ИНДИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПЕРЕД ЛИЦОМ ВЫЗОВОВ МОДЕРНИЗАЦИИ И ИНДИЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА

Л. И. Титлин, кандидат философских наук

Настоящая статья является результатом проведенного в январе — феврале 2017 г. полевого исследования, в рамках которого автор посетил несколько индийских университетов и взял интервью у четырех профессоров философских и санскритского факультета двух университетов — Делийского и им. Джавахарлала Неру. Рассматривается состояние индийского философского образования, изучения индийской философии и санскрита перед лицом нового вызова индийской модернизации — индийского национализма. Статья сопровождается интервью с профессором Р. Бхардваджем о проблемах индийского философского образования и индийского национализма.

Ключевые слова: индийское философское образование, индийский национализм, индология, Шелдон Поллок, Раджив Мальхотра, индийская философия, санскрит, философия, университет.

 

В начале 2017 г. автор провел полевое исследование с посещением нескольких индийских университетов в разных городах и штатах Индии и взял четыре интервью у профессоров философских факультетов и санскритского факультета двух университетов — Делийского университета (DU) и Университета им. Джавахарлала Неру (JNU).

Как известно, модернизация в Индии1 началась с приходом британского владычества (к 1850 г. британцы управляли большей частью Индии, современного Пакистана и Бангладеш). Как пишет А. Балаян, «в конце 1800-х годов в британской Индии были сделаны первые шаги к самоуправлению с назначением индийских консультантов для участия в процедурах принятия решений и строительстве экономических и социальных институтов» [1]. Это привело к началу индустриализации и интеграции страны в мировую экономическую систему. Однако в полной мере самостоятельная модернизация по индийским принципам, которые были заложены М. К. Ганди, началась только после обретения Индией независимости от британской короны (15 августа 1947 г.). Но сегодня, отмечают специалисты, модернизация во многих странах, как развивающихся, так и развитых, сталкивается с новым вызовом — национализмом и усилением роли крайне правых партий. Эти процессы привели к тому, что в Индии в 2014 г. во всеиндийском масштабе победила националистическая партия BJP (Bharatiya Janata Party), а в мае 2014 г. страну возглавил лидер партии премьер- министр Нарендра Моди.

1 Подробнее о модернизации в Индии см. [6].

Важный фактор проведения модернизации — образование . Не менее важным фактором является и его часть — философское образование, особенно значимое для осознания страной своей самобытной культуры и ценностей, которые ставятся под угрозу в ходе модернизации и глобализации. М. Т. Степанянц в своей статье [2] отмечает, что причины цивилизационного прорыва Индии в XX в. лежат не столько в модернизации по западным канонам, сколько в опоре на многовековые культурные и духовные традиции. Для самоидентификации Индии в этом смысле главенствующую роль играет индийская философия, санскрит и классическая индийская культура. Поэтому в данной статье мы сосредоточимся на проблемах, с которыми сталкивается преподавание индийской философии и санскрита в современной Индии после столь значимых событий 2014 г.

В ходе полевого исследования собраны ценные сведения относительно преподавания индийской философии и санскрита в современной Индии. Выявлено, насколько можно судить по тем университетам, которые мы успели посетить, что преподавание индийской философии с момента прихода к власти в Индии партии BJP и ее главы премьер-министра Нарендры Моди существенно не изменилось, нет никакого давления с целью изменения учебных программ и пр. Никакие предметы не добавлены и не исключены из учебных планов. Количество часов преподавания индийской философии и санскрита существенно не возросло и не уменьшилось.

Не наблюдается никакого особого националистического акцента в преподавании индийской философии или санскрита. Выявлено, что не существует и не существовало каких-либо методологических, педагогических или идеологических установок относительно того, как преподавать индийскую философию или санскрит, следовательно, они не могли быть и изменены. Каждый профессор преподает индийскую философию или санскрит так, как считает нужным, руководствуясь им самим разработанной программой.

