9.1. Понятие и классификация следов биологического происхождения

ГЛАВА 9. Криминалистическое исследование объектов биологического происхождения

Технико-криминалистическое обеспечение расследования и раскрытия преступлений на основе использования специальных знаний сведущих лиц (экспертов, специалистов), применением ими научно-обоснованных методов и средств выявления, фиксации, изъятия, предварительного и экспертного исследования следов преступления, разработанных в различных науках, в настоящее время становится одним из наиболее эффективнейших направлений борьбы с преступностью. Свидетельские показания в судах часто меняются, этим фактам имеется объяснение: угрозы и насилие, встречающиеся в деятельности полиции на предварительных этапах расследования преступлений. Указанная причина может успешно преодолеваться за счет активного поиска путей совершенствования института использования вещественных доказательств в расследовании преступлений. Настоящее время характеризуется подъемом рабочей нагрузки в экспертно-криминалистической деятельности правоохранительных органов, на одного сотрудника экспертно-криминалистических подразделений ОВД приходится двойной объем экспертной работы, в том числе, и с биологическими следами (объектами) преступлений. Медико-биологические лаборатории Экспертно-криминалистических центров областей, краев и республик производят в год экспертиз на 27-50 % больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Объекты биологического происхождения зачастую играют важнейшую роль в качестве надежного источника криминалистически значимой оперативно-разыскной и доказательственной информации. Они формируют аппарат доказывания по делам об убийствах, причинении вреда здоровью различной степени, похищении человека, незаконном лишении свободы, насильственных действиях се(…)льного характера, захвате заложника и т. п. При совершении подобных преступлений преступник (преступная группа) применяет насилие, агрессивно воздействует на другого человека, угрожает жизни[1], здоровью, свободе[2], половой неприкосновенности[3] последнего и иным защищаемым правом человеческим ценностям, имеющим отношение к жизни и здоровью[4]. Для расследования и раскрытия таких преступлений необходимо использовать современные возможности биологических экспертиз. Высокоэффективные методы ДНК-анализа позволяют на современном этапе борьбы с преступностью решать экспертные задачи по индивидуальной идентификации правонарушителя.

Органы следствия часто испытывают затруднения при использовании возможностей судебных биологических экспертиз, это связано в первую очередь с трудоемкостью работы с биологическими следами преступления, острой потребностью знаний специальных правил их изъятия и хранения (сохранения). Во-вторых, под влиянием различных факторов внешней среды следы биологического происхождения могут легко разрушаться, временной  фактор также уменьшает возможность их сохранности. Разрушение (в т. ч. гниение) биологического следа – является быстротечным процессом, в результате которого изменяется его целостность, целостность его отдельных клеток (клетки) и молекул (например, белков, в том числе ДНК)[5], приводящим его в непригодное состояние для экспертного анализа.

Качество биологических экспертиз тканей, выделений человека и животных, эффективность экспертных выводов, сроки исполнения экспертиз зависят не только от эксперта-исполнителя, но и в значительной мере от действий следователя, назначившего экспертизу Именно поэтому следователи просто обязаны иметь представление о современных возможностях судебной биологии, которые постоянно расширяются, благодаря появлению новых методик и совершенствованию традиционных методов исследования

Материалы изученных уголовных дел показали, что, более 20 % изъятых при осмотре места происшествия объектов биологического происхождения не поступает для проведения экспертных исследований, а значит, не задействуется при создании доказательственной базы и объективного доказывания фактов причастности конкретных лиц к преступлениям

Кроме этого, несмотря на кажущуюся простоту, не существует единого толкования и самого термина «следы биологического происхождения» Исторически сложилось, что следственные и судебные работники обычно понимают под ними производные человеческого организма – кровь, волосы, пот, слюну, сперму, запах и т п Сходная ситуация наблюдается и в справочной литературе – один автор пишет о следах крови, другой о ботанических объектах Это приводит к необходимости обращаться сразу к нескольким работам или монографиям, что не всегда возможно на практике

Понятие следов биологического происхождения, под которыми следует понимать следы, происходящие от любых биологических объектов человека, животного, растения, являющиеся их выделениями или частями (тканями)

Классификацию следов биологического происхождения по их агрегатному состоянию, происхождению, методам обнаружения и восприятия, количественным характеристикам (объем, размер, масса) и функциональному происхождению

Классификацию экспертиз, исследующих следы биологического происхождения, по объектам и методам исследования

Тактические рекомендации по обнаружению следов биологического происхождения при производстве осмотра места происшествия, освидетельствовании, обыске, выемке, проверке показаний на месте, судебно-медицинской экспертизы трупа и живых лиц, их фиксации, изъятию и хранению. Необходимость более широкого привлечения специалиста-биолога к участию в указанных следственных действиях (за исключением экспертизы) для производства предварительных исследований, которые представляют собой способ установления (диагностики) с помощью научно-технических средств родовой принадлежности (биологического или небиологического происхождения) обнаруженных следов без их уничтожения, и правильного изъятия данных следов.

