ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА

Уваров И.А., д.и.н., доцент, профессор кафедры теории и истории государства и права (общеинститутская кафедра) Смоленского филиала Международного юридического института

АННОТАЦИЯ. В статье исследуется юридическая дефиниция «правовая идеология», ее место в структуре правосознания и влияние на формирование правовой культуры общества, связь правовой идеологии и государства.

Ключевые слова: правовая идеология, государство, правовая культура.

 

Правосознание является важнейшим фактором, который влияет на формирование правовой культуры современного общества. От отношения к явлениям правовой действительности как граждан, так и должностных лиц государственных органов зависят формы реализации права, а также эффективность всего механизма правового регулирования.

Общеизвестно, что в структуру правосознания входят правовая психология и правовая идеология, причем в настоящее время актуализируются вопросы именно правовой идеологии. Всегда найдется немало людей, которые искренне удивятся тому, что внутри них живет известное мировоззрение, что у них имеется характерное для их души правосознание или своя идеология. А между тем каждый человек, независимо от своего возраста, образования, ума и таланта, живет этими сторонами или функциями души даже тогда, когда он сам об этом не подозревает.

Особую значимость в правовой идеологии имеет юридическое закрепление ее в законодательстве. Законодательное закрепление позволяет легитимировать правительству свою деятельность по принуждению общества к подчинению своей идеологии и ее принятия обществом. Предполагается согласие населения с деятельностью правительства, в том числе его согласие с идеологией и ее основной идеей. Любая правовая идеология всегда опирается на какую-либо идею, теорию, мировоззренческую концепцию. От того, как она будет выражена в правовой идеологии и закреплена в праве, и будет зависеть дальнейшее развитие не только правосознания и правовой культуры общества, но и целого государства.

Рассматривая идеи, лежащие в основе идеологии, можно сделать вывод, что любая идея не должна и не может стать целью. Она является средством для проведения государственной политики и влияния на правовую психологию. Конечной целью становится закрепление определенного государственного строя, режима, отношений собственности, формы государства и адекватное и полное их принятие обществом. Идеология определяется общественным бытием, но обладает по отношению к нему относительной самостоятельностью.

Опыт развития российского общества свидетельствует о том, что оно не принимает как тотальную идеологизацию всей жизни, так и отсутствие какой-либо идеологии. События 90-х гг. ХХ в. и первое десятилетие XXI в. показывают, что отсутствие общегосударственной идеологии ведет к расколу российского общества на самые различные и противоречивые группы, претендующие на лидирующие роли в обществе.

Российское государство очень робко заявляет о необходимости формирования общегосударственной идеологии, а это ведет к отсутствию четких ориентиров в политике, воспитании, законотворчестве.
Причиной стало то, что в конце ХХ – начале XXI вв. к государственной идеологии в России стали относиться исключительно как к негативному явлению, и негативное отношение к идеологии связывалось не только с коммунистической идеологией.

Тенденции, согласно которым право должно быть свободно от идеологии, подкреплялись примерами из советского прошлого, которое во многом было слишком идео- логизированно. Исходя из этого, необходимо понимать, что не следует впадать и в другую крайность – отрицать значение идеологии для права вообще, нельзя не видеть ничего позитивного в том периоде российской истории и умышленно принижать многие из сформированных тогда ценностей.

Из этого следует, что положение Конституции Российской Федерации о том, что никакая идеология не может быть государственной, нельзя полностью соотнести с реальностью общественной жизни и деятельности государства, потому что это противоречит сущности государства и истории Российского государства, всегда имевшей собственную духовно-идеологическую силу. Не случайно антиидеологические позиции усилились после принятия конституции, официально закрепившей деидеологизацию общества, в результате чего роль государственной идеологии в России была сведена к нулю. Поэтому в настоящее время российское общество не имеет четких идеологических ориентиров, оно социально аморфно и дезориентированно. Такое состояние прямой результат фактического прекращения осуществления государством идеологической функции, а также влияние ценностей, сформулированных в иной духовной и политико-правовой культуре.

Вместе с тем фактор влияния права на сознание, мысли и чувства людей не подвергается сомнению ни одним из серьезных исследователей социальной роли права. Право имеет большое воздействие на духовную жизнь общества, оно выступает духовным явлением и само по себе представляет «форму духовного освоения мира». Таким образом, правовая идеология способствует осознанию общественными группами своих интересов, определяемых условиями их жизни, формулирует ценности и идеалы, помогающие находить пути реализации этих интересов, предлагает способы решения конкретных проблем, встающих в экономике, политике, в межнациональных отношениях, образовании, культуре и т.д. Эта роль идеологии проявляется в ее основных функциях.

Необходимо рассмотреть связь правовой идеологии и государства. Рассуждая в целом о развитии правовой идеологии, следует заметить, что в ее сферу входят все вопросы, относящиеся к социальным трансформациям реальных институтов и идеологических схем, связанных с реализацией порядка и справедливости. Поэтому многие исследователи поднимают вопрос о возможности определения тенденций трансформации государства и права. Рассматривая возможность изменения государства и права, сложно представить себе реальный потенциал сущностных трансформаций и мы можем лишь предполагать их. Эти изменения сложно предсказать и, возможно, они могут быть случайны. По крайней мере, часто невозможно уловить их закономерности, и устанавливаются они, как правило, ретроспективно. Тем не менее некоторые изменения, безусловно, носят закономерный характер. Только их и можно определить. Все остальное, случайное, не подлежит научному прогнозированию.

Все более или менее существенные трансформации государства имеют социальную природу. Например, проявление ослаблений функций государства возрастает с ослаблением механизма гражданского общества, с массовой деградацией личностей.