Такая степень свободы обусловлена прежде всего тем, что университеты в Индии в отличие от российских имеют очень высокую степень автономности. Новые учебные курсы проходят многоступенчатую, сложную и весьма длительную систему апробации и утверждения — начиная с кафедры, факультета, департамента и заканчивая ректоратом. При этом никакие чиновники или правительство не могут повлиять на содержание или утверждение (неутверждение) этих программ. Было отмечено, что новые учебные курсы также вводятся достаточно редко, так как процедура утверждения очень сложна, и их введение или исключение никак не связано с текущей политической ситуацией. Поэтому с момента прихода к власти партии BJP и их лидера Нарендры Моди мало какие курсы добавлены или исключены из программы, и это никак не связано с изменением политической ситуации.

Также отмечается, что в большинстве университетов Индии на факультетах философии преподается не более трех курсов по индийской философии. То же касается департамента санскритских исследований, где не более трех курсов посвящены собственно философии, остальные — собственно санскриту, грамматической философии, поэтике и т. п. Основной упор на философских факультетах в Индии делается на изучение лишь западной философии. Поэтому мы можем отметить, что индийская философия здесь значительно принижена, ей уделяется крайне недостаточное внимание.

В отличие от философских факультетов, например, России в Индии нет курсов индийской философии, обязательных для всех студентов факультета. Все курсы являются факультативными, по выбору студента. Вполне реальна ситуация, когда студент типичного университета Индии, даже сверхпрестижного столичного, совсем не изучал индийскую философию, что невозможно в России, где русскую философию в вузах изучают все, а краткий курс индийской философии предусмотрен как минимум для студентов философских факультетов.

Также отмечается, что отчетность по курсам индийской философии никак не отличается от отчетности по курсам западной философии, что в принципе хорошо и не вызывает нареканий. В ходе стандартного курса студент сдает несколько промежуточных работ (защищает их) и экзамен или защищает работу в конце курса.

Другим положительным фактом является то, что по индийской философии разработаны многочисленные учебные пособия-обзоры, однако по большей части они не применяются в университетах, и в этом особенность индийской системы преподавания, которая копирует западную. Вместо учебных пособий студентам предлагают непосредственно тексты конкретной индийской философской традиции, которые и именуются «учебниками» (textbooks).

В ходе обучения делается упор на дискуссию между разными философскими школами. При этом такие важнейшие философские школы Индии, как санкхья-йога, джайнизм и материализм (чарвака-локаята), практически не изучаются, что, безусловно, является негативным фактором. Наибольшее внимание уделяется идеалистическим философским школам, таким как веданта, а также эпистемологии ньяя-вайшешики и буддизма.

Кроме того, отмечается, что философия вообще и индийская философия в частности практически не преподаются курсами, а преподаются проблемно, например, проблема субъекта или познания рассматривается в рамках одного курса с точки зрения разных философских традиций, как восточных, так и западных. В этом преподавание философии в Индии также существенно отличается от российской практики, где упор делается на историко-философское освещение.

Также необходимо отметить, что в индийских философских кругах доминирует взвешенная позиция относительно возможности преподавания индийской философии и санскрита как с западных, так и с традиционных индийских позиций. Нет убеждения в необходимости преподавания индийской философии и санскрита только с индийских традиционных, узконационалистических позиций. При этом в большинстве светских университетов преподавание как индийской философии, так и санскрита ведется по западным образцам и с западной точки зрения, по западным методикам. Традиционная индийская система преподавания индийской философии и санскрита закреплена исключительно в традиционных санскритских университетах, таких как Бенарес Хинду Юниверсити (BHU), где само преподавание ведется на санскрите и хинди в отличие от большинства университетов, где оно ведется на английском языке, и по западным стандартам, и с применением западных методологических подходов.

Далее представим наиболее интересное и содержательное из четырех интервью — с руководителем санскритского факультета Делийского университета Рамешем Бхардваджем. Интервью освещает многие из проблем современного индийского образования в сфере индийской философии.

Лев Титлин: Изменилось ли преподавание индийской философии за последнее время (в связи с приходом правительства Нарендры Моди)?

