РЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ СТАРОПРОМЫШЛЕННЫХ РЕГИОНОВ ЮГА РОССИИ: ТЕНДЕНЦИИ, ПОТЕНЦИАЛ, РИСКИ

И.В.Митрофанова, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Лаборатории региональной экономики, Федеральный исследовательский центр, Южный научный центр РАН
О.А.Чернова, доктор экономических наук, профессор кафедры информационной экономики, Южный федеральный университет

Аннотация. В современных условиях реиндустриализация в России направлена на нивелирование активно проявляющейся в последние годы тенденции сокращения доли обрабатывающей промышленности в ВРП ряда старопромышленных регионов за счет реализации стратегии восстановления ведущей роли промышленности, перехода на новый технологический уклад, формирования производительных сил нового уровня.

В статье рассматривается проблема модернизации экономики старопромышленных регионов Юга России на основе восстановления промышленного сектора экономики на современной технологической основе. Отмечено, что за годы рыночных реформ в южнороссийских регионах (Ростовской, Волгоградской, Астраханской областях) были закрыты практически все горнодобывающие предприятия, свернута деятельность многих предприятий машиностроения, станкостроения, приборостроения, предприятий по производству подшипников, тканей, обуви, что привело к разрушению сложившихся производственных цепочек и спровоцировало новую ликвидацию производства уже в других регионах, потерю южной промышленностью своих позиций в структуре народного хозяйства страны.

Выявлены основные тенденции промышленного развития южнороссийских регионов, выражающиеся в изменении распределения экономической деятельности и населения в пространстве, а также в изменении свойств самого экономического пространства региона. В качестве специфических факторов развития определены: многоукладность региональной экономики, высокая зависимость от факторов экономической нестабильности в соседствующих странах. Сделан вывод о необходимости перехода от реализации точечных проектов к комплексному решению проблем структурной разбалансированности экономики региона, связанных с задачами повышения уровня капитализации модернизационного потенциала промышленности.

Авторами сделан вывод, что стратегия реиндустриализации должна базироваться на приоритетном развитии промышленных производств, позволяющих усилить синергетические эффекты за счет рационального сочетания экономических потенциалов промышленного производства центральных и периферийных территорий Юга России.

Ключевые слова: реиндустриализация, деиндустриализация, технологический уклад, промышленное развитие, региональная экономика, старопромышленные регионы, модернизация, инновационные процессы, Юг России, кластеризация.

 

Постановка проблемы

К типу «старопромышленные» относятся чуть меньше половины регионов России. Н.Ю. Сорокина подчеркивает, что это субъекты, в хозяйственном комплексе которых «отраслевое ядро» образуют отрасли не только III, IV, но и II, I технологических укладов. Это регионы, которые преимущественно не создают, а принимают инновации [19; 20].

В составе старопромышленных территорий России есть регионы, находящиеся на различных этапах технологической эволюции, что обусловливает перспективы их развития: деиндустриализация и/или реиндустриализация, реиндустриализация и/или неоиндустриализация.

Стратегия реиндустриализации направлена на нивелирование деиндустриализации – устойчивого сокращения доли обрабатывающей промышленности в ВРП, восстановление ведущей роли отраслей промышленности за счет перехода на новый технологический уклад, стратегия же «новой индустриализации» (неоиндустриализация) ориентирована на формирование производительных сил нового уровня [22; 23].

Современная политика экономического развития России осуществляется в рамках парадигмы новой индустриализации, основной идеей которой является приоритетное развитие промышленного производства на основе технологий пятого и шестого технологического укладов. Поиск стратегий индустриального развития особенно актуален для старопромышленных регионов, экономика которых отличается большим разнообразием типов «инновационного резонанса» [1], то есть ответных реакций на воздействие факторов мо- дернизационного развития. Качественным признаком экономики старопромышленного региона является доминирование в его структуре отраслей первой стадии индустриализации, получивших наибольшее развитие во второй половине XX века. Новая индустриализация данных регионов имеет форму реиндуст- риализации – восстановления промышленного сектора экономики на современной технологической основе с расширением его экспортных возможностей. В этом ракурсе, как отмечает В.М. Кульков, особый акцент делается на необходимости восстановления технологических цепочек, разрушенных в условиях переходного периода [10].