Специфика получения образцов биологического происхождения для сравнительного исследования Под образцом для сравнительного исследования понимается материальный объект, происхождение которого известно и не вызывает сомнения, совокупность признаков которого сравнивается с признаками следа, изъятого в определенном месте или на вещественных доказательствах, в целях выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела Автором предлагается алгоритм действий следователя при назначении судебно-биологической экспертизы тканей и выделений человека, позволяющий, с одной стороны, обеспечить защиту прав и законных интересов граждан (сокращение возможных случаев принудительного получения образцов для сравнительного исследования биологического происхождения), с другой стороны – повысить эффективность данного вида исследования (экономия расходных материалов и рабочего времени эксперта)

К особенностям обнаружения, фиксации, изъятия и упаковки следов биологического происхождения при расследовании преступлений при проведении таких следственных действий, как осмотр места происшествия, освидетельствование, обыск, выемка, проверка показаний на месте, производство судебно-медицинских экспертиз трупа и живых лиц, относится необходимость к производству данных следственных действий (за исключением судебно-медицинских экспертиз) при расследовании преступлений, в ходе совершения которых преступники могли оставить свои следы биологического происхождения, привлекать специалистов-биологов, что будет способствовать достижению полноты доказательственной базы и, как следствие, их быстрейшему раскрытию и расследованию.

Все следы биологического происхождения целесообразно классифицировать по следующим основаниям:

По их агрегатному состоянию (жидкие следы /например, лужи крови/, газообразные следы /например, запаховые следы человека/, следы, имеющие фиксированную в пространстве форму /например, волос человека или животного/).

По их происхождению: ткани и выделения человека, ткани и выделения животного, части растения, грибы.

По методам их обнаружения и восприятия: видимые, явные следы, не требующие применения специальных методов обнаружения (например, капли крови) и воспринимаемые следователем как следы биологического происхождения, невидимые (слабовидимые), неявные следы, требующие применения специальных методов обнаружения в целях проверки версии, что объект является носителем следа биологического происхождения (например, следы спермы на простыне).

По их количественным характеристикам (объем, размер, масса): макроследы (например, лужа крови), микроследы (например, замытые следы крови).

По их функциональному происхождению: «естественные» следы, выделяющиеся при нормальном (естественном) функционировании организма (например, выпавшие волосы, запаховые следы человека, сперма и т. п.), «неестественные» следы, возникшие в результате повреждения биологического объекта (например, кровь при ножевом ранении, вырванные волосы и т. п.).

Классификация следов биологического происхождения поможет следователям более целенаправленно подходить к следственному осмотру и другим следственным действиям с целью их обнаружения, а также установления объектов – потенциальных носителей следов, подлежащих изъятию в ходе проведения следственного действия, и правильно формулировать вопросы, на соответствующую экспертизу.

Экспертизы, исследующие данные следы, классифицируются по следующим основаниям:

По объектам: экспертиза тканей и выделений человека, экспертиза тканей и выделений животных, экспертиза частей растений.

По методам: исследование ДНК, исследование групповых антигенов, исследование белков и ферментов, морфологическое исследование волос, исследование клеточных структур, исследование запаховых следов человека, исследование объектов растительного происхождения.

Традиционно работа со следами преступления начинается с процесса его обнаружения, если след не выявлен, то он безвозвратно потерян для дальнейшего расследования. Поиск и процессуальное закрепление следов биологического происхождения, как и большинства остальных, осуществляются в ходе проведения соответствующих следственных действий. Особую значимость для выявления следов биологического происхождения приобретает тактическое требование о неотложности проведения следственных действий, что связано с объективной тенденцией биологических объектов к быстрой утрате их существенных признаков. Так, следы биологического происхождения зачастую малозаметны, с течением времени меняют свой внешний вид (например, цвет пятен крови может изменяться до нехарактерного цвета – зеленоватого), подвержены гниению и т. п. Для их поиска, как правило, необходимо участие соответствующего специалиста и использование ряда технических средств. Особенно часто следы биологического происхождения и объекты – их носители изымаются при осмотре места происшествия, освидетельствовании, обыске, выемке, проверке показаний на месте и в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы.

Анализ следственно-экспертной практики показал, что для повышения результативности осмотров места происшествия, особенно по фактам убийств, причинения вреда здоровью, изнасилованиям, необходимо привлечение специалиста-биолога. По нашему мнению, даже если к осмотру места происшествия при наличии трупа привлечен судебно-медицинский эксперт, участие специалиста-биолога все равно является необходимым, поскольку у них в соответствии с ч. 1 ст. 178 и ч. 1 ст. 176 УПК России разные задачи: судебно-медицинский эксперт должен помогать следователю в осмотре трупа, а специалист-биолог – содействовать обнаружению следов преступления.

Выявление невидимых следов биологического происхождения, а также диагностика следов неизвестного происхождения, внешне похожих на биологические, в ходе осмотра места происшествия может осуществляться путем проведения предварительных исследований специалистом по согласованию со следователем. Такое исследование представляет собой способ установления (диагностики) с помощью научно-технических средств родовой принадлежности (биологического или небиологического происхождения) обнаруженных следов без их уничтожения.

