12.3. Фиксация микрообъектов

Рассматривая вопрос о работе на месте происшествия, необходимо остановиться на процессуальной стороне дела, поскольку в литературе имеются противоречивые рекомендации, согласно которым процессуальная форма работы с микрообъектами и сущность проводимых операций должна быть понятной всем участникам следственного действия, а полученные результаты должны быть очевидными. Думается, что в настоящее время эта сущность непонятна многим следователям (иначе микрообъекты использовались бы в доказывании значительно чаще). Где же найти понятых, для которых будут “самоочевидны” полученные результаты?!

Большинство авторов рассматривают проблемы фиксации микрочастиц и микроволокон традиционно: советуют тщательно и детально описывать все признаки найденных объектов в протоколе осмотра, точно указывать их количество, ориентировочные размеры, форму и внешний вид, производить их фотосъемку на месте обнаружения и т.п. Перечисленные меры, по их мнению, гарантируют индивидуализацию обнаруженных объектов. Так фотографирование микрообъектов, по мнению А.И. Дворкина, преследует две цели:

1) Благодаря снимкам при утрате микрочастиц в известной степени их удается восполнить.

2) Снимки в известной мере гарантируют от подмены предмета-носителя или микрочастиц и помогают восстановить первоначальную картину при смешивании микрочастиц, происходящих от разных предметов.

Неясно, почему речь идет об “утрате”, “подмене”, “смешивании” микрочастиц. Всё это – из ряда вон выходящие нарушения правил работы с вещественными доказательствами, которые, судя по всему, потенциально могут допустить только следователь и специалист. Помогут ли фотографии восстановить истину?

Кроме того, ни о каком “восполнении” и “восстановлении первоначальной картины” по фотоснимкам не может быть и речи, так как фотография способна зафиксировать лишь весьма небольшую и не самую главную часть признаков микрочастиц и микроволокон: их внешнее строение и цвет, которые даже на цветных снимках передаются весьма условно. Физические, химические, механические, оптические и многие другие свойства остаются за границами фотографического кадра. Поэтому говорить о каком либо “восполнении” нельзя.

Рекомендации по фотографической фиксации микрочастиц и микроволокон на месте происшествия представляются несостоятельными ещё и по другим основаниям:

  1. Отсутствие у абсолютного большинства следователей и специалистов-криминалистов необходимой фотографической техники. Рекомендованные фотоаппараты “Зенит” с удлинительными кольцами не пригодны для этих целей, так как создают изображение в натуральную величину либо с небольшим увеличением. Отсюда напрашивается вывод – слабовидимые или невидимые невооруженным глазом микрообъекты будут еле заметны на негативе. Увеличением при фотопечати ничего не добьешься.
  2. Наличие на любом локальном участке места происшествия большого количества всевозможных микрочастиц и микроволокон, абсолютное большинство которых не имеет отношения к расследуемому событию. Какие следует фотографировать?

Из сказанного следует вывод, что фотографические методы фиксации индивидуальных признаков микрочастиц и микроволокон на месте происшествия непригодны для целей судебно-следственной практики.

М.Б. Вандер рекомендует при фиксации микрочастиц, обнаруженных на предмете-носителе, точно указать координаты, причем “нельзя применять линейку, т.к. в момент контакта ее с поверхностью может быть нарушена локализация расположенных на этой поверхности частиц”. Рекомендуется в таких случаях пользоваться измерительным циркулем либо штангенциркулем.

Думается, что автор несправедливо усложняет дело. Практика показывает, что зачастую важен сам факт обнаружения микрочастиц в квартире (на теле или одежде) подозреваемого (например, волоса потерпевшего по делу об убийстве), а где именно он найдет – не имеет значения. Бывает важно знать, какие микрочастицы, и в каких местах найдены. Точные же координаты ничего не доказывают, а только загромождают протокол и отнимают у следователя время. Например, в случае контакта одежды потерпевшего и преступника важно обнаружить взаимный перенос микрочастиц и доказать факт контактного взаимодействия, либо выявить на ноже (орудии преступления) микрочастицы одежды и тканей внутренних органов потерпевшего. Во всех подобных случаях важно наличие микрообъектов на определенном предмете-носителе и их локализация. При этом обычно, точных координат не требуется. Достаточно указать, что микрообъекты наслоились на правом рукаве рубашки в области локтя или на спине в области позвоночника и т.д. Надобность в более точных измерениях, как правило, не возникает.

Что касается инструментов, то ни измерительный циркуль, ни штангенциркуль для этих целей не пригодны. Гораздо удобнее работать с мягким метром.

По нашему мнению, никаких детальных схем расположения микрообъектов составлять не нужно, гораздо проще, быстрее, надежнее обозначать расположение микрочастиц на объекте-носителе мелом, карандашом, фломастером, нитками и т.п. Это удобнее и следователю, и эксперту. Утверждение, что это приведет к внесению посторонних загрязнений и изменит внешний вид объекта малоубедительно, так как эти “посторонние загрязнения” должны быть оговорены в протоколе, а поэтому эксперт примет их во внимание при исследовании.

При процессуальном оформлении микрообъектов на месте их обнаружения обычно возникает две ситуации: первая – их изымают вместе с предметом-носителем и вторая – микрочастицы, микроволокна и микроследы веществ изымают с предмета-носителя. В первом случае никаких особых трудностей не возникает. В протоколе следственного действия необходимо отразить название предмет-носителя, его общие и индивидуальные признаки и сообщить об особенностях упаковки, которая имеет свою специфику.

Во втором случае в протоколе нужно указать место обнаружения микрообъектов, их локализацию, и, как правильно предлагает М.Б. Вандер, дать характеристику доступных наблюдению признаков микрообъектов: формы, цвета, внешнего вида, характера поверхности, пропускания веществом частицы света и др., подробно описать способ изъятия и упаковки. Упаковка должна быть снабжена биркой с указанием, где, когда и что изъято; удостоверено подписями следователя и понятых и опечатано печатью следователя.

Практика выработала простой и надежный способ закрепления частиц на объектах-носителях, суть которого заключается в покрытии места локализации микрочастиц куском ткани, которая по краям пришивается нитками. Вместо ткани М.Б. Вандер советует использовать целлофан, который по периметру приклеивается к предмет-носителю склеивающей лентой (типа КЛТ, ЛТ, ЛЦ).

Содержание

Просмотров: 8

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code