КАЧЕСТВА СУБЪЕКТА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИКА

В.А.Казанцева

Рассматриваются качества субъекта политической власти, позволяющие ему на профессиональной основе осуществлять политическую деятельность как особую форму перераспределения субъектности в условиях демократического политического режима.

Ключевые слова: политическая власть, субъект политической власти, перераспределение субъектности, дельта-результат, ценности, политический язык.

 

Одним из признаков демократического политического режима является избрание политической власти путем состязательных выборов. Поскольку от деятельности политика, получающего политическую власть по их итогам, зависит функционирование и развитие общества, необходимо выделение качеств субъекта политической власти, на основании которых из претендентов на политическую власть возможен отбор отвечающего требованиям общества субъекта.

О качествах субъекта политической власти, необходимых для осуществления ее общественных функций, писали многие философы, начиная с Платона. Среди них Аристотель, Конфуций, Н. Макиавелли. М. Вебер в работе «Политика как призвание и профессия» впервые рассматривает политическую власть как профессиональную деятельность и выделяет такие качества субъекта политической власти, как страсть, глазомер и чувство ответственности. Под страстью М. Вебер понимал полную самоотдачу делу, под глазомером — дистанцию по отношению к вещам и людям, чувство ответственности в его теории задает направление деятельности политика [3].

Выделенные качества играют важную роль в деятельности политика, но применительно к современным реалиям данная классификация профессиональных качеств требует дополнительной конкретизации и обоснования с позиции социальной философии.

Разработанная нами концепция политической власти, выражающей согласованность общественной и индивидуальной сторон бытия человека, позволяет выделить следующие качества субъекта политической власти как профессионального политика:

1. Базовым качеством субъекта политической власти является наличие у него стремления к определению тех общезначимых целей, реализация которых общими усилиями индивидов, организаций и социальных институтов приводит к устойчивому развитию общества.

Устойчивое развитие общества понимается нами как качественное изменение форм общественных отношений, обеспечивающих согласование индивидуального и общественного аспектов бытия индивидов. Цели устойчивого развития общества могут быть только стратегическими, то есть формируемыми в условиях большой степени неопределенности и долгосрочными. Стратегический уровень проектирования деятельности многие исследователи считют существенным признаком политической власти. Так, Ж. Бодрийяр пишет: «Политическое как таковое, политическое чисто стратегической направленности угасает» [2]. Он связывает этот процесс с усилением влияния транснациональных корпораций, чье вмешательство в процессы определения целей функционирования и развития национальных государств нивелирует их политическую власть до уровня административной. Н. Мойзес в работе «Конец власти» отмечает, что чем слабее держат власть политики, общественные институты и организации, чем эфемернее становится характер их власти, тем больше они руководствуются сиюминутными стимулами и страхами, хуже планируют долгосрочную перспективу [4]. Это создает в обществе дефицит стратегии будущего. Г. Спенсер в работе «Личность и государство» пишет: «Идеал, как бы ни был он далек от своего осуществления в настоящее время, всегда необходим как путеводная нить развития, и если люди ничего не видят помимо требований минуты и привыкают отождествлять ближайшее улучшение с окончательным благом, то настоящего прогресса в развитии общества быть не может [Цит. по: 6. С. 35]. В СССР был проект будущего, сплачивающий общество целью построения коммунизма. Сегодня, в условиях капитализма, целью человеческой жизни является постоянное потребление. В работе «Так говорил Заратустра» Ницше предсказал этот вариант будущего, назвав его «религией комфорта последних людей» [5].

Как определение, так и реализация стратегических проектов устойчивого развития общества не могут быть осуществлены усилиями лишь субъектов политической власти. Согласование индивидуальных и общественных интересов как на этапе стратегического проектирования, так и на этапе реализации стратегических проектов устойчивого развития общества может быть осуществлено только при участии всех заинтересованных лиц, то есть всего общества. Формой такого участия является коллективная деятельность, организацию которой должны обеспечить субъекты политической власти через организацию распределения и перераспределения коллективной субъектности.

2. Стремление и способность к организации перераспределения субъектности, обеспечивающей устойчивое развитие общества коллективной субъ- ектности как «снизу вверх», так и «сверху вниз». Перераспределение субъектности предполагает передачу субъектом, определяющим цель деятельности, другим субъектам обязанности выполнения тех отдельных действий, которые обеспечивают реализацию этой цели, и ответственности за их выполнение. В случае осуществления политической власти в качестве ее целей выступает сначала определение стратегических целей и проектов развития общества, а затем их реализация.

Перераспределение коллективной субъектности «снизу вверх» предполагает, что цель определенных видов коллективной деятельности устанавливается снизу через обращение к субъектам политической власти по поводу решения проблем, возникающих в определенных социальных институтах и организациях. Оно осуществляется посредством институтов гражданского общества (общественные организации, ассоциации, профсоюзы, органы местного самоуправления).

Выбор целей развития общества осуществляется посредством избрания субъектов политической власти, берущих на себя их реализацию. Наличие этих форм перераспределения субъектности свидетельствует о демократической политической власти.

Перераспределение коллективной субъект- ности, обеспечивающей устойчивое развитие общества «сверху вниз», обеспечивается через законодательные акты, постановления правительства, указы президента, судебные постановления, должностные инструкции.

В работе «В тени молчаливого большинства…» Ж. Бодрийяр указывает на важность перераспределения субъектности в обществе «снизу вверх», называя главной проблемой современности «безмолвие большинства». Он пишет: «У власти сложилось убеждение, что чем пассивнее массы, тем эффективнее можно ими управлять. Однако сегодня последствия этой стратегии оборачиваются против самой власти: безразличие масс, которое она активно поддерживала, предвещает ее крах. Отсюда радикальная трансформация ее стратегических установок: вместо поощрения пассивности — подталкивание к участию в управлении, вместо одобрения молчания — призывы высказываться» [2].

