ВОПРОСЫ СОДЕЙСТВИЯ ГЛОБАЛЬНОМУ РАСПРОСТРАНЕНИЮ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ И ПЕРЕДАЧЕ ТЕХНОЛОГИЙ В СТРАТЕГИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

М.В.Шугуров, доктор философских наук, профессор кафедры международного права, Саратовская государственная юридическая академия

Введение: в условиях перехода к устойчивому развитию происходит повышение активности интеграционных объединений государств, в частности, Европейского союза, в сфере разработки и передачи экологически чистых технологий, а также распространения научных знаний. Цель исследования заключается в выработке комплексного представления о месте вопросов содействия распространению знаний и передачи технологий в интересах глобального перехода к устойчивому развитию в обновленной региональной стратегии ЕС в сфере устойчивого развития. Задачи исследования – осуществить последовательный анализ развития проблематики распространения научных знаний и передачи технологий в интересах устойчивого развития в правовых актах и программных документах ЕС, а также выявить особенности политики ЕС в данной сфере. Методы: общенаучные (системный, структурно-функциональный) и частно-научные (сравнительно-правовой, догматико-правовой) методы. Результаты: в статье обосновано новое видение таких форм международного научно-технологического сотрудничества ЕС с третьими государствами, как распространение знаний и передача технологий с точки зрения содействия переходу к устойчивому развитию в глобальном масштабе. Автором установлено, данные формы МНТС преследуют собой не только цель повышения экономической конкурентоспособности Европы и повышение научно-технического потенциала государств- коллабораторов, но и предполагают решение масштабных задач перехода к устойчивому развитию как согласованию трех измерений развития. С особым вниманием ЕС относится к вовлечению развивающихся и наименее развитых стран в международное научно-техническое сотрудничество как условие решения проблем их социально-экономического развития. Выводы: содействие ЕС в деле «разворота» глобального НТП в сторону обеспечения устойчивого развития исходит из уже существующих правовых основ и осуществляется на базе имеющейся инфраструктуры. Одновременно ЕС далек от исключительной позиции донора технологий и знаний, необходимых для устойчивого развития, и стремится развивать другие формы МНТС, такие как совместные научные исследование и формирование потенциала.

Ключевые слова: устойчивое развитие, ЕС, развивающиеся страны, технологический разрыв, программные инструменты, экологически устойчивые технологии.

 

Введение

Одной из важнейших тенденций международного научно-технологического прогресса (далее – МНТС) является его динамичное развитие на уровне интеграционных объединений государств, которые вырабатывают не только согласованную внутреннюю, но и внешнюю научно-технологическую и инновационную политику, одновременно становясь заметными акторами глобализации научно-технического прогресса (далее – НТП). К одному из самых влиятельных акторов в данной сфере относится Европейский союз. Место, которое он занимает в глобальных сетях генерирования и распространения научных знаний, технологий и инноваций, стало итогом многолетней реализации согласованной коммунитарной политики, предполагающей соответствующие правовые основы и программные инструменты. Нельзя не отметить, что в МНТС данного регионального объединения государств зримо присутствует реализация проекта «зеленого» НТП, отвечающего задачам перехода к устойчивому развитию и достижению его целей. Все это тесно связано с проектом «зеленого ЕС».

Вопросы научно-технологического и инновационного развития Европейского союза и осуществляемого им МНТС с третьими странами стали предметом целого ряда исследований [12; 14]. Однако прослеживается отсутствие специальных исследований, которые были бы посвящены анализу МНТС Европейского союза, включая содействие глобальному распространению и передаче соответствующих технологий в качестве одного из факторов обеспечения перехода к устойчивому развитию и достижению его целей. Соответственно, цель данной статьи заключается в раскрытии места, которое занимают данные вопросы в Стратегии устойчивого развития ЕС.

Основная часть

Не вызывает сомнения то обстоятельство, что с принятием Повестки в области устойчивого развития на период до 2030 г. (далее – Повестка-2030), акцентирующей внимание на расширении сотрудничества в сфере разработки, передачи и распространения экологически чистых технологий с целью их последующего и использования, стало расширяться новое пространство глобального научно- технического сотрудничества [10]. Оно направлено на достижение Целей устойчивого развития (далее – ЦУР). Более того, задачи 6-8 в составе ЦУР № 17 прямо ориентируют на международное сотрудничество в сфере генерирования и распространения знаний и экологически чистых технологий. В данное сотрудничество должны быть вовлечены все государства – члены ООН, а особенно – развивающиеся и наименее развитые государства. В организационном аспекте предполагается синергия конвенционных и неконвенционных механизмов и форм сотрудничества. В связи с этим следует упомянуть о начале функционирования в 2015 г. Механизма ООН по развитию технологий в интересах устойчивого развития, который призван стать центром институциональной основы управления глобальным НТП в интересах устойчивого развития.

