ЛЮСТРАЦИЯ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Андрос А.И., аспирант Международного юридического института,
Буреев А.А., профессор кафедры теории и истории государства и права Международного юридического института, к.и.н.

Аннотация. В статье раскрывается сущность люстрации, ее содержание и структура, связь со справедливостью и законностью. Концепция люстрации предполагает очищение власти от лиц «запятнавших» себя на государственной службе в условиях, которые бы1ли созданы1 ими путем установления соответствующего политического режима. Исследуются признаки люстрации, и делается попытка обосновать принципы1 ее правового регулирования.

Ключевые слова: люстрация, очищение власти, люстраци- онныяе законыя, декоммунизация, Венецианская комиссия, принципы! люстрации, люстрационны>1е процедуры>1, правовое регулирование люстрации.

 

В современных условиях осмысление понятия «люстрация» приобрело особую актуальность. Это обусловлено целым рядом обстоятельств и, в первую очередь, неоднозначными событиями на Украине после смены власти в феврале 2014 г.

Под люстрацией (от лат. lustratio — очищения посредством жертвоприношений) — понимается политическая практика, состоящая в законодательном ограничении прав некоторых категорий лиц (выделяемых по профессиональным, партийным, религиозным или иным признакам) на: занятие государственных должностей; профессиональную практику («запреты на профессию»); неприкосновенность личной жизни (допускается публичное распространение любой информации о происхождении, деталях биографии и т.п) .

Однако позиции научных школ на этот счет различаются. Так, в отдельных случаях «люстрация» описывается как комплекс «законодательных мер и практика недопущения в аппарат управления, правоохранительные органы, на иные важные посты и в учреждения системы образования лиц, неугодных правящим кругам по политическим, религиозным и т. п. мотивам» . В других, она воспринимается как «политическая форма легитимации нового государственного режима (демократического или тоталитарного)» . При этом представляется, что «она осуществляется не обязательно в строгих юридических рамках, поскольку ее цель — «отмщение и аз воздам» — носит преимущественно характер идеологического противостояния…»4. Согласно закону Украины “очищения влади (люстращя) — це встановлена цим Законом або ршенням суду заборона окремим ф1зичним особам обшмати певш посади (перебувати на служб!) … (кр1м вибор- них посад) в органах державно! влади та органах м1сцевого самоврядування”5. Иногда люстрация рассматривается как запрет на профессию, как бойкот со стороны общества, пережившего революцию или переворот, по отношению к социальной группе, олицетворявшей прежнюю власть. Такой мягкий аналог репрессий. Ведь репрессии, как и казни или ссылки,— тоже бойкот, стремление отмежеваться от бывших власть имущих, прежнего государственного устройства, прежней идеологии. Лишение прав и отстранение от влияния на социально-политические процессы в обществе. Просто почти до конца XX в. это отмежевание происходило известным образом — на эшафоте или на каторге. В каком-то смысле люстрацией был расстрел семьи Николая II с целью недопущения претензий на руководство страной со стороны его потомков6.

По мнению некоторых ученых, люстрационные законы представляют собой сложный юридический казус, так как:

— они имеют обратную силу, то есть признают возможность осуждения за преступления, которые были совершены до принятия этих законов;

— они признают возможность осуждения за действия, не считающиеся преступными сами по себе (например, работу в спецслужбах, журналистику и т. п.);

— они имеют сходство с методами, практикуемыми тоталитарными (в том числе коммунистическими) режимами по отношению к своим политическим противникам7.

4 Указ. соч.
5 См.: Закон Украши «Про очищения влади» // Ввдомосп Верховно! Ради (ВВР). 2014. № 44. Ст.2041.

Очищение власти (люстрация) — это установленный настоящим Законом или решением суда запрет отдельным физическим лицам занимать определенные должности (находиться на службе). (кроме выборных должностей) в органах государственной власти и органах местного самоуправления.

