ПРАВОВЫЕ ПРИНЦИПЫ КАК ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СРЕДЫ

Я.М.Гафуров

АННОТАЦИЯ. В статье говорится о роли правовых принципов как идеологической парадигмы в формировании российской правовой среды.

Ключевые слова: правовая среда, правовые принципы, принципы права, принципы правового регулирования, теория правовых принципов, правовые нормы.

 

Российская правовая среда в последние годы неоднократно трансформировалась в результате проведения различных реформ и модернизаций. В основе реформацион- ных процессов лежали идеологические парадигмы, соответствующие принятым в постсоветский период политическим установкам и правовым принципам, создающие определенный порядок в этой деятельности.

В современной теории права не сложилось единого подхода к определению сущностных, типовых, родовидовых и функциональных характеристик понятия «правовые принципы». Распространенная в отечественном правоведении теория правовых принципов констатирует, что правовые принципы реализуются как основополагающая идея, исходное (руководящее) начало, тем или иным образом зафиксированное в праве. Но это не устраивает противников данной трактовки. Существует позиция, в которой излагаются иные суждения.

Большинство опубликованных материалов касаются разночтений определений понятийного аппарата. Так, понятие «принцип» (от латинского principium) означает основу, начало какого-либо процесса или явления, а понятие «норма» (от латинского norma), — правило, образец, установленный эталон, стандарт для оценки существующих и создания новых объектов, или установленная мера, средняя величина чего-нибудь. Постановка названных понятий в один синонимический ряд, по меньшей мере, некорректна.

В то же время существует суждение, что правовые принципы (они же — принципы права, принципы правового регулирования) — это главные, определяющие, важнейшие структурные связи в объекте правового регулирования, внутри правовой системы и вне ее (связи с социальной средой), которые должны найти информационное отражение в содержании объективного права в виде принципов- идей .

Как отмечал Г.Т. Чернобель: «Логика выделения социальной приоритетности правовых принципов выглядит порой весьма упрощенной, примитивной, конъюнктурной, не связана с действительными жизненными реалиями, что сказывается на правотворческой и правоприменительной деятельности» .

В данном высказывании есть определенная доля истины, хотя оно весьма категоричное. Можно согласиться с тем, что в юридической литературе встречается вольное толкование названной дефиниции, иногда ее используют в форме абстрактной конструкции, которую авторы применяют по своему усмотрению. Имеют место взаимоисключающие суждения о тождественности понятий «правовой принцип» и «норма-принцип» , об уместности использования в качестве однопорядковой категории «принцип права» и «правовой принцип», встречаются и иные противоречивые утверждения.

Как отмечал А.С. Сидоркин: «В юридической науке принципы права рассматриваются либо как идеи, либо как нормы. Представляя принципы права в качестве идей, мы придаем им сугубо доктринальный характер, что умаляет их роль с точки зрения практического применения. Обусловленные сущностью права принципы первоначально являются идеями, но в последующем приобретают свойство нормативности. Нормативность придает им практическую ценность в качестве основы для формирования правового законодательства, что, в частности, подтверждается практикой Конституционного Суда РФ. Таким образом, принципы права целесообразно рассматривать как правовые нормы, отличающиеся наиболее общим характером, высоким уровнем абстракции» .

Значительная группа специалистов в области теории права разделяет мнение названного автора, полагая, что принципы права непременно должны получать нормативное закрепление. Так как «принципы права – нормативно закрепленные в этом качестве базовые идеи, позиционирующиеся в виде норм-принципов, представляющих собой не имеющую самостоятельного значения или «вырожденную» норму права, гипотеза и санкция которой определяются другими нормами права, либо нормами нескольких его отраслей, либо нормами отдельной отрасли права. Иными словами, норма-принцип, позиционирующая принцип права, имеет только диспозицию и служит дополнением другой нормы, фактически способна иметь лишь вспомогательный характер» .

