СОЦИАЛЬНЫЕ МЕДИА КАК ПРЕДМЕТНОЕ ПОЛЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ АНАЛИЗА И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ СЛОЖНОСТИ

Д.В.Руденкин, кандидат социологических наук
А.С.Юферева

Работа обращается к актуальным вопросам изучения социальных медиа в современной социально-гуманитарной науке. Авторы отмечают, что спрос на исследования в области социальных медиа связан не только с научным поиском, но и с необходимостью решения прикладных задач в обществе.

Поэтому авторы изучают современное состояние теоретического анализа социальных медиа и эмпирических исследований в этой области. Сравнивая и анализируя результаты различных исследований, авторы приходят к выводу, что теоретические исследования в области социальных медиа очень разрозненны и не создают необходимой концептуальной основы для эмпирических замеров. Эмпирические же исследования концентрируются на сугубо утилитарных вопросах и мало способствуют решению существующих сложностей в развитии теории социальных медиа.

Ключевые понятия: информационное общество, социальная коммуникация социальные медиа, социальные сети, Интернет.

 

Введение

Влияние социальных медиа на различные общественные процессы и практики оказывается в фокусе внимания современной социально-гуманитарной науки все чаще. При этом заметно, что за интересом ученых к данной проблематике стоит как минимум два различных импульса. С одной стороны, обращение науки к анализу влияния социальных медиа на актуальные общественные процессы — это своеобразное стремление проверить в новых реалиях эвристический потенциал классических подходов к социальной коммуникации,которые формулировались задолго до того, как человечество узнало, что такое Интернет и социальные медиа. С другой стороны,«мода» на подобные исследования отчасти обусловлена сиюминутными и утилитарными причинами. Государство, СМИ, предприниматели, маркетологи формируют все более выраженный запрос на новые прикладные знания в этой области: постоянно совершенствующийся функционал социальных медиа и растущее число пользователей стимулируют всех их искать новые подходы к аудитории. Почти регулярные спекуляции политиков и журналистов на теме использования социальных медиа в целях пропаганды неких ценностей или даже нагнетания протестных политических настроений в самых разных регионах мира этот запрос только укрепляют.

Иными словами, социальные медиа оказались интересны науке сразу с двух позиций: и как новый феномен, требующий концептуального осмысления, и как предмет прикладного, сугубо утилитарного изучения. И хотя оба этих направления анализа изучения социальных медиа не противоречат друг другу и вполне могут сосуществовать в рамках одного предметного поля, они все же предполагают несколько разные цели и разные аналитические ракурсы. Разница этих аналитических направлений создает благодатную почву для концептуального разрыва между теоретическими объяснительными моделями к социальным медиа и прикладными эмпирическими исследованиями в этой области. Однако понять, существует ли такой разрыв в действительности, можно лишь после полноценного анализа как текущих теоретических разработок в области социальных медиа, так и актуальных эмпирических исследований. В данной работе мы намерены сделать шаг именно в этом направлении и провести ревизию существующих на данный момент теоретических наработок и эмпирических исследований социально-гуманитарной науки в области изучения той роли, которую социальные медиа играют в обществе.

Актуальные теоретические подходы к изучению социальных медиа

В рамках данной работы под социальными медиа мы будем понимать особую категорию интернет-сайтов, которые позволяют пользователям создавать собственный контент и обмениваться им. Нам в данном случае близка позиция Р. А. Ду- кина [3] и Г. Н. Неяскина [11]: стремительность развития Интернета делает несколько бессмысленным поиск конкретного перечня ресурсов, которые дают пользователям такие возможности, поскольку обновление таких сервисов происходит постоянно. К типическим примерам социальных медиа могут быть отнесены такие популярные сервисы, как «ВКонтакте», «Facebook», «Twitter», «Instagram», но очевидно, что перечень таких сервисов можно дополнить еще множеством частных позиций. Тем не менее, общая логика понимания социальных медиа именно как площадок, позволяющих пользователям создавать и тиражировать собственный информационный контент, на наш взгляд, в целом устоялась. Вероятно, здесь сказывается тот факт, что исследовательский поиск социально-гуманитарной науки воздерживается от пристального внимания к технологическим особенностям социальных медиа, которые представляют большой интерес для технической науки. Социально-гуманитарной науке более интересен не технический функционал социальных медиа, а их роль в контексте общей социальной реальности. Изучение этой роли может базироваться и на общем представлении о социальных медиа как о категории Интернет-сайтов, позволяющих пользователям самим производить информационный контент.