6 Гендлин В. Стерилизация путем люстрации. Каким опытом очищения власти воспользуется Украина / / Коммерсантъ. Деньги. № 43. 3 ноября 2014. С. 45.
7 ru.science.wikia.com

Необходимость люстрации, как правило, находит обоснование в: утверждении о преступности и незаконности государств с коммунистическими режимами (из чего следует, что всякое добровольное сотрудничество с коммунистическими государственными органами есть преступление); стремлении защищать завоевания демократических основ, заложенных новыми политическими силами; стремлением доказать сходность своих действий с ранее совершенными революциями и преобразованиями прогрессивного характера. Часто историческим прецедентом служит денацификация в Германии.

Противники люстрации (декоммунизации) указывают на: сходство этого процесса с пресловутыми запретами на профессии, применявшимися в той же Германии в 1970-е гг. против активистов левых партий, а также с «охотой на ведьм» в США в 1950-е гг.; тот факт, что переход от тоталитарных режимов к демократии отнюдь не всегда сопровождался процессом люстрации — в качестве примера приводятся постпиночетовская Чили, постфранкистская Испания и Греция после свержения режима «черных полковников» . На подобную практику недочетов и перегибов в ходе люстрации в Украине указывала Венецианская комиссия. Она выявила в украинском законе о люстрации ряд неточностей и спорных моментов, которые противоречат европейским нормам. Так, в законе не была прописана схема контроля за процессом люстрации, не зафиксирована защита индивидуальных прав чиновников и депутатов. Кроме того, комиссия настаивала на том, чтобы вину каждого доказывать по отдельности, не зависимо и на основании индивидуального дела. Эксперты комиссии разъяснили украинским представителям четыре основных принципа люстрации .

Анализ источников и литературы показывает, что люстрация как юридическое явление характеризуется рядом признаков:

— законодательное ограничение прав определенных категорий лиц. Так, в Чехии в 1991 г. был принят «Закон о незаконности коммунистического режима», в Польше в 1997 г. был принят «Закон о люстрации». В Албании в 1995 г. были приняты «Закон о верификации морального облика должностных лиц и прочих лиц, связанных с обороной демократического государства» и «Закон о геноциде и преступлениях против человечности, совершённых в Албании во время коммунистического режима по политическим, идеологическим и религиозным мотивам»;

— субъектами инициирования процесса люстрации выступают силы, пришедшие к власти в ходе революционных изменений либо государственного переворота;

— они дистанцируются от всей политической жизни, ранее происходившей в стране;

— наличием правового обоснования люстрации, что закрепляется в специальном законе о люстрации, и где оговариваются условия, согласно которым чиновники могут занимать свои должности;

— существуют критерии отбора лиц, которые не допускают в органы управления, созданные новым режимом. Так в Украине, по мнению организаторов акции, под действие закона должны были подпадать «чиновники, сотрудники правоохранительных органов, госслужащие и должностные лица органов местного самоуправления, причинившие «вред жизни, здоровью и имуществу» участников «евромайдана», а также лица, состоявшие до 19 августа 1991 г. на руководящих должностях в КПСС и ВЛКСМ, политработники Вооруженных сил СССР и МВД СССР, бывшие сотрудники спецслужб и лица, «имевшие отношение к политическим преследованиям участников украинского национально-освободительного движения времен Второй мировой войны и послевоенного времени» .

Исследования показывают, что к настоящему моменту сформировался ряд основополагающих принципов люстрации. К ним можно отнести следующие:

— это процесс очищения всех уровней власти от определенного вида чиновников на правовых основах;

— это персонифицированное явление, так как определяются имена чиновников разного уровня, которым запрещается работать в органах государственного управления;

— юридически обосновывается и осуждается противоправная деятельность предыдущего режима.

