ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ МЕЖДУ СООБЛАДАТЕЛЯМИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

Е.Ю.Мартьянова

Введение: рассматривается проблема выявления характера правоотношения, возникающего между лицами, совместно обладающими исключительным авторским правом. С целью установления типа правовой связи между сообладателями исключительного авторского права используются такие методы научного познания, как анализ, синтез, аналогия, системно-структурный и догматико-юридический. Результаты: обосновано, что критерием деления правоотношений на абсолютные и относительные следует признать характер взаимодействия правообладателя с иными лицами, учитывая, что действие субъективного права обусловлено и предопределено его содержанием. Установлено наличие у совместных обладателей исключительного авторского права как однонаправленных, так и разнонаправленных интересов. Выявлена но, что урегулирование разновекторных интересов характеризует внутреннюю сторону взаимодействия сообладателей права. Выводы: автором сделан вывод, что отношения, возникающие между сообладателями исключительного авторского права, носят относительный, организационный характер и направлены на координирование взаимодействия и согласования разновекторной воли лиц, совместно обладающих исключительным авторским правом, с целью определения юридической судьбы права.

Ключевые слова: совместное правообладание, исключительное авторское право, правоотношения.

 

Введение

Разделение субъективных гражданских прав и правоотношений на классификационные единицы является одной из узловых тем исследований и дискуссий в юридической литературе. Классификационная система относительных и абсолютных правоотношений многими теоретиками и цивилистами рассматривается в качестве основной дихотомии правоотношений, имеющей ключевое практическое значение [17, с. 83]. В доктрине отмечается ряд изъянов в проработке критериев данной классификации, в количестве и содержательном наполнении ее единиц и прочее. В качестве особо острой проблемы выделяется отсутствие единого критерия деления абсолютных и относительных правоотношений и субъективных прав. Разрешение вопроса о критерии деления прав и правоотношений на относительные и абсолютные имеет значение, в том числе, при определении природы взаимоотношений сообладателей субъективного права. Так, несмотря на то, что природе исключительного авторского права традиционно присваивается характер абсолютности [3, с. 169], неразрешенной остается проблема характера правоотношения, возникающего между лицами, совместно обладающими одним исключительным авторским правом.

Основные подходы к критерию демаркации относительных и абсолютных правоотношений

По мнению В.К. Райхера, основное различие между абсолютными и относительными правоотношениями кроется в характере действия соответствующих прав относительно третьих лиц: действие относительных прав является опосредованным, «отраженным» [12, с. 199]. С.С. Алексеев высказывает позицию, согласно которой абсолютный характер правоотношения, в отличие от относительного, предполагает наличие неопределенного круга субъектов, которые «обязаны воздерживаться от нарушения данного конкретного субъективного права» [1, с. 106]. Аналогичной точки зрения придерживается В.К. Андреев, полагая, что абсолют состоит в праве носителя субъективного права потребовать «от любых третьих лиц воздержаться от вторжения в правовую сферу» правообладателя [2, с. 14]. С.А. Синицын, напротив, утверждает, что критерием деления прав на абсолютные и относительные является «специфика содержания и цели правового регулирования», а не число обязанных и управомоченных лиц [16, с. 18]. Представляется возможным отметить, что переосмысление традиционных подходов и позиционирование какого-либо установленного признака как истинно ключевого и образующего ядро изучаемой классификации в некоторых случаях может означать формулирование концепции качественно новой классификации. В доводах, приведенных С.А. Синицыным, усматривается не только предложение иного критерия классификации, но и подбор соответствующего новому критерию содержательного наполнения понятия абсолютного и относительного права, неизменным остается лишь наименование классификационных единиц. Думается, что при данных условиях необходимо свидетельствовать появление классификации, отличной от дихотомии относительных и абсолютных прав.

В целях разграничения абсолютных и относительных правоотношений ряд исследователей предлагает обращать внимание на право, которое лежит в основе правоотношения. В научных трудах освещена позиция, согласно которой абсолютные правоотношения имеют в своей основе абсолютное право, которому приписывают характер неизменности, естественности, надгосударственности [7, с. 165]. Н.М. Коркунов, характеризуя абсолютные права, указывает на то, что эти права имеют силу «против всех и каждого» [9, с. 150], в противовес относительным, ограниченным правам. По мысли Д.Н. Бахраха, сущность абсолютных прав проявляется при их осуществлении в том, что у всех лиц возникает обязанность «не препятствовать или даже содействовать этому» [4, с. 6]. Необходимо отметить, что в различных правовых концепциях понятие абсолютных прав имеет различное смысловое наполнение. Так, Л.Д. Воеводин полагал концепцию абсолютных прав несостоятельной в виду невозможности ее применения ко всем видам прав, например, к конституционным [6, с. 104]. Абсолютные права в конституционно-правовом смысле характеризуются как неотчуждаемые [7, с. 165], при этом имущественные права, в том числе вещные, исключительные авторские права данным признаком не обладают. Концепция абсолютных правоотношений нередко трактуется в преломлении именно к вещным правам. Так, О. Гирке отмечал, что абсолютный характер проявляется в господстве над вещью, в наличии «неопределенного числа лиц, обязанных уважать это господство» [5, с. 60], именовал право собственности неограниченным правом [22, с. 363].

