ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ДОХОДОВ И РАСХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Е.А.Трошкова

Проанализирована динамика среднедушевых доходов и расходов населения России и Челябинской области. Исследованыструктура иструктурныеразличияпоисточникамформирования денежных доходов и направлениям их использования. Выявлены актуальные изменения в потребительском поведении населения.

Ключевые слова: среднедушевые доходы и расходы, динамика, структура доходов и расходов, структурные различия, потребительские расходы, потребительские практики.

 

Основной целью социальной политики является. как известно, повышение уровня и качества жизни населения. Поскольку уровень жизни характеризуется объемом реальных доходов на душу населения, а также объемом потребления, анализ динамики и структуры доходов и расходов населения Челябинской области на общероссийском фоне представляется актуальной задачей. Источником информации послужили оперативные статистические данные по России в целом. Челябинской и Свердловской областям, а также некоторые аналитические материалы [1; 5].

Сравнение некоторых позиций с соседней Свердловской областью, таким же промышленным регионом, как и наш. не имеющим, в отличие от других субъектов УрФО, доходов от экспорта энергоресурсов, позволяет дать более точную оценку ситуации в Челябинской области. Для исследования взят период с 2005 по 2015 гг.. так как только в рамках достаточно длительного временного отрезка можно проследить, каким образом экономический кризис 2008—2009 гг. и последовавший за ним экономический спад отразился на материальном положении и потребительских практиках населения страны и области.

На рис. 1 приведена динамика изменений номинальных и реальных располагаемых денежных доходов населения Челябинской области в 2005—2015 гг. [2]. Из графика видно, что динамика номинальных денежных доходов оставалась положительной в течение всего периода с тенденцией к резкому снижению среднегодовых темпов прироста после 2008 г.

Рис. 1 .Динамикароста номиналъныхиреалъных располагаемых денежныхдоходов населения Челябинской области, % к предыдущему году

Показательна ситуация с реальными располагаемыми доходами. В 2005—2008 гг. — уверенный рост на 13—15 п. п. в год. в 2009 г. (на пике кризиса) — ожидаемое снижение; в 2010—
2014 гг. — незначительные колебания в пределах двух-трех п. п. вокруг 100 %, и, наконец, в
2015 г. — обвальное падение темпами, опережающими общероссийские (93,0 % против 96,7 % в РФ). Такая динамика сама по себе свидетельствует о серьезном социальном неблагополучии.

Проанализируем изменение структуры денежных доходов населения в 2005—2015 гг. (табл. 1) [3].

В течение одиннадцати лет по всем структурным составляющим денежных доходов населения прослеживается отрицательная динамика, за исключением социальных выплат и других доходов. В Челябинской области эти тренды выражены более ярко, чем в соседнем регионе и по России в целом. Например, доля доходов от предпринимательской деятельности в структуре доходов населения области сократилась на 45,9 %, доля доходов от собственности — на 49,0 % от соответствующих значений 2005 г. Заметно (на 58,0 %) увеличилась доля социальных выплат, на 26,2 % подросла и доля непрозрачных «других доходов», включающих как скрытую заработную плату, так и прочие теневые источники (в Свердловской области соответствующий показатель прибавил лишь 0,9 % к уровню 2005 г.). Эти изменения — безусловно, негативного толка, говорящие о растущей зависимости жителей региона от работодателя и государства.

Полученные денежные доходы используются населением на различные цели: на финансирование потребительских расходов по приобретению товаров и оплате услуг, на обязательные платежи и взносы, покупку валюты и сбережения, которые в дальнейшем могут быть источником расходов на потребление или приобретение имущества и финансовых активов. Изменения в структуре использования денежных доходов населения в период 2005—2015 гг. отражены в табл. 2 [3]:

Как видно из таблицы, основной статьей расходов населения выступают затраты на покупку товаров и оплату услуг. В 2015 г. их доля в целом по России составила 71 %, что несколько выше уровня середины 2000-х гг. В Челябинской области в 2015 г. население тратило на аналогичные нужды 66, 1 % своих доходов, что ниже значения и по Свердловской области, и по РФ в целом. В отличие от среднероссийских данных (и показателя соседнего региона), удельный вес этого элемента расходов в нашей области имел тенденцию к снижению. За 11 лет в РФ несколько увеличилась доля расходов на обязательные платежи — с 10,1 до 10,9 % общего объема денежных поступлений. Челябинская область здесь следует в русле общероссийских тенденций (рост с 10,9, до 11,5 %), Свердловская область, напротив, демонстрирует сокращение этой статьи расходов (с 12,2 до 10,3 % общего объема доходов).

Минимальный объем доходов в Челябинской области сегодня идет на покупку недвижимости: 1,3 % против 2,9 % в РФ. Причем, если по России в целом сохраняется некоторое превышение этого показателя над уровнем 2005 г., для уральских регионов характерно существенное падение: в Свердловской области — на 62 %, в Челябинской области — на 35 % от соответствующих значений 2005 г.

