ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ В БРАКОРАЗВОДНОМ ПРОЦЕССЕ: СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Д.А.Столяров, к.и.н., доцент кафедры общепрофессиональных и специальных правовых дисциплин Ивановского филиала МЮИ
Г.В.Банникова

Аннотация. В статье рассмотрены актуальные вопросы, связанные с гарантией защиты прав несовершеннолетних детей, законодательно закрепленных в российском гражданском праве, и перспектива их дальнейшего развития.

Ключевые слова: защита личных прав несовершеннолетних, соглашение супругов, медиативное соглашение, право несовершеннолетнего на жилье.

 

Семейно-правовые концепции социализации несовершеннолетних призваны обеспечить качественное воспитание и развитие детей. Преобладающая из существующих концепций – это идея воспитания ребенка в полноценной семье, закреплена в основных принципах-началах Семейного кодекса РФ, воплощена в основе приоритета именно семейного воспитания. Эти начала пронизывают многие статьи Семейного кодекса РФ. Позиции Семейного кодекса РФ получили дальнейшее развитие в Федеральном законе № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» .

Одним из нормативных аспектов реализации этого принципа следует считать субъективное право ребенка на проживание и воспитание в семье: каждый ребенок имеет право на воспитание своими родителями .

Развод родителей, как правило, сводится к разрушению «семейного очага», а именно – личной экосистемы ребенка. В такой ситуации в его жизненной среде происходят изменения: в худшую, связанную с невозможностью постоянного общения с близким человеком (родителем), или в лучшую сторону, связанную с отсутствием деспотичного родителя (родителя, злоупотребляющего алкоголем). И в первом и во втором случае фактически происходит «деление» ребенка между бывшими супругами, что в конечном итоге причиняет ему психическую травму.

В дореволюционной России такая проблема возникала крайне редко. В тот период жизни нашего государства развод практически не допускался. Случаи развода носили крайне редкий характер. И если все же такая ситуация происходила, то право на воспитание ребенка принадлежало мужчине, как главе семейства. Поэтому законодательство эти ситуации вообще никаким образом не регулировало . Вышеназванное положение действовало, как правило, в течение жизни и ни в каком регулировании не нуждалось. Достаточно вспомнить подобную ситуацию в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина».
В послереволюционный период, внесший новое веянье во все сферы жизни государства и в семейные отношения тоже, установленное равноправие между женщиной и мужчиной послужило началом нормативного разрешения подобных проблем. Это было установлено в первом же советском семейном кодексе. Родители, проживавшие порознь, вопрос о детях решали по своему усмотрению. Если соглашения достичь не удавалось, спор решался в общеисковом порядке местным судом (ст. 158). Эти основополагающие идеи советского семейного законодательства получили свое дальнейшее развитие в судебной практике, научных исследованиях и последующих семейных кодексах (КЗоБСО 1926 г. и КОБС 1969 г.).

Наглядным примером такой позиции являлось одно из постановлений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР. В извлечении из его постановления было отмечено, что при разрешении споров между раздельно проживающими родителями о том, с кем из них и кто из детей останется проживать, суд должен учитывать, кто из родителей проявляет большую заботу о детях и внимание к ним, возраст и привязанность последних к каждому из родителей, личные качества родителей, возможность создания надлежащих условий для воспитания .

Такая концепция была отражена и в Семейном кодексе РФ. Согласно предписаниям ч. 3 ст. 65 СК РФ, законодатель поставил учет интересов самого ребенка перед отношением родителей к детям . В такой ситуации необходимо определить, что следует ставить во главу угла: большая забота одного из родителей по отношению к ребенку или большая привязанность и любовь самого ребенка к одному из родителей. Бесспорно, иногда ребенок может и не осознавать те преимущества, которые прописывает законодатель, защищая и гарантируя его права, но все-таки, наверно, необходимо в подобных ситуациях учитывать и чувства самого ребенка.

Рассматривая подобную ситуацию, Г.Ю. Федосеева отмечает, что законодатель не ограничивается декларативным положением, а обязывает суд при отсутствии соглашения между родителями учитывать привязанность ребенка, причем не только к родителям, но и к тем, кто с ним проживает – братьям и сестрам. Требуется проанализировать и нравственные качества родителей, возможность создания ребенку максимально благоприятных условий для его развития .

Еще в начале зарождения социалистического семейного права, Н.В. Рабинович отмечала, что, определяя интересы ребенка, суды часто склонны придавать чрезмерное значение материальным условиям жизни истца, между тем необходимо считаться как с желаниями и привязанностями самого ребенка, так и с привязанностью к нему родителя .

Статья 55 Семейного кодекса РФ закрепляет право ребенка на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками также в случае расторжения брака между родителями и их раздельного проживания. Причем родительские права (право на общение с ребенком и определение его места жительства) не могут осуществляться в противовес интересам детей.