В современном правоведении получило распространение и суждение о том, что принципы права выражаются «духом», а не «буквой» закона и не обязательно должны быть прямо сформулированы в нормативных правовых актах, но могут вытекать из совокупности юридических норм и законодательства в целом. Более того, по критерию нормативности, или формального закрепления принципа в нормативном правовом акте, может появиться разграничение категорий «правовой принцип» и «принцип права» (имея в виду нормативность последнего), которая в свою очередь может оспариваться» .

Иногда принцип права может быть непосредственно не закреплен в праве, а лишь пронизывать правовую материю . По существу, подтверждается мысль о том, что «правовые принципы – это не что иное, как правовая идеология, рожденная правосознанием на верховном уровне его развития, имеющая парадигматическое значение» .

Некоторые исследователи рассматривают правовые принципы как принципы права, как принципы правового регулирования, которые представляют главные, определяющие, важнейшие структурные связи в объекте правового регулирования, внутри правовой системы. Сторонники данной точки зрения считают, что правовые принципы должны найти информационное отражение в содержании объективного права в виде принципов-идей .

А.С. Сидоркин призывал принципы права не отождествлять с одной из форм внешнего выражения права, т.е. источника права в формальном смысле, как это предлагалось его оппонентами. Он считал, что «будучи специфической (основополагающей, абстрактной) нормой права, принцип права сам должен быть выражен в определенной внешней форме (конституции, законе, судебном решении, доктрине)» .

Одним из важных для данного исследования выводов можно считать утверждение о своеобразной роли принципов права, которые выступают как носители и хранители правовой идеологии, дающие необходимую идеологическую ориентацию как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности.

Сложившаяся в отечественной юриспруденции теория правовых принципов основывается на гипотезе о том, что правовые принципы выступают в качестве «основополагающей идеи, исходного (руководящего) начала, тем или иным образом зафиксированного в праве», или «основных идей, руководящих положений, определяющих содержание и направление правового регулирования. С одной стороны, они выражают некие закономерности права, а с другой — представляют собой наиболее общие нормы». Главная мысль в данном контексте связана с идеей, которая выступает руководящим началом, отражающим сущность правовых принципов, имеющих специфические признаки.

В этой связи уместно проанализировать не бесспорную позицию Р.С. Бурганова, считающего, что «принципы права» обладают рядом характерных признаков. «Во-первых, они имеют объективно-субъективный характер. Во-вторых, всегда выражены в правовых нормах. Те начала, которые еще не закреплены в правовых нормах, не могут быть отнесены к числу правовых принципов. Они являются лишь идеями (началами) правосознания, научными выводами, но не принципами права. В-третьих, принципы права являются руководящими положениями, фундаментальными идеями, исходными положениями, основополагающими идеями, фундаментальными положениями» .

В противовес суждений вышеназванного автора можно привести мнение Е.В. Скурко, который, раскрывая содержание понятия правового принципа как производного элемента объективных законов общественного развития, особо выделяет его объективный характер, не упоминая о его субъективных свойствах.

Наряду с выше представленными умозаключениями, в правоведении существует точка зрения о том, что «правовыми принципами являются закрепленные в действующем законодательстве основополагающие и руководящие начала правовой регламентации, определяющие смысл, содержание и применение права» . Основной акцент в приведенном тезисе сделан на «закреплении в законодательстве или нормах права правовой регламентации». Получается, что правовые принципы становятся правовыми после закрепления в правовых нормах. В противном случае, без нормативного закрепления они приобретают иное качество.

В последнее время появляются публикации, в которых утверждается мнение о том, что принципы права динамичны и меняются вместе с развитием общества. Приверженцы данного суждения считают, что «принципом права являются только те идеи, которые выражены, закреплены в законодательстве и проявляются в практике правового регулирования. Они могут быть закреплены и прямо, и косвенно. Прямое закрепление принципов означает, что они фиксируются в тексте нормативного акта. В случае косвенного закрепления содержание того или иного принципа выводится из содержания определенного акта, законодательства в целом, принципы как бы вытекают из духа законодательства» .