Очевидная проблема нынешних теоретических исследований социальных медиа заключается в относительной эклектичности ведущегося научного поиска. Современная социально-гуманитарная наука изначально базируется на принципе поли- парадигмальности, поэтому традиции анализа одного и того же явления в ней, как правило, существуют очень разнообразные. В данном же случае ситуацию осложняет и крайне высокая динамика развития изучаемого объекта — социальных медиа, которые регулярно обрастают новыми свойствами и инструментарием. Многочисленные труды, посвященные влиянию социальных медиа на различные аспекты социальной реальности, фокусируются на разных вопросах и придерживаются разных исходных методологических установок, поэтому прослеживать в них какие-то общие аналитические традиции бывает не просто. Возникает примечательное противоречие: интуитивно большинство ученых соглашаются с тем, что распространение социальных медиа влияет на характер многих общественных процессов, но при этом четкое, общепризнанное представление о том, в чем именно заключается такое влияние и почему оно происходит, пока, по сути, отсутствует. Тем не менее, условно вполне возможно выделить несколько ключевых векторов анализа социальных медиа и их роли в обществе, которые так или иначе прослеживаются в актуальной научной литературе (см. таблицу).

Основные направления теоретического анализа социальных медиа

Можно отметить, в частности, что европейская наука обратилась к вопросу о роли социальных медиа в обществе в рамках изучения традиционных для себя проблематик и в основном сосредоточилась на том, почему появление и распространение социальных медиа способно корректировать устоявшуюся ранее и уже привычную людям социальную реальность. В этом контексте показательны, например, рассуждения А. Барда и Я. Зодерквиста о той роли, которую новые технологии играют в трансформации традиционных систем господства: внедрение в общество новых технологий приводит к интенсификации сетевых связей и дает возможность включения в политический процесс тем субъектам, которые в прежних обстоятельствах были ее полностью лишены [1]. Другой европейский исследователь, М. Кастельс, фокусируется в своей сетевой теории на изучении богатых возможностей самоорганизации, которые перед обществом открывают социальные медиа: по сути, в его логике такие медиа становятся одним из ключевых инструментов работы для новых общественных движений, обретающих все большую значимость в обществе [7]. Акторно-сетевая теория Б. Латура строится на допущении о фактическом слиянии традиционных социальных связей с вирту- ализированными [11]. Иначе говоря, европейская наука в основном фокусируется на вопросе о том, как именно и почему может меняться общество в целом или какой-то из его частных аспектов из-за появления нового, непривычного ранее феномена — социальных медиа. Итогом изысканий перечисленных ученых и иных исследователей (например, исследований B. Danet [28], R Mansell [35], J. Chesebro [26] и др.) стали как новые теоретические разработки, адекватно связанные с классической социальной теорией, так и построение новых аналитических моделей, интерпретирующих и объясняющих особенности различного социального поведения индивидов. Тем не менее, нельзя не отметить, что, несмотря на ряд очевидных успешных наработок, в основном остаются умозрительными и не всегда предполагают какую-то эмпирическую верификацию.