Исследование перспектив реиндустриализации в экономическом пространстве Юга России имеет особую значимость в силу того, что эффективность запуска данного процесса во многом связана с региональной спецификой факторов, условий и ресурсов модернизации, определяющих характер и тенденции развертывания проводимых преобразований. Для реализации инновационного сценария развития экономики необходимо использовать драйверы экономического роста, нацеленные на восстановительный рост промышленности на основе использования новейших технологий. Однако для старопромышленных регионов Юга России характерно наличие тенденции усиления периферийности своего положения в результате углубления аграрной специализации. Как образно отмечают Н.П. Кетова, Ю.С. Колесников и В.Н. Овчинников, в настоящее время в экономическом плане южнороссийскому макрорегиону отводится место российской нивы и огорода [9].

Продолжающиеся процессы деиндустриализации экономики Юга России (из почти 9 тыс. промышленных предприятий Ростовской области более половины балансируют на грани между закрытием и банкротством [3]) обусловили постановку цели данной статьи – определение перспектив реиндустриализации хозяйственного комплекса старопромышленных регионов Юга России на основе анализа существующих трендов и рисков модернизационного развития.

Реиндустриализация как актуальный тренд развития старопромышленных регионов Юга России

К старопромышленным регионам Юга России относятся Ростовская, Астраханская и Волгоградская области, индустриальная база которых была сформирована еще в социалистической экономике, а ее развитие обеспечивалось усилиями государства по поддержанию градообразующих предприятий и их инфраструктуры. Промышленное ядро данных регионов было сформировано горнодобывающими, металлургическими, электровозостроительными, химическими предприятиями, предприятиями сельскохозяйственного машиностроения, а также предприятиями пищевой и легкой промышленности, ориентированными на отечественный и мировые рынки.

Так, по производству электровозов и зерновых комбайнов Ростовская область занимала 1-е место в СССР. Швейные и обувные фабрики производили 4,5 % обуви в СССР. В Волгоградской области интенсивно развивалось машиностроение и металлургия, производство важнейших химических материалов, продуктов нефтехимии.

Структурные преобразования экономики в переходный период в первую очередь затронули традиционные отрасли, государственная поддержка которых, как отмечает В.Л. Бабурин, искусственно тормозила их инновационное развитие. Новые модернизацион- ные фазы не унижтожали, а дополняли структуры предшествующего цикла, создавая территориально совмещенные производственные системы, включающие в себя элементы различных технологических укладов [2]. В результате традиционные отрасли промышленности оказались неспособными самостоятельно «выживать» в новых условиях хозяйствования. Так, в годы реформ в южнороссийских регионах были закрыты практически все горнодобывающие предприятия, свернута деятельность многих предприятий машиностроения, станкостроения, приборостроения, предприятий по производству подшипников, тканей, обуви и т. д. Это привело к разрушению сложившихся производственных цепочек взаимодействия между предприятиями, повлекшему за собой новую ликвидацию производства уже в других регионах, и потере промышленностью Юга России своих позиций в структуре народного хозяйства страны.

Лишь в последние годы наметился определенный рост доли южнороссийских регионов в национальном промышленном производстве (рис. 1).

Однако, как отмечает А.Г. Дружинин, промышленный вектор Юга России сместился в направлении нефтегазовой отрасли на фоне снижения доли продукции машиностроения, легкой промышленности, при все более заметной ориентации на собственные ресурсы и сырье [5].

Модернизация затронула металлургию, машиностроение, атомную энергетику, пищевую промышленность. В то же время значительная часть промышленных предприятий региона остается технически и технологически отсталой. Степень износа основных производственных фондов на предприятиях, которые занимаются добычей полезных ископаемых, на конец 2016 г. составляла порядка 55 %, в обрабатывающем производстве – порядка 40 %. Причем удельный вес полностью изношенных фондов на предприятиях, занятых добычей полезных ископаемых, и обрабатывающих предприятиях в Ростовской и Волгоградской областях равен соответственно 25 % и 13 %.

Исследуя основные тренды реиндустри- ального развития старопромышленных регионов Юга России, остановимся на двух основных аспектах их трансформации, сформулированных Е.Б. Дворядкиной и Е.И. Кайбичевой, – пространственном распределении экономической деятельности, населения и изменении свойств самого регионального экономического пространства, включая структуру экономики, качественно-количественные характеристики промышленного производства [4].

Рис. 1. Удельный вес промышленности Юга России в национальной экономике в 1990-2016 гг., %

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Рассматривая современную экономику старопромышленных регионов Юга России в данных аспектах, выделим следующие ее особенности.

