ПРОБЛЕМАТИКА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЧАСТИ СДЕЛКИ

И.А.Иванов

Аннотация. В настоящей статье освещаются нерешенные вопросы Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений разд. I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» при применении последствий недействительности части сделки, а также с какой проблемой могут столкнуться стороны сделки и суд при реализации данной нормы.

Ключевые слова: свобода договора, ограничение свободы договора, постановление, оспаривание сделок, недействительность сделок, недействительность части сделки, существенное изменение обстоятельств, расторжение.

 

Одной из основополагающих составляющих принципа свободы в договорных отношениях является право сторон на определение условий договора.

В российском законодательстве данный принцип основывается на закрепленном в ст. 8 Конституции Российской Федерации (далее по тексту – Конституция РФ) положении о свободе экономической деятельности, а в общем виде изложен в п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ).

Вышеуказанный принцип дает сторонам право формировать условия будущей сделки (договора) по их усмотрению, за исключением случаев, когда содержание соответствующего условия договора прямо предписано законом или иными правовыми актами (ст. 55 Конституции РФ, абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ), которые обязаны соблюдать стороны, для исключения ничтожности сделки.

Необходимость предписания будущих условий сделки обуславливается необходимостью соблюдения баланса интересов, так как иное может повлечь становление в договорных отношениях неминуемой анархии, в которой верховенство закона теряет смысл.

Так, в пп. 1 и 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее по тексту – Постановление № 16) наиболее широко раскрыты основания ограничений, – ограничения устанавливаются в связи с необходимостью защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов, а также недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

Применяя названные положения, судам следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

Однако, реализуя вышеуказанный принцип, стороны порой идут на риски, включая в договор условия, которые могут затронуть законодательно установленные ограничения. Стороны при этом действуют в условиях правомерных ожиданий (правовой предсказуемости), опираясь на позитивное право, которое и несет в себе такое значение – формирует правомерное ожидание, предсказуемость результатов процесса. В таком случае, в зависимости от характера установленного условия, к такому договору могут быть применены различные правовые последствия, указанные в § 2 ч. 1 ГК РФ, которые могут выражаться в ничтожности такой сделки, признании ее оспоримой (недействительной), либо в применении последствий недействительности части сделки.

При применении к договору вышеуказанных норм наиболее неопределенным, в плане возможных последствий, является применение последствий недействительности части сделки.

Данная норма закреплена в ст. 180 ГК РФ и дословно указывает, «что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части».

Другими словами, применение последствий недействительности части сделки направлено на конволидацию (оздоровление сделки, придание ей жизнеспособности) самой сделки. Процесс конволидации зависит напрямую от разделения сделок на оспоримые и ничтожные. Ничтожная сделка не образует тех последствий, к которым стороны стремились прийти при ее заключении, и не имеет юридической силы с момента заключения и исходя из этого, ее консолидация невозможна.

В этом случае как раз положения ст. 180 ГК РФ делают возможным сохранить имеющиеся отношения с тем условием, что сделка может быть совершена с отсутствием исключенной части. В этом случае оценивать все совокупности факторов, при которых возможно убрать из сделки ее часть, возлагается на суд и является его прерогативой.

В п. 100 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений разд. I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее по тексту – Постановление № 25) указано что, «признавая сделку недействительной в части, суд в решении приводит мотивы, исходя из которых им был сделан вывод о том, что сделка была бы совершена сторонами и без включения ее недействительной части. При этом со ссылкой на принцип свободы договора прямо указано, что признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать. Поэтому этот вопрос должен выноситься судом на обсуждение сторон для того, чтобы они могли представить мотивированную позицию по нему»1.

До принятия данного постановления суд выносил решение о признании недействительной части сделки или сделки в целом, основываясь лишь на законодательно установленных ограничениях, без учета мнений сторон сделки, что могло нести последствия в виде навязывания сторонам такой сделки. Вышеуказанное постановление разрешило данный вопрос, и сторонам предоставлено право выразить свою позицию по признанию недействительной части сделки или сделки в целом.

Но тогда остается открытым следующий вопрос: как быть в случае, если одна из сторон заявляет о расторжении договора, так как условие сделки признано недействительным, а исключение этого условия для данной стороны является существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

В этой ситуации суд может поставить вопрос о признании всей сделки недействительной. В этом случае заинтересованная сторона может выступить с возражением, ссылаясь на п. 3 ст. 451 ГК РФ. В такой ситуации сторона, заявив о расторжении сделки в связи с исключением из нее части, может потребовать взыскать на основании ст. 15 ГК РФ убытки в виде неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота.

Как в данной ситуации обеспечить соблюдение интересов обеих сторон сделки и не допустить возникновение неблагоприятных последствий?

Таким образом, Постановлением № 25 был разрешен ряд вопросов, возникших при принятии Постановления № 16, однако в связи с возникающими неопределенностями, вытекающими при применении последствий недействительности части сделки, возникает необходимость во внесении дополнений в Постановление № 25, которыми были бы решены имеющиеся неопределенности.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений разд. I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015 № 8.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Конституция Российской Федерации// Российская газета. 25 декабря 1993 г. № 237.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Федеральный закон Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
3. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» // Вестник ВАС РФ. 2014. № 5.
4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений разд. I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ.2015. № 8.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (67) 2018

Просмотров: 9

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code