5. Меры защиты интересов кредиторов

Прекращение правоотношений между саморегулируемой организацией арбитражных управляющих и арбитражным управляющим на основании п. 7 и п. 13 ст. 21.1 Закона о банкротстве в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения последним своих обязанностей (исключение из членов саморегулируемой организации) также может быть применено в качестве меры защиты законных интересов кредиторов, однако такие правоотношения будут носить характер корпоративных, то есть нетипичных для гражданского права, где все участники равны.

Другие правоотношения, которые могут прекращаться на благо интересов кредиторов, выходят за рамки гражданского законодательства, однако также могут служить интересам кредиторов. В частности, речь идет о прекращении трудовых правоотношений между должником и его руководителем в соответствии со ст. 69 и п. 2 ст. 82 Закона о банкротстве в случае нарушения последним требований законодательства о банкротстве.

В остальных случаях, например в случае увольнения работников должника (кредиторов второй очереди) в связи с ликвидацией должника (на основании п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве и ТК РФ), прекращаются трудовые правоотношения между должником и его кредиторами второй очереди, что вряд ли можно назвать мерой защиты интересов этих кредиторов.

К мерам защиты интересов кредиторов следует отнести удержание вещи должника, несмотря на то, что удержание является одним из способов обеспечения исполнения обязательства (ст. 359 ГК РФ). Как мера оперативного воздействия на нарушителя гражданских прав, право кредитора на удержание вещи должника в полном объеме, предусмотренном ГК РФ, сохраняется только до введения процедуры наблюдения в отношении должника. Такое ограничение данной меры гражданско-правовой защиты связано с тем, что согласно ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного законом порядка. В случае, когда кредитор воспользовался правом удержания вещи должника до введения процедуры наблюдения и на соответствующую дату обязательство остается неисполненным, кредитор лишается права получить удовлетворение из удерживаемой вещи. В противном случае может быть нарушена установленная п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов, а преимущественное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами той же или привилегированной очереди недопустимо (п. 3 ст. 142 Закона о банкротстве, п. 2 ст. 195 УК РФ).

Следует согласиться с мнением А. Трубы, который считает, что “введение наблюдения само по себе не прекращает права фактически удерживать принадлежащую должнику вещь – лишь временно (на срок до семи месяцев) не может быть реализовано правомочие “экзекуции удерживаемой вещи”, то есть кредитор не вправе обратить взыскание на предмет удержания” <32>. Последствия приостановления правомочия зависят от дальнейшего хода процедуры банкротства. Если во время наблюдения будет заключено мировое соглашение, следствием чего является прекращение производства по делу, или производство по делу будет прекращено по иным основаниям, предусмотренным ст. 57 Закона о банкротстве, право удержания восстанавливается в полном объеме.

——————————–

<32> Труба А. Пределы осуществления права удержания при несостоятельности должника // Хозяйство и право. 2006. N 3. С. 80.

 

В случае введения процедур финансового оздоровления, внешнего управления либо открытия конкурсного производства согласно ст. 81, ст. 94 и ст. 126 Закона о банкротстве отменяются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов, снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения должника в части распоряжения его имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве. Меры по обеспечению требований кредиторов в этой части включают в себя как меры гражданско-правового характера, так и меры административно-правового характера (процессуальные обеспечительные меры, применяемые в ходе исполнительного производства). Таким образом, отмена ранее принятых мер по обеспечению требований кредиторов распространяется и на удержание как одну из мер обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных главой 23 ГК РФ. Как справедливо отмечает А. Труба, “реализация кредитором права удержания, без сомнения, ограничивает возможности находящегося в процедуре банкротства должника по распоряжению своим имуществом. Такое ограничение противоречит существу как реабилитационных, так и ликвидационных процедур несостоятельности” <33>. В процедурах финансового оздоровления и внешнего управления должнику предоставлена возможность восстановить платежеспособность с помощью льготного режима исполнения по денежным обязательствам и обязательным платежам (моратория). Исключения из правила о моратории для кредиторов, обладающих правом удержания, нет.

——————————–

<33> Там же. С. 81.

 

Открытие конкурсного производства предполагает включение всего имущества должника в конкурсную массу для последующей его реализации с целью соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Хотя для права кредитора, осуществляющего удержание, характерны некоторые признаки вещного права, должник сохраняет право собственности на объект удержания, который остается его имуществом и в силу п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве подлежит включению в конкурсную массу. Таким образом, сохранение права удержания и возможности его реализации в рамках конкурсного производства означало бы нарушение принципа соразмерности удовлетворения требований кредиторов как основного принципа конкурсного производства, установленного ст. 2 Закона о банкротстве.

Кредитор вправе удерживать вещь в случае неисполнения должником обязательства по оплате какой-либо вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (ст. 359 ГК РФ). Однако у кредитора в этом случае возникают определенные трудности в связи с удовлетворением его требований. Статья 360 ГК РФ содержит норму, которая предусматривает удовлетворение требования кредитора, удерживающего вещь, из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Согласно п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве требования залоговых кредиторов удовлетворяются в составе третьей очереди реестра требований кредиторов (преимущественно перед другими кредиторами) за счет стоимости предмета залога. Таким образом, данная мера оперативного воздействия будет не слишком эффективной в процедуре банкротства в отличие от обычного гражданского оборота, поскольку до удовлетворения требований кредиторов третьей очереди существует еще две очереди и текущие платежи.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что приведенные меры защиты являются оперативными и наиболее распространенными правовыми возможностями, которые в незначительные сроки могут быть реализованы с целью обеспечения правовой охраны интересов кредиторов в полном объеме.

Содержание

Просмотров: 58

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code