ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО (РЕФЕРЕНДУМНОГО) ПРОЦЕССА КАК СРЕДСТВО РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СВОБОДНЫХ ВЫБОРОВ: ИСТОКИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Е.М.Якимова, кандидат юридических наук

Введение: обеспечения реальной возможности для граждан участвовать в делах государства является подлинным идеалом демократии. Одной из основ возможности выбора является получение полной, достоверной, непротиворечивой информации об объектах, из которых личность должна сделать выбор или отказаться от всех представленных вариантов. В этой связи исследование вопросов информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса является одним из важнейших для понимания истинной ценности выбора гражданина, достижение поставленной цели исследования позволяет выявить глубинные связи между информацией и принятым гражданином решением в рамках избирательного процесса. Методы: достижению поставленной цели способствовало применение как общепринятых, так и специальных методов познания социально-правовых явлений (формально-юридический метод, историзм). Результаты: обоснованная в работе авторская позиция опирается на законодательство и мнения представителей юридической науки по вопросу значения информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса в механизме обеспечения принципа свободных выборов. Выводы: в результате исследования определены истоки правовой регламентации информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса, обозначена цель такого регулирования – максимально обеспечить возможность для избирателей выявить суть происходящего процесса и их мнение о кандидатах или вопросе, вынесенном на референдум. Сделан вывод, что действующее российское законодательство в рассматриваемой сфере нуждается в корректировке с целью более полного и всестороннего определения сущности информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса.

Ключевые слова: избирательный процесс, референдумный процесс, выборы, референдум, информация, свобода, гражданин, законодательство.

 

Введение

Конституция 1993 г. окончательно оформила приверженность нашей страны к общедемократическим принципам и устоям. Пожалуй, одним из незыблемых постулатов демократии является тезис о свободных выборах и референдумах. Так или иначе, он закреплен фактически во всех важнейших международных нормативных актах: Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., в различных «региональных» международных актах (в качестве примера можно привести Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., документы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г., Африканскую хартию прав человека и народов от 26 июня 1981 г.). Реализация данного принципа позволяет не только осуществить избирательный (референдумный) процесс, но и «обеспечить различные политические права граждан» [10, с. 219].

Проведение выборов и референдума на основе принципа свободных выборов возможно лишь при реализации данного принципа в процессе осуществления предвыборной агитации. Справедливо мнение А.В. Зиновьева, отметившего, что «невозможно свободно, осознанно и ответственно проголосовать на выборах без предвыборной агитации» [3, с. 215]. Тезис справедлив и для референдума.

Актуальность нашего исследования обусловлена прежде всего тем, что право граждан на получение объективной и достоверной информации в ходе подготовки и проведения выборов и референдумов относится к важнейшим институтам избирательного права; согласимся с позицией тех авторов, которые полагают его основополагающее место среди всех принципов избирательного права [7, с. 133].

История становления правовой регламентации информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса

Необходимое начало исследования указанной проблематики видится нам в кратком освещении исторического пути становления информационных отношений в рамках избирательного права.
Как известно, большинство современных правовых институтов берут свое начало еще со времен древнейших цивилизаций – Древней Греции и Древнего Рима. Так, например, политическая история Афин (VIII- VI вв. до н. э.) демонстрирует пример агитационной деятельности, которая реализовы- валась при обсуждении избираемого кандидата до начала процесса голосования. Таким образом, уже в Афинском государстве две стадии – агитация и голосование – были непосредственно связаны.

Если говорить о Римской республике, то и здесь мы находим пример агитационной деятельности. В V-III вв. до н. э. процесс агитации выглядит уже как самостоятельный, более продолжительный период избирательной борьбы с момента определения имени кандидата до даты голосования. «Ограничения проведения агитации, в частности, запрет на бесплатные пиры и зрелища для граждан, на подарки и раздачу денег» [5, с. 25] (прообраз современному запрету на подкуп избирателей) появляются впервые именно там и тогда. Одновременно с положительным опытом проведения выборов развивались различные незаконные методы предвыборной борьбы.

В Европе в период XVII-XIX вв. на фоне расширения доступа граждан к управлению государством одним из важных направлений развития законодательства стала правовая регламентация вопросов агитации [9], что позволило повысить прозрачность выборов и дать возможность избирателям самостоятельно и свободно составить свое представление о кандидате.

