БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ В ВЕРХАХ И РОССИЙСКАЯ ПРОВИНЦИЯ. «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО» В ГОРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Г.Ш.Сагателян, д-р ист. наук, профессор Одинцовского филиала Международного юридического института
Филипчук И.В.,канд. ист. наук, старший преподаватель кафедры «Экономика и управление в машиностроении» Арзамасского политехнического института (филиала) ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева»

Аннотация: освещается обострение борьбы1 за власть в верхах в последние годыi жизни И. В. Сталина и то, как она отразилась в российской провинции на материалах Нижегородской (Горьковской) области. Показана жесткая позиция сталинского ЦК по отношению к руководству Горьковской области, не допускающая ни малейших колебаний по отношению к провинившемуся, бы1вшему лидеру области, М.И. Родионову. Чистка во властных структурах Горьковской области, связанная с «Ленинградским делом», продолжалась вплоть до смерти вождя.

Ключевые слова: борьба за власть в верхах и Горьковская область, критика М.И. Родионова, С.Я. Киреева, чистка и обновление аппарата партийных органов, пересмотр и реабилитация участников «Ленинградского дела».

 

Послевоенная идеологическая и политическая линия И.В. Сталина, ЦК ВКП(б) пользовалась мощной поддержкой Горьковской партийной организации и населения области. Власти региона «на высоком уровне» организовали идеологическую кампанию, вытекающую из постановления ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград», ожесточенно боролись с безродными космополитами, учеными противниками академика Лысенко, сторонниками академика Н. Марра. Накал страстей в Горьковской области в связи с «делом врачей», «делом Берии», «борьбы с культом личности» и «антипартийной группой Молотова, Маленкова и Кагановича и примкнувшим к ним Шепилова», также зашкаливал . Целенаправленно продолжались репрессии против лиц, живших во время войны на оккупированных территориях, бывших в плену у немцев. Не щадили детей «врагов народа», различных «вредителей», жестко пресекали «антисоветскую агитацию» и др. Все это происходило в обстановке холодной войны, состояния «осажденной крепости», когда народ был готов на любые жертвы, «лишь бы не было войны». При этом большинство населения области с «пониманием» относилось к аргументам властей насчет врагов народа и вредителей, считая, что «невиновных у нас не сажают».

Борьба за сталинское наследие фактически началась задолго до его кончины. Различные политические деятели и группировки пытались укрепить свои позиции перед уходом вождя. Подковерная борьба велась непрерывно, то усиливаясь, то затихая. При этом старались использовать малейшие политические просчеты своих коллег-противников. «Подогревая внутренние противоречия в ближнем окружении, — писал А.А. Данилов, — Сталин как-то обмолвился о том, что желал бы видеть своим преемником по государственной линии Вознесенского, а по партийной Кузнецова. Сталин говорил то, что думал, или просто стремился разжечь новый виток борьбы за власть? Есть все основания полагать, что эта фраза во многом стала прологом «ленинградского дела», у истоков которого стояли Маленков и Берия» . Каковы бы ни были мотивы Сталина, но его фраза действительно объединила против «ленинградцев» Маленкова и Берию, а других членов Политбюро ЦК заставила «выразительно молчать»!

Самым ярким примером борьбы за сталинское наследие в последние годы жизни вождя, можно назвать «Ленинградское дело», по итогам которого были осуждены несколько сотен партийных и советских работников, в том числе в высших эшелонах власти. Среди них были член Политбюро ЦК ВКП(б), заместитель Председателя Совета Министров СССР, Председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский, первый секретарь Ленинградского горкома и обкома П.С. Попков, секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Кузнецов, а также председатель Совета Министров РСФСР М.И. Родионов, прежде работавший в Ленинграде. Главной целью кампании было свалить «зарвавшихся» (то есть чересчур самостоятельных и инициативных) партийных лидеров Политбюро – выходцев из Ленинграда, а также осадить все ленинградское начальство сверху донизу.