Учитывая существующую практику проведения осмотров места происшествия, в ходе которых изымается большое количество либо непригодных для биологического исследования объектов, либо объекты, не являющиеся носителями следов биологического происхождения, представляется, что целесообразно использовать мировой опыт, когда место происшествия становится объектом исследования специалиста.

В ходе выемки также изымается очень большое количество объектов, не являющихся носителями следов биологического происхождения, поэтому мы считает необходимым привлекать специалиста-биолога к производству выемки с целью обнаружения предметов, действительно являющихся носителями следов биологического происхождения. Это повысит эффективность выемки и позволит сократить как время производства экспертизы, так и материальные затраты, поскольку не будут исследоваться объекты, не несущие на себе следы биологического происхождения.

Специфика фиксации следов биологического происхождения предусматривает применение наиболее информативных способов: путем описания их в протоколе следственного действия, фотографирования, производства видеозаписи, составления схем.

Недостаточно обнаружить следы, имеющие отношение к преступлению, необходимо процессуально правильно их зафиксировать, иначе они не будут иметь юридической силы и могут быть потеряны для целей доказывания. К сожалению, на практике общеизвестные рекомендации криминалистики часто игнорируются.

Практика показывает, что достаточно часто в протоколах следственных действий следы биологического происхождения описываются крайне схематично, неполно, без соответствующих замеров или вообще указывается только факт наличия следов (например, крови). Неправильное описание в протоколе часто сильно усложняет последующую работу по раскрытию преступлений, так как искажает факты, необходимые для поддержания или опровержения версий.

Изъятие, упаковка и хранение следов биологического происхождения осуществляются следующим образом.

После обнаружения и процессуальной фиксации следа решается вопрос об его изъятии. Неправильно изъятый след приводит к потере части или даже всей информации, представляющей интерес для следствия, и может свести на нет все труды по его обнаружению. Несмотря на кажущееся обилие методических рекомендаций по этому вопросу, на практике нередко не соблюдаются самые элементарные требования, до сих пор возникают затруднения в самых, казалось бы, стандартных ситуациях. Ряд специфических особенностей изъятия наиболее распространенных групп биологических следов: процесс подготовки изымаемых следов к их упаковке достаточно продолжителен по времени и зачастую невозможен в условиях осмотра места происшествия (особенно, когда им является не помещение). Отмеченное обстоятельство создает трудности для процессуального оформления изымаемых следов, фактическая упаковка следа происходит после его высыхания, что вызывает трудности, а порой и вообще исключает возможность удостоверения этого факта понятыми. Требование о просушивании изымаемых следов биологического происхождения при комнатной температуре является основным. Нарушение данного требования ведет к потере изъятого следа. Просушивание следов биологического происхождения при высоких температурах приводит к термическому разрушению веществ биологического происхождения. Упаковка во влажном виде приводит к возникновению процесса гниения, а, следовательно, к порче или уничтожению следов биологического происхождения. При назначении судебно-биологической экспертизы следователь крайне редко отправляет эксперту объекты, на которых заведомо есть следы биологического происхождения. Чаще всего, это различные объекты обихода, на которых предполагается возможность нахождения следов биологического происхождения. При этом следователь задает вопрос о наличии на представленных объектах данных следов. Таким образом, следователь поручает эксперту провести исследование на обнаружение и изъятие следов биологического происхождения, т. е. эксперт не самостоятельно (по собственной инициативе) собирает материалы для экспертного исследования. Отсюда можно сделать вывод, что эксперт вправе по поручению следователя, указанному в постановлении о назначении экспертизы, проводить исследования по обнаружению и изъятию следов.

К особенностям подготовки и производства экспертизы следов биологического происхождения следует отнести особенности тактики назначения экспертиз по наиболее распространенным следам биологического происхождения. Особенностью экспертизы как средства доказывания является то, что она представляет собой процессуальный вид использования специальных знаний, с ее помощью исследуются следы и объекты, собранные следователем. Поэтому эффективность экспертных исследований напрямую зависит от его усилий по обнаружению и фиксации следов и предметов, получению необходимых образцов, проведению предварительного исследования объектов.

Анализ практики показывает, что особые затруднения у следователей вызывает определение объектов, подлежащих направлению на экспертизу по идентификации погибших, особенно при массовой гибели людей, например, в результате террористических актов.

Принципиальным осложняющим моментом является то, что в ситуациях с массовыми человеческими жертвами для экспертизы, как правило, оказываются недоступными идентифицирующие объекты, которые позволили бы прямо установить индивидуализирующие признаки разыскиваемых без вести пропавших лиц на уровне их ДНК

Очевидно, что единственным возможным решением остается так называемая непрямая идентификация, например, путем использования в качестве идентифицирующих объектов биологических образцов от родственников погибших. Однако, на практике такое решение задачи идентификации тел погибших представляет очень серьезные трудности. Эта проблема может быть решена только на основании использования методического арсенала средств молекулярно-генетической индивидуализации. Установление можно было сделать только опосредованно – а именно на основании анализа и верификации, предполагаемых кровнородственных связей разыскиваемых лиц с ближайшими родственниками граждан, находившихся в момент совершения взрыва по этому адресу и безвестно отсутствующих по настоящее время.