Американский вектор анализа социальных медиа и их роли в обществе оказался несколько иным. В большей степени американские исследователи фокусируются на вопросе о потенциальных различиях между коммуникацией индивидов в социальных медиа и иными формами их взаимодействия. Имплицитно в работах американских исследователей часто прослеживается гипотеза: социальные медиа порождают особый тип взаимодействия индивидов, который представляет собой уникальную социальную реальность и не может рассматриваться как прямое продолжение традиционных связей. В частности, L. Sproull, S. Kiesler [38] сфокусировали свое внимание на экспериментальном сравнении особенностей коммуникации индивидов на базе социальных медиа и за их пределами. Другой американский исследователь, Г. Рейнгольд, отмечал, что появление новых медиа в первую очередь упрощает и ускоряет коммуникацию индивидов, позволяя им общаться проще и эффективнее делать что-то совместно [18]. Междисциплинарный социолого-географи- ческий подход направлен на выявление особенностей конструирования и презентации пространства коммуникации в социальных медиа (M. Dodge, M. Zook [30]). Можно сказать, что в целом американская социально- гуманитарная наука подошла к изучению роли социальных медиа в обществе с преимущественно прагматических позиций, а потому для нее оказалась менее характерна опора на классические объяснительные модели. Ключевой исследовательский фокус американской науки в основном сосредоточился на частном вопросе о конкретных особенностях коммуникации индивидов на базе социальных медиа. Результатом теоретических изысканий американских ученых на данный момент оказались и различные концепции, объясняющие особенности поведения людей в рамках социальных медиа, и апробация оригинальных эмпирических методик, применимых для сбора информации о таком поведении. Впрочем,хотя американская наука и констатировала, что коммуникация людей на базе социальных медиа отличается от иных форм общения, вопрос о соотношении этих типов коммуникации между собой и об их способности перетекать друг в друга остался малоизученным.

Отечественная наука подошла к изучению социальных медиа позднее, чем европейская и американская. Вероятнее всего, причинами этого стали и общий «догоняющий» характер отечественной социально-гуманитарной науки по отношению к зарубежным академическим школам, и менее интенсивное проникновение социальных медиа в жизнь российского общества. Впрочем, несмотря на относительно короткую историю изучения российскими исследователями социальных медиа, отечественная наука имеет ряд примечательных разработок в соответствующей области. Например, примечательные разработки были выполнены отечественными учеными в области изучения внутренней динамики коммуникации в социальных медиа (здесь можно, в частности, упомянуть работы таких авторов, как А. С. Дужникова [2], О. Н. Морозова [15], О. В. Лутовинова [13], М. Г. Шилина [23], И. Е. Штейнберг [24]). Проводились исследования, посвященные анализу влияния виртуализации на личностные качества пользователей социальных медиа (В. Нестерова [16], Н. Н. Королева [10], Д. В. Туркин [20], И. Г. Чернобровкина [22]). Выполнялись также исследования, направленные на создание математического аппарата, применимого для систематического анализа социальных медиа (С. Г. Ушкин [21], К. С. Родин [19]). Следует также упомянуть интерес отечественных ученых к влиянию социальных медиа на отдельные общественные явления: например, популяризацию занятий спортом (О. В. Лисина [12], А. Комарова [9], М. Киселев [8], И. Я. Лутфул- лин [14], М. В. Елкина [6], И. Н. Каишев [5], Д. Р. Карамов [6]). Можно отметить, что преобладающий вектор российских исследований социальных медиа оказался связан с интересом к внутренней морфологии социальных медиа и прикладным особенностям их использования.Тем не менее в отечественных научных исследованиях несколько острее, чем в зарубежных, проявилась эклектичность научного поиска и разрозненность отдельных научных проектов, результаты которых нечасто подвергаются систематическим концептуальным обобщениям. Большинство отечественных исследований социальных медиа пока оказались более ориентированными на прикладную пользу и в меньшей степени становились основой для построения фундаментальных научных теорий.

