ИНСТИТУТ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КОНКУРСНОЙ МАССЫ КАК ОБЕСПЕЧЕНИЕ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ КРЕДИТОРОВ И НАСЛЕДНИКОВ ДОЛЖНИКА

А.К.Калашникова

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о несостоятельности (банкротстве) конкурсной массы умершего гражданина. Автор выявляет проблемы правового регулирования и обращает внимание на необходимость дальнейшего развития законодательства по вопросам банкротства наследственной массы.

Ключевые слова: наследственная масса, банкротство, конкурсная масса, наследник, наследодатель, должник, кредитор.

 

Новизна института несостоятельности (банкротства) наследственной массы и отсутствие сформировавшейся практики его применения в российском праве обосновывает необходимость исследования норм права, регулирующих правоотношения кредиторов и наследников должника с точки зрения соблюдения их интересов.

Институт несостоятельности (банкротства) наследственной массы следует рассматривать как особый случай банкротства гражданина, который уже не касается наследодателя, а объявленной в положении несостоятельности (банкротства) должна быть сама наследственная масса должника, которая при этом не может быть должником в деле о банкротстве в силу естественного отсутствия качеств субъекта права [3, с. 25].

Статья 223.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит положение, согласно которому смерть лица (объявление его умершим) не является основанием для прекращения производства по делу о банкротстве физического лица и основанием для невозбуждения дела о банкротстве в связи со смертью гражданина (объявления его умершим). Положения ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» исходят из необходимости гражданской правосубъектности должника, а п. 2 ст. 17 ГК РФ говорит о прекращении гражданской правоспособности в связи со смертью гражданина. В результате чего возникает вопрос о фигуре должника в производстве по делу о несостоятельности (банкротстве) умершего гражданина.

После истечения срока для принятия наследства принявший наследство наследник (наследники) осуществляет права и обязанности умершего гражданина в деле о его несостоятельности (банкротстве) (ст. 223.1 Закона о банкротстве). При этом наследник (наследники) в данной ситуации принимает участие в рассмотрении дела не как должник, а как третье лицо, в результате чего полноценной замены должника его правопреемником не происходит, так как правопреемник может и не отвечать признаками банкротства. В случае же если наследник (наследники) не принял наследство в установленный законом срок или отказался от наследства, наследство может быть включено в конкурсную массу, и наследник (наследники) к участию в деле о несостоятельности (банкротстве) умершего гражданина уже не привлекается. Таким образом, признаки несостоятельности (банкротства) возникают у самой наследственной массы, в частности п. 3 ст. 1175 ГК РФ закрепляет право кредиторов наследодателя до принятия наследства предъявить свои требования к наследственному имуществу [1, с. 24].

В таком случае кредитор выставляет претензию к наследственному имуществу гражданина и направляет ее нотариусу по месту открытия наследственного дела с просьбой сообщить сведения о наследниках и об имуществе, составляющем наследственную массу умершего должника. Положение ст. 63 Основ законодательства о нотариате, закрепляющее право кредиторов заявить о своих требованиях нотариусу, в действительности представляет собой лишь формально обозначенное стремление соблюсти их права. Последствием получения нотариусом такого требования является лишь доведение соответствующей информации о возможном наличии долгов наследодателя до наследников [4, с. 190]. Нотариус в своей деятельности беспристрастен и независим, руководствуется Конституцией Российской Федерации и Конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации, Основами законодательства о нотариате и иными нормативно-правовыми актами, принятыми в пределах их компетенции. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст. 23), запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24). Кредиторы в соответствии со ст. 5 Основ законодательства о нотариате, содержащей исчерпывающий список лиц, которым может быть предоставлена информация, ставшая известной нотариусу в связи с осуществлением им профессиональной деятельности, в данный перечень не входят. Статья 16 Основ законодательства о нотариате Российской Федерации, закрепляющая обязанность нотариуса хранить в тайне сведения, ставшие ему известными в рамках осуществления профессиональной деятельности, направлена на реализацию указанных выше конституционных гарантий и сама по себе конституционные права заявителя-кредитора не нарушает (Определение Конституционного суда РФ от 22.04.2010 № 474-О-О, Определение Конституционного суда РФ от 21.04.2011 № 444-О-О), а запрашиваемые кредитором сведения, могут быть получены им в рамках судебного запроса (ст. 56 ГПК РФ). Только лишь суд может признать, обоснованы ли требования кредиторов, не превышают ли они размер наследственного имущества, подтверждены ли долги наследодателя и пр.