Для решения вопроса, куда именно назначать экспертизу надо исходить из обстоятельств обнаружения и изъятия объектов биологического происхождения. Если назначается судебно-медицинская экспертиза трупа, то следователь, исходя из обстоятельств дела, может предполагать обнаружение на предметах одежды трупа следов биологического происхождения, а также изъятие экспертом этих следов при его исследовании. Представляется, что в целях обеспечения эффективности расследования в этом же постановлении должны стоять и вопросы на биологическую экспертизу, что позволит судебно-медицинскому эксперту сразу передать необходимые материалы в соответствующую лабораторию. Это позволит сократить сроки производства экспертиз и, естественно, расследования Аналогично следует, по мнению автора, поступать и при назначении судебно-медицинской экспертизы живых лиц при расследовании половых преступлений. В тоже время необходимо учитывать, что сроки выполнения экспертиз в бюро СМЭ дольше, чем в ЭКП.

Под спецификой получения образцов биологического происхождения для сравнительного исследования понимаются разрабатываемые тактические рекомендации по получению образцов биологического происхождения для сравнительного исследования. Для производства судебно-биологических экспертиз тканей и выделений человека эксперту необходимо представлять образцы для сравнительного исследования. Под образцом для сравнительного исследования понимается материальный объект, происхождение которого известно и не вызывает сомнения, совокупность признаков которого сравнивается с признаками следа, изъятого в определенном месте или на вещественных доказательствах, в целях выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела.

Ряд ученых считают проблематичным с точки зрения процесса изъятие образцов для сравнительного исследования у трупа. Изъятие образцов у трупа является составной частью методики самой экспертизы. Следователь вправе получить любые образцы для сравнительного исследования в случаях, когда возникла необходимость производства судебной экспертизы, и составить протокол в соответствии со ст. ст. 166 и 167 настоящего Кодекса, за исключением требования об участии понятых.

Исследуя вопрос о возможности принудительного изъятия образцов биологического происхождения для сравнительного исследования, мы приходим к выводу о необходимости придания постановлению следователя статуса обязательного для исполнения лицами, в отношении которых это постановление вынесено. Получение образцов для сравнительного исследования обусловлено вопросами, которые должны быть разрешены в ходе экспертизы. Одним из наиболее распространенных образцов для сравнительного исследования является кровь. Кровь используется в качестве сравнительного образца практически при всех видах биологических исследований, за исключением исследований волос человека и животных, а также клеточных структур. В первом случае для исследования в качестве сравнительного образца предоставляются волосы, а исследование клеточных структур позволяет установить половую принадлежность без использования сравнительных образцов.

В тоже время при установлении групповой принадлежности – исследовании антигенов – эксперту сравнительный образец (кровь) фактически не нужен. В данном случае достаточно справки из медицинского учреждения о группе крови лица, от которого возможно произошли исследуемые биологические следы. Таким образом, кровь для сравнительного исследования нужна для выделения ДНК и как носитель индивидуального запаха человека. В тоже время существует методика получения образцов индивидуального запаха человека без изъятия у него крови.

Сказанное позволяет сделать вывод, что единственным обязательным (незаменимым) случаем получения крови в качестве сравнительного образца является необходимость исследования ДНК. В связи с этим, считается целесообразным проводить исследование групповых антигенов при наличии в распоряжении эксперта полученной следователем сведений о группе крови лиц, от которых возможно происхождение следов биологического происхождения. Установление их групповой принадлежности позволит ограничить круг лиц, у которых необходимо получать кровь для сравнительного исследования. В ряде случаев на этом биологическое исследование может быть, и закончено, например, если на объектах найдены следы, принадлежащие по группе только потерпевшему, и при этом исключается возможность их происхождения от подозреваемого. В случае обоснованной возможности происхождения следов от подозреваемого – проводить исследование ДНК. При таком алгоритме может возникнуть только одно затруднение – позволит ли количество вещества в следе провести оба исследования? Представляется, что для разрешения этой проблемы следователь в постановлении о назначении экспертизы должен поставить вопрос достаточно ли вещества (крови, спермы, слюны и т. п.) для установления групповой и индивидуальной принадлежности? В случае если для установления групповой принадлежности потребуется полное использование вещества, то данное исследование не проводить вовсе.

Чтобы не затягивать сроки расследования, экспертизу целесообразно назначать с целью проведения обоих видов исследования с обязательным указанием этого в постановлении. Эксперт после проведения исследования групповых антигенов и определения возможности исследования ДНК по объектам, где выделены генетические признаки, составляет ходатайство о необходимости предоставления крови определенных лиц в качестве образцов для сравнительного исследования, которое в установленном порядке направляется лицу (органу), назначившему экспертизу. Производство экспертизы до получения необходимых и достаточных материалов приостанавливается, но не более чем на двадцать суток. Следователь при получении такого ходатайства с учетом обстоятельств дела решает, нужно ли производить дальнейшее исследование или такая необходимость отсутствует. Предлагаемый алгоритм назначения и производства биологической экспертизы тканей и выделений человека обеспечит сокращение возможных случаев принудительного получения образцов для сравнительного исследования биологического происхождения, и повысит экономическую эффективность данного вида исследования (экономия расходных материалов и рабочего времени эксперта).