1. Масштабное закрытие промышленных градообразующих предприятий в Волгоградской и Ростовской областях привело к значительному миграционному оттоку населения из монопрофильных городов сферы промышленного производства в региональные центры и центры промышленного развития. Данный процесс продолжается и в настоящее время, что в целом подтверждается показателями миграционного прироста, отражающими изменения пространственного распределения населения в пользу промышленно развитых городов (табл. 1).

2. В ходе деиндустриализации южнороссийских регионов происходит постоянное снижение доли работников, имеющих среднее специальное образование, что обусловлено деградацией системы профессионального образования. Уменьшается число профессиональных организаций, осуществляющих подготовку квалифицированных рабочих и служащих (рис. 2). Соответственно, снижается количество студентов, обучающихся по данным программам (рис. 3).

Удельный вес населения, занятого в сфере промышленного производства, постоянно снижается (рис. 4).

Таблица 1
Показатели миграции населения в городах Ростовской и Волгоградской областей в 2017 г.

Примечание. Составлено по: [15; 16].

Рис. 2. Количество профессиональных организаций, осуществляющих подготовку квалифицированных рабочих и служащих в Волгоградской и Ростовской областях в 2005-2015 гг., ед.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

3. В южнороссийских регионах отмечается ярко выраженная моноцентричность промышленного производства. Точки промышленного роста закрепляются в городах, входящих в Ростовскую и Волгоградскую агломерации с максимальным использованием имеющегося промышленного потенциала и накопленного опыта. При этом периферия остается промыш- ленно отсталой. Даже при наличии здесь промышленных производств все функции, которые сопряжены с использованием сложного высокотехнологичного оборудования, требующего наличие у работников уникальных компетенций, передаются в региональные центры. В результате продолжается процесс «выкачивания» ресурсов модернизации с периферии и снижение ее промышленного потенциала. На периферии закрепляются вредные и «грязные» производства: мусороперерабатывающие заводы, нефтехимическое производство, производство стройматериалов и пр.

Рис. 3. Численность обучающихся по программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих в Волгоградской и Ростовской областях в 2005-2016 гг., тыс. чел.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Рис. 4. Удельный вес населения, занятого в сфере промышленного производства, в Волгоградской и Ростовской областях в 2005-2016 гг., %

Примечание. Составлено по данным Росстата.

При этом объектом модернизации остаются преимущественно традиционные отрасли – сельскохозяйственное машиностроение и пищевая промышленность.

4. Консервирование многоукладности экономики (например, на предприятиях обрабатывающей промышленности Юга России – от этноэкономики до частно-корпоративного уклада) при сохранении высокой доли архаичных хозяйственных практик. В то же время появляются новые качественные характеристики многоукладности, создающие возможности для интеграции низкотехнологичного и инновационного производства [21]. В частности, речь идет о возможности развития гибких форм взаимодействия корпоративного сектора и этноэкономики для изготовления изделий из меха, кожи, шерсти, элементов декора.

Большим потенциалом интеграция промышленных предприятий с разным типом технологического уклада обладает в сфере переработки продукции аграрного сектора, осуществления лекарственных сборов.

5. Малый промышленный бизнес Юга России в сфере промышленного производства, несмотря на традиционное отнесение его к инновационному сегменту, отличается низкой инновационной активностью. По данным Рос- стата, только 2 % обрабатывающих малых предприятий отличаются высокотехнологичным производством, причем это преимущественно предприятия, взаимодействующие с крупным бизнесом в сфере химического производства, производства электроприборов и оборудования [12].

6. Отставание старопромышленных южнороссийских регионов от общей динамики развития инновационных процессов в России. Так, на протяжении последних лет наблюдается снижение показателей инновационной активности предприятий и организаций рассматриваемых регионов (рис. 5).

Показатели инновационной деятельности в промышленности Ростовской области значительно выше, чем в Волгоградской, о чем свидетельствует динамика величины затрат на технологические инновации (рис. 6), а также показатели объема производства инновационной продукции (рис. 7), что связано с функционированием в Ростовской области значительного количества инновационных высокотехнологичных промышленных кластеров, тогда как в Волгоградской области процесс их формирования идет менее активно.