Осужденные обвинялись в создании «антипартийной группы» и проведении в партии «вредительско-подрывной» работы. Их действия были направлены на отрыв и противопоставление Ленинградской партийной организации ЦК ВКП(б). Организаторы «антипартийной группировки» были исключены из партии и приговорены к расстрелу, а несколько человек к длительным срокам тюремного заключения.

Но «Ленинградское дело» затронуло не только высшие властные структуры, Москву и Ленинград, но и российскую провинцию, в частности Горьковскую область. Из всех послевоенных политических кампаний именно это «дело» затронуло регион напрямую . Освещение этого «дела» на материалах Горьковс- кой области позволяет не только расширить его территориальные рамки, но и показать «методы» работы сталинского ЦК с неугодными партийными организациями и функционерами.

В период с 1946 по 1949 гг. на посту председателя Совета Министров РСФСР находился Михаил Иванович Родионов, который в суровые военные годы являлся первым секретарем Горьковского областного комитета ВКП(б). Обладая талантом к руководящей работе, М.И. Родионов в годы войны возглавил Горьковский городской комитет обороны. Перед ним встал ряд серьезных и ответственных задач: перевести всю горьковскую промышленность на военные рельсы, организовать мобилизацию населения, собрать деньги на строительство оборонительных рубежей. Не менее серьезными были вопросы создания народного ополчения, а также приема и размещения в Горьковс- кой области эвакуированных. В немалой степени благодаря усилиям М.И. Родионова Горьковская область стала крупнейшим производителем танков, пушек, истребителей, подводных лодок, радиостанций и другой важной военной продукции для фронта. Он часто бывал на предприятиях г. Горького, встречался с людьми, читал их письма, чем завоевал у них огромный авторитет и уважение. За образцовое выполнение заданий ГКО и правительства он был награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени и многими медалями .

Один из авторов статьи, будучи в 1980-е гг. деканом факультета русского языка и литературы Арзамасского педагогического института слышал рассказ доцента Горьковского педагогического института А.Л. Ященко, связанный с Родионовым. «В конце лета 1942 года нас учеников 7 класса направили на уборку в Ардатовский район Горьковской области. Два месяца мы собирали колоски, убирали картошку и другие овощные культуры. Председатель колхоза нас жалел, и кормил нас так, как мы дома не ели. Два раза в неделю в борще мы даже находили куски мяса. По окончании работ нам выдали по два мешка картофеля. Эта картошка, со слезами на глазах говорил Александр Леонидович, в тяжелейшую зиму 1942-1943 гг. спасла нашу семью от голодной смерти. Мама на счет варила ее нам каждый день, вплоть до весны. Но нашелся «бдительный гражданин», который написал донос на председателя за то, что он кормил детей мясом и дал им по два мешка картошки. В военное время за это могло последовать суровое наказание. Дело попало к М.И. Родионову, который распорядился не трогать председателя, со словами, что он кормил наших детей». И таких случаев в деятельности М.И. Родионова было множество. Можно утверждать, что он действительно пользовался авторитетом в народе.

После ареста М.И. Родионова и его осуждения ЦК партии занял жесткую позицию в отношении Горьковской партийной организации, которую много лет возглавлял Родионов и где он имел огромный авторитет и среди местных кадров, и среди простого народа. На устранение из властных структур людей, долгие годы работавших с Родионовым, было направлено постановление от 23 марта 1949 г. В постановлении отмечалось, что Горьковский обком допустил ряд крупных ошибок и недостатков в руководстве партийной работой, промышленностью и сельским хозяйством. В восьмом пункте этого документа говорилось: «Отметить, что Совет Министров РСФСР и его бывший председатель т. Родионов допустили вредную практику опеки над Горьковской областью, своими неправильными действиями приучали некоторых руководителей партийных и советских органов области к иждивенчеству» .