В России избирательная борьба аналогичным образом сопровождалась широкой избирательной агитацией, зачастую с нарушением порядка и установленных правил. Пик развития дореволюционного российского избирательного права приходится на вторую половину XIX и самое начало XX века. С точки зрения практики государственного строительства, начало XX в. стоит обозначить отсутствием подлинно конкурентных избирательных мероприятий, отсутствием альтернативы кандидатов на выборах и, как следствие, – отсутствием необходимости подробного нормативного регулирования предвыборной агитации, неразвитостью форм самой предвыборной агитации. Какого-либо законодательного отличия информирования от мероприятий агитационного характера вообще не существовало. Аналогичное состояние законодательства было характерно для российского государства на протяжении всего существования Советского Союза.

Однако, справедливости ради, необходимо отметить, что в советский период в России существовал ряд агитационных форм, которые исследователи проблем информационного обеспечения выборов предлагают использовать в настоящее время, например, предвыборные совещания, собрания. Основной чертой обозначенной разновидности предвыборной агитации выступает сочетание информационной и агитационной составляющих обеспечения избирательного процесса. Л.Т. Аглеева видит вполне реальную возможность применения данной формы в российской действительности на муниципальных выборах [1, с. 11].

Правовая регламентация процедуры проведения предвыборной агитации претерпела значительные изменения в период распада СССР и становления Российской Федерации как суверенного государства. Только со времен зарождения современной российской демократии в стране стало меняться отношение к роли выборов и референдума как важнейших инструментов, в первую очередь, посредством установления легитимности властных структур. Для того чтобы эти цели были достижимы, необходимо было по-иному взглянуть на институт предвыборной агитации, который оказывает сильное влияние на результаты выборов.

Глава 6 «Предвыборная агитация» Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан РФ» 1994 г. включала только четыре статьи, которые достаточно кратко определяли правила проведения предвыборной агитации в ходе избирательной кампании, а именно, «закреплялось право на предвыборную агитацию, условия проведения предвыборной агитации через СМИ, недопустимость злоупотреблений правом на предвыборную агитацию, агитационный период» [2, с. 16]. Такое законодательное регулирование предвыборной агитации носило рамочный характер. На его фоне применялись самые разнообразные технологии, которые использовали неполноценность такого правового материала.

Указанные проблемы обозначили необходимость изменения законодательного пространства и, как следствие, при принятии Федерального закона 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» регулирование предвыборной агитации было расширено до девяти статей в главе 7 «Агитация при проведении выборов и референдума». В данном акте законодатель более добросовестно подошел к формированию нормативной основы предвыборной агитации, создал правовую платформу для агитации по вопросам референдума.

Несмотря на подробное регулирования условий проведения предвыборной агитации, «черные» избирательные технологии продолжали применяться, что в наихудшем виде проявилось на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания третьего созыва в 1999 году.

Современное состояние российского законодательства в сфере информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса

Для того чтобы устранить негативные явления избирательного процесса, обозначенные выше, была разработана новая концепция, которая впоследствии была определена в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» № 67 от 12 июня 2002 г. (далее по тексту – Федеральный закон № 67-ФЗ). Суть концепции – сформировать новый правовой институт – институт информационного обеспечения, состоящий из информирования избирателей и предвыборной агитации.

Создав основу для разграничения информирования избирателей и предвыборной агитации, законодатель не только обозначил необходимость изменения всего массива федерального и регионального избирательного законодательства, но и способствовал активизации научных исследований в рассматриваемой сфере.

В частности, С.В. Большаков и А.Г. Головин предлагают рассматривать феномен информационного обеспечения избирательного (референдумного) процесса с трех сторон: как комплексный правовой институт, как составную часть системы гарантий избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ и как составную часть избирательного процесса [2, с. 18]. При этом исследователи отмечают, что они имели в виду именно составную часть процесса, а не его отдельную стадию. На наш взгляд, это разумно, ведь любая стадия должна характеризоваться ограничивающим ее непрерывным отрезком времени и, как следствие, свойством сменяемости, что можно сказать, например, о предвыборной агитации (для нее уставлен агитационный период) и никак нельзя – об информационном обеспечении. Информационное обеспечение, равно как и финансирование выборов, представляет собой комплексы мероприятий, осуществляемых на протяжении всей избирательной кампании, то есть на всех стадиях избирательного процесса. Однако, несмотря на такую, казалось бы, очевидность, некоторые специалисты избирательного права указывают на информационное обеспечение выборов как на самостоятельную стадию избирательного процесса в РФ [4]. Однако более устоявшаяся точка зрения – информационное обеспечение выборов не самостоятельная стадия данного процесса, а всего лишь его часть.

Существует и законодательная формулировка данного понятия, предложенная в ст. 44 Федерального закона № 67-ФЗ, а далее практически дословно дублируемая нормами иного избирательного законодательства.