Напомним, что смысл положений Пове- стки-2030 о разработке и распространении самого разного рода технологий, относящихся к категории «зеленых», заключается в принятии решительных мер по преодолению технологического разрыва и модернизации научно-технологической базы развивающихся и особенно наименее развитых стран с целью обеспечения их своевременного перехода к устойчивому развитию. На решение данной задачи направлены усилия международных межправительственных, особенно относящихся к системе учреждений ООН, а также неправительственных организаций.

Надо отметить, что в этом ряду акторов глобального НТП в интересах устойчивого развития находится Европейский союз (далее – ЕС), реализующий, как известно, многосторонний подход. Он проявляется в создании и функционировании рамочных научно-исследовательских программ, открытых для внешних участников, в том числе для развивающихся стран. Данные программы являются инструментами содействия научному и технологическому прогрессу последних и коррелируют стратегии ЕС в сфере содействия развитию культуры, науки и образования в глобальном масштабе. Помимо этого ЕС выделяет ресурсы на цели содействия развитию и передаче технологий, многие из которых ориентированы на поощрение устойчивого развития. Правовые основания сотрудничества в сфере науки и технологий содержатся, прежде всего, в соглашениях о партнерстве и сотрудничестве ЕС с третьими странами, а также в соглашениях об ассоциированном членстве. В более детальной форме различные правовые аспекты МИНТС изложены в специальных соглашениях ЕС о сотрудничестве в сфере науки и техники с третьими странами.

В качестве аргумента в пользу рассмотрения ЕС как одного из глобальных акторов «зеленого» МНТС в русле Повестки-2030 следует указать на то, что Союз принимал активное обсуждение в процессе формирования Механизма ООН по содействию развитию технологий. Так, представители ЕС выдвинули достаточно интересные подходы о возможных вариантах создания механизма содействия разработке, передаче и распространения чистых и экологически безопасных технологий, которые проводились в 2014 году. Отчет о проведении данных мероприятий был предоставлен 69-й сессии ГА ООН.

ЕС также принял участие в третьем диалоге экспертов, на котором обсуждались общие вопросы инновационного развития. В рамках данного диалога представитель Союза указал, что в работе будущего Механизма следует избегать статичности: технические решения требуют дополнительных знаний и их более широкого распространения, поэтому одним из важных факторов является процесс расширения сотрудничества. По его мнению, необходимо выйти за рамки задачи повышения эффективности, например, ресурсоэффек- тивности, и заниматься поиском передовых технологических решений, которые опирались бы на объемы ресурсов, направляемых на цели развития науки, техники и инноваций в рамках программы ЕС в области науки и инноваций «Горизонт 2020».

Политика ЕС в сфере наращивания зеленого НТП имеет комплексный характер. Напомним, что технологическое перевооружение экономики и различных сторон жизни общества в целях согласования трех измерений развития изначально нацелено на переход к устойчивым моделям потребления и производства, как это предусмотрено ЦУР № 12. В связи с этим со стороны ЕС активно принимаются и реализуются политические меры в поддержку перехода к рациональным моделям потребления и производства, что дополняется разработкой и использованием разного рода регламентационных, добровольных и экономических инструментов.

Включение ЕС в деятельность по разработке и международной передаче технологий на современном этапе представляет собой логическое продолжение ранее осуществленной интеграции в реализацию глобальной повестки в сфере устойчивого развития, которая была специфицирована на региональном уровне.

Устойчивое развитие как таковое находится в основе идейной и нормативной структуры ЕС. Основополагающие договоры ЕС традиционно рассматривают экономическое, социальное и экологическое измерения развития в их единстве. Принципиальной основой ЕС является максима, гласящая о том, что удовлетворение потребностей ныне живущего поколения должно осуществляться без ущерба для удовлетворения потребностей будущих поколений. Если говорить о Европейской комиссии, то проблематика устойчивого развития является сквозной в отношении осуществляемых ей секторальных стратегий и инициатив, а также комплексных проектов.