23 марта 1949 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) по отчету «О работе Горьковского обкома ВКП(б)», в котором отмечалось, что обком партии недостаточно вникает в работу горкомов и райкомов партии и своевременно не вскрывает недостатки и ошибки в деятельности партийных органов, что в практике обкома партии нередко живое руководство и постоянная связь с партийными организациями подменяется присылкой многочисленных решений, телеграмм, что проверка исполнения партийных решений поставлена плохо, что обком недостаточно воспитывает руководящие кадры в духе соблюдения государственных интересов и не ведет должной борьбы с проявлениями иждивенческих настроений; что Горьковский обком партии неудовлетворительно руководит парторганизациями промышленных предприятий, не уделяет достаточного внимания вопросам повышения качественных показателей работы предприятий, не ведет борьбы за полное использование незагруженного оборудования и не принимает должных мер по ликвидации текучести рабочей силы и т.д.

Затем следовал главный «недостаток»: М.И. Родионов «допустил вредную практику опеки над Горьковской областью, своими неправильными действиями приучал некоторых руководителей партийных и советских органов области к иждивенчеству». Горьковский обком партии «допустил крупные ошибки и недостатки в руководстве партийной работой, промышленностью и сельским хозяйством», а также «недостаточно воспитывал руководящие кадры в духе соблюдения государственных интересов, не вел должной работы с проявлениями иждивенческих настроений». Девятый пункт Постановления — «Признать необходимым укрепить руководство Горьковского обкома ВКП(б)» — фактически санкционировал кадровую чистку в партийном аппарате области и требовал усиления политического воспитания среди руководства местной партийной ячейки. Прошло несколько месяцев, но ЦК ВКП(б) остался недовольным тем, что в обкоме, райкомах партии, на промышленных предприятиях и общественных организациях отношение к Родионову особо не изменилось. Он продолжал пользоваться большим авторитетом. А этого ЦК простить горьковчанам не мог.

На VIII пленуме Горьковского обкома партии 19 января 1950 г. приехавший из Москвы заместитель заведующего отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б) Л. Дедов подверг деятельность Горьковского обкома партии жесткой критике, отметив, что предыдущее постановление ЦК по Горьковской области не выполнено. «После этого Центральный Комитет партии наблюдал за Горьковской организацией, следил, интересовался, как руководители Горьковского обкома выполняют решение центра. Вывод: бюро Горьковского обкома партии неудовлетворительно выполняет постановление ЦК ВКП(б) по отчету Горьковского обкома партии» .

Позднее, как сообщил представитель ЦК, Центральному Комитету партии стали известны другие факты, говорящие об ошибках, которые допускает Горьковский обком партии. Какие это другие факты стали позже известны ЦК партии? Например, то, что Горьковский обком партии неправильно ведет линию в подборе и расстановке кадров, что Горьковский обком партии, в частности бюро, протаскивает на руководящие посты неустойчивых и политически невыдержанных работников, слабых в деловом отношении, проваливающих порученное им дело, что бюро Горьковского обкома ВКП(б) неправильно подходит к расстановке кадров и вместе с тем сельских работников.

Наконец, одним из главных прегрешений стало неправильное отношение, которое сложилось у руководящих работников Горьковского обкома партии с бывшим председателем Совета Министров РСФСР Родионовым. ЦК напоминал бюро Горьковского обкома партии о решении, что Родионов «допустил вредную практику опеки над Горьковской областью и своими неправильными действиями приучал некоторых руководителей партийно- советских органов области к иждивенчеству». По мнению представителей власти, это развращало организацию, это развращало кадры, это неправильно их воспитало. Родионов оказался «мерзавцем», а бюро Горьковского обкома, и в частности т. Киреев, вместо того, чтобы уйти от наследия Родионова и проинформировать ЦК, продолжал отмалчиваться, «и в организации никому ничего не говорит, и в ЦК партии ничего не говорит».

Главными причинами таких серьезных ошибок в работе Горьковской области назывались отсутствие критики работников, слабые в деловом отношении руководители обкома, проваливающие порученное им дело, следствием чего явился факт, когда часть ответственных работников Горьковского горсовета и обкома партии на протяжении ряда лет занимались устройством банкетов и попоек, израсходовав на это дело большие суммы государственных средств.