Положительным опытом в этом отношении обладает судебная практика США. Посредством прецедентов, присущих американской правовой системе, создается гибкая система, позволяющая учитывать в каждом отдельном случае благоприятный результат, направленный на обеспечение интересов самого ребенка. Доктрина «наилучших интересов ребенка» предполагает наделение родителя, проживающего отдельно от ребенка, «правами доступа». Это право предоставляет родителю забирать ребенка на определенное время, право на переезд в другой город или другую местность вместе с этим родителем . Д.В. Горделюк точно отмечает, что право на общение с родными и близкими является одним из личных неимущественных прав ребенка, которые входят в группу прав, обеспечивающих его благополучное развитие .

Кроме того, отметим, что правоприменительная практика США руководствуется концепцией разрешения семейных споров, проблем без привлечения судов . Уместно отметить, что этот прием стал законодательно возможен к применению и для России после принятия Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» . Именно с помощью процедуры медиации можно выявить и истинную причину уклонения одного из родителей от общения с ребенком другого, и решить общие вопросы, связанные с воспитанием ребенка.

В Ивановской области уже более четырех лет в городе и районах успешно работают медиаторы в этом направлении. Так, при районном суде г. Тейково Ивановской области уже более четырех лет успешно работает медиатор О.В. Патрикеева. За весь период работы ею было урегулировано свыше 120 споров, и около 20 из них связано с защитой интересов ребенка при решении спора о его местожительстве после расторжения брака родителей. Отсутствуют данные об урегулировании таких споров в г. Юрьевец Ивановской области, где также работает медиатор. Практически нет подобных медиативных споров в остальных районах Ивановской области. Эти вопросы по-прежнему остаются прерогативой суда, причем отметим, что подобные заявления крайне редко разрешаются и судами Ивановской области. Так, за 2015 г. было рассмотрено лишь два заявления о нарушении права одного из родителей на общение с ребенком.

Семейный кодекс РФ позволяет расширить спектр действия семейно-правовых соглашений. Такая возможность явилась предметом одного из актуальных направлений научных исследований действующего российского семейного права. Ученые едины в оценке регулятивного (договорного) потенциала для закрепления внутрисемейных отношений, в литературе многие авторы отмечают становление института семейно-правового договора.

По нашему мнению, законодательство должно быть направлено на формирование такого правового положения детей в обществе, которое бы способствовало успешной социализации и их умению к адаптации при возникновении социальных ситуаций, т.е. поступлению в общество новых поколений людей, живущих на его благо.

Полагаем, что было бы уместно, руководствуясь ФЗ РФ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», установить, что соглашение супругов подлежит обязательному утверждению судьей. Если оно не нарушает интересов детей и не ухудшает положения одного из супругов, суд одобряет его своим решением. В случае отказа в этом, супруги должны представить судье новый вариант соглашения. Исполнение утвержденного соглашения обеспечивается в принудительном порядке. Судья может также потребовать от супругов предоставления гарантий по исполнению данного соглашения.

Еще одним имущественным правом ребенка, необходимым для удовлетворения его насущных потребностей, является право на жилище. Поскольку человек к моменту появления на свет не имеет своего жилья, он наделяется правом пользования жилым помещением, принадлежащим его родителям.

Анализ российской судебной практики рассмотрения и разрешения споров разводящихся супругов о том, при ком из них будут проживать после расторжения брака дети, показывает, что суд выносит решения с учетом наличия жилья у родителя, претендующего на проживание ребенка с ним. В редчайших случаях супруги продолжают жить в общесемейном жилище и после развода. Как правило, это положение носит временный характер, так как бывшие супруги ищут варианты его раздела, чтобы обеспечить себя жильем для раздельного проживания.

Трудноразрешимой является ситуация, когда жилье, в котором проживала разрушенная семья, принадлежит на праве собственности лишь одному из супругов.

В силу п. 4 ст. 31 ЖК статус бывшего члена семьи собственника включает выселение бывшего супруга. Что касается судьбы ребенка, то он не может быть выселен ни при каких обстоятельствах, поскольку в силу семейного законодательства оба родителя в равной мере несут обязанность обеспечить материальное благополучие, его содержание и воспитание даже и после развода. В этом контексте уместно будет конкретизировать названные права: местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей, опекунов .

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» содержит разъяснение о том, что прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ (п. 14).

Специалисты в этой области права отмечают, что право пользования жилым помещением у несовершеннолетних детей возникает, как правило, из права собственности на него взрослых членов семьи либо из договора социального найма или найма жилого помещения.

Вселение указанных лиц возможно без согласия собственника или нанимателя жилого помещения, совершеннолетних членов семьи нанимателя или собственника и наймодателя, поскольку в соответствии со ст. 679 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 1 ст. 70 ЖК РФ для вселения несовершеннолетних детей в жилое помещение, в котором проживают их родители, такое согласие не требуется .