«Каждый принцип – это представления людей о том, каким должно быть право, как надо регулировать общественные отношения. Принципы характеризуются определенной субъективностью, ибо формируются в сознании человека. Однако, вместе с тем, принципы объективны. Объективность принципов права проявляется в том, что принципы отражают окружающий человека мир, существующие общественные отношения» .

Правовые принципы, в зависимости от контекста изложения, могут восприниматься правоведами как закрепленные в праве идеологические, политические и нравственные начала, определяющие характер, направленность, основания и объем правового регулирования общественных отношений в том случае, если понимать право как «специфическую идеологию», о чем писал Г.В. Мальцев в одной из своих работ.

В то же время он отмечал, что «слишком частая смена принципов влечет за собой деструктивные процессы в сфере социальных отношений» .

Опираясь на выводы философов, Г.В. Мальцев определил, что: «правовая мысль, отражая потребности человеческой жизни, породила множество правовых принципов, которые играют чрезвычайно важную регулятивную роль в системе государственно-правовых отношений». По его мнению, разграничительная линия между правовыми принципами и правовыми нормами весьма условна; главный вопрос – не столько «в том, закреплен или не закреплен принцип в законодательном акте, сколько в том, какое значение он имеет для права, для упорядочения регулируемых общественных отношений» .

Правовая среда, сложившаяся в Российском государстве, основывается на установленных правовых принципах, под которыми часто понимаются «закрепленные в действующем законодательстве основополагающие и руководящие начала правовой регламентации, определяющие смысл, содержание и применение права» .

Е.В. Скурко не бесспорно предлагает воспринимать «правовые принципы как исходные идеи правовой системы и их воплощение в любой из форм в характерных для правовой системы компонентах. Суть и назначение правового принципа состоит в получении адекватного воплощения в соответствующих его специфике элементах правовой системы в форме и в объеме, позволяющих достичь его предельно полной объективизации в общественных отношениях» . Он констатировал, что категории «правовой принцип» и «принцип права» не совпадают, в том числе и по критерию нормативности – однако соотносятся как целое и часть.

Е.А. Лукашева толкует «принцип права как объективно обусловленные начала, лежащие в основе системы законодательства, в соответствии с которыми оно развивается» .

Мы разделяем суждение о том, что правовые принципы не могут быть отнесены к числу абстрактных понятий, так как они закреплены в содержании правовых норм.

К общеправовым принципам принято относить: принцип законности; принцип равенства всех перед законом и судом; принцип недопустимости дискриминации; принципы признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, общеправовые принципы базируются на общих юридически значимых обстоятельствах, подлежащих проверке при принятии каждого правового решения.

В отличие от вышеназванных общеправовых принципов, межотраслевые принципы применяются в процессе регулирования смежных отраслей права. К их числу принято относить принципы свободы труда, запрещения принудительного труда, правовой охраны собственности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что на базе общеправовых принципов формируются правовые установки, которые положены в основу правовой политики и правовой идеологии государства. Правовые принципы являются ограничительными рамками для разработки парадигмы развития правовой среды. В них отражается правовая идеология государства.

 

Библиографический список

1. Бурганов Р.С. Понятие, юридическая природа и система принципов права на примере принципов в уголовном праве // Вестник ТИСБИ. 2003. № 4.
2. Власенко Н.А. Теория государства и права. М., 2009.
3. Лукашева Е. А.. Принципы социалистического права // Советское государство и право. 1970. № 6.
4. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007.
5. Сидоркин А.С. Принципы права: понятие и реализация в российском законодательстве и судебной практике. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.
6. Скурко Е.В. Правовые принципы в правовой системе, системе права и системе законодательства: Теория и практика // Правоведение. 2006. № 2.
7. Чернобель Г.Т. Правовые принципы как идеологическая парадигма // Журнал российского права. 2010. № 1.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (59) 2016

Просмотров: 12

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code