В целом можно отметить, что и европейская, и американская, и российская наука находятся в состоянии интенсивной дискуссии относительно сущности социальных медиа и их роли в обществе. Даже такой поверхностный литературный обзор показывает, что неясности в этих вопросах очевидно многочисленны. Интуитивно, на уровне здравого смысла большинство ученых признают, что коммуникация, проходящая в социальных медиа, имеет свою специфику и создает благодатную почву для более стремительного и масштабного протекания различных общественных процессов. Но взгляды на природу этой специфики и ее особенности до сих пор остаются предметом фундаментальность дискуссий. Предсказуемо различными оказываются и точки зрения о возможных последствиях распространения социальных медиа в обществе. При этом, как мы полагаем, существует несколько ключевых позиций, отсутствие ясности в которых прослеживается и в европейских, и в американских, и в российских исследованиях социальных медиа.

Во-первых, нет четкого понимания того, что правильнее всего понимать под социальными медиа. Парадокс между множественностью различных по функционалу коммуникативных сайтов в Интернете и их отчётливой технической интегрированно- стью как друг с другом (например, в виде возможности одновременной публикации одного и того же сообщения на разных ресурсах), так и с иными платформами (в частности, с новостными лентами или файлообменниками) актуализирует вопрос о границах самого понятия социальных медиа и корректности его применения к сообществам пользователей, возникающим на базе тех или иных информационных ресурсов в Интернете.

Во-вторых, неясна роль социальных медиа в формировании настроений и намерений людей. С чисто логических позиций социальные медиа можно рассматривать и как площадку проявления уже существующих настроений и запросов пользователей, и как пространство формирования таких намерений и запросов.

В-третьих, не сложилось какого-то четкого понимания механизма влияния коммуникации в социальных медиа на вектор активности пользователей. Не понятно, способна ли коммуникация в социальных медиа подталкивать пользователей к действиям, совершаемым в том числе и за пределами самих социальных медиа.

Разумеется, формирование понимания по каждому из этих вопросов рано или поздно будет выработано социально-гуманитарной наукой и ляжет в основу будущих исследований. Тем не менее на данный момент четкого понимания по этим фактически ключевым методологическим позициям в теоретической социально-гуманитарной науке не сформулировано. Поэтому отдельные удачные теоретические наработки сложно выстроить в какое-то целостное видение роли социальных медиа в обществе.

Векторы эмпирического изучения социальных медиа

Схожая эклектика научного поиска прослеживается и в эмпирических исследовательских проектах. Разумеется, многочисленность эмпирических исследований, проводимых в этой области, не дает нам возможность охарактеризовать абсолютно все научные проекты: вероятно, в силу «модности» темы социальных медиа они ежегодно оказываются в фокусе внимания множества исследователей. Поэтому мы сфокусируемся в своем анализе лишь на наиболее известных и цитируемых из таких исследований, предполагая, что эти проекты являются своего рода эталоном, ориентиром для других ученых.

Чтобы определить такие наиболее известные и цитируемые исследования, мы обратились к анализу научных баз данных Scopus и Web of Science. Для анализа мы отбирали только те работы, которые были изданы и проиндексированы в научных базах в 2012—2017 гг. и опубликованы в европейских или американских научных изданиях. Мы отбирали те статьи, название или ключевые слова которых содержали отсылку к социальным медиа и базировались на результатах эмпирических исследований (опросах общественного мнения, интервью, наблюдении, статистическом анализе и др.). Результаты этой работы показали, что в зарубежной академической литературе достаточно весомое положение занимают прикладные исследования, в которых вопрос влияния социальных медиа на общественные практики в различных областях жизненного уклада получил всестороннее рассмотрение. Нам удалось обнаружить несколько ключевых векторов эмпирического анализа, которые сложились в зарубежных эмпирических исследованиях.