Согласно международному опыту, основанием для применения люстрации является политическая воля, выраженная в законодательном акте. Так, начиная с 1991 г. в Чехословакии были приняты так называемые люстрационные законы, под действие которых попали 140 тыс. лиц, имеющих отношение к ранее действующему режиму. В том же 1991 г. начались люстрационные процедуры в Германии ;

— наличие сформированной оценочной шкалы для определения степени преступной деятельности за весь временной промежуток существования режима;

— законы о люстрации (очищении власти) принимаются только в отношении функционеров режима, запятнавшего себя авторитаризмом и антинародными действиями. При этом обязательно наличие механизма ограничения доступа бывших чиновников к руководящим постам;

— люстрация касается всех высокопоставленных чиновников государства, а также всех представителей системы правопорядка и безопасности страны; однако вина доказывается в каждом конкретном случае отдельно, то есть нельзя люстрировать всех чиновников, сотрудничавших с режимом «одним махом». По каждому из них должно быть проведено свое объективное расследование;

— каждый, кто подпадает под люстрацию, должен иметь право на защиту. Каждый, кто попал под люстрацию, должен иметь право обратиться в суд и оспорить решение. На этот счет есть замечательный пример из юридической практики Германии. В сентябре 2003 г. Административный суд Берлина постановил, что запрет на публикацию материалов, собранных восточногерманской разведкой Штази на бывшего канцлера ФРГ Гельмута Коля, должен быть отменен. Однако Коль подал апелляцию, и в июне 2004 г. Федеральный административный суд вынес компромиссное решение по поводу публикации материалов, имеющих отношение к «персонам современной истории». По мнению юридического органа, новая редакция закона, разрешающая исследователям доступ к досье, собранным сотрудниками Штази на всех известных немецких политиков, отменяет запрет на доступ к архивам. При этом суд также постановил, что информация о частной жизни публичных фигур не может быть обнародована. Суд ввел это ограничение для всех аудиозаписей и стенографических протоколов незаконной «прослушки» в частных или официальных помещениях и — это было нововведением — для всех внутренних отчетов Штази, аналитических записей и интерпретаций, основанных на подобных протоколах; был ограничен также доступ ко всей информации, собранной посредством шпионажа. Кроме того, суд ужесточил ограничения для лиц, имеющих права на доступ к подобной информации: ее могли запрашивать только исследователи, занимающиеся историей Штази. При этом они должны были гарантировать, что полученная информация не будет опубликована или передана третьим лицам. Личная информация больше не могла публиковаться в образовательных целях или передаваться в средства массовой информации без письменного согласия самого пострадавшего лица ;

— вне зависимости от прошлого должна соблюдаться презумпция невиновности. Это означает, что до вынесения решения человек не может быть обвинен в противоправных действиях и не может быть люстрирован.

Тем не менее анализ источников и литературы показывает, что всякое «очищение власти» сопровождается множеством правовых «перегибов». В отдельных случаях люстрация представляется как месть предшественникам. В других — сопровождается потоком доносов. С этим столкнулись поляки и чехи, у которых люстрация чиновников проводилась после свержения коммунистической партии. Количество заявлений от граждан с указанием имен, якобы причастных к нарушению прав человека в этих странах, достигло такого масштаба, что только на первом этапе — при получении сигнала — их уже сортировали по трем категориям. В первую попадали чиновники, чья вина была доказана и не требовала проверки; во вторую — те, чьи грехи не были доказаны, но они скрыли факт своего сотрудничества с органами безопасности. И в третьей группе оказывались люди, проступки которых дедуцировать было практически невозможно в силу ограничений их функциональных обязанностей. Чаще всего в отношении этих мелких чиновников даже не возбуждалось дело, однако данная категория была самой многочисленной . В третьих — люстрация приобретает либо «половинчатый» характер, либо применение закона осуществляется избирательно. Парадокс состоит в том, что вновь сформированные органы власти стараются внести в закон поправки, которые будут «уводить» от ответственности лиц, находящихся у власти. Следовательно, закон о люстрации, принимаемый в государстве, должен быть безапелляционным и не подвергаться частой «ревизии» .

Таким образом, современные взгляды на люстрацию и анализ правового регулирования механизма очищения власти от «наследия» прошлого режима показывают, что этот процесс, его юридическая сущность и содержание имеет противоречивый характер и недостаточно изучен.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (56) 2016

Просмотров: 12

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code