ПРИМЕНЕНИЕ STEEP-АНАЛИЗА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СФЕРЫ В ТЕКУЩИХ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

С.Г.Камшилов, кандидат технических наук

Выделены и сгруппированы PEST-факторы, указана их актуальность, проанализировано возможное влияние на производственную сферу экономики. По каждой группе факторов даны комментарии относительно их проявления в средне- и в долгосрочной перспективе. Для удобства использования основные выводы представлены в таблицах.

Ключевые слова: STEEP-анализ, политические, экономические, технологические, социокультурные, экологические факторы, производственная сфера, фондирование, кредиты, экономика.

 

Достаточно известный инструмент — STEEP- анализ (его расширенная версия включает экологические факторы) не потерял своей актуальности и в текущих быстро меняющихся условиях. Он по прежнему является действенным для формирования стратегии предприятия и определения способов реагирования на значимые вызовы внешней среды. Наряду с другими управленческими инструментами он является неотъемлемой частью, используемой на стратегическом и тактическом уровнях промышленных предприятий.

С учетом сложившейся экономической и политической ситуации в мире целесообразно вновь выделить основные элементы по STEEP-факторам и проанализировать их возможное влияние на производственный сектор экономики РФ.

Начнем с политических факторов. Продолжающееся действие санкций Запада, а также новый санкционный список высокотехнологичных компаний РФ, введенный в 4-м квартале 2016 г. администрацией США, существенно ограничивают возможности отечественного производственного и банковского секторов на внешних рынках и в Крыму. Санкционные действия по-прежнему сдерживают развитие внешних связей предприятий первопередельной продукции, а также высокотехнологичных предприятий Российской Федерации с крупными инвестиционными и инновационными центрами в Западной Европе и Соединенных Штатах Америки.

Как следствие, мы наблюдаем усиление сотрудничества РФ со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), активизацию политических и экономических международных мероприятий на Дальнем Востоке (например, ежегодно проводимый Дальневосточный экономический форум).

События декабря 2016 г. (визит В. В. Путина в Японию) показали возможность сближения позиций Российской Федерации и Японии по совместному использованию Южно-Курильских островов. При наличии подобного политического решения возможен трансфер технологий и инвестиций со стороны японских корпораций в средне- или в долгосрочной перспективе.

По прежнему велико участие государства в крупном бизнесе, что проявляется в дальнейшем развитии государственных корпораций — ОДК, ОСК, ОАК и др. — и ставке на них в среднесрочном периоде с соответствующей ресурсной поддержкой.

Сложившаяся внешнеполитическая ситуация, как-то усиление напряженности по периметру границ РФ, сирийские события, обусловила приоритетное направление по укреплению обороноспособности страны, что характеризовалось в том числе и ростом количества военных учений. Как следствие — Российской Федерацией делается ставка на усиление роли предприятий военно- промышленного комплекса в экономике, которые могут быть потенциальными локомотивами для ряда отраслей промышленности не только в краткосрочном периоде, но и на более длительные сроки.

Выход Великобритании из Европейского Союза (Brexit) также будет накладывать отпечаток на двусторонние отношения между Англией, странами Западной Европы и РФ, что на интервале в 8—10 лет может привести к усилению взаимодействия как в политической, так и в экономической сфере между нашими странами.

Наиболее значимые политические компоненты и экспресс-анализ их влияния представлены в табл. 1.

Таблица 1
Группирование политических факторов

Перейдем к экономическим факторам. В первую очередь, следует отметить ограниченность фондирования предприятий среднего, крупного бизнеса в банках Западной Европы и Соединенных Штатов из-за продолжающегося санкционного режима в отношении РФ. Вместе с тем, данные негативные последствия начинают сглаживаться за счет использования новых финансовых рынков АТР (однако объем этих рынков значительно меньше европейского и американского).

Во-вторых, состояние полной неопределенности мировой экономики из-за продолжающегося экономического кризиса также накладывает серьезные ограничения. Владимир Мау в комментариях к итогам Гайдаровского форума (январь 2017 г.) указал, что текущие состояние экономики еще не изучено, поскольку подобные явления наблюдаются впервые [1], а именно:

— после достижения дна в кризисе 2008 г. и более ранних начинался подъем. А сейчас экономики стран Западной Европы, Российской Федерации, Японии балансирует около нулевого уровня, темпы роста ВВП крайние низкие;

— роста безработицы (как это было в 2008— 2009 гг.) не произошло, и на текущий момент безработица в РФ по официальным данным даже ниже, чем в преддверии 2008 г., например, в Челябинской области на февраль 2017 г. ее уровень составил 1,7 %;

— номинальные доходы населения начали медленно расти в январе — марте 2017 г. вследствие укрепления рубля при стабилизации цен на нефть в диапазоне 55+ долларов за баррель, но при отсутствии какого- либо восстановительного роста экономики в целом.

Следствием из этого для производственных систем РФ является необходимость ориентации на внутренний спрос и формирование такого спроса в среднесрочном периоде.

