ПРОТИВОРЕЧИЯ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА НЕУСТОЙКИ

Ф.Л.Остапов

Аннотация. Неустойка является распространенной договорной гарантией обеспечения обязательств должником. Неустойка имеет широкое применение, можно утверждать о ее универсальности при сравнении с правовым аналогом в английском праве. Тем не менее, распространенность данного института в применении привело к возникновению обширной и зачастую противоречивой практики определения судами размера неустойки. Таким образом, вопрос о балансе интересов, добросовестности и неосновательном обогащении — это инструменты оперируемые судами при вынесении решения о размере неустойки и необходимости в ее снижении.

Ключевые слова: неустойка, несоразмерность, снижение неустойки, размер убытков, договорные обязательства.

 

Российское гражданское законодательство, устанавливая положения о неустойке, преследовало следующие цели: стимулирование надлежащего исполнения обязательств, компенсация имущественного состояния кредитора.

Диспозитивность договорных отношений ведет к многообразию и усложнению условий в обязательствах, происходят такие изменения и с неустойкой.

До недавнего времени существовала дилемма, может ли суд по собственной инициативе снижать неустойку, применяя ст. 333 ГК РФ. Впоследствии, в виду критики данной практики, было закреплено положение о том, что данная инициатива может иметь место в случае, если обязательство было нарушено лицом, не осуществляющем предпринимательскую деятельность, в то время как лицо, являющееся субъектом предпринимательской деятельности, напротив должно быть собственным актором данной инициативы. В таком случае суд уменьшает неустойку только при наличии заявления должника. Причиной подобного явления стало желание судебной власти соблюсти принцип незаинтересованности, предоставив, как отмечено в Определении КС РФ от 15.01.2015, сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций. В итоге, дабы поддержать процессуальную правоспособность сторон, за ними подтвердилась возможность применять «их целевые функции».

Источниками актуальной закрепленной практики являются ПП ВАС № 81 и ПП ВС РФ № 7 от 24.07.2016, их обзор поможет понять, каково соотношение института неустойки со смежными обязательствами, позицию ВС о снижении неустойки, о роли суда.

ВАС в указанном акте выступает с той точкой зрения, что основным, желательно единственным, источником дохода должна быть прибыль, получаемая в результате легальной хозяйственной деятельности по итогам договорных отношений. Негативным прецедентом было бы поощрение высоких штрафных санкций за неисполнение договоров, так как подобное положение дел меняло бы нормальное честное представление о предпринимательстве и иных, гражданских сделок, то есть возникала бы удобная практика для намеренного заключения как минимум одной стороной мнимой сделки в целях получения итоговой прибыли через неустойку. Подобная перспектива может повлечь разложение здоровых рыночных отношений. Многие лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могли бы оказаться на грани разорения, что поставило бы вопрос о вреде для имущественных обязательств чрезмерно высоких штрафов. Такова позиция ВАС на вопрос снижения неустойки . Суды в соответствии с новым положением о судебной практике не могли снижать неустойку по собственной инициативе. Теперь ответчик должен был проявлять заботу о собственных интересах и заявлять о снижении неустойки .

Также выделяются следующие критерии, применяемые судами во внимание при снижении договорной неустойки. Прежде всего это учет баланса интересов сторон, под которым понимается соотношение возможностей сторон реализовывать свои интересы. Предполагается, что права сторон должны быть соразмерны обязанностям, обеспечивая, таким образом, равенство возможностей при осуществлении своих прав и интересов. Следующим критерием выступают умышленные действия сторон. Суд исследует доказательства, указывающие на волеизъявление сторон, выясняя, таким образом, насколько лицо осознавало рискованность собственных действий, и было готово нести ответственность за неисполнение обязательств, либо ненадлежащее их исполнение. Мы можем наблюдать действенность данного критерия при рассмотрении практики, например в Постановление АС СевероЗападного округа от 15.07.2016 по делу № А56-67232/2014, где основанием снижения неустойки стало поведение заказчика. Как усматривалось из содержания договора, заказчик своими действиями фактически способствовал увеличению суммы требований по штрафной неустойке. В итоге неустойка была снижена в 14,5 раз . Также суд обращает внимание на период просрочки исполнения ответчиком обязательства. Если просрочка не превышает двенадцать календарных дней по каждому периоду взыскания задолженности, она может быть снижена судом. Суд может снизить размер неустойки, если истец не предоставил обоснованных доводов, которые могли бы подтвердить соразмерность неустойки последствиям от нарушенных обязательств, а также отсутствие возможности у кредитора получить необоснованную выгоду. Также истцу следует доказать, что размер убытков при неисполненных или ненадлежащим образом исполненных обязательствах сопоставим с требуемой неустойкой. При составлении соответствующих доказательств истец, руководствующийся опытом аналогичных дел, должен привести последствия нарушения договора в качестве доказательства.