Рамеш Бхардвадж: Вовсе нет. Смотрите, индийская философия преподается только в университетах. И все модули и уровни сохранились, как и прежде. Ничего не изменилось. Например, если вы говорите об университетских курсах, все модули сохранились. Индийская философия преподается на двух факультетах: на факультете санскрита и философском факультете. Например, Делийский университет. У нас есть курс санскрита для бакалавров, то есть мы преподаем только 10—20 процентов индийской философии. Все остальное — санскритская грамматика, санскритская литература и другие вещи. Если говорить о философском факультете, очень мало студентов выбирают курсы по индийской философии. Например, если в колледже1 учится 4000 студентов, то только 70—80 выберут2 курсы по индийской философии. Эта ситуация не изменилась.

Л. Т.: Были ли добавлены какие-то новые предметы или, напротив, исключены? Было ли увеличено количество часов преподавания индийской философии, санскрита?

Р. Б.: Нет, количество часов никак не изменилось.

Л. Т.: Есть ли какие-либо методические установки, как преподавать индийскую философию, или каждый преподает как хочет? Изменились ли эти установки за последнее время?

Р. Б.: Ничего не изменилось, так как преподаватели остались прежние. У каждого преподавателя своя методология. Не существует каких-либо общих методологических установок. Изменения в этой сфере требуют очень продолжительного времени. И индийская философия и санскрит — это не точные науки, как физика или химия, где постоянно возникают новые исследования. Это уже установленные идеи и книги, которые были написаны не сегодня, а тысячи лет назад. Поэтому мы не можем ничего изменить.

1 Индийские университеты делятся на колледжи.
2 В индийской системе образования студент сам выбирает курсы, которые будет слушать, чтобы набрать определенное количество кредитов.

Л. Т.: Какие курсы по индийской философии преподаются в вашем университете?

Р. Б.: На факультете санскрита для бакалавров, магистров и аспирантов преподаются все главнейшие школы индийской философии, все ортодоксальные школы, а также буддизм, джайнизм и прочие. Никакая школа не исключается, и все они преподаются параллельно, потому что они существуют в ситуации философской полемики. Не зная, например, точки зрения буддистов, нельзя понять ортодоксальную точку зрения. Это специфическая черта всех философских школ. Если кто-то хочет читать буддийские философские тексты или джайнские, но не знает, к примеру, веданты, он не сможет правильно их понять. Это диалог, который непрерывно продолжается в течение тысячелетий. И только после этого возникают какие-то принципы в каждой философской школе. Так что все эти школы взаимосвязаны и взаимозависимы. Поэтому мы не можем исключить какое-то философское направление. Это повредит нашей системе знания.

Л. Т.: Можете ли вы назвать какие-то курсы по индийской философии, которые преподаются в вашем университете?

Р. Б.: Например, для аспирантов и магистров санскритского факультета у нас очень много вариантов, примерно 12 вариантов курсов. Это максимальное количество в мире, и они читаются именно в Делийском университете. Всего дается 16 вариантов работ: ведийская литература (по ней дается четыре работы), далее это поэтика, наука драмы, индийская лингвистика, джйотиш , индийская литература, пурана итихас т. д. И из 12 вариантов один вариант — это философия. Если у нас, к примеру, 200 студентов, то 30—40 выберут этот вариант. То же самое относится к философскому факультету. Кто-то может выбрать астрологию, кто-то индийскую философию, кто-то западную философию, кто-то западную этику.

Л. Т.: Какие курсы индийской философии являются обязательными для студентов всех факультетов (направлений подготовки) и в каком объеме?

Р. Б.: Обязательных курсов нет. Согласно новой системе набора кредитов (CBS — кредитно- ориентированная система), все курсы являются выборными. Студент любого факультета может выбрать любой предмет. Мы предлагаем индийскую философию как один из предметов по выбору, по которому можно написать одну работу и заработать кредит.

Л. Т.: Какое количество часов уделяется индийской философии?

Р. Б.: В соответствии с системой модулей в системе кредитов на каждый модуль выделяется четыре часа в неделю. То есть это четыре лекции в неделю. Всего на индийскую философию приходится четыре модуля, то есть 16 часов в неделю на обоих факультетах.

Л. Т.: В конце курса проводится ли зачет или экзамен?

Р. Б.: Да, конечно. В Делийском университете у нас установлены письменные экзамены, кроме того, даются письменные задания. В бакалавриате за задания можно заработать 25 баллов из 100, а за экзамен 75. В магистратуре 5 баллов дается за посещение, 25 — за задания, 70 — за экзамен.