• Социальные медиа как фактор публичной политики. В частности, в исследованиях акцентируется внимание на анализе воздействия социальных медиа на поведение избирателей в период предвыборных кампаний (S. Boulianne [25]), на представлениях политических акторов о возможностях и перспективах использования социальных медиа по созданию положительного имиджа, взаимодействию с электоратом (R. Karlsen, B. Enjolras [34]), на определении корреляционной зависимости между уровнем активности людей в реальности и в онлайн-среде (N. Gustafsson [33]). Появление таких исследований, по всей видимости, стало результатом роста числа пользователей Интернета и социальных медиа в сочетании с сокращением аудитории традиционных СМИ. Собственно, социальные медиа и рассматриваются авторами подобных исследований как фактический аналог традиционных СМИ: они трактуются как инструмент, через который можно донести некую информацию до относительно широкой аудитории. Сам вектор исследовательского поиска в таких работах утилитарен и направлен на поиски оптимальной стратегии по донесению такой информации.

• Роль социальных медиа в сфере образования. Не менее важное место отведено вопросу влияния социальных медиа на сферу образования. Главным образом речь идет о выявлении посредством социологического исследования представлений у преподавателей, студентов и школьников о роли цифровых технологий в образовательной среде: преимущества и недостатки коммуникационных каналов в процессе обучения (M. D. Roblyera, M. McDanie, M. Webb, J. Hermand, J. V. Wittye [37], J. Garner, H. O’Sullivan [32]), деструктивное воздействие социальных медиа на образовательный процесс (M. Moran, J. Seaman, H. Tinti-Kane [36]) и др. Авторы подобных исследований тоже трактуют социальные медиа сугубо утилитарно и рассматривают их как инструмент оптимизации и модернизации самого образовательного процесса. Социальные медиа трактуются авторами этих исследований как неотъемлемый атрибут жизни как студентов, так и преподавателей. И целевые установки их исследований связываются с перспективами использования этих сетей для оптимизавции и повышения качества образовательного процесса.

• Социальные медиа в контексте спорта. В русле изучения социальных медиа следует выделить тему спорта, вариации которой также широко распространены в виртуальной реальности. Изучению подлежат особенности потребления контента профессиональными спортсменами в социальных медиа (Ch. Witkemper, Lim, Choong Hoon [39]), специфика выбора спортсменами того или иного канала в социальных сетях (G. Clavio, P. Walsh [27]). В подобных исследовательских работах также прослеживается прагматизм. Социальные медиа воспринимаются авторами таких исследований как уже состоявшийся атрибут спортивной жизни: ими пользуются спортсмены, они популярны среди поклонников спорта, используются для обсуждения спортивных тематик. И основная цель таких эмпирических исследований — в том, чтобы разобраться, как именно можно использовать социальные медиа для популяризации спорта в обществе.

• Использование социальных медиа в интересах системы здравоохранения. К числу перспективных направлений следует отнести проблемы использованиях новых технологий коммуникаций в сфере здравоохранения. Зарубежные авторы посвящают свои исследования возможностям использования социальных медиа медицинскими работниками (F. J. Grajales III, S. Sheps, K. Ho, H. Novak-Lauscher, G. Eysenbach [31]), проблемам использования цифровых технологий пациентами в целях получения консультаций от врачей (Don S. Dizon [29]). Замысел подобных эмпирических исследований созвучен тому, что стоит за изучением роли социальных медиа в спорте. Само существование аккаунтов в социальных медиа у большинства современных людей воспринимается авторами таких научных исследований как объективная данность, опора на которую может привести к решению утилитарных, прикладных задач. По сути, социальные медиа рассматриваются в данном случае сугубо как средство трансляции неких идей, связанных со здоровым образом жизни, а основной научный поиск фокусируется на технологиях такой трансляции.

Воздержимся в данном случае от претензий на всеохватывающий характер описания существующих эмпирических исследований. Еще раз подчеркнем: в своем анализе мы фокусируемся лишь на наиболее цитируемых и резонансных научных проектах. Поэтому мы вполне допускаем, что классифицировать существующие эмпирические исследования социальных медиа можно по какому-то иному принципу, а сам их перечень дополнить иными позициями. Для нас в данном случае принципиально скорее то, что, хотя сложившиеся направления прикладного эмпирического анализа социальных медиа оказались весьма разнообразными, во всех них прослеживаются созвучные установки. Причем заметно, что текущие эмпирические исследования действительно несколько оторваны от теоретических дискуссий о социальных медиа и не добавляют ясности в неразрешенные концептуальные вопросы.