При выяснении вопроса о снижении неустойки суд учтет факт возможности ответчика влиять на условия договора. И в случаях, когда ответчик подписывает договор с условиями об ответственности, но не может влиять на условия договора, суд также может снизить размер неустойки. В данном случае речь идет о договорах публичных и присоединения.

Чрезмерное завышение размера неустойки, как отмечалось ранее, недопустимо, поэтому судебная практика накопила критерии определения несоразмерности штрафов к убыткам. Как мы уже отмечали, если ответчик произвел определенные нарушения соглашения, повлекшие утраты для истца, то последний должен привести доказательства этого события, в противном случае суд может посчитать размер неустойки несоразмерной потерям истца. Стоит не забывать, что хотя неустойка и обладает компенсационной правовой природой, ее выражение не может быть средством извлечения прибыли или обогащения, исходя из чего суд, руководствуясь адекватностью и соизмеримостью неустойки к нарушенным интересам, может снизить размер неустойки . По той же причине, сумма неустойки не должна быть больше суммы причитающего по договору, иначе суд неустойку снизит . Для определения несоразмерности неустойки поможет поведение сторон. Характер вины каждой из сторон может указать на недобросовестность лица, нарушение баланса интересов. Например, в соответствии со ст. 404 ГК РФ суд уменьшит размер ответственности должника, если по вине каждой из сторон были нарушены договорные обязательства. Баланс интересов может раскрываться и имущественным положением сторон. Собственно имущественное положение должника также может повлиять на решение суда снизить размер неустойки в виду ее несоразмерности последствиям. Сама задолженность может быть взыскана кредитором с применением мер, которые оцениваются судом как недобросовестные, что станет еще одним поводом снизить неустойку .

Исходя из содержания ПП ВАС № 81, судам при определении денежной неустойки предлагается брать величину, равную двум учетным ставкам ЦБ РФ, установленных на момент нарушения обязательства. Также стороны могут ссылаться на политику местных банков и в случае, если теми средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств определен выше двух ключевых ставок, суд может принять подобное значение для определения размера неустойки.

Если возникает вопрос о верхнем пороге размера неустойки, ее пределе, суд руководствуется значением ставки рефинансирования ЦБ РФ (что с 01.01.2016 г. является эквивалентом ключевой ставки ЦБ РФ). Данное значение неустойки соотносится со ставкой рефинансирования. Большая разница в значениях будет являться основанием для снижения неустойки. Аналогичным образом происходит соотнесение размера неустойки со ставками по кредитам. В этом случае, при условии спорной экономической ситуации, суд в качестве основного критерия размера штрафных санкций руководствуется позицией банков.

Теперь, когда свет пролит на вопрос снижения неустойки относительно верхнего предела неустойки, то есть от его максимального значения исходя из условий договора, стоит обсудить возможность снижения неустойки ниже нижнего предела. Наличие экстраординарного случая может мотивировать суд определить неустойку ниже одной ставки рефинансирования.

Также отметим, что существует тенденция противостояния принципов свободы договора и справедливости. Данная борьба выражается в практике соотнесения заранее оцененных убытков (далее ЗОУ) и неустойки. Данные институты в разное время соотносились по-разному. Существовало две точки зрения: либо ЗОУ является неустойкой и это порождает вопрос о применении к ней ст. 333 ГК, либо ЗОУ не является неустойкой. В обоих случаях существует вопрос о судьбе ЗОУ в отечественном праве, так как санкционный характер неустойки сделал ее крайне популярной в предпринимательском праве, оттеснив ЗОУ. Из Постановления Арбитражного суда Московского округа от 20 мая 2016 г. № Ф05-3280/16 по делу № А40-114700/2015 усматривается ассоциация ЗОУ с неустойкой, что подрывает понимание ЗОУ как самостоятельного механизма привлечения к имущественной ответственности.