Несмотря на то, что информационному обеспечению выборов (референдума) посвящена целая глава 7 Федерального закона № 67-ФЗ, тем не менее правовая регламентация данного института, как представляется, еще далека от идеальной. Для этого достаточно лишь посмотреть на предложенную в ст. 44 Федерального закона № 67-ФЗ формулировку. Несовершенство данной формулировки касается прежде всего информационной составляющей института информационного обеспечения. Указанная норма включает информирование только избирателей.

Для решения данной проблемы А.С. Кучин предлагает использовать вместо формулировки «информирование избирателей» термин «предвыборное информирование» [6, с. 38]. На наш взгляд, данное предложение не совсем удачно, поскольку не только не отражает адресатов информации, распространяемой посредством этой деятельности, но и еще больше сужает суть данного явления. Ведь, как уже отмечалось нами выше, информирование осуществляется не только на стадиях, предшествующих дню голосования, но оно сопровождает избирательный процесс в целом, вплоть до опубликования итогового финансового отчета. Более корректным представляется следующее определение: «Информационное обеспечение выборов и референдумов включает в себя информирование участников выборов, участников референдума, предвыборную агитацию, агитацию по вопросам референдума и способствует осознанному и свободному волеизъявлению граждан, гласности выборов и референдумов» (см. также: [8; 11]).

Выводы

Иными словами, понимание необходимости исключить чрезмерное влияние на избирателей имеет давние истоки, поскольку уже при зарождении института выборов возникла необходимость обеспечить реализацию принципа свободных выборов и обозначить рамки для кандидатов в процессе осуществления предвыборной агитации. Понятие информационного обеспечения выборов и референдума имеет легальное определение, однако стоит подчеркнуть, что соответствующая законодательная норма имеет недостатки в содержательном аспекте и аспекте законодательной техники, а потому нуждается в корректировке.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аглеева, Л. Т. Предвыборная агитация в избирательном праве Российской Федерации (вопросы теории и практики) : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Аглеева Лилия Тахиряновна. – Екатеринбург, 2006. – 24 с.
2. Большаков, С. В. Информационное обеспечение выборов и референдумов в Российской Федерации / С. В. Большаков, А. Г. Головин. – М. : Весь мир, 2007. – 300 с .
3. Зиновьев, А. В. Избирательная система России. Теория, практика и перспективы / А. В. Зиновьев, И. С. Поляшова. – СПб. : Юридический центр, 2003. – 384 с.
4. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации : учебник / отв. ред. А. А. Вешняков. – М. : Норма, 2003. – 816 с.
5. Избирательное право и процесс в Российской Федерации : учеб. пособие / И. А. Алексеев, Д. С. Беляевский, А. А. Свистунов, М. С. Трофимов. – М. : Проспект, 2014. – 270 с.
6. Кучин, А. С. Субъектный и содержательный подходы к идентификации предвыборной агитации / А. С. Кучин // Государственная власть и местное самоуправление. – 2007. – № 2. – С. 36-39.
7. Слободчикова, С. Н. Три формата понятия принципа свободных выборов / С. Н. Слободчикова // Проблемы современного законодательства России и зарубежных стран : материалы VI Между- нар. науч.-практ. конф. – Иркутск : Изд-во Иркут. ин-та (филиала) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2017. – С. 133-137.
8. Слободчикова, С. Н. Сущность принципа свободных выборов / С. Н. Слободчикова // Основные тенденции и детерминанты реформирования конституционного и административного права на современном этапе : материалы Междунар. науч.-практ. конф., состоявшейся в рамках Байкальского юридического форума. – Иркутск. : Изд.-во БГУ 2017. – С. 118-123.
9. Фальков, В. Н. Возникновение и развитие предвыборной агитации в России и за рубежом : историко-правовой аспект / В. Н. Фальков // Право и политика. – 2003. – № 4. – С. 109-121.
10. Чуксина, В. В. Права человека в контексте политико-правовой турбулентности / В. В. Чуксина, О. В. Бондаренко // Известия Байкальского государственного университета. – 2017. – Т. 27, № 2. – С. 218230. – DOI: 10.17150/2500-2759.2017.27(2).218-230.
11. Шишкин, В. С. Информационное обеспечение выборов: информирование и предвыборная агитация / В. С. Шишкин // Pro nunc. Современные политические процессы. – 2006. – № 6. – С. 180-183..

Цитирование. Якимова Е.М. Информационное обеспечение избирательного (референдумного) процесса как средство реализации принципа свободных выборов: истоки правового регулирования и современное состояние российского законодательства // Legal Concept = Правовая парадигма. – 2018. – Т. 17, № 4. – С. 16-21.

Просмотров: 10

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code