Роль заключения эксперта в расследовании состоит в установлении данных, на основании которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Такие данные, собственно говоря, и являются доказательствами по уголовному делу. Они используются как непосредственно, так и опосредованно, для планирования дальнейшего расследования. Разрешение сомнений в правильности выводов эксперта реализуется при допросе эксперта (для разъяснения или дополнения данного им заключения), в рамках проведения дополнительной экспертизы (в случае неясности или недостаточной полноты заключения), либо повторной экспертизы (в случае необоснованности или сомнений в правильности заключения).

При оценке экспертных заключений можно использовать помощь (консультацию) независимых специалистов. Как показывает практика, чаще всего к консультациям специалистов обращается сторона защиты.

В ЭКП отделов внутренних дел России при проведении судебно-биологических экспертиз широко используется метод ДНК-анализа, основанный на изучении индивидуализирующих свойств участков ДНК. Устанавливаемые генетические признаки в совокупности позволяют проводить индивидуализацию с указанием конкретного лица, совершившего преступление.

В настоящее время ДНК-анализ используется для:

–    установления генетических признаков следов биологического происхождения (под биологическими следами в настоящих методических рекомендациях понимаются кровь, слюна, сперма, волосы, фрагменты тканей тела и иной биологический материал человека), оставленных на месте преступления,

–    установления лиц, оставивших биологические следы  на месте происшествия,

–    установления личности неопознанных трупов,

–  фактов принадлежности биологических следов одному и тому же установленному или неустановленному  лицу (лицам),

–  установления факта принадлежности биологических следов, изъятых по нескольким преступлениям одному и тому же лицу.

–  установления факта принадлежности биологических следов группе лиц с их последующей идентификацией.

–   установление родства первого порядка.

Современная технология криминалистического ДНК-анализа позволяет успешно исследовать практически все ткани и биологические жидкости организма человека (за исключением кала и рвотных масс, в связи с отсутствием достоверных методик для их исследования в ЭКП МВД России), микроколичества биологического материала.

Объекты исследования:

–        кровь человека;

–        слюна (на окурках, жевательных резинках, фрагментах бумаги, фольги и т.д.);

–        сперма;

– сперма, смешанная с выделениями потерпевшей (-шего);

– влагалищный эпителий;

–        волосы с жизнеспособной луковицей и волосяным мешочком, включая единичные;

–        фрагменты мягких тканей и органов человека;

– срезы ногтевых пластин, зубы,  кости;

– эпителий поверхностный (подногтевое содержимое на срезах ногтевых пластин, чешуйки перхоти, следы пальцев рук);

Указанные биологические следы могут быть обнаружены на одежде, нижнем белье, обуви, головных уборах, предметах домашней утвари (стаканы, тарелки и т.д.), личной гигиены (зубные щётки, расчески, бритвенные принадлежности, полотенца, постельное бельё и т.п.), окурках, пуговицах, книгах, содержимом влагалища, заднего прохода, ротовой полости, уретре, на поверхности срезов ногтевых пластин.

Обнаружение объектов биологического происхождения начинается с визуального осмотра предметов. Осмотр необходимо проводить  при естественном, искусственном освещении. Осмотр при искусственном косопадающем освещении позволяет обнаружить застарелые следы крови, наслоения в виде следов рук, слабо видимые наслоения, образованные слюной, спермой.

Запрещено производить поиск объектов биологического происхождения при помощи УФ лучей, т.к. при их применении происходит повреждение нити ДНК.

Работа по изъятию и упаковке  проводится обязательно в латексных перчатках, инструмент после работы с одним следом и до работы со следующим должен протираться сначала ватным тампоном, смоченным спиртом, а затем сухим. Это делается для того, чтобы исключить перенос микрочастиц одного биологического следа на другой, чтобы не загрязнять следы выделениями лица, производящего изъятие, а также для предотвращения заражения лица, производящего изъятие, различными заболеваниями, потенциально содержащихся в следах биологического происхождения.

При изъятии биологических следов различают изъятие жидких следов и сухих.

Жидкие следы с невпитываюших поверхностей собирают, промокнув куском чистой нестерильной марли. Со снега или из лужи кровь, сперму и другие объекты рекомендуется изымать полностью, поместив их в чистую стеклянную посуду, и затем немедленно доставлять в биологическую лабораторию. В случае невозможности изъять следы с указанных поверхностей полностью, изъятие производят с частью предмета-носителя на марлю, а  в дальнейшем высушивают на чистой поверхности.

Изъятие сухих следов всех объектов биологического происхождения производят в нативном виде со следовоспринимающим предметом или поверхностью, а также путем производства выпилов, вырезок, срезов, сколов или соскобов части следовоспринимающей поверхности.

Это приоритетный способ изъятия объектов биологического происхождения, предназначенных для генетического исследования.

Только в том случае, если по каким-либо причинам невозможно изъять предмет целиком или сделать частичную выемку, возможно изъять следы биологического происхождения производством смыва (лучше всего дистиллированной, а в случае ее отсутствия кипяченой водой) следа.