Рис. 5. Инновационная активность организаций в Волгоградской и Ростовской областях в 2006-2016 гг., %

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Рис. 6. Затраты на технологические инновации в Волгоградской и Ростовской областях в 2006-2016 гг., тыс. руб.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Таким образом, сложный процесс структурных преобразований экономики южнороссийских регионов в условиях переходного периода привел к ее деиндустриалиации с закреплением аграрной специализации. С точки зрения развития промышленности можно сказать, что в последние годы формируется новый цикл процессов индустриализации, связанный с формированием предпосылок для преодоления последствий системного кризиса переходного периода и активизацией процессов деиндустрализации. При этом следует определить специфическое свойство южнороссийского хозяйства, связанное с многоукладностью его экономики, постепенным эволюционированием от кустарного производства к интегрированным формам взаимодействия малого и крупного бизнеса. Это прослеживается в увеличении количества реализуемых в регионе кластерных проектов, объединяющих, наряду с крупными, малые и средние инновационные компании (см. табл. 2).

Траектория понижательной волны, начавшейся в 90-х гг. XX в., постепенно изменяет свое направление в сторону деиндустриализации, решающим фактором которой является активное внедрение техники, основанной на современных достижениях цифровых технологий. Укрепление позиций южнороссийских регионов в общероссийском масштабе выражается в постепенном повышении их удельного веса в общем объеме отгруженной промышленной продукции России. Одновременно происходит снижение кадрового потенциала промышленности на фоне продолжающейся деградации профессионального образования. Это выражается в отрицательной динамике числа обучающихся по программам подготовки специалистов и квалифицированных рабочих, а также в снижении удельного веса населения, занятого в промышленности. Выявленные тенденции демонстрируют необходимость комплексного решения задач деиндустриализации экономики старопромышленных регионов Юга России с обеспечением качества показателей инновационного роста.

Риски деиндустриализации

Опираясь на методологию исследования потенциала модернизационного развития промышленности южнороссийских регионов, необходимо остановиться на рисках реализации стратегии деиндустриализации, учитывающих специфику региональных факторов и условий.

Рис. 7. Объем инновационных товаров, работ, услуг, произведенных в Волгоградской и Ростовской областях в 2006-2016 гг., тыс. руб.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Таблица 2
Современные промышленные кластеры Ростовской и Волгоградской областей

Примечание. Составлено по: [7; 17].

Основные внутренние риски деиндустриализации южнороссийской экономики, как отмечают исследователи перспектив промышленного развития регионов Юга России [6; 8; 11; 14], связаны с низкой капитализацией всех факторов производства, высоким уровнем износа основных фондов. Кроме того, для индустриальных кластеров, интегрирующих потенциал различных предприятий, возможны риски полного или частичного несоответствия технологических укладов взаимосвязанных производств. Еще одной проблемой может стать риск несоответствия выбранной технологической модели производства рыночным требованиям.

К числу ключевых внешних угроз, учитывая, что более 80 % площади Юга России является приграничной, можно отнести высокую зависимость Юга России от факторов экономической нестабильности в соседствующих странах. Возникающие риски связаны как с сугубо экономическими, так и с институциональными и политическими проблемами, которые находят отражение в неблагоприятной структуре внешнеторговых операций, в разрушении хозяйственных связей. Одновременно происходит формирование новых экономических связей и отношений, обусловленных изменением маршрутов товарных потоков, ростом приграничной торговли, а также значительным притоком мигрантов, в том числе трудовых. Так, количество иностранных граждан, имеющих действующий патент на осуществление трудовой деятельности, в 2016 г. по сравнению с 2013 г. выросло в Ростовской с 17,5 тыс. чел. до 22,4 тыс. чел.; в Волгоградской области – соответственно с 11,6 тыс. чел до 21,5 тыс. человек.

В связи с объявленными в отношении России экономическими санкциями изменяется отраслевая структура южнороссийской экономики. Так, ограничение на импорт стратегически важных высокотехнологичных товаров и ресурсов, ограничение доступа на рынки капитала ведущих российских финансовых институтов, сокращение иностранных инвестиций в отечественную экономику напрямую затрагивают интересы и перспективы модернизацион- ного развития промышленности Юга России. В результате в регионе развиваются те производства, которые неявно и в заметных масштабах не попадают под санкции.

Результаты исследования перспектив реализации собственных инновационных разработок свидетельствуют о том, что Ростовская и Волгоградская области по многим показателям являются аутсайдерами. Например, количество выданных в 2016 г. патентов на полезные модели составило в данных регионах соответственно 156 и 140 единиц. Для сравнения, в Республике Татарстан данный показатель равен 402, в Самарской области – 283, в Свердловской области – 265, не говоря уже о г. Москва и Санкт-Петербург. Разработанных передовых технологий в 2016 г.: в Ростовской области – 25, в Волгоградской области – нет. В среднем по России данный показатель колеблется в пределах 10-30 единиц. По темпам роста внедрения передовых технологий Волгоградская область в последние годы несколько отстает от средних по России показателей (рис. 8).

