ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ФРАНЧАЙЗИНГА В СОВРЕМЕННОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

И.С.Сорокин, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры общеправовых дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Коммерческая концессия, договор коммерческой концессии, франчайзинг, франшиза, франчайзинговый договор, исключительные права, интеллектуальная собственность.

В статье рассматриваются некоторые проблемы правового регулирования договора коммерческой концессии (франчайзинга). В частности, анализу подвергнуты такие категории, как предмет договора, его форма, а также порядок заключения. Предлагаются пути совершенствования законодательства в рассматриваемой области.

 

Договор коммерческой концессии (франчайзинг) достаточно широко, в отличие от России, распространен в правоотношениях зарубежных стран. Он является одним из самых эффективных способов осуществления предпринимательской деятельности. В особенности это касается сфер реализации товаров и предоставления различного рода услуг. В мировой практике рассматриваемая форма предпринимательства имеет почти двухвековую историю.

Несмотря на то, что схожие отношения существовали еще в средние века, фактическое появление франчайзинга традиционно относят к началу XIX в., к так называемой системе «связанных домов», которая активно использовалась британскими пивоварами. Смысл этой системы заключался в том, что власти разрешали торговать алкогольной продукцией только по специальной лицензии и только владельцам постоялых дворов, большинство из которых не имели достаточно средств для приобретения лицензии. Этим в полной мере пользовались пивовары, которые сдавали владельцам постоялых дворов в аренду имущество или предоставляли заем, получая взамен рынок сбыта своего пива и других спиртных напитков. В 40-х гг. XIX в. большинство пивоваров Германии выделяли франшизы отдельным тавернам, позволяя их владельцам эксклюзивно продавать пиво. Это явление как раз и ознаменовало рождение той концепции франчайзинга, которая существует и сейчас.

Следует также отметить, что аналогично принципу франчайзинга в свое время работали многие известные ныне компании. Так, после завершения гражданской войны 1861 года в США компания П. Зингера (Singer Sewing Machine Company) одной из первых применила своеобразный прообраз франчайзинговой системы. Выпуская в достаточно большом количестве всемирно известные швейные машины, она оказалась не в состоянии самостоятельно обеспечивать техническое обслуживание и ремонт своих изделий. В связи с этим руководство компании приняло решение передать независимым организациям свои исключительные права не только на реализацию швейных машин, но и на их обслуживание на заранее оговоренной территории, что, в свою очередь, вызвало необходимость предъявления соответствующих квалификационных требований к работникам данных организаций.

Другой пример из истории. Приблизительно в 1898 году компания «General Motors» наложила запрет на реализацию независимыми организациями автомобилей других марок и обязала их собственными финансовыми инвестициями обеспечить высокий уровень технического обслуживания машин для обеспечения престижа всемирно известной фирмы.

Среди компаний, активно пользующихся и в настоящее время франчайзинговой схемой, можно выделить такие, как «Coca-Cola», «Pepsi», «7-UP», «McDonald’s» и другие [8, с. 20].

Основное содержание франчайзинга состоит в том, что данная форма предпринимательской деятельности представляет собой отношения, в соответствии с которыми одно лицо (правообладатель, франчайзер) предоставляет второму лицу(пользователю, франчайзи) своеобразный «деловой комплекс». Этот комплекс включает в себя охраноспособные (товарный знак, знак обслуживания, фирменное наименование и др.) и неохраноспособные (знания, репутацию, деловой опыт и др.) права для осуществления франчайзи деятельности, направленной на извлечение прибыли и аналогичной деятельности франчайзера. Учитывая, что данный договор носит возмездный характер, франчайзи, в свою очередь, несет обязанности по выплате франчайзеру вознаграждения за предоставление вышеуказанных прав.

Анализ законодательства и правоприменительной практики, в том числе зарубежной, дает основание полагать, что современные подходы к пониманию существа отношений, возникающих по поводу реализации договора коммерческой концессии, отличаются противоречивостью и неоднозначностью суждений, в связи с чем актуальность исследования института франчайзинга не вызывает сомнений.

Как представляется, наибольшее количество споров вызывает вопрос, связанный с определением предмета договора. Причины такого разногласия заключаются в отсутствии единого и общепринятого толкования легального понятия договора коммерческой концессии [2, с. 4].

Так, С.В. Николюкин считает, что предметом этого договора являются действия по передаче правообладателем пользователю комплекса имущественных прав, включающего права пользования средствами индивидуализации (товарный знак, коммерческое обозначение) и охраняемой информацией (ноу-хау) [5, с. 130]. В свою очередь, С.П. Гришаев отмечает, что в качестве предмета договора коммерческой концессии может выступать «регулярное содействие правообладателя в организации бизнеса пользователя» [1, с. 115]. Некоторые исследователи, например А.Н. Толкачев, считают, что предметом договора в первую очередь является обязанность правообладателя предоставить за вознаграждение пользователю комплекс исключительных прав [6, с. 88].