Все изъятые объекты перед упаковкой должны быть обязательно высушены при комнатной температуре. Нельзя для этих целей использовать нагревательные приборы (батареи, лампы, утюги), нельзя просушивать на солнце, такая просушка приводит к разрушению ДНК. Если в условиях следственного действия объекты нельзя просушить, то их упаковка должна быть временной  – только для транспортировки, о чем в протоколе следственного действия делается соответствующая отметка. В дальнейшем все объекты должны быть просушены.

Требование о просушивании изымаемых объектов при комнатной температуре является основным при упаковке биологических объектов. Нарушение требования ведет к потере изъятого объекта – возникновению процесса гниения, а следовательно – к порче или уничтожению объектов биологического происхождения.

В качестве универсальной упаковки для большинства биологических объектов является чистая плотная бумага (допускается заменить газетой, обоями).  Использовать в качестве упаковочного материала пакеты из полимерного материала  запрещено.

Существует еще ряд правил, которые следует соблюдать при упаковке:

-изымаемые объекты упаковывают по отдельности; одежду складывают следами вовнутрь, а чтобы поверхности не соприкасались, их перекладывают листами чистой бумаги;

  • каждая упаковка снабжается сопроводительной надписью, содержащей сведения о характере вложения, подписывается понятыми, следователем и специалистом.
  • следы на   предметах-носителях   следует   предохранить   от   утраты   (например,
    осыпания) или загрязнения их иным веществом.  Для этого они накрываются чистым фрагментом ткани или бумаги, который прикрепляется к следовоспринимающему предмету булавками, нитками, липкой лентой;
  • изымаемые объекты упаковываются  в  картонные  коробки,   бумажные  пакеты,
    бумажные свертки;

-основными требованиями для хранения объектов биологического происхождения являются   обеспечение   их   нахождения   вдали   от   нагревательных  приборов,   прямого солнечного света, сырости, а также исключения доступа к ним посторонних лиц. Те же требования необходимо соблюдать и при транспортировке таких объектов.

Изъятые объекты должны в течение одного-двух дней направляться на экспертное исследование.

При производстве медицинского освидетельствования лиц,  подозреваемых в совершении преступления (или потерпевших лиц), работниками СМЭ часто производятся срезы  ногтевых пластин с кистей рук указанных лиц на наличие «подногтевого» содержимого. Срезы ногтевых пластин с кисти одной руки сначала следует упаковать в бумажный сверток, а затем поместить в уже заранее подписанный конверт для предотвращения потери самих срезов. То же повторяют и при упаковке срезов ногтевых пластин со второй руки. Не следует производить изъятие самого «подногтевого» содержимого на спички или иглы, т.к. интересующий экспертов объект либо для исследования непригоден, либо  может находиться и на поверхности самих ногтевых пластин, а не под ними.

Смывы, произведенные с поверхности тела подозреваемого (потерпевшего), следует производить на фрагменты марли (бинта) с надписью на упаковке «не стерильно», а затем упаковывать вышеуказанным способом.

При освидетельствовании лиц или трупов, подвергшихся изнасилованиям и / или насильственным действиям се(…)льного характера, следует оговаривать с экспертами СМЭ изъятие содержимого влагалища, уретры, заднего прохода, ротовой полости, которое будет исследоваться методами ДНК-анализа, на фрагменты марли (а не на предметные лабораторные стекла многократно бывшими в употреблении и не на ватные тампоны) с надписью на упаковке «не стерильно», а затем упаковывать вышеуказанным способом.

Обнаруженные объекты, похожие на волосы, упаковывают в заранее приготовленный бумажный сверток, который помещают в заранее подписанный конверт – такая упаковка гарантирует сохранность объекта и его целостность. Запрещается фиксировать объекты, похожие на волосы на липкую ленту «скотч», а также на дактопленку – в липком слое теряется необходимая для исследования часть объекта, что делает невозможным установление генотипа.

Биологический материал, забор которого производится у трупов для проведения генетических исследований (нумерация указана по мере снижения ценности биологического материала как источника ДНК):

  1. Кровь на марле (пятно не менее 1,0х1,0см, высушенное при комнатной температуре, избегая воздействия прямых солнечных лучей и загрязнения);
  2. Кровь на тест-карте;
  3. Мягкие ткани (любые мышцы, но лучше всего часть мышцы бедра), в том числе мумифицированные;
  4. Волосы с луковицами;
  5. Ткани внутренних органов (приблизительно до 20 граммов);
  6. Кожный лоскут, в том числе мумифицированный, не менее 3,0х3,0см.;
  7. 2-3 ногтевые пластины с кистей рук (или со стоп);
  8. 2-3 коренных не пломбированных зуба;
  9. Фрагмент диафиза бедренной или другой длинной трубчатой кости (плечевая, лучевая, берцовая) весом не менее 4 – 6 грамм (компактное вещество кости должно составлять 7-10 см длиной);
  10. При отсутствии компактного костного вещества необходимо изъять губчатое вещество кости весом не менее 50 грамм (ребро или лопатка, или позвонок, или нижняя челюсть);

Так, например, срезы ногтевых пластин неустановленных трупов используются для установления генотипа лица в случае сильных гнилостных изменений трупа, и, соответственно, для установления личности неопознанного трупа  путем исследования родства первого порядка (предположительных родителей и/или детей).