Примечательно, что во всех перечисленных случаях утилитарный, прагматический вектор эмпирического анализа приводит к узости и конкретности научного поиска. Социальные медиа рассматриваются авторами таких эмпирических исследований как объективная данность, которая уже фактически изменила социальную реальность и которую можно использовать для решения неких утилитарных целей. Морфология социальных медиа, как и причинно- следственные связи, лежащие в основе их функционирования, рассматриваются авторами эмпирических исследований лишь косвенно и только в контексте поиска ответов на более частные, прикладные вопросы. При этом те самые концептуальные вопросы, которые вызывают сложность в современных теориях социальных медиа, фактически остаются без ответа и здесь. В существующих эмпирических исследованиях в принципе можно найти ответ на вопрос, как и когда активность пользователей социальных медиа в конкретной сфере (например, в образовании) перетекает в действия, совершаемые за пределами самих социальных медиа, но нельзя однозначно сказать, насколько уместно экстраполировать такие выводы на друге сферы. К тому же, чаще всего авторы рассматривают в своих исследованиях разные ресурсы (Instagram, Facebook, YouTube), и какое-то четкое понимание о том, что корректно понимать под социальными медиа, а что нет, из существующих эмпирических исследований вывести сложно. Точно так же нельзя однозначно сказать, откуда берутся настроения пользователей, которые изучаются в таких исследованиях: являются ли они объектом чьего-то манипулятивного конструирования или формируются сами, сказать сложно. Иными словами, текущие эмпирические исследования в данной области не добавляют ясности ни по одной из дискуссионных позиций анализа социальных медиа, которые проявились в актуальных теоретических дискуссиях.

В итоге можно констатировать, что в современных исследованиях социальных медиа не только существует определенный разрыв между теоретическим и эмпирическим анализом, но и наметилась серия концептуальных вопросов, которые не разрешены ни в одном из этих направлений. Однако важно понимать, что само существование этих вопросов — плод относительной новизны темы. И ясность в них, по всей видимости, позднее проявится.

Заключение

Подводя итог работы, отметим, что анализ социальных медиа в современной социально-гуманитарной науке начался по историческим меркам совсем недавно, и это приводит к серьезным концептуальным сложностям. Спрос на знания о роли социальных медиа в обществе велик, причем не только со стороны научного сообщества, но и со стороны практиков. Однако четкого, общепризнанного концептуального аппарата для анализа таких проблем наука пока до конца не сформировала, этот процесс все еще продолжается. В результате проявляется не только тот самый разрыв между теоретическим и эмпирическим исследованием социальных медиа, существование которого мы предполагали в начале данной работы, но и целый ряд иных сложностей. Размытыми остаются и само понятие социальных медиа, и принципы их влияния на настроения и поведение людей, и возможности их манипулятивного использования, и другие аспекты. Противоречие между высоким спросом на исследования социальных медиа и новизной этой темы приводит к появлению многочисленных теоретических и эмпирических исследований, лишенных общей фундаментальной основы. Теоретический научный анализ социальных медиа эклектичен, лишен некого целостного ядра и не дает ответов на целый ряд ключевых вопросов о сущности этого феномена. Эмпирические же исследования нередко и вовсе дистанцируются от многих концептуальных вопросов, фокусируясь на заведомо частных, прикладных проблематиках. Тем не менее, важно учитывать, что анализ таких вопросов действительно ведется социально-гуманитарной наукой относительно недавно. И преодоление сложившихся проблем изучения социальных медиа — по всей видимости, лишь вопрос времени.