Центральный Комитет партии принял очередное постановление: «Ввиду неудовлетворительной работы первого секретаря Горьковского обкома партии т. Киреева, а также в связи с тем, что при проверке работы Горьковской областной парторганизации вскрыты факты нарушения большевистского принципа подбора и расстановки кадров, протаскивания на руководящие посты неустойчивых, политически невыдержанных работников, слабых в деловом отношении, проваливающих порученное им дело, следствием чего явился факт; когда часть ответственных работников Горьковского горсовета и обкома партии на протяжении ряда лет занимались устройством банкетов и попоек, израсходовав на это дело большие суммы государственных средств, в связи с этим освободить т. Киреева от обязанностей первого секретаря Горьковского областного комитета партии, отозвав его в распоряжение ЦК ВКП(б) . Данное постановление надолго определило отношение центральной власти к руководству Горьковской области.

Помимо Киреева, острой критике подверглись председатель облисполкома Н.В. Жильцов и председатель Горьковского горисполкома А.М. Шульпин. На V пленуме Горьковского обкома ВКП(б), проходившем 12-13 апреля 1949 г. и обсуждавшем постановление ЦК, Жильцов и Шульпин обвинялись в «политических ошибках», «антигосударственных действиях», и в том, что «урывали у государства побольше, хотели дать ему поменьше» .

Больше других «досталось» председателю Горьковского горисполкома А.М. Шульпину. 19 января 1950 г. он был снят с работы, 30 января исключен из партии. В марте бюро обкома утвердило это решение Горьковского горкома ВКП(б). Шульпину ставилось в вину «разбазаривание государственных средств», личное злоупотребление служебным положением, а самое главное — связь с М.М. Родионовым, пользуясь «покровительством» которого, он расходовал государственные средства не по назначению.

Под этим расходованием подразумевалось строительство в Горьком домостроительного комбината и пуск троллейбусной линии. Это особенно раздражало нового секретаря ЦК партии Хрущева, который заявлял, что Украина еще не была восстановлена, а в Горьком троллейбус пустили! Но строительство троллейбусной линии, планетария и других объектов, обновление трамвайного парка шли за счет собственных средств предприятий города. Раньше это ставилось в заслугу руководству горисполкома, как «изыскание внутренних резервов». Теперь конъюнктура изменилась… Действительно «нецелевое» использование средств произошло при строительстве домостроительного комбината. На него была потрачена часть средств, выделенных на капитальный ремонт. Но состояние жилищного фонда и наличие стройматериалов для его ремонта были таковы, что без строительства комбината выполнить задачу улучшения жилищных условий населения было невозможно.

Эта инициатива руководства горисполкома, а также имевшие место растраты в столовой этого органа власти были использованы для возбуждения уголовного дела против А.М. Шульпи- на. Это закончилось его двухлетним заключением в Мурманской колонии. Надуманность обвинения А.М. Шульпина доказывается тем, что вернувшись в Горький, уже после смерти Сталина, он вновь работал на руководящих постах в советских и хозяйственных органах .

Стоит отметить, что, действительно, Горьковский исполком получил от правительства 31 млн. руб. Но эти средства пошли на повышение зарплаты учителям, восстановление транспорта, в том числе и строительство троллейбусной линии, пополнение трамвайного хозяйства, строительство домостроительного комбината, завода машинок для стрижки, торфобрикетного завода, планетария и других объектов. За восстановление и развитие городского транспорта г. Горький получил 1 место в соревнованиях 1948 г.

На названном выше январском пленуме 1950 г. представитель ЦК завершил речь прямым указанием и призывом к Горь- ковскому обкому: «Мне поручено Вам об этом доложить, рассказать об этих недостатках, и чтобы пленум обкома по-большевистски раскритиковал ошибки, которые допущены бюро обкома и тов. Киреевым, помог ЦК ВКП(б) разобраться во всех делах и быстрее ликвидировать эти последствия. Горьковская организация — рабочая организация, крепкая, боеспособная, всегда была преданной организацией Центральному Комитету партии, она сумеет и на данном пленуме как следует разобраться со всеми этими делами, быстро исправить допущенные ошибки и еще крепче сплотить свои ряды вокруг Сталинского ЦК ВКП(б)» .

