ПРАВО НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

А.В.Снурницына

Аннотация. Статья посвящена исследованию проблемы обеспечения права на социальное обеспечение. Автор доказывает, что существуют различные формы его реализации в зависимости от вариативных законодательных подходов к регулированию конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Право на социальное обеспечение находится в сложной системе взаимосвязей с другими социально-экономическими правами и свободами человека и гражданина. С одной стороны, оно имеет самостоятельное значение (право на пенсию, на социальные пособия и т.д.), с другой – право на социальное обеспечение выражается посредством реализации других конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: достойный жизненный уровень, социальное обеспечение, социально-экономические права и свободы, социальное государство.

 

Существенной особенностью реализации социально- экономических прав и свобод человека и гражданина в законодательной деятельности является разграничение категорий «социальные гарантии», «социальная защита», «социальные компенсации», «социальная помощь», «социальное обеспечение», «социальная поддержка» и «социальное обслуживание». Каждая из указанных форм реализации социально-экономических прав и свобод человека и гражданина имеет свои теоретико-методологические основания, нормативно-правовое регулирование и взаимосвязь со ст. 34-44 Конституции РФ. При этом в ст. 39 Конституции РФ речь идет о «социальном обеспечении» как наиболее общей форме, которая включает в себя (по логике взаимоотношения трех частей ст. 39), по крайней мере, государственные пенсии, социальные пособия, социальное страхование и благотворительность. Понимание категорий «государственные пенсии», «социальные пособия», «социальное страхование» и «благотворительность» как юридических форм, которые не охватываются понятием «социальное обеспечение», означало бы нарушение требований действующей Конституции РФ . Видимо, по этой причине в правовой системе России нет федеральных законов, которые в своем наименовании содержали бы словосочетание «социальное обеспечение» без прилагательного «дополнительное» (законы о «дополнительном» социальном обеспечении есть, законов о «социальном обеспечении» нет). Однако в правовой системе России много законов о «социальных гарантиях», о «социальной защите», о «социальных компенсациях» и т.д. Можно ли их считать формами «социального обеспечения»? Или это отдельные организационно-правовые формы? И как они соотносятся с конституционными социально-экономическими правами и свободами? Ответ на поставленные вопросы требует анализа действующего законодательства.

Приведем следующий пример. Термин «социальные гарантии» используется в законодательных актах о социальном обеспечении сотрудников некоторых органов исполнительной власти ; граждан, подвергшихся радиации вследствие испытаний в Семипалатинском полигоне ; Героев труда и полных кавалеров ордена Трудовой славы.

Указанные нормативные правовые акты основываются на довольно неоднозначном понимании сущности такой юридической категории, как «социальные гарантии». В законодательстве о государственной службе под такими «гарантиями» понимается полное «обеспечение» служащих (органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, противопожарной службы, таможенной службы и т.д.), то есть: денежное довольствие, пенсионное обеспечение, обеспечение жилыми помещениями, медицинское обеспечение. Сложно сказать, по каким причинам законодатель считает это «социальными» гарантиями, так как государственные служащие являются высокооплачиваемыми работниками и, во всяком случае, не могут быть отнесены к «социально не защищенным» категориям граждан, нуждающимся в особой заботе государства вследствие неспособности к самостоятельному обеспечению своей жизнедеятельности. Законодатель правомерно устанавливает «гарантии» государственным служащим, чтобы повысить степень привлекательности этой службы для граждан, потенциально способных служить государству. Однако назвать их «социальными» по смыслу ст. 39 Конституции РФ, на наш взгляд, нельзя. Социальный характер они приобретают лишь в случаях неспособности государственного служащего, по тем или иным причинам (возраст, болезнь, увечье и т.д.) выполнять свои служебные обязанности.

Иную смысловую нагрузку несет термин «социальные гарантии» в законодательных актах, регулирующих формы предоставления социального обеспечения гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, Героям Социалистического Труда, Героям Труда Российской Федерации и полным кавалерам ордена Трудовой Славы. Подчеркнем их разную конституционную природу: в первом случае (радиационное воздействие) социальное обеспечение является следствием вреда, причиненного здоровью (строго «социальный» фактор), во втором – данное обеспечение обусловлено статусом гражданина, который имеет высокую государственную награду. Как и в случае с «социальным» обеспечением государственных служащих, подобный статус гражданина сам по себе не может считаться обстоятельством «социального характера». Гражданин, имеющий статус Героя Труда, может быть вполне трудоспособным и материально обеспеченным, даже «богатым» человеком (с точки зрения имеющихся у него имущественных объектов, денежных вкладов, акций, дивидендов и т.д.). Государственные награды могут, по усмотрению законодателя, сопровождаться какими-то материальными благами или денежными выплатами за счет бюджета, однако считать их «социальными» в конституционном смысле слова, на наш взгляд, не следует (отсутствует ключевой признак «нуждаемости» и «неспособности» самостоятельно себя обеспечить за счет собственных средств и благодаря помощи близких родственников). Социальное обеспечение лиц, которые в этом социальном обеспечении не нуждаются – весьма непростительное «расточительство» со стороны государства, распоряжающегося через бюджетную систему, фактически, средствами налогоплательщиков.

В Федеральном законе «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» наблюдается законодательное отождествление конституционно-правовых терминов «социальные гарантии» и «социальная поддержка». Несмотря на то, что закон в названии использует понятие «гарантии», в тексте эти «гарантии» именуются как меры «поддержки». В их числе: первоочередное обслуживание, денежная компенсация, доплата до размера прежнего заработка, выплата пособия, преимущественное право на оставление на работе, досрочное назначение пенсии, дополнительный отпуск, компенсация расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг и др. Обеспечивается это посредством делегирования полномочий субъектам РФ с одновременным предоставлением субвенций из федерального бюджета.