_____________________

1. Бард А., Зодерквист Я. Netokratia. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб. : Изд-во Стокгольм. шк. экономики в Санкт-Петербурге, 2004. 252 с.
2. Дужникова А. С. Социальные сети: современные тенденции использования // Мониторинг общественного мнения. 2010. № 5 (99) С. 238—251.
3. Дукин Р. А. К вопросу определения понятия «социальные медиа» // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. № 4. С. 37—39.
4. Елкина М. В. К вопросу о популяризации физической культуры и спорта среди молодежи в сообществах социальной сети «ВКонтакте» // Молодежь в новом тысячелетии: проблемы и решения : материалы IV регион. науч.-практ. конф. Омск, 2017. С. 144—150.
5. Каишев И. Н. Instagram как площадка популяризации спорта и здорового образа жизни среди молодежи // World science: problems and innovations : сб. ст. победителей X Междунар. науч.-практ. конф. : в 3 ч. Пенза, 2017. С. 186—188.
6. Карамов Д. Р. Влияние социальных сетей на формирование отношения молодежи к спорту и здоровому образу жизни // Физиологические, педагогические и экологические проблемы здоровья и здорового образа жизни : сб. науч. тр. IX Всерос. науч.- практ. конф. Екатеринбург, 2016. С. 137—141.
7. Кастельс М. Галактика Интернет: размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург: У-Фактория, 2004. 328 с.
8. Киселёв М. А. Сообщества в социальных сетях — одна из форм обратной связи для управления физической культурой и спортом // Университетский спорт: здоровье и процветание нации : материалы V Междунар. науч. конф. студентов и молодых ученых. Т. 2. Казань : Поволж. ГАФКСиТ, 2015. С. 379—382.
9. Комарова А. В. Роль киберпространства социальных сетей в современном спорте // Вестник Бурятского государственного университета. Педагогика. Фиолология. Философия. 2015. № 13. С. 83—86.
10. Королева Н. Н. Влияние коммуникации в сети Интернет на личностные особенности пользователей // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. 2004. № 9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie- kommunikatsii-v-seti-internet-na-lichnostnye- osobennosti-polzovateley (дата обращения: 31.08.2018).
11. Латур Б. Сети, общества, сферы: размышления одного из создателей актрно-сетевой теории // Социальные сети и виртуальные сетевые сообщества : сб. науч. тр. М. : ИНИОН РАН. 2013. С. 70—75.
12. Лисина О. В. Конструирование российской молодежью ЗОЖ-имиджа в соцсетевом фотосервисе Instagram: реальные и виртуальные здоровьесберегающие практики // Управление устойчивым развитием. 2016. № 4. С. 76—80
13. Лутовинова О. В. Интернет как новая «устно-письменная» система коммуникации // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2008. № 71. С. 58—65.
14. Лутфуллин И. Я. Основные направления использования информационных технологий в практике спорта // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. 2012. № 9. С. 88—93.
15. Морозова О. Н. Особенности Интернет-коммуникации: определение и свойства // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. 2010. № 5. С. 150—158.
16. Нестеров В. Ю. К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностных коммуникаций в Интернет // Мир Internet. 2000. № 3. С. 58—61.
17. Неяскин Г. Н. Влияние социальных медиа на бизнес-коммуникации // Диалогические коммуникации в бизнесе : материалы интернет-конф. М., 2010. URL: http:// ecsocman.hse.ru/text/33318153/ (дата обращения: 31.08.2018)
18. Рейнгольд Г. Умная толпа: новая социальная революция / пер. с англ. А. Гарькавого. М. : ГРАНД : Фаир пресс, 2006. 416 с.
19. Родин К. С. Опыт прогнозирования результатов выборов на основе анализа социальных сетей // Тезисы докладов на IV Всероссийской социологической конференции «Продолжая Грушина» (21—28 марта 2014 г., Москва). URL: http://wciom.ru/ fileadmin/file/nauka/grusha2014/s1/Rodin.pdf (дата обращения: 31.08.2018).