Более значимую опасность для ребенка представляет новая редакция ст. 292 ГК, отменившая «право следования» за судьбой вещи, свойственное природе иных вещных прав. Ничем не ограниченное право собственника на отчуждение принадлежащего ему жилого помещения влечет автоматическую утрату права пользования этим помещением всеми членами семьи: и сущими, и бывшими. Неотвратимое выселение членов семьи при этом было установлено в интересах развития рынка жилой недвижимости.

В итоге действующее законодательство, вопреки основным началам Семейного кодекса РФ о преимущественной защите прав и интересов несовершеннолетних, содержит в себе потенциальную угрозу лишения ребенка жилища, потребность в котором, как известно, является наиглавнейшей для жизнеобеспечения всякого человека. Важную роль в разрешении подобных ситуаций сыграли позиции Конституционного суда РФ: если переход права собственности на жилое помещение нарушает право несовершеннолетнего на жилище, он не утрачивает права пользования данным помещением .

Представляется, что опыт зарубежных стран по данной проблематике может быть использован в процессе совершенствования российского законодательства в целях создания надежных гарантий жилищных прав несовершеннолетних при разводе родителей. Не случайно в отечественной правовой науке в последнее время появляется все большее количество работ, посвященных этой проблематике .

Таким образом, анализ ключевых составляющих правового положения несовершеннолетних детей позволяет сделать следующие выводы:

1. В случае развода родителей несовершеннолетние дети лишаются многих компонентов, необходимых для их благополучного развития. Их право на постоянное общение с обоими родителями заменяется на периодические встречи с отдельно проживающим родителем. Споры родителей о том, при ком из них будут проживать дети после развода – одна из проблем, наиболее распространенных в судебной практике при решении семейных дел, и к тому же самая трудная. Суд предписывает принять во внимание множество обстоятельств, призванных минимизировать утрату субъективного права ребенка жить и воспитываться в семье с обоими родителями, объединенными в законный брак.

2. Для обеспечения имущественных прав детей, в состав которых входят право на получение от родителей содержания и на обеспечение жилищем, в семейном законодательстве установлены определенные гарантии. Однако их реализация недостаточно эффективна. На повестку дня поставлен вопрос совершенствования законодательства, направленного на усиление защиты жилищных прав детей.

3. Большую значимость должны приобрести внутрисемейные соглашения по вопросам урегулирования взаимоотношений супругов по поводу проживания несовершеннолетних детей в жилом помещении, принадлежащем на праве собственности одному из родителей, их материального обеспечения, о порядке общения с ними отдельно проживающего родителя, о получении содержания бывшим супругом, по вопросам, относительно использования семейного жилья, предметов обихода, прекращения избранного супругами при заключении брака режима семейного имущества. И в этой связи актуальной представляется корректировка ст. 24 СК в части предложения обязательного представления супругами на рассмотрение суда соглашения по урегулированию указанных выше вопросов, возможно достигнутых с помощью медиации.

 

Библиографический список

1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 20.04.2015) // СЗ РФ 1996. № 1. Ст. 16.
2. Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 28.11.2015) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // СЗ РФ 1998. № 31. Ст. 3802.
3. Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» //СЗ РФ 2010. № 31. Ст. 4162.
4. Постановление Конституционного суда РФ от 08.06.2010 г. № 13-П.
5. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. № 9.
6. Бахарева О.А., Цепкова Т.М. Порядок защиты жилищных прав несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 5.
7. Беспалов Ю.Ф., Горделюк Д.В. Комментарий к судебной практике по семейным делам. М.: Ось-89, 2014.
8. Горделюк Д.В. Место жительства ребенка: Проблемы теории и практики. Дис. …к.ю.н. М., 2013.
9. Неганова Е. Жилищные права детей-сирот под контролем государства // Юрист. 2015. № 2.
10. Панасюк А. Кому передать на воспитание ребенка? Об одном стереотипе судебных решений // Российская юстиция. 2006. № 9.
11. Петюкова О.Н. Социальная защита семьи: совершенствование механизма правового регулирования // Деловой мир. 2015. № 5.
12. Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л.: Изд-во ЛГУ, 1952.
13. Саяпина Е.Г. Жилищные права детей // Судья. 2015. № 3.
14. Семейное право Российской Федерации и иностранных государств: основные институты / Под ред. В.В. Залесского. М.: МЦФЭР, 2012.
15. Федосеева Г.Ю. Неправовая сторона брачно-семейных отношений и учет международного характера при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка. М.: Юрист, 2012.
16. Частное право и финансовый рынок: Сборник статей (выпуск 2). Права несовершеннолетних детей на жилье / М.: Статут, 2014.
17. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права в 2-х т. Т. 2. М.: Статут, 2005.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (58) 2016

Просмотров: 2

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code