Л. Т.: Сколько часов выделяется на каждую философскую школу?

Р. Б.: Четыре часа на каждый модуль.

Л. Т.: Какое место индийская философия занимает в ряду других философских дисциплин?

Р. Б.: Западная философия абсолютно превалирует. Индийской философии уделяется 25 процентов курсов.

Л. Т.: Есть ли отдельные учебники по индийской философии?

Р. Б.: Нет, отдельных учебников нет. Какие-то тексты стали популярны за последние сто лет. Например, это «Веданта-сара» («Компендиум веданты») по веданте, он всегда популярен, это маленький текст. Если говорить об индийской логике, то это два текста — «Тарка-санграха» для бакалавров и «Тарка-бхаша» для аспирантов. По санкхье это «Санкхья-карика» для аспирантов. По философии Шанкары мы берем комментарий Шанкары к «Веданта-сутрам». Именно оригинальные тексты используются в качестве учебников. Это и есть учебники, написанные в VII, VIII или XII веках.

Л. Т.: Как вы относитесь к свадеши-индологии? Книгам Раджива Мальхотры ? К письму индийских индологов против Шелдона Поллока ?

Р. Б.: Поллок считает, что индийский подход к индийской традиции неправилен. Так, он пытается использовать западную терминологию применительно к индийскому контексту, правомерность чего не доказана. Например, на Западе применяется такой термин, как «классические языки», то есть греческий и латынь. Все мы знаем, что в западной терминологии классический язык — тот, который умирает, а новые языки возникают. Но в Индии мы используем этот западный термин в другом смысле. Для нас санскрит — это не мертвый язык. Он не может быть таковым.

Классический язык для нас — это то, что имеет литературно великую форму. Например, у нас есть ведийская литература, затем более поздняя — санскритская. Мы используем этот термин для Калидасы и других великих поэтов. То есть классический санскрит — это не ведийская литература. Это великая литература по своей форме.

Я знаю, что Поллок — выдающийся ученый, хороший ученый, но его подход к санскриту и индологии не соответствует нашим традициям. В этом заключается проблема. Он демонстрирует, что современные индийские языки подобно тому, что произошло в Европе, возникли из санскрита и поддерживались, взращивались санскритскими традициями. Язык хинди не выжил бы, если бы не было знания санскрита. Его корни, его различные формы не могли бы быть поняты без санскрита. Индийские языки живут вместе с санскритом. Если мы отбросим санскрит из-за этих лингвистических спекуляций, то ни хинди, ни маратхи, ни тамильский не смогут выжить. По моему мнению, подход Поллока подрывает значимость санскрита для индийского общества.

И второй вопрос связан с этим. Мы не говорим, что индология — это частная собственность Индии. Никакое знание не принадлежит какой- то конкретной нации, религиозному человеку или обособленному населению. Знание принадлежит всему человечеству. Оно универсально. Мы, разумеется, понимаем и не недооцениваем вклад Запада в изучение санскрита и индологии. Мы его уважаем. Но мы также понимаем, что западный ум привнес некоторые искажения в нашу традицию. Предостережение Раджива Мальхотры было в том, что, когда какой-то западный ученый представляет какие-то теории, которые не согласуются с нашим пониманием традиции, мы должны ставить их под сомнение, сказать, что ваша точка зрения неверна, потому что она противоречит нашей традиции. Это академический мир. Когда кто-то пишет какую-то книгу, то на нее пишут и рецензию. Это академическая практика. Мы не можем отделить какого-то ученого.