При отборе костей необходимо строго следить, чтобы кости ни в коем случае не подвергались вывариванию (оговаривать с экспертом СМЭ), которое зачастую используется для подготовки костей и черепов в судебно-медицинских целях.

Отбор образцов биологического материала у живых лиц для сравнительного исследования:

  1. Отбор образца крови, объемом не менее 1 мл, производится на четырехслойный или более марлевый тампон. Размер пятна крови 2-3см в диаметре с пропитыванием 3-4 слоев. Если на исследование направляется образец крови в жидком виде (в шприце с иглой в предохранительном колпачке), то эти образцы хранят в холодильнике и доставляют в лабораторию немедленно во избежание загнивания.
  2. Образец эпителия ротовой полости берется у потерпевшего (подозреваемого) после полоскания ротовой полости водой. Марлевым тампоном или ватной палочкой с усилием делается соскоб с внутренней поверхности щек и десен.
  3. При негласном отборе образцов у лиц, представляющих оперативный интерес, для сравнительного исследования отбираются 2-3 окурка или 1-2 жевательные резинки без красителей.

Вопросы, разрешаемые биологической экспертизой тканей и выделений человека (исследование ДНК):

Кровь:

  1. Имеется ли на представленных предметах (указать каких) кровь человека?
  2. Происходит ли кровь от …Ф.И.О? (всех проходящих по делу лиц)

Сперма:

  1. Имеется ли на представленных предметах (указать каких) сперма?
  2. Каковы генетические признаки обнаруженной спермы?
  3. Происходит ли сперма от …Ф.И.О. ? (проходящих по делу лиц мужского пола)

Клетки влагалищного эпителия:

  1. Имеются ли на представленных предметах (указать каких) клетки влагалищного эпителия?
  2. Каковы их генетические признаки?
  3. Происходят ли клетки влагалищного эпителия  от …Ф.И.О. ? (проходящих по делу лиц женского пола)

Клетки эпителия слюны (клетки поверхностного эпителия):

  1. Имеется ли на представленных предметах слюна (клетки поверхностного эпителия)?
  2. Если да, то происходит ли она от …Ф.И.О.? (всех проходящих по делу лиц)

Исследование объектов, похожих на волосы:

  1. Являются ли представленные объекты волосами?
  2. Принадлежат ли волосы человеку или животному? Если животному, то какому виду?
  3. Если волосы принадлежат человеку, то с какой части его тела?
  4. Пригодны ли волосы для исследования ДНК?
  5. Если да, то каков их генотип?
  6. Происходят ли обнаруженные волосы от …Ф.И.О.? (всех проходящих по делу лиц)

При отсутствии образцов сравнения (преступник в розыске, безвестное исчезновение человека, убийство без обнаружения трупа, неопознанный труп), первый вопрос задается на наличие определенного выделения: крови, слюны, спермы, влагалищных выделений, волоса, клеток эпителия, а второй следующим образом:

–        каковы генетические признаки крови (слюны, спермы, влагалищных выделений, волоса, клеток эпителия, фрагмента ткани или органа)?

При обнаружении расчлененных останков человека:

–        принадлежат ли части тела расчлененного трупа одному человеку?

Вопросы необходимо формулировать в конкретной форме, а не спрашивать о наличии «следов биологического происхождения» вообще:

имеется ли кровь человека на одежде (трусах, колготках) потерпевшей П.?;

-Имеются ли клетки эпителия на срезах ногтевых пластин с кистей рук трупа И.?;

-Имеется ли слюна на окурках?;

-Имеется ли сперма и /или кровь на простыне, изъятой …?;

Экспертиза установления биологического родства:

–        является ли супружеская пара Иванов И.И. Иванова А.А. биологическими родителями неустановленной женщины, чей труп обнаружен …?

– является ли неустановленный мужчина, чьи костные останки обнаружены…, биологическим ребенком супружеской пары Петров А.А. и Петрова О.О.?

–        является ли неустановленный мужчина, чей труп обнаружен…, биологическим отцом Иванова И.И.?

–        является ли Николаева П.П. биологической матерью новорожденного, чей труп обнаружен …?

–        является ли неустановленная женщина, чей труп обнаружен…, биологической матерью Новикова И.И.?

-может ли неустановленный мужчина, чей труп обнаружен…, являться родным братом Иванова И.И.?

Например, при установлении личности неизвестного человека, чей труп был обнаружен, отбираются образцы крови у предполагаемого отца и предполагаемой матери. У предполагаемой матери в приватной беседе, в не оскорбляющей достоинства форме, необходимо выяснить является ли её супруг биологическим отцом без вести пропавшего ребенка, чей труп, вероятно, и был обнаружен..

Также, при установлении личности неизвестного человека, чей труп был обнаружен, отбираются образцы крови у его предполагаемых детей.