В многообразии теоретических подходов к определению признака, позволяющего разграничить относительные и абсолютные права, усматривается общее начало: ключевое отличие сводится к характеру взаимодействия правообладателя с иными лицами. Даже при определении содержания права как критерия данной классификации [15, с. 88], представляется невозможным отрицать, что действие субъективного права обусловлено и предопределено его содержанием. Содержание субъективного права неизбежно проявляется в его действии, при осуществлении права, которое не мыслится в правовом вакууме, в отсутствие динамики отношений.

Определение характера правоотношений, возникающих между сообладателями субъективного гражданского права

Рассмотрение вопроса о характере правоотношений, возникающих между сооблада- телями субъективного гражданского права, в преломлении дихотомии абсолютных и относительных правоотношений, осложняется не только неразрешенностью ряда проблем теоретического конструирования самой классификации, но и особенностями отдельных видов субъективных гражданских прав, которые становятся объектом рассуждений теоретиков и цивилистов.

В доктрине присутствуют попытки разрешения указанного вопроса применительно к институту множественности лиц в субъективном гражданском праве безотносительно дифференциации прав на отдельные виды, что свидетельствует о признании некоторыми авторами необходимости формулирования и закрепления общих положений о множественности лиц, охватывающих все подотрасли гражданского права. К.А. Сердюков отмечает, что множественность лиц характеризуется взаимостеснением гражданских прав и обязанностей сообладателей субъективного права [14, с. 13, 22]. Данное утверждение связано с наличием у совместных обладателей права как однонаправленных, так и разнонаправленных интересов. Однонаправленный интерес имеет место при совершении совместных действий по определению юридической судьбы субъективного права или его объекта, то есть таких действий, которые «лица вынуждены совершать при использовании общего ресурса, находящегося в режиме коммунальной собственности» [10]. Разнонаправленный интерес проявляется при определении порядка осуществления субъективного права между сообладателями, например, при распределении доходов от использования объекта, находящегося в совместном обладании.

В юридической литературе отношения сообладателей субъективного права исследуются, как правило, применительно к отдельным видам субъективных прав. Так, рассуждая о характере взаимоотношений сособственников, многие авторы склоняются к тому, что права сособственников проявляют относительный характер при взаимодействии между собой относительно вещи, а абсолютный – при их взаимодействии с третьими лицами [18, с. 387-388]. Противником данной точки зрения выступает С.А. Синицын, отмечая, что отношения сособственников носят только абсолютный характер, так как порождаются правом собственности, абсолютным по своей природе, и не существуют вне его. Определение характера отношений со- обладателей, по мысли ученого, возможно только при осуществлении права, но так как ни один из них не может его осуществлять в полном объеме самостоятельно, то речь должна идти не о правах, а только о правомочиях, характер которых не может отличаться от абсолютного права собственности [15, с. 114]. Схожую позицию занимает К.Б. Ярошенко, отмечая, что отношения сособствен- ников «построены по типу абсолютных правоотношений», а обязательства из соглашения, заключаемого между ними, существуют вне вещного правоотношения [11, с. 579]. При этом большая часть исследователей приходят к выводу о наличии относительных правоотношений между сообладателями права собственности. Так, О.А. Халабуденко усматривает в правоотношениях сособственни- ков относительный характер, не отрицая их вещно-правовоую природу [19, с. 48]. Идея о неизбежности присутствия относительного элемента в вещной конструкции общей собственности поддерживается и другими исследователями [13, с. 94]. Характер отношений между сокредиторами (содолжниками) в научной литературе определяется как относительный [8, с. 16] и, как правило, не вызывает дискуссий.

При изучении исключительных авторских прав, Е.И. Харитонова отмечает, что имущественные интеллектуальные права, могут быть как абсолютными, так и обязательственными: из рассуждений автора следует, что абсолютный характер проявляется при взаимодействии объект – правообладатель, а обязательственный – при распоряжении правами [20, с. 227-228]. В данных рассуждениях очевидно смешение двух самостоятельных классификаций и противопоставление их элементов друг другу. По мысли И.Е. Якубивского, при распоряжении таким правом обязательственный характер приобретает не само исключительное право, а появляющееся правоотношение по его отчуждению, предоставлению и так далее [21, с. 4].