На наш взгляд, наиболее правильной является позиция тех ученых, которые предметом договора коммерческой концессии называют комплекс исключительных прав (право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на такие объекты, как коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)) [4, с. 54]. Это связано с тем, что основной целью сторон договора считается именно переход данного комплекса от правообладателя к пользователю, а все остальные действия и обязательства сторон являются не предметом договора, а лишь иными его существенными условиями. Как справедливо указывает Г.А. Лаптев, именно этим рассматриваемый нами договор отличается от сходных, родственных договоров, таких как, например, лицензионные,предусматривающие передачу права на использование лишь определенных объектов [3, с. 32].

Кроме того, следует заметить, что если исходить из содержания п. 2 ст. 1027 Гражданского кодекса Российской Федерации, то по договору коммерческой концессии может передаваться не только комплекс исключительных прав, но и возможность использовать деловую репутацию правообладателя и его коммерческий опыт. Вместе с тем считаем необходимым отметить, что деловая репутация является неотчуждаемой, так как напрямую относится законом к числу личных неимущественных благ, а следовательно, не может быть самостоятельным предметом договора коммерческой концессии.

Что касается использования коммерческого опыта, то в настоящее время процесс его передачи потенциальными российскими правообладателями представляется им крайне слабо. Это связано с тем, что понятия категории «коммерческий опыт» не содержится ни в одном нормативном акте. Полагаем, что под коммерческим опытом следует понимать как охраняемую коммерческую информацию, так и те навыки и приемы, которым правообладатель должен научить пользователя.

В соответствии с действующим гражданским законодательством договор коммерческой концессии может быть заключен только в письменной форме. Кроме того, передача комплекса исключительных прав в пользование другой стороне подлежит обязательной государственной регистрации в Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатенте). В противном случае предоставление права считается несостоявшимся.

Заметим, что ранее, до 1 октября 2014 года, необходимо было регистрировать сам договор. Однако Федеральным законом от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» это правило было отменено [7, ст. 1100]. Одной из ключевых проблем внесенных изменений является то, что в рамках действия предыдущей редакции ст. 1028 ГК РФ отсутствие государственной регистрации договора коммерческой концессии приводило к его недействительности в силу его ничтожности. Об этом в полной мере свидетельствует и сложившаяся судебная практика.

В настоящее же время, как уже было отмечено ранее, в случае отсутствия государственной регистрации предоставление права использования комплекса исключительных прав считается несостоявшимся. Таким образом, законодатель оперирует категорией, четкое закрепление которой в нормативных актах отсутствует. Остается не совсем понятным, будет ли в данном случае сам договор считаться действительным и заключенным, а также будет ли это означать, что если использование прав уже началось, то это сделано пользователем незаконно.

Как представляется, в данном случае следует согласиться с А.С. Карташовой, которая отмечает, что с проблемой применения положения о признании предоставления права использования несостоявшимся на практике столкнутся в первую очередь суды [2, с. 204]. Вместе с тем не исключено, что у заинтересованной стороны будет возможность обратиться в суд с требованием о придании сделке надлежащей формы в соответствии со ст. 165 ГК РФ.

Таким образом, можно сделать вывод, что реальное появление коммерческой концессии в отечественном законодательстве было обусловлено приходом на российский рынок зарубежных субъектов коммерческой деятельности, которые активно использовали модели франчайзинга. Вместе с тем, несмотря на огромный потенциал рассматриваемой системы взаимоотношений, в нашей стране объем реализации такой предпринимательской схемы пока еще остается незначительным. Во многом это связано с недостаточной осведомленностью российских предпринимателей о положительных сторонах франчайзинга, а также с несовершенством законодательства в данной области.

 

Библиографический список:

1. Гражданское право: Учебник. Часть вторая / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001.
2. Карташова А.С. О государственной регистрации договора коммерческой концессии в свете последних изменений гражданского законодательства // Sciencetime. 2015. № 1. С. 200-204.
3. Лаптев Г.А. Практика применения договора коммерческой концессии в современной российской правовой действительности // Юрист. 2014. № 11. С. 31-33.
4. Непомнящая И.С. Коммерческая концессия или франчайзинг: проблема дефиниций // Общество и право. 2014. № 3 (49). С. 52-55.
5. Николюкин С. Посреднические договоры. М.: Юстицинформ, 2010.
6. Толкачев А.Н. Коммерческое право: Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: Перспектива, 2005.
7. Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 11.
8. Титова М.Н. Правовое регулирование отношений франчайзинга при осуществлении предпринимательской деятельности по законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2016.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 0

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code