Закрепляемая ст. 1110 ГК РФ универсальность правопреемства при наследовании содействует стабильности гражданского оборота, устанавливая тех лиц, которые заменяют собой наследодателя в его правоотношениях. Универсальность правопреемства влечет за собой движение не только активов, но и пассивов наследодателя. Интересы наследников обеспечены защитой таких норм, как ограничение ответственности по долгам наследодателя стоимостью наследства (ст. 1175 ГК РФ) и правом отказаться от наследства (ст. 1157 ГК РФ) [7, с. 31]. В условиях развития рыночной экономики, когда развиты механизмы возникновения долговых обязательств, такие как заем, кредит, факторинг, поручительство и пр., такое регулирование можно определить как недостаточное.

Удовлетворение требований кредиторов возможно лишь посредством процедуры реализации наследственного имущества, в состав которого в соответствии с п. 7 ст. 223.1 Закона о банкротстве входит все имущество, имеющееся на момент смерти наследодателя. По общему правилу в конкурсную массу не включается не являющееся предметом ипотеки жилое помещение, если оно является единственным пригодным для гражданина-должника и членов его семьи, проживающих в данном помещении для постоянного проживания, а также на земельный участок, на котором расположено жилое помещение. В связи с этим возникает вопрос о возможности увеличения наследственной массы посредством признания недействительными сделок, заключенных наследодателем при жизни, а также применении реституции, который в настоящее время остается открытым.

Однако в случае, если кредитор подает заявление о банкротстве умершего гражданина, когда наследники уже оформили свои наследственные права, зарегистрировали право собственности в силу ст. 1164 ГК РФ на недвижимое имущество и, возможно, уже распорядились объектом недвижимости, приобретенной в порядке наследования, суд принимает заявление, но, установив, что наследство принято наследниками (так как срок на его принятие истек), очевидно, вынужден прекратить производство по делу ввиду отсутствия конкурсной массы. Ведь для реализации имущества с торгов, в целях удовлетворения требований кредиторов, необходимо прежде сформировать конкурсную массу, для чего представляется необходимым лишить наследников права собственности [2, с. 9]. В соответствии с действующим законодательством ни суду, ни кредиторам не предоставлено право отменить принятие наследниками наследства и прекратить возникшее право собственности. Да и наследники на момент принятия наследства могли не знать о наличии кредиторов, в силу чего могли не воспользоваться правом на отказ от наследства. В сложившейся ситуации кредитор имеет право обратиться к правопреемникам с требованиями об исполнении унаследованных обязанностей. Если срок исковой давности не истек, то требования могут быть удовлетворены в пределах стоимости наследственного имущества.

Исходя из ст. 1175 ГК РФ, наследники отвечают по долгам наследодателя солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним в порядке наследования имущества. При этом взыскание может быть обращено как на перешедшее имущество из состава наследственной массы, так и на имущество наследника. Положения данной статьи имеют некоторое противоречие по отношению к ч. 7 ст. 223.1 Закона о банкротстве, в соответствии с которой предусматривается ограничение ответственности не только предельной стоимостью наследственного имущества, но и самим наследством, т.е. в рамках процедуры реализации имущества должника может быть реализовано лишь имущество, составляющее наследственную массу [7, с. 33]. В данной коллизии норм приоритет следует отдавать специальным нормам Закона о банкротстве.