Выводы

Исходя из того, что правоотношение по совместному обладанию исключительным авторским правом возникает только между определенными в ст. 1229 ГК РФ субъектами – сообладателями исключительного авторского права, и допустить нарушение прав или не выполнить обязанность, являющуюся содержанием указанного правоотношения, может только сообладатель права, а не какое-либо иное лицо, представляется возможным признать относительный характер данных правоотношений. Кроме того, указанные отношения носят организационный, управленческий характер, так как направлены на координирование взаимодействия и согласования раз- новекторной воли конкретных лиц, с целью формирования общей воли и определения юридической судьбы исключительного авторского права, что предопределяет содержательное наполнение прав и обязанностей сообладателей, характер взаимодействия с иными лицами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев, С. С. Общая теория права: в 2 т. / С. С. Алексеев. – М. : Юрид. лит., 1981. – Т. 2. – 360 с.
2. Андреев, В. К. Право собственности в России / В. К. Андреев. – М. : БЕК,1993. – 144 с.
3. Аутлева, Ф. Т. Исключительные права как ключевая юридическая конструкция прав на результаты интеллектуальной деятельности / Ф. Т. Аутлева // Пробелы в российском законодательстве. – 2008.- №№ 2. – С. 169-171.
4. Бахрах, Д. Н. Индивидуальные субъекты административного права / Д. Н. Бахрах // Государство и право. – 1994. – №№ 3. – С. 16-24.
5. Васьковский, Е. В. Учебник гражданского права / Е. В. Васьковский. – СПб. : Изд-во юрид. кн. магазина Н. К. Мартынова, 1896. – 188 с.
6. Воеводин, Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан / Л. Д. Воеводин. – М. : Изд-во Моск. ун-та,1972. – 300 с.
7. Гасанов, К. К. Абсолютные права человека и ограничения прав / К. К. Гасанов, А. В. Стремоу- хов // Правоведение. – 2004. – №> 1 (252). – С. 164-173.
8. Ермолаев, С. Н. Множественность лиц в гражданском праве : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / Ермолаев Серафим Николаевич. – Краснодар, 2014. – 186 с.
9. Коркунов, Н. М. Лекции по общей теории права / Н. М. Коркунов. – СПб. : Изд-во юрид. кн. магазина Н. К. Мартынова, 1909. – 364 с.
10. Остром, Э. Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятельности / Э. Остром. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://istina.net.ua/vlogenia/elinor%20ostrom.pdf (дата обращения: 27.01.2018). – Загл. с экрана.
11. Право собственности: актуальные проблемы / отв. ред. В. Н. Литовкин, Е. А. Суханов, В. В. Чу- баров. – М. : Статут, 2008. – 731 с.
12. Райхер, В. К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав) / В. К. Райхер // Вестник гражданского права. Научный журнал. – 2007. – Т. 7, № 2. – С. 144-204.
13. Рыженков, А. Я. Общая долевая собственность на имущество хозяйственных товариществ и обществ / А. Я. Рыженков, А. Е. Черноморец, С. А. Чаркин // Пробелы в российском законодательстве. – 2010. – № 2. – С. 90-95.
14. Сердюков, К. А. Правоотношения с множественностью лиц в российском гражданском праве : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / Сердюков Константин Анатольевич. – Ростов н/Д, 2011.- 26 с.
15. Синицын, С. А. Абсолютные и относительные субъективные права. Общее учение и проблемы теории гражданского права. Сравнительно-правовое исследование / С. А. Синицын. – М. : Юриспруденция, 2015. – 568 с.
16. Синицын, С. А. Общее учение об абсолютных и относительных субъективных гражданских правах : автореф. дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.03 / Синицын Сергей Андреевич. – М., 2017. – 604 с.
17. Ушницкий, Р. Р. Об абсолютной природе корпоративного правоотношения / Р. Р. Ушницкий // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 8 (39). – С. 83-89.
18. Филатова, У Б. Институт права общей собственности в странах романо-германской правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии, Франции и России: сравнительно-правовое исследование) : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.03 / Филатова Ульяна Борисовна. – М., 2015. – 437 с.
19. Халабуденко, О. А. Имущественные права. Кн. 1. Вещное право / О. А. Халабуденко. – Кишинев : Междунар. независимый ун-т Молдовы, 2011.- 305 с.
20. Харитонова, О. И. Правоотношения интеллектуальной собственности, которые возникают вследствие создания результата творческой деятельности : моногр. / О. И. Харитонова. – Одесса : Феникс, 2011. – 346 с.
21. Якубивский, И. Е. Абсолютный характер имущественных прав интеллектуальной собственности / И. Е. Якубивский // Наука. Общество. Государство : электрон. науч. журн. – 2013. – № 3. – Электрон.тек- стовые дан. – Режим доступа: http://esj.pnzgu.ru/files/ esj.pnzgu.ru/yakubivsky_ie_13_ 3_20.pdf (дата обращения: 23.01.2017). – Загл. с экрана.
22. Gierke, О. Deutsches Privatrecht / О. Gierke. – Electronic text data. – Mode of access: http://dlib- pr.mpier.mpg.de/m/kleioc (date of access: 19.12.2017). – Title from screen.

Цитирование. Мартьянова Е. Ю. Правовая природа отношений, возникающих между сообладателями исключительного авторского права // Legal Concept = Правовая парадигма. – 2018. – Т. 17, №№ 3. – С. 102-107.

Просмотров: 26

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code