Следует напомнить, что первая Стратегия ЕС в области устойчивого развития была принята в 2001 г. [1] и далее пересматривалась в 2006 и 2009 годах. Она содержала всеобъемлющие цели и конкретные действия в рамках семи ключевых приоритетных вызовов до 2010 года. Многие из этих вызовов явно обозначены как имеющие преимущественно инвайронментальный характер (изменение климата, экологически чистая энергетика, устойчивый транспорт, устойчивое потребление и производство, сохранение и управление природными ресурсами) [6]. В качестве вспомогательного инструмента реализации данной стратегии в 2005 г. Европейский Совет принял Руководящие принципы для устойчивого развития. Уже в данный период времени ЕС заявил о себе в качестве глобального актора устойчивого развития.

Примечательно, что в 2010 г. проблематика устойчивого развития вошла в Стратегию Европа-2020, предполагающую трансформацию ЕС в инновационный Союз. На данном этапе формирования и реализации политики в сфере устойчивого развития было подтверждено, что образование, исследования и публичное финансирование являются важными инструментами в содействии переходу к более устойчивым моделям потребления и производства. В итоге можно говорить о том, что внешнее измерение устойчивого развития (глобальное использование ресурсов, вопросы международного развития и т. д.) было включено во внутреннюю политику ЕС, а также интегировано в ее внешнюю политику.

На примере ЕС вполне заметно проявляется общая закономерность включения вопросов реализации ЦУР в политику, проводимую интеграционными объединениями государств. Все это объясняется тем, что переход к устойчивому развитию предусматривается на уровнях национальном, региональном и глобальном, которые взаимосвязаны между собой. На наш взгляд, в настоящее время региональная политика по переходу к устойчивому развитию на уровне ЕС является наиболее проработанной и детализированной по сравнению с другими региональными объединениями государств. Ключевые аспекты Повестки-2030 находят свое отражение в таких направлениях деятельности Европейской комиссии, как образование и инновации, снижение эмиссии парниковых газов, устойчивости к последствиям климатических изменений, воздействие на окружающую среду изменений, а также создания рабочих мест и сокращения бедности.

Более того, 22 ноября 2016 г. Комиссия представила стратегический подход к достижению устойчивого развития в Европе и в мире [7]. Данный подход представлен в целом ряде Сообщений Комиссии. В первом Сообщении Комиссии о последующих шагах для устойчивого будущего Европы заявлялось о том, что в ответ ЕС на Повестку-2030 в последующие стратегии будут включаться три основы устойчивого развития – социальное, экономическое и экологическое [4]. Если анализировать данный документ, то можно увидеть обсуждение возможного вклада ЕС в осуществление ЦУР в глобальном масштабе.

Обращает на себя внимание также Сообщение относительно обновленного партнерства с государствами Африканского, Карибского и Тихоокеанского регионов [9], в котором предлагается содержательный перечень мер касательно новой устойчивой стадии в отношениях между ЕС и APC после истечения срока действия Соглашения о партнерстве (Cotonou Partnership Agreement) [2] в 2020 году. Начиная с 2000 г., в рамках данного соглашения осуществлялось сотрудничество с 78 странами. Данные отношения фокусировались на искоренении бедности, устойчивом развитии и постепенной и последовательной интеграции данных стран в мировую экономику. Более того, указанное соглашение стремится содействовать укреплению мира и безопасности в данных регионах, а также усилить демократическую политическую среду. Статья 21.3 Соглашения о партнерстве между государствами группы ACP (государства Африки, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона) и ЕС предусматривает развитие межфирменных связей в отношении генерирования и трансфера технологий и ноу-хау в государствах-участниках, а также партнерство в финансировании данных процессов, включая развитие институтов венчурного финансирования. Напомним, что еще в 2002 г. в Кейптауне состоялся совместный форум ЕС и АСР по вопросам научных исследований устойчивого развития.

Внимание ЕС к развитию науки и технологий в государствах-партерах по АСР вызвано тем, что, с одной стороны, констатируется, что во многих странах заметны научные и технологические достижения, наряду с успехами в торгово-экономическом развитии. Но, с другой стороны, эти страны столкнулись со значительными проблемами, начиная от коррупции и негативного воздействия изменения климата и заканчивая проблемами с интеграцией в мировую экономику. На этой основе можно говорить о том, что анализируемое Сообщение Европейской комиссии самым непосредственным образом намечает новые контуры нового партнерства по линии взаимосвязи социального, экономического и экологического измерений. Это вполне заметно по формулируемым шести приоритетам (содействие благому управлению, мирным и демократическим обществам и др.; стимулирование инклюзивного устойчивого роста и достойной занятости для всех; превращение мобильности и миграции в новые возможности; содействие человеческому развитию и достоинству; защита окружающей среды и борьба с изменением климата; объединение сил на глобальной арене в сферах общего интереса).

