ПРОБЛЕМА СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛА В КОНТЕКСТЕ СУПРУЖЕСКИХ И РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

В.О.Сироткин
С.В.Лукашевич

Введение: в настоящее время проблема обеспечения прав лиц, сменивших пол, активно обсуждается на международном и национальном уровнях. Немаловажным остается соотношение границ личных интересов граждан, нуждающихся в перемене своей половой принадлежности, и общественных интересов, в том числе членов их семьи, в связи с чем авторами в работе цивилистического характера поставлена цель исследования — изучение последствий изменения пола субъектами семейных правоотношений, выявление связанных с этим проблем и предложение путей их решения. Методы: методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых основное место занимают методы системности, анализа и сравнительного правоведения. Результаты: обоснованная в работе авторская позиция опирается на законодательство и доктринальные разработки по вопросу разрешения проблем, возникающих в семейных правоотношениях при изменении пола одним из его участников. На основании правового анализа норм российского и международного права поднимаются вопросы о возможности сохранения брачно-семейных отношений при изменении пола одним из супругов и обеспечения защиты прав детей. Выводы: в результате исследования установлено, что в действующем законодательстве имеется ряд коллизий и пробелов, которые нуждаются в скорейшем разрешении.

Ключевые слова: перемена пола, государственная регистрация перемены пола, брак, трансформация семьи, родительско-детские отношения.

 

Введение

На сегодняшний день степень развития медицины сделала возможным изменение биологического пола человека путем гормонального лечения и хирургической операции [7, с. 26]. Впервые такие операции были проведены в 1953 г. в Марокко и Дании [2, с. 3]. Лидирующее положение в этой области занимает Таиланд. В России полная статистика о количестве проводимых операций не публикуется, они осуществляются в различных городах страны [5, с. 19].

Вопрос правовых последствий изменения пола в настоящее время по-прежнему остается недостаточно урегулированным российским законодательством и является дискуссионным для отечественной правовой науки и правоприменительной практики, что обусловливается рядом как доктринальных, так и технико-юридических причин.

Половая переориентация является причиной возникновения большого количества правовых проблем в институте брака, в частности, если лицо изменило пол, уже будучи в брачно-семейных отношениях.

 

Доктринальные концепции определения юридической судьбы брака, в котором один из супругов изменил половую принадлежность

Следует отметить, что семейное законодательство не содержит норм, определяющих юридическую судьбу такого брака, в связи с чем в правовой науке предлагаются различные концепции.

Например, предлагается рассмотрение перемены пола в качестве «социальной смерти» и объявление такого гражданина умершим в судебном порядке, что в результате обусловило бы прекращение брака соответствующим решением суда [6, с. 70]. Однако данная концепция идет вразрез с целью названной процедуры: лицо объявляется умершим в случае, если обстоятельства дают основания предполагать его биологическую смерть. Кроме того, в рамках этого предложения не решается вопрос о круге субъектов, которые полномочны обратиться в суд с таким заявлением, а также не учитывается весь комплекс правовых последствий данного акта.

Объявление сменившего пол гражданина умершим нарушало бы комплекс прав и законных интересов как его самого, так и других граждан: он освобождался бы от алиментных обязательств, носящих сугубо личный характер; также это повлекло бы возникновение наследственных правоотношений, так как гражданским законодательством не предусмотрена иная конструкция определения судьбы имущества, а также прав и обязанностей объявленного умершим лица, и т. д. Более того, это дало бы основание для возникновения ряда социально-обеспечительных отношений для членов его семьи.

Не менее труднореализуемой является концепция, в соответствии с которой предлагается брак с лицом, изменившим пол после его заключения, трансформировать в «иной союз между однополыми людьми, ведущими общее хозяйство, воспитывающими общих детей, но не выполняющими ролей мужа и жены по отношению друг к другу» [3, с. 57].

Данное предложение основывается на компаративном исследовании опыта применения института гражданского союза в ряде государств, занимающего промежуточное положение между фактическим и официально зарегистрированным браком и доступного для заключения между лицами как разного, так и одного пола.

Однако российское законодательство не предусматривает объединения такого рода, и внедрение данного института требует точного определения правовой природы отношений между его субъектами: регулировать их нормами семейного права не представляется возможным, поскольку они противоречат его смыслу ввиду совпадения по основным признакам с брачными (кроме признака пола); разработка же такой формы объединения в рамках гражданского законодательства не позволяет решить ряд вопросов неимущественного характера, в том числе вопрос судьбы детей при их наличии, что в совокупности со сложившимися политико-правовыми условиями делает реализацию данной концепции нецелесообразной.

Далее необходимо отметить, что брак с лицом, изменившим пол после его заключения, нельзя признать недействительным [2, с. 6], поскольку ст. 27 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) не предусматривает в качестве основания для применения данной формы прекращения брачных правоотношений перемену пола одним из супругов; к тому же признание брака недействительным носит ретроспективный характер и прекращает его с момента заключения, в то время как он, по общему правилу, с юридической точки зрения заключается с соблюдением всех необходимых условий, в том числе и относящихся к полу супругов.

В.Г. Алейниченко предлагает прекращать подобный брак путем расторжения [1, с. 40]. Однако для осуществления этого предложения необходимо волеизъявление хотя бы одного из супругов, чего даже при смене пола одним из них может и не последовать. Из этого следует, что половая переориентация супруга не является правопрекращающим фактом, и в результате возникает однополый союз, в то время как российское семейное право, исходя из положений ст. 1 и ст. 12 СК РФ, базируется на фундаментальном начале разнополости субъектов брачных правоотношений.