Но, если мы будем следовать всем теориям, предложенным западными учеными, это не будет принято нашим обществом. Смотрите, я преподаватель санскрита. Я нахожусь в традиции. Я ходил в традиционную школу и изучал санскрит на протяжении 15 лет. В Индии у нас две системы изучения санскрита. Есть традиционная и есть современная университетская. После этих 15 лет я включился в эту университетскую систему — из традиции в современность. Традиционная система представлена традиционными учеными. В рамках университетской системы (Делийский университет, Бенарес Хинду Юниверсити, Калькуттский университет) все ученые раньше были учениками великих западных ученых, которые имели степень PhD в Оксфорде или Гарварде. Мы можем изучать инструменты, которые применяются западными учеными. Каждый университетский индолог в Индии раньше был учеником западных ученых. Но времена меняются. Я учился в традиционной индийской системе. Так что осторожность наших индийских ученых основана на нашей индийской традиции. В рамках этой традиции на санскрите были написаны тысячи и тысячи книг. Мальхотра делает свою работу уже более пятидесяти лет: теория миграции ариев, масштаб нашей литературы. Это не мой вклад, не мои исследования. Мой вклад — это презентация традиционных ученых миру. Но неверно, когда кто-то начинает отвергать это традиционное знание. Индология — это универсальный предмет. Например, русский ученый Щербатский внес большой вклад в индологию.

Как можно говорить, что он ниже традиционных индийских ученых? Никто не может конкурировать с ним. Но когда Щербатский пишет о буддийской логике — я читал его «Буддийскую логику», будучи студентом в Токио, — я не согласен с некоторыми его положениями. Это мое право. Но мы должны уважать вклад разных ученых. Как я могу отрицать вклад моего великого учителя Фрэнклина Эджертона из США? Я спорю с Поллоком, но я не спорю с Эджертоном, хотя и не соглашаюсь со всеми его теориями. Но он дал некоторый новый свет индологическому знанию. Он сделал так много новых открытий.

Поллоку было дано важное историческое задание — перевод санскритских текстов на английский язык. Когда человек, который не находится в согласии с индийской традицией, берет на себя такую великую задачу, он не видит целостность этой традиции. В этом состоит проблема. Приведу один пример. В Париже в 1910 г. было решено, что требуется критическое издание «Махабхараты». Это решение было принято на Парижской конференции ориенталистов. Оно обрело свою форму в 1936 г. в Пуне. Вышло критическое издание. Его готовили все мировые ученые вместе в рамках Университета Бхарданкара. Там были Луи Рену, Эджертон, В. С. Сукхтанкар. Луи Рену стал инициатором создания санскритского колледжа в Пуне. Если бы к этой работе, которой занимается Поллок, подключились бы самые разные ученые, не только группа ученых Поллока, то она была бы сделана лучше. Поллок окружен людьми, которые любят искать грязные вещи в индуизме. Они устраивают конференции, семинары, рабочие группы. Нужно включать всех ученых, возможно, из России, возможно, из Индии. Не надо создавать группы внутри индологии на основании идеологии. Широко известно, что эти люди пишут книги, которые являются антииндийскими, антииндуистскими. У нас есть чувства.

Я не отношу себя к движению свадеши. Если, например, я люблю индийский чай, то это не значит, что я должен всех заставлять его пить. Кому- то нравится бразильский кофе, я должен предложить его человеку. О вкусах не спорят.

Список литературы

1. Балаян, А. Особенности модернизации в Индии: феномен «застрявшей страны» (2016) [Электронный ресурс] / А. Балаян. — URL: http://centurion-center.narod.ru/india.html (дата обращения 23.05.2017).
2. Степанянц, М. Т. Социокультурные основания модернизации Индии / М. Т. Степанянц. — Полис. Полит. исслед. — 2012. — № 1. — С. 26—42.
3. Ramakrishnan, G. Removal of Sheldon Pollock as mentor and Chief Editor of Murty Classical Library (2016) [Электронный ресурс] / G. Ramakrishnan // Change.org. — URL: https://www.change.org/p/mr-n-r- narayana-murthy-and-mr-rohan-narayan-murty-removal-of-prof-sheldon-pollock-as-mentor-and-chief-editor- of-murty-classical-library (дата обращения 23.05.2017).
4. Gore, M. S. Education and modernization in India / M. S. Gore. — Jaipur : Rawat Publ., 1982. — 190 p.
5. Malhotra, R. The Battle for Sanskrit: Is Sanskrit Political or Sacred, Oppressive or Liberating, Dead or Alive? / R. Malhotra. — Delhi : Harper Collins, 2016. — 488 p.
6. Singh, Y. Essays on modernization in India / Y. Singh. — New Delhi : Manohar Book Service, 1978. — 196 p.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 4 (400). Философские науки. Вып. 44. С. 51—56.

Просмотров: 12

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code