В третьих, существенное влияние оказывает таргетирование денежной массы Центральным банком РФ с целью снижения уровня инфляции до целевых показателей в 4 % к концу 2017 г. Такая политика ведется для создания более благоприятных условий для частного бизнеса с точки зрения его кредитования. На текущий момент большинство представителей бизнес-сообщества, говорят о высоких кредитных ставках. Вместе с тем, возможные изменения в фискальной политике в части периодического обсуждения идей по увеличению ставки НДС могут негативно сказаться на предприятиях, выпускающих продукцию с высокой степенью добавленной стоимости.

В-четвертых, рассматриваемая Правительством РФ возможная ликвидация накопительной части пенсии (сформированной в рамках страховых взносов предприятий до 2014 г.) может лишить экономику «длинных денег», которые могли бы пойти через НПФ на кредитование реального сектора со сроками проектов 7—10 и более лет.

В-пятых, в экономике РФ по-прежнему велика роль мега-проектов, заказчиком которых выступает государство. На текущий момент находятся в стадии разработки или реализации такие мега-проекты, как мост через Керченский пролив, трубопровод «Северный поток-2», трубопровод в Турцию, трубопровод «Восточная Сибирь — Тихий океан», трасса высокоскоростной магистрали «Москва-Казань» (ее финансирование на текущий момент заморожено).

В шестых, в силу снижения реальных доходов населения в 2015—2017 гг. (снижение по данным Росстата составило 10 %) наблюдается повышенная нагрузка на Фонд национального благосостояния и Национальный резервный фонд для выполнения социальных обязательств государства, поддержания приемлемого спроса в экономике страны. Дальнейшие увеличение трат может привести к резкому сокращению денежных средств в указанных фондах и, как следствие, к еще большему замедлению потребительского спроса, который на начало 2017 г. и так находится в состоянии стагнации. Обобщенная оценка влияния экономических факторов отражена в табл. 2.

Рассмотрим далее технологические аспекты STEEP-анализа. Неразвитость транспортной инфраструктуры на территориях Уральского, Сибирского федеральных округов по-прежнему является сдерживающим фактором для развития ряда отраслей промышленности. Речь идет о дорогах, аэропортах, складских комплексах и соответствующей этим объектам инфраструктуре. Здесь большую роль могут сыграть инфраструктурные проекты регионального уровня на основе частно-государственного партнерства.

Ставка на импортозамещение диктует острую необходимость производства собственных средств производства, кардинального обновления основных производственных фондов. В первую очередь это касается таких отраслей, как станкостроение, электроэнергетика. Следствием сложившейся ситуации является необходимость разработки технологий собственными силами, усиления роли исследовательских (R&D) центров на крупных предприятиях и госкорпорациях.

Ответные продуктовые санкции РФ в отношении стран Западной Европы сделали возможным быстрое развитие сельскохозяйственных предприятий с увеличением их доли в структуре ВВП. Данное обстоятельство привело к росту в сельском хозяйстве новых производств, созданию ряда рабочих мест. Это наблюдается в Южном федеральном округе и Центральной части Российской Федерации.

По-прежнему велика роль Федеральных целевых программ в транспортной сфере: выделение денежных средств регионам из Дорожного фонда на ремонт и обновление региональных автотрасс, развитие морских перевозок с обустройством портовой инфраструктуры Северного морского пути, строительство отдельных участков пути Северного широтного хода.

Таблица 2
Группирование экономических факторов

Заданный Президентом РФ целевой ориентир по созданию и модернизации 25 миллионов рабочих мест к 2020 г. потребует кардинального пересмотра применяемых технологий по всем отраслям промышленности и сельского хозяйства, широкомасштабных инвестиций, повышения квалификации персонала и, самое главное, — его территориального перераспределения.

Происходят структурные изменения и в энергомощностях. В частности все больше стран делают упор на, так называемые, зеленые технологии, развивают ветровую и солнечную энергетику. В этой части уместно отметить обмен мнениями между Г. Грефом и А. Чубайсом на Гайдаровском экономическом форуме в январе 2017 г. [2]. Для РФ данное направление интересно возможным осваиванием солнечной энергии на территориях Южного Федерального округа, ветровых станций в Воронежской области.

Создание и опытная эксплуатация беспилотных средств (например, беспилотные грузовые автомобили, беспилотные пассажирские транспортные средства) приведет к изменению инфраструктуры и к некоторому сокращению традиционных профессий в сфере сервиса в обозримой перспективе.

Дальнейшие развитие систем искусственного интеллекта на основе подхода disruption technologies позволит кардинально перевернуть сложившиеся традиционные рынки и снизить себестоимость выпускаемого продукта [3]. Уже в среднесрочной перспективе это вызовет повышение уровня автоматизации и информатизации, усиление роли гаджетов, автономных средств управления операционной деятельностью на производстве и в сервисе, появление новых профессий, «умных» рабочих мест, «умных» городских, региональных экономик с учетом цифровизации и автоматизации (табл. 3).