Федеральный закон от 30.12.2006 № 284-ФЗ «О социальных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу в воинских формированиях Российской Федерации, дислоцированных на территориях Республики Белоруссия, Республики Казахстан и Киргизской Республики, а также лицам, работающим в этих формированиях», несмотря на свою методологическую близость к федеральным актам о социальных гарантиях для государственных служащих, избирает принципиально другие средства социального обеспечения, более близкие к нормативным актам о социальном обеспечении лиц, подвергшихся радиации. Данные меры в законе обозначаются как «социальные гарантии и компенсации». К ним относятся повышенные должностные оклады или тарифные ставки, бесплатная юридическая помощь, увеличенный размер отпуска, льготное исчисление выслуги лет.

Что касается социальных гарантий для Героев Труда и приравненных к ним лиц, законодатель здесь предпочитает диспозитивный метод правового регулирования. Обладатели права на данные социальные гарантии имеют возможность выбора: либо широкий перечень «льгот», либо ежемесячная денежная выплата в совокупности с минимальным набором «льгот». Смысл этих институтов заключается в том, что граждане со статусом Героя Труда должны иметь такие права и льготы, которые обеспечивали бы их «экономическое и социальное благополучие», включая медицинское обслуживание, санаторно- курортное обеспечение, протезирование, снабжение лекарственными средствами, предоставление жилья, оплату коммунально-бытовых услуг, пользования транспортом и т.д. Обратим внимание на то, что в этом случае под «социальными гарантиями» законодатель подразумевает «льготы» и «денежные выплаты». Они не называются «компенсациями», «мерами поддержки» или «помощи».

Таким образом, право на социальное обеспечение (ст. 39 Конституции РФ) находится в сложной системе взаимосвязей с другими социально-экономическими правами и свободами человека и гражданина. С одной стороны, оно имеет самостоятельное значение (право на пенсию, на социальные пособия и т.д.), с другой – право на социальное обеспечение выражается посредством реализации других конституционных прав и свобод человека и гражданина: 1) право на труд и на отдых (ст. 37 Конституции РФ) реализуется посредством таких форм социального обеспечения (ст. 39 Конституции РФ), как: доплата до размера прежнего заработка, преимущественное право на оставление на работе, дополнительный отпуск, повышение должностных окладов или тарифных ставок, льготное исчисление выслуги лет; 2) право на жилище (ст. 40 Конституции РФ) реализуется посредством таких форм социального обеспечения (ст. 39 Конституции РФ), как: обеспечение жилыми помещениями, компенсация расходов за наем жилого помещения; 3) право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции РФ) реализуется посредством таких форм социального обеспечения (ст. 39 Конституции РФ), как: медицинское обеспечение, внеочередное обслуживание, протезирование, обеспечение лекарственными средствами; 4) право на образование (ст. 43 Конституции РФ) реализуется посредством таких форм социального обеспечения (ст. 39 Конституции РФ), как: получение образования, предоставление льготникам бюджетных мест и т.д.

По названной причине имеются основания утверждать, что социально-экономические права и свободы человека и гражданина имеют две формы реализации. Одна из них основывается на конституционном принципе равенства и предполагает, что все граждане и на равных юридических основаниях имеют право на труд, отдых, материнство, жилище, охрану здоровья, медицинскую помощь и образование. Этой достаточно абстрактной системе конституционных правомочий корреспондирует не менее абстрактная обязанность государства проводить эффективную социально-экономическую политику, которая способствовала бы экономическому росту и позволяла бы обеспечивать права социально незащищенных слоев населения. Защитить эти права через судебные инстанции затруднительно, так как государство невозможно принудить к более эффективной социально- экономической политике.

Вторая форма реализации социально-экономических прав и свобод человека и гражданина, напротив, предполагает исключения из общего правила о равенстве всех перед законом и судом, как это установлено в ст. 19 Конституции РФ. Право граждан на труд реализуется не только для всех граждан в равной мере, но особым образом для инвалидов и молодежи. Право на отдых имеют не только все граждане на равных основаниях: особые гарантии права на отдых существуют для военнослужащих, педагогических работников. Право на жилище принадлежит не только в одинаковой мере всем гражданам, но особые гарантии существуют для лиц, подвергшихся радиации вследствие техногенных катастроф и т.д. Вся система социального обеспечения может быть представлена не только в виде правовых оснований для исключений из общего правила о равноправии (возраст, болезнь, инвалидность, воспитание детей), но и с точки зрения других социально- экономических прав (ст. 34-38, 40-44), минуя ст. 39 Конституции РФ.

 

Библиографический список

1. Федеральный закон от 09.01.1997 № 5-ФЗ «О предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда, Героям Труда Российской Федерации и полным кавалерам ордена Трудовой Славы» // СЗ РФ. 1997. № 3. Ст. 349.
2. Федеральный закон от 10.01.2002 № 2-ФЗ «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 128. 2016. № 52. Ст. 7510.
3. Федеральный закон от 30.12.2006 № 284-ФЗ «О социальных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу в воинских формированиях Российской Федерации, дислоцированных на территориях Республики Белоруссия, Республики Казахстан и Киргизской Республики, а также лицам, работающим в этих формированиях» // СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 47.
4. Федеральный закон от 19.07.2011 № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. № 30. Ст. 4595. 2017. № 31. Ст. 4820.
5. Федеральный закон от 30.12.2012 № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. № 53. Ст. 7608. 2016. № 50. Ст. 6977.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (66) 2018

Просмотров: 16

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code