Задача института несостоятельности (банкротства) наследственной массы заключается в обособлении (сепарации) имущества умершего гражданина от имущества наследников должника в целях удовлетворения требований кредитора за счет наследственного имущества [3, с. 26]. Перечень имущества устанавливается либо нотариусом (ст. 7273 Основ законодательства о нотариате РФ), либо финансовым управляющим (ч. 8 ст. 213.9 Закона о банкротстве). Так как возможности указанных лиц не безграничны, возникает вопрос о возможности возобновления производства по делу о несостоятельности (банкротстве) умершего гражданина в случае вынесения определения о завершении реализации имущества (ст. 213.29 Закона о банкротстве). Однако п. 10 ст. 223.1 Закона о банкротстве устанавливает императивную норму о невозможности пересмотра определения о завершении реализации имущества. Вероятно, данное положение установлено в целях разрешить вопрос о пределах ответственности наследников раз и навсегда, тем самым обеспечивая стабильность универсального правопреемства. Норма ст. 213.29 Закона о банкротстве может быть применима в случае умышленного сокрытия наследниками имущества наследодателя. При этом факт действий наследников, направленных на сокрытие имущества будет доказываться заинтересованными лицами, в частности кредиторами наследства, а суд, чтобы обосновать причины пересмотра определения о завершении процедуры реализации имущества, может сослаться на допущенное наследниками злоупотребление правом по ст. 10 ГК РФ [5, с. 60].
Дискуссионным является вопрос относительно правил оценки наследственного имущества, согласно которым ответственность наследника по обязательства наследодателя ограничивается рыночной стоимостью перешедшего к нему наследственного имущества на день смерти наследодателя. Изменение стоимости имущества в соответствии с действующим законодательством не предусматривается. Такой подход не может отвечать в полной мере интересам всех заинтересованных сторон. Выходом из данной ситуации может стать определение на момент открытия наследства состава наследственного имущества, но не его стоимости; а определение самой стоимости наследственного имущества будет осуществляться по результатам ее реализации [1, с. 27].

Представляется возможным ввести помимо механизма реализации наследственного имущества должника, также механизм реструктуризации долгов, который было бы возможно применить после истечения срока на принятие наследства, учитывая, что стабильным источником дохода может быть само наследственное имущество, либо сам наследник может иметь иной стабильный источник дохода и готов использовать его для постепенного исполнения обязанностей наследодателя. Это бы способствовало снижению опасений, связанных с правом финансового управляющего распорядится имуществом умершего гражданина, несмотря на возможность выплаты долга иным способом. Однако не все кредиторы могли бы прийти к такому соглашению, так как не каждый кредитор готов ждать исполнения обязательств и стремится к немедленной реализации наследственного имущества для удовлетворения своих требований [8, с. 32].

Одной из проблем, с которой сталкиваются при осуществления процедуры несостоятельности (банкротства) наследственной массы, является отказ саморегулируемых организаций арбитражных управляющих в представления кандидатуры для утверждения финансовым управляющим по делам о банкротстве физического лица. Это связано, прежде всего, с оплатой услуг финансового управляющего. Услуги финансового управляющего должны быть оплачены от выручки за реализованное имущество. Однако законодательно не урегулирован вопрос о сумме, которую необходимо выплатить финансовому управляющему и субъекте выплаты данной суммы [3, с. 28].

