_monografiya.pdf
30. Paul Linebarger, La guerra psicologica [en traduction en ruso], Voenizdat, Mosci. 1962.
31. Edward S. Herman, Noam Chomsky, Manufactoring consent: the political economy of the mass media. London: Vintage, 1994.

Источник: Международный научно-теоретический и прикладной журнал «Социально-экономические явления и процессы». Т. 13, № 103, 2018

Просмотров: 1

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code