АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ КАК СПОСОБА ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

К.Ю.КАЗАНЦЕВА

В статье рассматривается такой способ защиты гражданских прав, как признание сделки недействительной и применение последствий её недействительности, его сущность и назначение, раскрыто понятие сделки и выявлены её обязательные условия, раскрыт вопрос добросовестности истца при признании сделки недействительной. Особое внимание уделено анализу правовых оснований признания недействительными сделок, не соответствующих закону или иным правовым актам. Даются рекомендации, направленные на совершенствование правового регулирования в указанной сфере.

Ключевые слова: недействительность сделок, защита гражданских прав, субъективное право на защиту гражданских прав.

 

Существование гражданских правоотношений неразрывно связано с заключением их субъектами сделок, при этом субъекты не всегда соблюдают условия действительности сделки, что, в свою очередь, приводит к признанию такой сделки недействительной. В большинстве случаев причинами недействительности сделок являются отсутствие юридической грамотности сторон сделки и различного рода злоупотребления недобросовестных участников сделки.

В п. 1.1 проекта Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации отмечено: «Несмотря на небольшое количество общих норм о недействительности сделок, они имеют огромное значение для стабильности гражданского оборота в целом, поскольку являются основным инструментом защиты прав и интересов добросовестных лиц в случае их нарушения при совершении гражданско-правовых сделок».

Такой способ защиты гражданских прав, как признание сделки недействительной и применение последствий её недействительности, преследует общие цели превенции противоправных действий и восстановления нарушенных прав посредством недопущения исполнения порочной сделки, а если на момент предъявления иска сделка исполнена – применение последствий недействительности частично или полностью исполненной сделки. [1, с. 97]

Сущность рассматриваемого способа защиты заключается в том, что лицо стремится к восстановлению прав, нарушенных исполнением порочной сделки, или к предотвращению их нарушения возможностью такого исполнения в будущем, и выражается в предъявлении им требования о признании сделки недействительной и применении последствий её недействительности или требования о признании недействительной сделки, исполнение которой не производилось.

В работах, посвященных исследованиям института недействительности сделки как способа защиты гражданских прав, не решён ряд проблемных вопросов. Так, на сегодняшний день не сложилось единого мнения о том, что же следует понимать под природой сделки, по поводу соотношения воли и волеизъявления нет единого понимания недействительных сделок и их правовой природы.

Неправильное толкование и применение норм, входящих в институт недействительности сделки, не позволяет участникам гражданских правоотношений эффективно защищать свои права и законные интересы. Поэтому для предупреждения нарушений гражданских прав в данной сфере следует изучить и дать определение действительной и недействительной сделок, условия действительности и основания признания сделки недействительной, провести классификацию недействительных сделок в зависимости от различных оснований, а также рассмотреть основные проблемы применения данного способа защиты гражданских прав.

Легальное понятие «сделка» содержится в ст. 153 ГК РФ. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Согласно приведенному понятию сделка является юридическим фактом, который порождает позитивный правовой результат, к которому стремятся участники гражданских правоотношений.

Для того чтобы сделка повлекла за собой желаемые субъектами правовые последствия, необходимо наличие следующих обязательных условий.

1. Сделка должна быть совершена надлежащим субъектом.

2. Должна быть соблюдена предусмотренная законом форма сделки.

3. Необходимо наличие единства воли и волеизъявления сторон в момент совершения сделки.

4. Содержание сделки не должно противоречить закону.

На основании перечисленных выше условий в зависимости от того, какое условие оказалось «дефектным», в науке гражданского права выделяются четыре вида недействительных сделок: сделки с пороком субъективного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания.

Несмотря на то, что в ГК РФ закреплены общие правила недействительности сделок и все виды недействительных сделок, на практике очень часто возникают проблемы с признанием конкретной сделки недействительной. Рассмотрим некоторые из них и предложим возможные, на наш взгляд, пути решения.

Следует помнить о том, что не все сделки, которые могут быть признаны недействительными, влекут за собой последствия недействительности сделок и становятся предметом судебного разбирательства. Прежде всего это связано с тем, что, хотя сделка и обладает теми или иными пороками, она не нарушает как права и охраняемые законом интересы сторон, которые заключили сделку, так и интересы третьих лиц.