По ряду направлений контуры нового партнерства предполагают технологический обмен. Большое внимание уделяется в полном соответствии с Повесткой-2030 развитию и распространению ИКТ как технологий, особо значимых для развития. В сущности, аналогичные положения содержит ст. 132(e) «Цели» раздела 2 «Инновации и интеллектуальная собственность» Соглашения об экономическом партнерстве ЕС и государств Карибского бассейна [5], предусматривающая вклад в содействие технологическим инновациям, их совместную разработку, трансфер и распространение технологий и ноу-хау.

Вместе с тем данные, а также аналогичные им международные договоры содержат развернутые и детализированные положения о защите прав интеллектуальной собственности, предусматривая, по сути, стандарты, которые являются новыми для развивающихся стран. Как подчеркивается в доктрине, в соответствии с этими стандартами значение «гибких механизмов», предусмотренных в Соглашении ТРИПС, учет национальных стратегий при имплементации этих положений, а также основополагающие цели публичной политики на национальном уровне, подразумевающие цели развития и цели технологического развития, в большей степени остаются позади [13, р. 13].

Как бы то ни было, данная проблема находится в фокусе внимания не только развивающихся стран, но и ЕС. Показательно, что осуществляющаяся в ЕС модернизация прав интеллектуальной собственности преследует собой весьма объемные цели, которые непосредственным образом связаны с задачей полного и эффективного осуществления разнообразных категорий прав человека, в том числе культурных прав, тесно связанных с правом на науку и образование [11, p. 580]. Последнее обстоятельство ясно прослеживается в Обращении Европейской комиссии «К стратегии ЕС для международных отношений в сфере культуры» [8], в котором обозначены основы стратегического характера политики ЕС в сфере культуры, науки и образования в глобальном мире.

В целях содействия переходу к устойчивому развитию во всем мире ЕС работает с внешними партнерами, используя соответствующие инструменты в соответствии со своей внешней стратегией и особенно поддерживая усилия в данной сфере, которые предпринимаются развивающимися странами, в том числе по развитию своего научно-технологического потенциала. При этом данные усилия являются составной частью общей политики ЕС в сфере международного научно-технологического и инновационного сотрудничества [3].

Одним из направлений работы ЕС, как это следует из обращения Европейской комиссии о последующих шагах в направлении устойчивого европейского будущего, является, например, осуществление вклада в достижение ЦУР № 9 «Создание устойчивой инфраструктуры, содействие инклюзивной и устойчивой индустриализации и поощрение инноваций». В соответствующем разделе данного обращения подчеркивалось, что исследования и инновации, подкрепляющие, в сущности, достижение всех ЦУР, финансируются через рамочную программу исследований и инноваций (Горизонт 2020).

Итак, в настоящее время сформировался целый блок политико-правовых основ, предусматривающих активизацию деятельности ЕС в сфере разработки и передачи устойчивых технологий в интересах устойчивого развития в развивающихся странах. Отсюда, как нам представляется, берут свое начало четкие ориентиры в отношении решения задач в рамках других ЦУР, которые предусматривают разработку и передачу устойчивых технологий. Поэтому следует говорить о перспективах существенного вклада ЕС в достижение целей, связанных с переходом к устойчивому ведению сельского хозяйства, устойчивой энергетике, устойчивому использованию биоразнообразия моря и суши. Наконец, необходимо подчеркнуть, что Комиссия признала решающую роль ЕС в достижении ЦУР № 17, среди прочего предполагающую использование потенциала науки, технологий и инноваций на основе реализации Программы «Горизонт- 2020», которая является комплексной и финансирует проекты, фактически поддерживающие достижение многих ЦУР.

Выводы

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что ЕС не ограничивается всего лишь передачей и распространением устойчивых технологий по всему миру. Для Союза характерен комплексный подход ко всем формам МНТС и их правовому, а также программному регулированию. С нашей точки зрения, содействие не только передаче технологий, но и совместным НИОКР, а также поддержка формирования потенциала позволят добиться синергетического эффекта. Поэтому реализация всех форм МНТС, инициируемых ЕС, является не только основой успеха в решении региональных задач устойчивого развития, но и успехом в достижении ЦУР на глобальном уровне.

ПРИМЕЧАНИЕ

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 17-03-00400-ОГН «Международно-правовое регулирование передачи технологий в контексте глобальной стратегии устойчивого развития: состояние и перспективы»).