Очень показательной является реакция главного виноватого в такой нелицеприятной оценке ЦК партии, первого секретаря Горьковского обкома ВКП(б) С.Я. Киреева. В своей речи он вынужден был признать допущенные «ошибки» и вину перед ЦК партии: «…безусловно, я с Родионовым работал долгое время, и я не только по работе был с ним близко связан, я был с ним в хороших отношениях и в личной жизни. Мне это мешало, видимо, сделать необходимые замечания о его недостатках, мне это мешало подняться на высокий партийный уровень, ибо Родионов, как известно, имел серьезные недостатки, работая еще здесь. У него проявлялось бахвальство, имелась грубость. Об этом, конечно, было известно. Я лично не поднялся до того уровня, чтобы поправить его в то время. Работая председателем Совета Министров, Родионов очень серьезный вред нанес горьковской организации и, прежде всего, городу Горькому в том отношении, что он приучал и меня, и других руководящих работников к иждивенчеству» . Фактически Киреев пошел по пути расшифровки указанных ЦК недостатков, признавая полностью вину за них.

Надо сказать, что Киреев сделал максимум возможного, чтобы его не отправили в места «не столь отдаленные». Не жалея сил, он признался во всех личных прегрешениях, которые ему инкриминировали . Эта «покаянная» речь, возможно, спасла его от более сурового наказания. Результатом пленума стало снятие со своих постов первого и второго секретарей Горьковского обкома партии С.Я. Киреева и В.В. Тихомирова. Оба они были направлены на производство. Тихомиров стал коммерческим директором небольшого завода Втормет в Горьком, а С.Я. Киреева назначили начальником цеха одного из заводов в Челябинской области.

Первым секретарем Горьковского обкома ВКП(б) стал Д.Г. Смирнов. На 1 /3 был обновлен аппарат обкома, более чем на 40 % аппарат Горьковского горкома, а также обновлено руководство ряда партийных, советских, хозяйственных органов. Ряд хозяйственных руководителей был исключен из партии. За 10 месяцев 1950 г. Горьковский обком выдвинул на руководящую партийную, советскую и хозяйственную работу 709 человек, из которых более половины были молодыми членами партии с низовой работы . В дальнейшем смена руководства города и области продолжилась. Только в 1951 г. на ответственную партийную работу было выдвинуто 165 человек. При выдвижении людей учитывались рекомендации партийного актива, членов горкома и райкомов, а также уровень политической образованности. Так, только за период 1950-1952 гг. более 60 руководящих работников города окончили Горьковскую областную партийную школу .

Как ни странно, данная политическая акция прошла относительно спокойно. Сам текст Постановления ЦК по Горьковской области нигде не публиковался, кадровые перестановки провели без лишнего шума, не было митингов трудящихся в поддержку решений партии, местная пресса также молчала. Были лишь проведены собрания партийных активов , да в отдельных справках или выступлениях чиновников проскальзывали «церемониальные» выпады против бывшего руководства. Тем не менее информация о снятии М.И. Родионова не могла не просочиться в народ. Так, в ходе избирательной кампании 1950 г. в Воскресенском районе Горьковской области у одного из агитаторов на участке спросили, из-за чего были сняты Родионов и Киреев .

«Ленинградское дело» сильно отличается от других политических кампаний послевоенного периода. Оно, по сути, явилось результатом борьбы за власть в высших эшелонах власти, которая велась между двумя блоками — блоком А.А. Жданова и А.А. Кузнецова, с одной стороны, и блоком Г.М. Маленкова и Л.П. Берия — с другой. В Горьковской области она стала мощным толчком к чистке партийного и хозяйственного аппарата, резкому обновлению руководящих кадров. Особенностью освещаемых нами событий в Горьковской области стало то, что в вину горьковскому руководству, в отличие от ленинградского, ставили административные и хозяйственные прегрешения, а не действия против ЦК ВКП(б). Пересмотр «Ленинградского дела» и реабилитация репрессированных началась после XX съезда КПСС.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (57) 2016

Просмотров: 8

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code