Признание сделки недействительной только по той причине, что в ней обнаружены те или иные пороки, но без цели защиты прав и интересов сторон сделки, вступает в противоречие с началами гражданского права. [2, с. 74].

Следовательно, стороне сделки для того, чтобы добиться признания сделки недействительной, необходимо обосновать свое право на иск о признании сделки недействительной, а именно доказать в суде, что оспариваемая сделка нарушает его права или интересы, а в случае, когда сделка оспаривается в интересах третьих лиц, необходимо доказать, что сделка нарушила права или интересы этих лиц.

Например, если супруг оспаривает сделку по распоряжению общим имуществом, совершенную другим супругом (ст. 35 СК РФ), мало доказать только факт отсутствия согласия на сделку и недобросовестность контрагента, нужно еще обосновать нарушение прав истца, например продажу имущества по заниженной цене или на невыгодных условиях (длительная рассрочка платежа и т.п.). [2, с. 75]

Также следует отметить положение абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ, которое устанавливает ограничение на оспаривание сделки по причине её недействительности, если сторона сделки знала или должна была знать об основаниях недействительности сделки, но в то же время выражала свою волю на сохранение сделки путем письменного или устного заявления либо исполнением или приготовлением к исполнению.

В п. 5 ст. 166 ГК РФ предусматривается, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Данное положение распространяется как на оспоримые, так и на ничтожные сделки, и его можно рассматривать как способ «оздоровления» недействительных сделок.

Анализ п. 70 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» позволил отметить следующее.

Во-первых, заявление о недействительности сделки и о применении последствий недействительности может быть сделано в любой форме (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.).

Во-вторых, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если сделано недобросовестной стороной. Недобросовестность выражается в таком поведении, если после заключения сделки сторона сделки давала основание другим лицам и контрагенту полагаться на действительность данной сделки.

Так, п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 25 января 2013 г. № 13 «О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 г. № 73 “Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды”» устанавливает: судам следует иметь в виду, что доводы арендатора, пользовавшегося имуществом и не оплатившего пользование объектом аренды, о том, что право собственности на арендованное имущество принадлежит не арендодателю, а иным лицам и поэтому договор аренды является недействительной сделкой, не принимаются судом во внимание.

Указанное разъяснение полностью соответствует п. 5 ст. 166 ГК РФ, так как недобросовестный арендатор, уведомленный о неуправомоченном арендодателе и давший свое согласие на заключение сделки, не имеет права в последующем требовать признания её недействительности.

Одной из новаций гражданского законодательства стало внесение в 2014 г. изменений в ст. 168 ГК РФ «Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам». Законодатель в п. 1 ст. 168 ГК РФ закрепил презумпцию оспоримости сделки, которая нарушает требования закона или иного правового акта. Ранее ситуация была обратной, если иное не было установлено законом, недействительная сделка считалась ничтожной.

Анализ гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что законодатель, установив презумпцию оспоримости сделок, не привел в соответствие с новыми положениями иные нормы о недействительности сделок (Особенной части гражданского права), которые действовали последние 20 лет, основываясь на презумпции ничтожности недействительной сделки.

Говоря о путях разрешения сложившейся ситуации, детально рассмотрим положение ст. 168 ГК РФ и её системную взаимосвязь со специальными нормами о недействительности сделок.

В п. 1 ст. 168 ГК РФ предусматривается, что за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 168 ГК РФ или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. При этом сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Буквальное толкование статьи позволяет сделать следующий вывод. По общему правилу сделка, противоречащая закону или иному правовому акту, оспорима. Ничтожной сделка будет являться в следующих случаях:

– сделка посягает на публичные интересы,

– сделка нарушает охраняемые законом права и интересы третьих лиц;

– на ничтожность сделки указано в ГК РФ или ином законе.

В абз. 2 п. 73 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» приведен примерный перечень норм, устанавливающих ничтожность сделки.