Рис. 8. Темпы роста внедрения передовых технологий в Волгоградской и Ростовской областях в 2011-2016 гг., %

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Данная ситуация, как отмечают исследователи [9], связана с низким интересом южнороссийского бизнеса к инновациям и соответствующим низким уровнем коммерциализации учеными своих научных разработок.

К этому следует добавить сокращение персонала, занятого научными исследованиями и разработками (рис. 9), низкий уровень затрат на проведение научных исследований. Например, в Волгоградской области величина данных затрат на протяжении последних лет остается на уровне 3-3,5 млн рублей. В Ростовской области данный показатель составляет 13,6 млн руб., что, как было отмечено ранее, связано с активным развитием инновационных промышленных кластеров.

К числу рисков деиндустриализации хозяйственных комплексов южнороссийских регионов можно отнести и экологические. Так, большые объемы сброса загрязненных сточных вод, загрязняющих атмосферу вредных веществ промышленными предприятиями выводят на первый план задачи снижения антропогенных нагрузок на окружающую среду.

«Новая индустриализация» по определению должна быть ориентирована на переход к ре- сурсоэффективной модели развития [13; 18]. Однако рост промышленного производства в южнороссийских регионах продолжает базироваться на преимущественно экстенсивной эксплуатации ресурсов окружающей среды, создавая угрозу для их воспроизводства.

Снижение данных рисков возможно на основе использования ресурсосберегающих технологий. Так, реализуемые в настоящее время проекты промышленной модернизации активно используют передовые технологии, что особо ярко прослеживается в Ростовской области, где активный рост промышленного производства не сопровождается загрязнением окружающей среды (табл. 3).

Заключение

Учитывая специфику пространственной организации старопромышленных регионов Юга России и особенности аллокации ресурсов, представляется, что сценарий развития в них процессов реиндустриализации должен базироваться на приоритетном развитии тех промышленных производств, которые позволят обеспечить получение синергетических эффектов на основе рационального сочетания экономических потенциалов промышленного производства центральных и периферийных территорий, в том числе характеризующихся различными типами укладов. Важна ориентация на замкнутость технологической цепочки в регионе, что, заметим, соответствует современным императивам импортозамещения.

Рис. 9. Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в Волгоградской и Ростовской областях в 2005-2016 гг., чел.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Таблица 3
Показатели загрязнения окружающей среды в Ростовской области в 2005-2016 гг.

Примечание. Составлено по данным Росстата.

Одновременно важно учитывать, что процессы реиндустриализации предполагают необходимость перехода от реализации точечных проектов к комплексному решению проблем структурной разбалансированности экономики региона, связанных с задачами повышения уровня капитализации ее модернизаци- онного потенциала: восстановление системы среднепрофессионального образования, решение инфраструктурных проблем развития периферии, ликвидация диспропорций между сырьевым и несырьевым секторами экономики, институциональное обеспечение инновационных процессов в промышленности.

 