Английский философ и писатель Г.К. Честертон в своем художественном произведении «Наполеон из Нотинг-Хилла» вкладывает в уста смещенного президента Никарагуа слова: «Никарагуа – это не страна, Никарагуа – это идея». Действительно, государство в рамках развития правовой идеологии следует изучать в двух аспектах: как идею, имеющую потенциал влиять на реальность и как реально функционирующие институты, также оказывающие воздействие на идеологическую сферу. И здесь как раз следует понять, что фундаментальную путаницу вызывает то обстоятельство, что мы говорим о государстве в одном случае как об идее государства, мифе государства, в другом случае – как о реальном институте или совокупности этих институтов, нередко неосознанно совмещая эти дискурсы.

Эта путаница подпитывается еще и тем, что мы часто склонны понимать государство как некий единый властный институт, что наиболее четко выражено в идее империи. Это впечатление также усиливает и легитимация власти, основанная на теологических концепциях, например положение о том, что иерархия земная есть отражение небесной иерархии.

На наш взгляд, когда мы говорим о государстве, как о чем-то целом, то в этом случае мы имеем дело с идеей государства, а не с реальным государством. Когда же мы изучаем государство с позиции функционирования конкретных персонифицированных или не персонифицированных, во всяком случае относительно институционализированных властных структур, то здесь мы говорим о реальном государстве. Но идея и реальные структуры часто сливаются как в сознании, так и на уровне бытия. Известный американский футуролог Э. Тоффлер выделял три составляющие власти: насилие (сила), богатство (материальные ресурсы, материальный капитал), знание .

Эти три составляющие образуют различную конфигурацию власти, характерную для разных эпох. Сегодня в информационном обществе значение знаний как властного ресурса возрастает шокирующими темпами. Кроме того, знания – самый эффективный властный инструмент. Сама информация как политический и правовой ресурс делится на два типа: 1) информация знания – тип информации, достоверность которой имеет ценность и степень ее достоверности прямо пропорциональна ее ценности. Примером такой информации является информация о юридическом процессе; 2) информация ценностно-идеологического характера – ее ценность обусловлена ее распространенностью и интенсивностью распространения и не зависит от достоверности. Так, например, положения конституций часто содержат такие ценностные установки. Данные два типа информации тесно связаны и вместе являются, наряду с «насилием» и «богатством», источником власти. «Знание» – как источник самого качественного типа власти.

Принимая во внимание триаду ресурсов власти, обратимся непосредственно к проблеме развития государства. Итак, будущее государства можно рассматривать в свете бюрократических и антибюрократических тенденций. Антибюрократические тенденции связаны с тем, что сегодня информация как основной ресурс власти распространяется не «иерархическим», а скорее сетевым способом. Соответственно и властный импульс обнаруживает схожие тенденции.

Перспектива выживания иерархии в свете определенной тенденции основана на внедрении господствующей идеологии и формировании «неотеократии», способной управлять знаниями с теологических позиций на базе идеологии. Необходимо учитывать, что ввиду специфики информационного обмена современное общество все более мозаично и многоканально (само понятие канала информации в четком его понимании утрачивает смысл – это скорее океан), и в этом тоже видится перспектива тоталитарной «неотеократии» или «идеократии».

Развитие и увеличение влияния информации в обществе может дать новые способы контроля и приведет к завершенному и «совершенному» варианту тоталитаризма. Это вполне соответствует прогнозу о росте значения информации, и как идеологии, и как знания, в современном обществе. Действительно, с развитием технологических систем власть все более опирается на ресурс знания, а также на идеологию и «мягкую силу» в своей реализации. И даже насилие и реализация политического потенциала богатства сегодня испытывают потребность в идеологической легитимации, иначе их эффективность снижается или вообще сводится на нет.

Обратимся к антибюрократическим тенденциям. Одной из них является неофеодализм — очень важная антибюрократическая тенденция. Следует отметить, что в средневековом западном феодализме основную роль играла земля, как основной ресурс и средство производства, а в условиях возможного неофеодализма эту роль будет играть информация. Кроме того, феодальная организация предусматривает сословные статусы. Как уже отмечалось, государство все больше тяготеет к сетевой организации. Динамичное, «текучее» или постоянно «трансформирующееся» государство видится как один из вариантов государства будущего, оно позволит сочетать в своем функционировании иерархические и сетевые принципы. Это структурно уподобляет государство обществу, поэтому единственным, что может отличать государство от общества будет его способность трансформироваться в иерархию. В информационном обществе это, прежде всего, выражается в неформальной монополии на идеологию.

В таком случае влияние закона как способа принуждения снизится и уступит место информационно-идеологическому воздействию. А само принуждение в этом свете также может приобретать и новые, «ослабленные» формы, так оно может выражаться в качестве отчуждения от знаний. В частности, такому отчуждению могут подвергаться целые группы, идеологическая риторика которых изгоняется из пространства «официальной» ноосферы. А в некоторых случаях мы можем иметь дело с более прямыми формами принуждения в виде уголовного наказания за определенные пропагандистско-идеологические акции.

Очевидным становится, что если ставить целью, к примеру, снижение уровня преступности, неизбежно напрашивается вывод о необходимости, в первую очередь, повышения уровня правовой культуры, прививания уважения к социальным нормам и ценностям.

Таким образом, правовая культура несет на себе не только функцию аккумулирования и наследования правовых ценностей, но и, через субъективизацию правовых ценностей, сама по себе, наряду с нормами права, выступает важным регулятором социальных отношений.

 

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрании законодательства РФ. 4.08.2014. № 31. Ст. 4398.
2. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. / Э. Тоффлер. М.: ACT., 2003.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (59) 2016

Просмотров: 5

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code