Неустойка, хотя и схожа в содержании с ЗОУ, однако в соответствии с ч. 1 ст. 330 ГК кредитор при установлении неустойки не обязан доказывать причинение ему убытков, что на практике выгодно выделяет именно этот способ требования исполнения обязательств. Данный факт зачастую определяет, будет ли суд расценивать условия договора о заранее оцененных убытках как неустойку. Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.2017 № 13АП-1566/2017, 13АП-1572/2017, 13АП-1570/2017, 13АП-1646/2017, 13АП-2940/2017 по делу № А56-75891/2015 указывают на позицию, что ЗОУ не является неустойкой в виду иной правовой природы, более логичной для англосаксонского права, которое ставит принцип свободы договора выше принципа справедливости и где, таким образом, отсутствует штрафной эффект . Также заранее оцененные убытки составляют предварительную оценку издержек кредитора в отличие от неустойки. У ЗОУ отсутствует стимулирующая функция, они скорее выступают как компенсация, а не как мотиватор.

Обе точки зрения объединены мнением о том, что положения ст. 333 ГК не могут применяться к заранее оцененным убыткам. Размер убытков, подлежащих возмещению, должен быть установлен на основе данных об обычных условиях гражданского оборота. При этом от лица требуется соблюдение достоверности прилагаемых данных для определения ЗОУ. Так как подобное исполнение может составлять трудности для кредитора, то оценка убытков будет происходить при применении принципа соразмерности. Суд, опираясь на принцип справедливости, должен определить размер убытков, учитывая характер нарушений. Осуществляя данную процедуру, суд может столкнуться с широкими оценками и отказать во взыскании ЗОУ, при этом суд мотивирует свое решение сложностью в составлении предварительных оценок убытков. В итоге, в каждом рассматриваемом случае должны быть доказаны убытки, их размеры, а также причинно- следственная связь между ними и действиями лица .

Актуальным казусом применения судами неустойки является вопрос о ее применении в тот период договорных отношений, когда при расторжении самого договора основное обязательство не прекратилось. По данному вопросу есть две противоречивые судебные практики. Первая состоит в том, что кредитор не обладает правом начисления пени на сумму просроченных платежей за период после прекращения договора.

Во втором варианте предлагается позиция п. 66 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». В нем, в п. 66 отмечается, что существуют исключения при которых прекращение договора не влечет прекращение основного обязательства и предлагаются следующие случаи: аренда, ссуда, заем и кредит. Данные примеры приведены в Пленуме, так как перечисленные отношения объединены правом лица, передающего вещь или денежную сумму, требовать с должника неустойку, применение которой возможно при нарушении баланса интересов сторон. Таким образом, получается обратная практика, заключающаяся в том, что при расторжении договора и сохранении основного обязательства взысканию подлежат как договорные платежи, так неустойка за просрочку их уплаты. Несмотря на то что в обоих случаях есть пример с договором аренды, судами принимаются диаметрально противоположные решения.

Подводя итоги, отметим, что институт неустойки имеет большую динамику в развитии и противоречивость ее применения судами это нормальная эволюция обязательственных отношений, которая только подтверждает высокую значимость данного способа обеспечения обязательств для развития хозяйственных отношений.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2018) // СПС КонсультантПлюс.
2. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // СПС КонсультантПлюс.
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 (ред. от 7.02.2017) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // СПС КонсультантПлюс.
4. Определение КС РФ от 15.01.2015 № 7 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Паршина Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.
5. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.01.2015 по делу № А40-42680/14 // СПС КонсультантПлюс.
6. Постановление АС Северо-Западного округа от 15.07.2016 по делу № А56-67232/2014 // СПС КонсультантПлюс.
7. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2012 № 09АП-27376/2012-ГК по делу № А40-39812/12-32-368 // СПС КонсультантПлюс.
8. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15 сентября 2016 г. по делу № А39-6303/2015 // СПС КонсультантПлюс.
9. Определение Верховного Суда РФ от 16.02.2016 № 80-КГ15-29 // СПС КонсультантПлюс.
10. Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.2017 № 13АП-1566/2017, 13АП-1572/2017, 13АП- 1570/2017, 13АП-1646/2017, 13АП-2940/2017 по делу № А56-75891/ 2015 // СПС КонсультантПлюс.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (68) 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code