Для демократического политического режима характерно наличие перераспределения коллективной субъектности как «снизу вверх», так и «сверху вниз». Это позволяет согласовать частные и общественные интересы в целях поддержания общества как целостности и всестороннего развития отдельной личности.

В современном обществе субъект демократической политической власти должен обеспечить существование таких форм перераспределения коллективной субъектности «снизу вверх», которые смогли бы обеспечить участие в определении стратегических целей и проектов развития общества всех групп населения. Формы перераспределения коллективной субъектности «сверху вниз» должны быть ненасильственными.

3. Описанные выше условия осуществления демократической политической власти возможны только тогда, когда субъекты этой власти в процессе осуществления своей деятельности руководствуются общезначимыми ценностями, выражающими общее благо.

Обеспечение общего блага как критерий классификации политической власти берет начало с Аристотеля и не утрачивает своей актуальности сегодня. В современных условиях понимание общего блага заключается в поддержании общества на достигнутом качественном уровне развития (как минимум) и устойчивом повышении этого уровня (как максимум).

В современном мире существуют две основные формы политической власти, которые ориентируются во многом на противоположное понимание общего блага: политическая власть национальных суверенных государств и политическая власть од- нополярного мира.

4. Проект будущего развития общества и заложенные в его основу ценности позволяют принять как общезначимый политический язык. Его важность нарастает по мере распространения и укрепления в мире демократического политического режима вследствие необходимости установления коммуникации между обществом и властью, как при получении политической власти на этапе избирательной кампании, так и при последующем ее осуществлении при перераспределении субъектности. Анализ политического языка субъекта власти позволяет выявить его ценностные ориентации и определить образ будущего и способность к перераспределению субъ- ектности. При перераспределении субъектности «снизу вверх» он становится важным средством получения политической власти. При перераспределении субъектности «сверху вниз» политический язык является средством ее использования и удержания. Поэтому использование рационального политического языка с однозначным смыслом является еще одним важным качеством субъекта политической власти как профессионального политика. Ж. Бодрийяр определяет главную проблему современной политической власти как «производство спроса на смысл». Он пишет, без этого спроса, без этой минимальной причастности к смыслу власть оказывается не более чем простым симулякром, и указывает на то, что в современном обществе производство спроса на смысл гораздо важнее, чем производство самого смысла [2]. Действительно, в последнее время в СМИ получают распространение «фейковые новости», сфабрикованные с целью намеренной дезинформации общества. По мнению Н. Хомско- го, политическая терминология двусмысленна: «одно значение термина словарное, другое — то, которое полезно для обслуживания власти, то есть доктринальное» [7]. Он приводит в пример слово «демократия», словарное значение которого обозначает, что общество демократично в той степени, в какой народ может осмысленно участвовать в управлении. Доктринальное его значение иное: демократия — это система, при которой решения принимают секторы бизнес- сообщества и связанная с ними элита. Общество превращается из участника в зрителя, ему дозволяется утверждать решения его «лучших представителей», но не дозволяется вмешиваться в суть дела. Употребление лексемы «мир» в современном политическом языке является еще более ярким примером его двусмысленности. Президент Украины П. Порошенко в своих выступлениях говорит о мире и необходимости выполнения Минских соглашений, но содержание его выступлений расходятся с осуществлением насильственных действий против мирного населения и блокирования международных усилий по установлению реального мира.

Итак, политическая власть должна быть направлена на осуществление согласования взаимодействия больших групп людей с целью обеспечения благоприятных условий жизни индивидов, что возможно только при условии всестороннего развития личности человека. Это требует от субъекта, наделенного политической властью, особых навыков по ее осуществлению. Определить наличие или отсутствие данных навыков у претендента на политическую власть возможно, выработав критерии оценки политической власти как особенной профессиональной деятельности.

Список литературы

1. Аристотель. Политика / Аристотель. — М. : Эксмо, 2015. — 160 с.
2. Бодрийяр, Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального [Электронный ресурс] / Ж. Бодрийяр. — URL: http://royallib.com/book/bodriyar_gan/v_teni_molchalivogo_bolshinstva_ili_konets_ sotsialnogo.html (дата обращения 01.08.2017).
3. Вебер, М. Политика как призвание и профессия [Электронный ресурс] / М. Вебер. — URL: http:// royallib.com/book/veber_maks/politika_kak_prizvanie_i_professiya.html (дата обращения 01.08.2017).
4. Мойзес, Н. Конец власти. От залов заседаний до полей сражений, от церкви до государства. Почему управлять сегодня нужно иначе / Н. Мойзес. — М. : АСТ, 2016. — 512 с.
5. Ницше, Ф. Так говорил Заратустра [Электронный ресурс] / Ф. Ницше. — URL: http://royallib.com/ book/nitsshe_fridrih/tak_govoril_zaratustra.html (дата обращения 01.08.2017).
6. Психология и психоанализ власти / Д. Райгородский (ред.-сост.). — Самара : Бахрах-М, 2016. — 816 с.
7. Хомский, Н. Так устроен мир [Электронный ресурс] / Н. Хомский. — URL: http://royallib.com/ book/homskiy_noam/kak_ustroen_mir.html (дата обращения 01.08.2017).

Источник: Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 7 (403). Философские науки. Вып. 45. С. 65—68.

Просмотров: 19

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code