Это доктринальное противоречие может быть преодолено либо путем пересмотра основополагающих начал отечественного семейного права, что представляется недопустимым с точки зрения национальной идеи России вариантом, либо путем дополнения списка оснований прекращения брака, предусмотренного ст. 16 СК РФ, фактом изменения пола одним из супругов с распространением на него действия положений о расторжении брака в части правовых последствий, поскольку данная конструкция наиболее объективно отражает правомерный характер как самого факта смены пола лицом, так и брачно-семейных отношений, существовавших до их «трансформации» в однополый союз.

Следует указать, что прекращение супружеских отношений в рассматриваемом случае не противоречит нормам международного права, в частности ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., а также подтверждается практикой Европейского суда по правам человека, исходящего в данном вопросе из позиции, что регулирование вопроса о правовых последствиях изменения пола отдается в значительной степени на усмотрение государств, в том числе и в сфере семейно-правовых отношений.

 

Влияние смены пола гражданином на детско-родительские отношения с его участием

Иным важным вопросом в рамках обозначенной проблемы является влияние факта изменения пола лицом на его родительские права и обязанности. Следует указать, что сам факт смены пола одним из родителей не имеет самостоятельного значения для родительских правоотношений, не влечет изменения прав и обязанностей по смыслу положений ст. 19 Гражданского кодекса РФ и ст. 70 Федерального закона «Об актах гражданского состояния», что также подтверждается фактом отсутствия в СК РФ изменения пола одним из родителей в качестве основания для лишения родительских прав либо ограничения в них. Более того, в соответствии с п. 2 ст. 54 СК РФ каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание. Это распространяется и на статус усыновителя, в то время как ст. 127 СК РФ устанавливает запрет на усыновление лицам, состоящим в однополом браке по законодательству иностранного государства.

В юридической науке существует концепция, в соответствии с которой предлагается включить в ст. 69 СК РФ в качестве дополнительного основания для лишения родительских прав «произведение операции по изменению пола» ввиду того, что это может влиять на формирование у несовершеннолетних детей нетрадиционных сексуальных установок [8, с. 271], однако она не учитывает вероятность того, что это может навредить интересам ребенка в силу, например, наличия обоюдной устойчивой эмоциональной привязанности и отсутствия фактов уклонения родителя от его обязанностей и злоупотребления правами. Данное предложение в целом не учитывает самой правовой природы лишения родительских прав, являющегося, что подтверждает позиция Конституционного суда РФ, крайней мерой ответственности за совершение родителями виновного правонарушения в отношении своих детей [4], в качестве какого изменение родителем пола рассматриваться не может.

В данном вопросе нужно руководствоваться необходимостью наилучшего обеспечения интересов детей, что предусмотрено п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка 1989 г., дающим основание полагать, что они превалируют и над интересами самих родителей, изменивших пол. В этой связи действующее семейное законодательство предоставляет возможность ограничения таких лиц в родительских правах, поскольку транссексуализм в соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра относится к классу психических расстройств и расстройств поведения, а значит для реализации данной возможности необходимо только подтверждение факта опасности оставления ребенка с изменившим пол родителем (например, ввиду психотравмирующей обстановки), однако это требует учета особенностей каждого отдельного случая. Также ограниченному в родительских правах по данному основанию лицу должны быть предоставлены возможности общения и восстановления психологического контакта с ребенком, а также право ходатайствовать перед судом об отмене данного ограничения в случае устранения для него оснований.

Выводы

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что нынешний уровень правового регулирования вопроса семейно-правовых последствий смены пола является недостаточным для того, чтобы разрешить существующие коллизии и восполнить пробелы в статусе изменивших пол лиц, пронизывающие значительную часть семейного законодательства и оттого порождающие множественность в правоприменительной практике. Однако при решении этого вопроса следует исходить в первую очередь из общечеловеческих ценностей, искать справедливый компромисс между частными и публичными интересами, чтобы равно не допустить необоснованных, дискриминирующих правоограничений для указанных граждан и нарушений существующего в Российской Федерации правопорядка.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алейниченко, В. Г. Гражданско-правовая индивидуализация физических лиц в Российской Федерации : дис. … канд. юрид. наук / Алейниченко Вячеслав Геннадьевич. — Ростов н/Д, 2006. — 191 с.
2. Горская, Е. Ю. Правовые проблемы изменения пола в Российской Федерации / Е. Ю. Горская // Семейное и жилищное право. — 2015. — № 4. — С. 3-6.
3. Малеина, М. Н. Изменение биологического и социального пола: перспективы развития законодательства / М. Н. Малеина // Журнал российского права. — 2002. — № 9. — С. 52-59.
4. Определение Конституционного Суда РФ от 16.11.2006 № 476-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бородий Елены Николаевны на нарушение ее конституционных прав и конституционных прав ее несовершеннолетнего сына положениями статей 69 и 71 Семейного кодекса Российской Федерации». — Доступ из справ.- правовой системы «КонсультантПлюс».
5. Палькина, Т. Н. Проблемы реализации права на изменение пола / Т. Н. Палькина // Семейное и жилищное право. — 2010. — № 6. — С. 18-21.
6. Степанов, Д. И. Правовые проблемы, связанные с изменением пола человека / Д. И. Степанов // Законодательство. — 2000. — N° 11. — С. 70.
7. Шаблий, Д. С. К вопросу о законодательной регламентации порядка осуществления изменения пола // Семейное и жилищное право. — 2012. — № 1. — С. 26-28.
8. Яковлева, Е. А. Особенности правового положения лиц, сменивших пол в период брака / Е. А. Яковлева // Вестник экономики, права и социологии. — 2015. — № 4. — С. 268-271.

Источник: Legal Concept = Pravovaya paradigma. 2019, Vol. 18, No. 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code