В работах ученых-юристов отмечается, что многие арбитражные управляющие слабо подготовлены для осуществления деятельности в качестве финансового управляющего. Есть определенные различия в деятельности арбитражного управляющего, проводящего процедуру несостоятельности (банкротства) юридических лиц, и финансового управляющего, занимающимся деятельностью по проведению банкротства физических лиц. Практика работы с юридическими лицами и гражданами требует от управляющих разных знаний, умений и навыков. Финансовый управляющий должен иметь дополнительную правовую подготовку в таких областях как семейное право, трудовое право, наследственное право, законодательство о защите прав потребителей. Действующие арбитражные управляющие не заинтересованы в исполнении деятельности в качестве финансовых управляющих, так как названная деятельность имеет низкое материальное вознаграждение. Так, финансовый управляющий и по процентам от возвращенного долга и от проданного имущества получит в качестве вознаграждения значительно меньшую сумму, чем арбитражный управляющий. В связи с вышеизложенным представители саморегулируемых организаций часто высказываются о неготовности вести дела о банкротстве физических лиц, в том числе о банкротстве наследственной массы, что вызывает сложности для обеспечения интересов как кредиторов, так и наследников должника.

В связи с тем, что законодателем не закреплен порядок удовлетворения требований кредиторов при достаточности наследственного имущества, то в первую очередь удовлетворение получает кредитор, первый заявивший о своих требованиях, либо кредитор, требования которого обеспечены залогом. Удовлетворение происходит по мере обращения. Так как достоверно установить достаточность имущества наследодателя для удовлетворения всех требований невозможно, часть требований может остаться без удовлетворения. Открытым остается вопрос о субъекте, который должен вести реестр таких требований [4, с. 191].

Обязанность доказывать неисполненные обязательства наследодателя возложена в соответствии со ст. 1175 ГК РФ на кредитора. Обязанность участников наследственных правоотношений выявлять состав долгов наследодателя, устанавливать его кредиторов, извещать их об открытии наследства, не установлена. В случае законодательного закрепления обязанности наследников официально опубликовывать сведения об открытии наследства кредиторы смогли бы своевременно заявить о своих требованиях, что привело бы к защите их прав, а наследники (нотариус, иное лицо) оценить их размер и подать (при необходимости) заявление о признании наследодателя несостоятельным (банкротом) [7, с. 34].

Институт (несостоятельности) банкротства наследственной массы призван защищать, прежде всего, интересы кредиторов умершего должника. Интересы наследников обеспечены защитой таких норм, как ограничение ответственности по долгам наследодателя стоимостью наследства и правом отказаться от наследства. В совокупности этими лаконичными нормами институт банкротства наследственной массы обеспечивает определенный баланс между интересами кредиторов и наследников должника [5, с. 33]. Несостоятельность (банкротство) наследственной массы имеет собой цель удовлетворения требований кредиторов и не является институтом социальной реабилитации граждан, каковым считается банкротство физических лиц. Отсутствие полноценной системы норм, которые регулировали бы вопросы исполнения обязательств наследодателя, приводит к возникновению некоторых практических проблем. Наличие механизма перехода прав и обязанностей в случае смерти гражданина является необходимым условием обеспечения равных правовых возможностей для всех участников правоотношений, их непрерывности и стабильности.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Дружинина Ю.Ф. Применение института банкротства наследственной массы: проблемы и перспективы // Наследственное право. 2017. № 2.
2. Казанцева А.Е. О соответствии положений о банкротстве умершего гражданина гражданскому законодательству // Нотариус. 2016. № 3.
3. Кириллова Е.А. Институт банкротства наследственной массы в Российском гражданском праве // Нотариус. 2018. № 2.
4. Комиссарова Е.Г., Пермяков А.В. Эволюция кредиторских прав с наследниками, принявшими наследство // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2016. № 2.
5. Останина Е. А. Банкротство наследственной массы: анализ изменений законодательства // Наследственное право. 2015. № 4.
6. Останина Е.А. Банкротство наследственной массы: в поисках баланса между интересами кредиторов и наследников // Судья. 2017. № 6.
7. Пермяков А.В. Об ответственность по долгам наследодателя // Нотариус. 2016. № 5.
8. Рудик И.Е. Особенности банкротства наследственной массы // Наследственное право. 2016. № 4.
9. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 (с изм. и доп. от 21.07.2014) // http://www.consultant.ru/document/
10. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 28.11.2018) «О несостоятельности (банкротстве)» // http://www.consultant.ru/

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (68) 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code