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Публикация подготовлена в рамках реализации государственного задания Южного научного центра РАН на 2019 г. (проект № АААА-А19- 119011190184-2).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Акбердина, В. В. Моделирование инновационного резонанса в индустриальных регионах /В. В. Акберина, А. В. Гребенкин, Н. Ю. Бух- валов // Экономика региона. – 2015. – № 4. – С. 289-308. – DOI: 10.17059/2015-4-23.
2. Бабурин В. Л. Инновационные циклы в российской экономике / В. Л. Бабурин. – М. : Красанд, 2010. – 216 с.
3. Более половины промышленных предприятий Ростовасой области балансируют между закрытием и банкротством. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.donnews.ru/Bolee- poloviny-promyshlennyh-predpriyatiy-Rostova- balansiruyut-mezhdu-zakrytiem-i-bankrotstvom_1357. – Загл. с экрана.
4. Дворядкина, Е. Б. Центральные и периферийные территории старопромышленного региона в условиях трансформации экономического пространства / Е. Б. Дворянкина, Е. И. Кайбичева // Ученые записки Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского. География. Геология. – 2017. – Т. 3 (69), № 3, ч. 2. – С. 58-70.
5. Дружинин, А. Г. Территориально-хозяйственная система Юга России конца XX – начала XXI века: параметры, специфика, факторы и тенденции развития / А. Г. Дружинин // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2005. – № 4. – C. 80-88.
6. Идзиев, Г. И. Потенциал промышленного развития Юга России / Г. И. Идзиев // Региональная экономика: теория и практика. – 2011. – № 26. – С. 8-12.
7. Индустриальные парки и технопарки России. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://russiaindustrialpark.ru/article/perechen- spisok-promyshlennyh-klasterov-rossii-2019-god. – Загл. с экрана.
8. Иншаков, О. В. Этноэкономические риски развития Юга России / О. В. Иншаков, О. А. Ломов- цева, М. Э. Буянова // Региональная экономика: теория и практика. – 2007. – № 10. – С. 3-12.
9. Кетова, Н. П. Экономика Юга России: основные позиции, особенности функционирования и перспективы развития / Н. П. Кетова, Ю. С. Колесников, В. Н. Овчинников // Проблемы прогнозирования. – 2015. – № 4. – С. 96-104.
10. Кульков, В. М. Постиндустриализация или новая индустриализация? / В. М. Кульков // Проблемы современной экономики. – 2014. – № 5 (51). – С. 56-59.
11. Мамедов, О. Ю. Экономическая специфика периферийных регионов Юга России / О. Ю. Ма- медов, О. А. Ищенко-Падукова, И. В. Мовчан // Journal of Economic Regulation (Вопросы регулирования экономики). – 2013. – Т. 4, № 4. – С. 23-33.
12. Матвеева, Л. Г. Потенциал малого бизнеса в несырьевом развитии промышленности России: модели, инструменты и механизмы оценки / Л. Г. Матвеева, О. А. Чернова. – Таганрог : Изд- во ЮФУ, 2014. – 236 c.
13. Методика оценки качества деятельности предприятий АПК на основе экологически ответственного подхода / А. А. Анфиногентова [и др.] // Экономика региона. – 2017. – Т. 13, вып. 2. – С. 579-590. – DOI: 10.17059/2017-2-22.
14. Никулина, О. В. Инновационное развитие Юга России: сквозь призму практики / О. В. Никулина // Региональная экономика: теория и практика. – 2011. – № 21. – С. 17-26.
15. Основные демографические показатели муниципальных образований Волгоградской области в 2017 г. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http: //volgastat.gks. ru/wps/wcm/connect/ rosstat_ts/volgastat/resources/731818004678357 eaae3 eaedfce3 5Ь80/Основные+демографические+ показатели_020818.htm. – Загл. с экрана.
16. Основные показатели социально-экономического положения муниципальных образований. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http:// rostov. gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/rostov/ru/ municipal_statistics/main_indicators/. – Загл. с экрана.
17. Реестр кластеров Ростовской области // Официальный портал правительства Ростовской области. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http: //www. donland. ru/economy/Klastery/Reestr/ ?pageid=128999. – Загл. с экрана.
18. Силин, Я. П. Региональные аспекты новой индустриализации / Я. П. Силин, Е. Г. Анимица, Н. В. Новикова // Экономика региона. – 2017. – Т. 13, вып. 3. – С. 684-696. – DOI: 10.17059/2017-3-4.
19. Сорокина, Н. Ю. Классификация старопромышленных регионов для целей управления устойчивым развитием / Н. Ю. Сорокина // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – 2013. – Вып. 3, ч. 1. – C. 257-267.
20. Сорокина, Н. Ю. Эволюция старопромышленных регионов в экономике России / Н. Ю. Сорокина, Ю. В. Латов // Вопросы регулирования экономики. – 2018. – Т. 9, № 1. – С. 6-22.
21. Kushnarenko, T. V. The phenomenon of multiculturalism in the regional strategizing / T. V Kushnarenko, O. A. Chernova, L. G. Matveeva // Экономика региона. – 2016. – Т. 12, № 3. – С. 755-764.
22. Mitrofanova, I. V. Express Analysis of the Condition of the Economic Complex of an Old Industrial Region / I. V Mitrofanova., E. V Rodionova // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3, Экономика. Экология. – 2018. – Т. 20, № 2. – C. 4554. – DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu3.2018.2.5.
23. Rodionova, E. V. Reindustrial transformation of the economic complex of an old industrial region / E. V Rodionova // Региональная экономика. Юг России. – 2017. – № 4. – С. 90-96. – DOI: https://doi.org/ 10.15688/re.volsu.2017.4.10.

Источник: “Вестник Волгоградского государственного университета”. Серия 3.Экономика. Экология. 2019. Т. 21. № 1

Просмотров: 7

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code