Таблица 1
Структура денежных доходов населения в 2005 — 2015 гг., % от общего объема доходов

Таблица 2
Структура использования денежных доходов населения, % от общего объема денежных доходов

Характерной особенностью структуры использования денежных доходов в Челябинской области в 2005—2015 гг. является довольно заметный удельный вес прироста финансовых активов, в то время как в Свердловской области и по России в целом по этому параметру наблюдалась отрицательная динамика. Девальвация рубля в конце 2014 г. ожидаемо привела к изменению модели потребительского поведения, и в следующем году повсеместно фиксировался рост наличности на руках у населения, а также средств на депозитах и в виде ценных бумаг. В нашем регионе этот показатели увеличились особенно существенно (на 9,2 п. п. против 3,7 п. п. в Свердловской области и 6,8 п. п. по РФ в целом). Такие метаморфозы свидетельствуют о переходе от примата потребления в психологических установках населения к практике создания разного рода «страховочных фондов».

Дополнительную информацию об уровне и качестве жизни населения позволяют получить данные о структуре его потребительских расходов (рис. 2). На диаграмме показаны изменения структуры потребительских расходов населения Челябинской области [4] и Российской Федерации [3].

Динамика структуры потребительских расходов в нашем регионе вряд ли свидетельствует об их оптимизации. Показателем последней является, как известно, снижение доли расходов на питание. В Челябинской области за одиннадцать лет удельный вес этих расходов снизился только на 1,3 п. п., расходы на приобретение непродовольственных товаров, повысившись на 5,2 п. п., к 2013 г., в 2015 упали до уровня более низкого, чем в 2005 г. Незначительно (на 0,7 п. п.) сократились траты на покупку алкоголя. Заметный рост (на 3,9 п. п.) демонстрирует показатель в графе «оплата услуг», однако знание отечественных реалий не позволяет отнести это на счет увеличения расходов на культурные и иные нематериальные нужды. Скорее это результат действия «непоколебимого» российского тренда ежегодного роста коммунальных тарифов.

Данные по РФ в целом также не дают повода для оптимизма: доля расходов на питание за 11 лет снизилась на 0,8 п. п. Не приходится говорить о смещении покупательского спроса в сторону приобретения непродовольственных товаров и разного рода услуг: их совокупный удельный вес в расходах практически не изменился, увеличившись лишь на 0,9 п. п. Динамика структуры потребительских расходов населения как страны, так и региона свидетельствует не о повышении качества потребления, а скорее о его стагнации на уровне середины 2000-х годов.

Рис. 2. Структура потребительских расходов населения Челябинской области и Российской Федерации, %

Подведем некоторые итоги. Экономический кризис и сменивший его экономический спад негативным образом сказались на доходах и потребительских практиках жителей нашей области. Снижение удельного веса доходов от собственности и предпринимательской деятельности идет более быстрыми темпами, чем в соседних территориях и по России в целом. В регионе сокращается доля экономически самостоятельных групп населения и возрастает его зависимость от государственной поддержки и различных форм теневой экономики. Столкнувшись с существенным падением уровня жизни и экономической неопределенностью, граждане переходят к «сберегающей» модели потребительского поведения, что неминуемо влечет за собой сужение потребительского спроса, снижение оборота розничной торговли и. как следствие, — дальнейшее сжатие экономики.

Структура потребительских расходов за 11-летний период практически не изменилась: медленное ее улучшение в конце нулевых — начале десятых годов сведено на нет девальвацией рубля 2014 г. Ближайшее будущее несет в себе угрозу еще более заметного ухудшения материального положения населения. Возрастает связанный с этим риск дальнейшего раскручивания «кризисной спирали» (спад производства — падение реальных доходов — снижение потребительского спроса — спад производства). Ситуация требует от федеральных и региональных властей структурных реформ в сфере экономики, а также серьезной корректировки социально|й политики, прежде всего в виде создания более эффективной перераспределительной системы.

Список литературы

1. Белехова, Г. В. Потребительское поведение населения: «кризисная» динамика / Г. В. Белехова // Проблемы развития территории. — 2016. — Вып. 4 (34). — С. 138-153;
2. Основные социально-экономические индикаторы уровня жизни населения Челябинской области [Электронный ресурс] //Челстат. — URL: http//chelstat.gks/ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/chelstat/ resources/fc6b86804118c14095b (дата обращения 15.07.2017).
3. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016 : стат. сб. / Росстат. — М., 2016. — 1326 с.

4. Структура потребительских расходов домашних хозяйств Челябинской области [Электронный ресурс] // Челстат. — URL: http//chelstat.gks/ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/chelstat/resources/ fe9c2f004d08ae7594fe (дата обращения: 15.07.2017).
5. Чистик, О. Ф. Статистическое исследование динамики и дифференциации денежных доходов населения / О. Ф. Чистик, К. Е. Дмитриева // Вестн. Самар. гос. экон. ун-та. — 2016. — № 1 (135). — С. 91—96.

Источник: “Вестник факультета управления Челябинского государственного университета” 2017. № 2

Просмотров: 85

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code