Социокультурные факторы. Продолжающаяся реформа системы образования в Российской Федерации по всей вертикали (от Российской Академии наук до школьного уровня) характеризуется отсутствием четко заявленных результатов (внятных целевых показателей) на средне— и долгосрочную перспективу.

Таблица 3
Группирование технологических факторов

Следует отметить развитие крупными производственными компаниями собственных центров компетенций, образовательный структур (в том числе на уровне системы среднего и высшего
образования), создание корпоративных университетов. Это происходит вследствие неудовлетворенности работодателей уровнем знаний, навыков выпускников вузов. В результате наблюдается рост интереса у абитуриентов и школьников к техническим направлениям в образовании и к инженерным специальностям. Вместе с тем, продолжается однонаправленная миграция лиц со средне-специальным и высшим образованием из регионов Урала, Сибири и Дальнего Востока в Европейскую часть Российской Федерации.

Стагнация расходов на образование, здравоохранение в структуре бюджета Российской Федерации на 2017 и последующие годы уже сейчас приводит к ограничению покупательной способности домохозяйств и удовлетворению только базовых потребностей (по пирамиде Маслоу).

Происходит усиление антагонизма между наемными работниками и собственниками бизнес-структур из-за увеличивающегося разрыва в доходах, что в перспективе может сказаться на производительности труда (его снижении), а также применению «итальянских» забастовок на предприятиях.

Наблюдается некоторое повышение уровня социальной напряженности на предприятиях, занимающихся выпуском первопередельной продукции, из-за снижения мировых цен на промышленные металлы и как следствие — падение объема выпуска на таких предприятиях. Например, в Челябинской области практически полностью остановлено производство на «Уфалейникеле» (г. Верхний Уфалей) с сокращением до 70 % производственного персонала.

Действующий Трудовой кодекс Российской Федерации, с одной стороны, является социально-ориентированным (в сравнении с подобными нормативными документами развитых стран Запада), с другой — происходит его нивелирование за счет несоблюдения его положений. Отсутствие независимых профсоюзов не позволяет сотрудникам предприятия контролировать соблюдение всех норм ТК РФ работодателями. Результаты по обзору социокультурных факторов представлены в табл. 4.

Таблица 4
Группирование социокультурных факторов

К экологическим факторам следует отнести возрастание социальной активности населения всех регионов РФ в ходе публичных слушаний по размещению горнодобывающих предприятий, предприятий черной и цветной металлургии, химической промышленности, прокладки новых автомобильных и железнодорожных дорог. Это заставляет инвестора усиливать экономическую проработку проектов, а в ряде случаев и пересматривать технологические решения, как, например, произошло в ходе рассмотрения проекта Томин- ского ГОКа в Челябинской области.

Продолжается редевелопмент промышленных территорий, находящихся в центральных частях городов-мегаполисов, вынос предприятий на городскую периферию или за ее пределы (это характерно для всех городов-миллионников Российской Федерации).

Острыми остаются вопросы по утилизации твердых бытовых отходов во многих мегаполисах РФ. Большая площадь полигонов твердых бытовых отходов (ТБО), находящихся в черте города, требует незамедлительных решений — новых площадей и раздельного сбора ТБО. Однако это сдерживается отсутствием современных технологий, мер экономического стимулирования переработки ТБО, отходов, образующихся на предприятиях металлургии при добыче рудных ископаемых и других подобных работах. Проблемы переработки шлаковых отвалов, рекультивации угольных разрезов характерны для территорий Уральского и Сибирского федеральных округов (табл. 5).

Таблица 5
Группирование экологических факторов

Действия выше перечисленных экологических факторов, сказываются на здоровье всех слоев населения мегаполисов, что в конечном итоге усиливает социальную нагрузку на здравоохранение, а через нее и на региональный бюджет.

Таким образом, в период стагнации экономики РФ используются преимущественно не рыночные, а государственные механизмы регулирования. Это обусловлено неразвитостью институционального пространства. Дальнейшее использование STEEP-анализа предполагает дополнение таблиц 1—5 с учетом специфики отрасли и рассматриваемого предприятия, ранжирование элементов по их значимости и экспертную оценку оказываемого влияния на деятельность производственных/ сервисных систем.

Список литературы

1. Комментарии В. Мау в передаче «В круге света», тема «О российской экономике: по итогам Гайдаровского форума» [Электронный ресурс] // Эхо Москвы. — 2017. — 17 янв. — URL: https://echo. msk.ru/programs/sorokina/1910848-echo (дата обращения 17.01.2017).
2. Как Чубайс и Греф поспорили о наличии «солнца» и «ветра» в России // Ведомости. — 2017. — 13 янв.
3. Кузнецов, Е. Развитие другой модели. Как России не проспать будущее / Е. Кузнецов // Коммерсантъ-Деньги. — 2017. — № 1. — 14 янв. — С. 18.

Источник: “Вестник факультета управления Челябинского государственного университета” 2017. № 2

Просмотров: 17

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code