Так, в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся: соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в п. 3 ст. 53.1 ГК РФ (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ); соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности, предусмотренной в ст. 75 ГК РФ (п. 3 ст. 75 ГК РФ); сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ); мнимая или притворная сделка (ст. 170 ГК РФ); сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (п. 1 ст. 171 ГК РФ); соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора (п. 2 ст. 391 ГК РФ); заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ); договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК РФ); договор, устанавливающий пожизненную ренту в пользу гражданина, который умер к моменту его заключения (п. 3 ст. 596 ГК РФ); кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820 ГК РФ, п. 2 ст. 836 ГК РФ). Также в силу п. 5 ст. 426 ГК РФ условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным п. 2 и 4 этой статьи, являются ничтожными.

Следует отметить, что нормы ГК РФ не всегда содержат прямое указание на ничтожность сделки, а устанавливают иные формулировки: «не допускается», «не может» и др.

Так, в абз. 2 п. 74 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняется, что договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.

Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.

Согласно п. 75 указанного постановления сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы, например сделки о залоге или уступке требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (п. 1 ст. 336, ст. 383 ГК РФ), сделки о страховании противоправных интересов (ст. 928 ГК РФ).

В то же время остается неразрешенным вопрос: как толковать и применять нормы гражданского права, в которых закреплены положения о недействительности сделки без уточнения вида ее недействительности. Например, в случае несоблюдения требуемой формы сделки (формы соглашения о неустойке (ст. 331 ГК РФ), договора залога (абз. 3 п. 3 ст. 339 ГК РФ), поручительства (ст. 362 ГК РФ), купли-продажи недвижимости (ст. 550 ГК РФ), аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК РФ), аренды предприятия (п. 3 ст. 658 ГК РФ), страхования (ст. 940 ГК РФ), доверительного управления имуществом (ст. 1017 ГК РФ) и т.д.).

В соответствии с п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме по правилам, установленным п.п. 2, 3 ст. 434 ГК РФ, независимо от формы основного обязательства (ст. 331 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы такого соглашения влечет его ничтожность (п. 2 ст. 162, ст. 331, п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Суд в данном постановлении разъяснил, что несоблюдение письменной формы неустойки влечет за собой ничтожность соглашения, так как в соответствии с п. 2 ст. 168 ГК РФ нарушен явный законодательный запрет.

Таким образом, возникает вопрос: в соответствии с вышеприведенным постановлением все ли нормы гражданского законодательства, где устанавливается недействительность договора и не уточняется его оспоримость и ничтожность, следует считать ничтожными? Если ответить на этот вопрос положительно, то тогда теряется смысл изменений ст. 168 ГК РФ, в которой устанавливается презумпция оспоримости, согласно которой при толковании положений о недействительности сделок для определения того, является та или иная сделка оспоримой или ничтожной, необходимо принимать решения в пользу оспоримости.

В юридической литературе приводятся три варианта разрешения выявленной проблемы.

1. Ничтожными являются любые сделки, не соответствующие закону, если в законе не указаны иные последствия.

2. Ничтожными признаются только те сделки, о которых закон прямо говорит, что они ничтожны.

3. Ничтожность сделки выводится на основе толкования нормы. Если норма содержит прямой законодательный запрет и ее цель – лишение правовых последствий каких- либо юридически значимых действий, совершаемых субъектами гражданского права, то сделка, не соответствующая этой норме, признается ничтожной. [3, с. 35]

На наш взгляд, необходимо руководствоваться вторым и третьим вариантами разрешения выявленной проблемы, т.е. ничтожными признаются те сделки, которые устанавливаются такими в силу закона путем прямого указания на их ничтожность и в случаях, когда законодатель использует иные формулировки при определении ничтожности сделок («не допускается», «не может» и др.).

Полагаем, что четкое разграничение ничтожной и оспоримой сделок при применении такого способа защиты гражданских прав, как признание сделки недействительной и применение последствий недействительности сделок, возможно только в том случае, если законодатель проведёт полную «ревизию» гражданского законодательства и прямо укажет те нормы, нарушение которых повлечет за собой ничтожность сделки.

 

Библиографический список

1. Андреев, Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты / Ю.Н. Андреев. – М., Норма, 2010.
2. Скловский, К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок) / К.И.Скловский. – 3-е изд. // СПС Консультант- Плюс, 2015.
3. Тололаева, Н.В. Соотношение некоторых оснований недействительности сделки / Н.В.Тололаева // Судья. – 2015. – № 10.

Источник: Вестник Сибирского юридического института МВД России № 2 (31) 2018

Просмотров: 10

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code