20. Туркин Д. В. Социальная коммуникация в сети Интернет // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 33. С. 58—62.
21. Ушкин С. Г. Протестные сообщества в социальных сетях: три года наблюдений // Мониторинг общественного мнения. 2014. № 6 (124). С. 112—118.
22. Чернобровкина И. Г. Особенности самопрезентации в интернет-коммуникации // Царскосельские чтения. 2012. № XVI. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ osobennosti-samoprezentatsii-v-internet- kommunikatsii (дата обращения: 31.08.2018).
23. Шилина М. Г. Интернет-коммуникация и теоретические аспекты исследований масс-медиа // Медаископ. URL: http://www. mediascope.ru/node/912 (дата обращения: 31.08.2018).
24. Штейнберг И. Е. «Живые» и виртуальные сети социальной поддержки: анализ сходств и различий // Социологический журнал. 2009. № 4. С. 85—103.
25. Boulianne S. Social media use and participation: a meta-analysis of current research // Information, Communication & Society. 2015. Vol. 18, iss. 5: Communication and Information Technologies Section (ASA) Special Issue. Р. 524—538.
26. Chesebro J., McMahan D., Russett P. Internet Communication. Bern, Peter Lang Publishing, 2014. 400 p.
21. Clavio G., Walsh P. Dimensions of Social Media Utilization Among College Sport Fans // Communication & Sport. 2014. Vol. 2, iss. 3, 2014. P. 261—281
28. Danet B., Herring S. The Multilingual Internet: Language, Culture, and Communication Online. Oxford : Oxford University Press, 2001. 464 p.
29. Dizon Don S., Graham, D. S. Thompson M., Johnson L., Johnston C., Fisch M., Miller R. Practical Guidance: the Use of Social Media In
Oncology Practice // Journal of Oncology Practice. Vol. 8, iss. 5. P. 114—124.
30. Dodge M., Zook M. Internet measurement // International encyclopedia of human geography / ed. by R. Kitchin, N. Thrift. Oxford : Elsevier, 2009. P. 569—519.
31. Grajales III F. J., Sheps S, Ho K., Novak- Lauscher H., Eysenbach G. Social Media: a Review and Tutorial of Applications in Medicine and Health Care // J Med Internet Res. 2014. Feb; 16(2): e13. URL: https://www.ncbi. nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3936280/ (дата обращения: 31.08.2018).
32. Garner J., O’Sullivan H. Facebook and the professional behaviours of undergraduate medical students. The Clinical Teacher. 2010. No. 1 (2). Jun. P. 112—115.
33. Gustafsson N. The subtle nature of Facebook politics: Swedish social network site users and political participation // New Media & Society. 2012. Vol. 14, iss. 1. P. 1111—1121.
34. Karlsen R., Enjolras B.. Styles of Social Media Campaigning and Influence in a Hybrid Political Communication System // The International Journal of Press/Politics. 2016, Vol. 21(3). P. 338—351.
35. Mansell R. Imagining the Internet: Communication, Innovation, and Governance Oxford : OUP Oxford, 2012. 289 p.
36. Moran M., Seaman J., Tinti-Kane H. Teaching, Learning, and Sharing: How Today’s Higher Education Faculty Use Social Media // Numerical/Quantitative Data; Reports — Research. 2011. URL: https://eric. ed.gov/?id = ED5351 30 (дата обращения: 31.08.2018).
31. Roblyera M. D., McDanie M., Webb M., Hermand J., Wittye J. V. . Findings on Facebook in higher education: A comparison of college faculty and student uses and perceptions of social networking sites // The Internet and Higher Education. 2010. Vol. 13, iss. 3. P. 134—140.
38. Sproull L., Kiesler S. Connections: new ways of working in the networked organization. 1th print. MIT Press, 2001. 212 p.
39. Witkemper Ch., Lim Choong Hoon, Waldburger Adia. Social Media and Sports Marketing: Examining the Motivations and Constraints of Twitter Users // Sport Marketing Quarterly. 2012. Vol. 21, iss. 3. P. 110—183.

Источник: Научный журнал “Социум и власть”. 2018. № 5 (73)

Просмотров: 42

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code