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. A Sustainable Europe for a Better World. A European Strategy for Sustainable Development // C0M/2001/0264Final (Brussels, 15.05.2001). -Electronic text data. – Mode of access: https://eur-lex.europa.eu/ LexUriServ/lexUriServ.do?un=TOM:2001:0264:FIN: EN:PDF (date of access: 23.02.2019). – Title from screen.
2. ACP-EU Partnership Agreement (Cotonou Partnership Agreement). – Electronic text data. – Mode of access: https://ec.europa.eu/europeaid/regions/ african-caribbean-and-pacific-acp-region/cotonou- agreement_en (date of access: 07.03.2019). – Title from screen.
3. Communication from European Commission to Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and Social Committee and the Committee of the Regions “Enhancing and Focusing EU International Cooperation in Research and Innovation. A Strategic Approach” // C0M/2012/ 497 Final (Brussels, 14.09.2012). – Electronic text data. – Mode of access: https://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/ lexUriServ.do?un=C0M:2012:0497:FIN:EN:PDF (date of access: 18.02.2019). – Title from screen.
4. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions “Next Steps for a Sustainable European Future. European Action for Sustainability” // COM/ 2016/739 Final (Strasbourg, 22.11.2016). – Electronic text data. – Mode of access: https://eur-lex.europa.eu/ legal-content/EN/TXT/?uri=C0M%3A2016%3A739% 3AFIN (дата обращения: 04.03.2019). – Title from screen.
5. EU – CARIFORUM EPA, 2008. – Electronic text data. – Mode of access: http://ec.europa.eu/world/ agreements/downloadFile.do?fullText=yes&treaty TransId=12969 (date of access: 14.02.2019). – Title from screen.
6. EU Sustainable Development Strategy. – Electronic text data. – Mode of access: http://ec.europa. eu/environment/sustainable-development/strategy/ ibdex_en.htm (date of access: 09.03.2019). – Title from screen.
7. European Commission – Press Release “Sustainable Development EU Sets out its Priorities” (Strasbourg, 22 November 2016). – Electronic text data. – Mode of access: http://europa.eu/rapid/prss- release_IP-16-3883_en.htm/ (date of access: 24.02.2019). – Title from screen.
8. Joint Communication of European Commission to the European Parliament and the Council “Towards an EU Strategy for International Cultural Relations” // C0M/2016/29 Final (Brussels, 8.6.2016). – Electronic text data. – Mode of access: http://eur- lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=JOIN% 3A2016%3A29%3AFIN (date of access: 15.03.2019). – Title from screen.
9. Joint Communication to the European Parliament and the Council “A Renewed Partnership with the Countries of Africa, the Caribbean and the Pacific” // J0IN/2016/52 final (Strasbourg, 22.11.2016). – Electronic text data. – Mode of access: https://ec.europa. eu/europeaid/sites/devco/files/joint-communication- renewed-partnership-acp-20161122_en.pdf (date of access: 01.03.2019). – Title from screen.
10. Lee, K. Science, Technology and Innovation for Sustainable Development / K. Lee, J. Mathews // Background paper. – .№ 16. – Electronic text data. – Mode of access: https://www.un.org/development/ desa/dpad/wp-content/uploads/sites/45/publication/ CDP-bp-2013-16.pdf (date of access: 15.02.2019). – Title from screen.
11. Ruse-Khan, H. C. Access to Knowledge Under the International Copyright Regime, the WIPo Development Agenda and the European Communities’ New External Trade and Intellectual Property Policy / H. C. Ruse-Khan // Research Handbook on the Future of EU Copyright / ed. by E. Derclaye. Cheltenham ; Northampton : Edward Elgar, 2009. – P. 575-613.
12. Ryan, L. Governance of EU Research Policy Charting Forms of Scientific Democracy in the European Research Area / L. Ryan // Science and Public Policy. – 2015. – Vol. 42, №> 3. – P. 300-314.
13. Sampath, G. Unpacking the International Technology Transfer Debate: Fifty Years and Beyond / G. Sampath, P. Roffe // Issue Paper No. 36. International Center for Trade and Sustainable Development (June, 2012). – Electronic text data. – Mode of access: http://papers.ssm.com/sol3/paper. cfm?abstract_id=2268529 (date of access: 28.02.2019). – Title from screen.
14. Towards European Science Dynamics and Policy of an Evolving European Research Space / ed. by L. Wedlin and M. Nedeva. Cheltenham : Edward Elgar Publishing Limited, 2015. 232 p.

Источник: Legal Concept = Правовая парадигма. – 2019. – Т. 18, № 2

Просмотров: 7

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code