При установлении личности одного из супругов, отбирается образец крови у предполагаемого супруга (супруги) и образец крови у каждого из детей. У предполагаемой супруги так же выяснить, является ли её без вести пропавший супруг биологическим отцом её ребенка.

Требования к оформлению сопроводительной документации.

В отношениях на проведение предварительного исследования и в постановление на производство экспертизы должны в обязательном порядке содержаться:

-указание, где и у кого изъяты предметы исследования (например, «брюки Иванова Ивана Ивановича, изъятые …», а не «брюки»);

– разрешение следователя на частичное или полное разрушение, уничтожение и существенное  изменение представленных вещественных доказательств, в пределах, необходимых для производства данной экспертизы;

– разрешение расходовать исследуемый материал столько, сколько необходимо для производства данной экспертизы;

-контактные телефоны следователей;

Имена и отчества, даты рождения и место проживания проходящих по делу лиц следует записывать полностью.

Пояснительные надписи на упаковках и бирках предоставляемых на экспертизу предметов следует подписывать разборчиво, упаковки опечатывать.

Во второй половине 80-х годов в практику судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств начинают внедряться методы молекулярной генетики[6], позволяющие проводить идентификационные исследования объектов биологического происхождения. До настоящего времени не было систематизированного учебного пособия для экспертов, посвященного этим вопросам, а в имеющихся публикациях рассматриваются только отдельные проблемы использования метода криминалистического ДНК-анализа. Главным вопросом судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств был и остается вопрос о происхождении следов с мест происшествий от конкретного лица. Результаты экспертизы обычно сводятся к установлению факта наличия биологического материала (крови, слюны, спермы и др.) в следах и выявлению в них различных групповых факторов. В середине XIX в. Людвиг Тейхман-Ставларски впервые открыл доказательный метод установления наличия крови в следах с помощью химической реакции (раствора поваренной соли и ледяной уксусной кислоты), а в конце XIX в. немецкие ученые Бунзен и Киргоф разработали надежный метод установления наличия крови с помощью спектроскопии. В то время сам факт установления следов крови на одежде подозреваемого рассматривался как доказательство его вины в совершении преступления. Ученые Флоренс и Фрикон систематизировали виды следов крови в зависимости от механизма их образования, что в совокупности с методом установления наличия крови в этих следах придавало исследованиям большую доказательственную силу. Однако со временем сторона защиты сочла эти факты недостаточными, и судебная медицина стала искать другие способы исследования следов крови. Очень важно было решить вопрос о происхождении крови (от человека или животного). Первые опыты проводились на жидкой крови, видовую принадлежность которой устанавливали по наличию, размеру и форме ядер в клетках. Однако эти методы не были пригодны для исследования следов крови. Решить проблему удалось только в 1899 г., когда русский исследователь-патологоанатом Ф.Я. Чистович открыл реакцию преципитации, а П. Уленгут использовал это открытие для установления видовой принадлежности крови. Этот метод начал широко применяться и стал неотъемлемой частью любого исследования при проведении экспертиз следов крови, но и его со временем оказалось недостаточно для доказывания факта принадлежности следов конкретному лицу. Как утверждали адвокаты: если доказано, что следы крови произошли от человека, то чем эта кровь отличается от крови миллионов других людей, каждый из которых мог оставить эти следы. И конечно, были абсолютно правы. Открытие Ландштейнером трех групп крови системы ABO, a позднее Дунгерном еще одной группы этой системы легло в основу практических экспериментов М. Рихтера в области установления групп крови в следах. Внедрение в практику методики установления групповой принадлежности крови в следах на вещественных доказательствах позволило делать вывод о возможности (или невозможности) происхождения пятен крови от определенного лица. Особенно важным являлось то, что стало возможным исключать происхождение крови от конкретного человека. Совпадение групповой принадлежности имело значение лишь в сумме доказательств, так как нельзя категорично утверждать о происхождении крови именно от данного человека, а не от других лиц с такой же группой крови. Вскоре стало очевидным, что в большинстве случаев четыре группы крови системы АВО не дают возможность исключить (или подтвердить) происхождение следов от конкретного человека, поэтому судебные медики искали другие системы групп крови. Так, в 1927 г. в эритроцитах человека были открыты антигены М и N, а позднее в данной системе MN – антигены S и s. История развития судебно-биологической экспертизы шла по пути «открытия» новых систем, установление которых в биологическом следе и решает вопрос его происхождения от конкретного человека. Однако не все системы имеют равноценное прикладное значение, что зависит от количества признаков, входящих в каждую из них, и распределения этих признаков в различных популяциях. Чем больше систем исследуется в следе, тем с большей долей вероятности можно установить его происхождение, но слишком малые размеры следа и его состояние не позволяют этого сделать. Революционным достижением, которое принципиально по-новому позволило подойти к проблеме идентификации биологического следа, стало применение методов анализа ДНК, позволяющих исследовать непосредственно молекулу ДНК, кодирующую все биологические признаки человека. В российской криминалистике развитие методов ДНК-анализа (генотипоскопии) началось с 1988 г., когда Государственным комитетом СССР по науке и технике было принято решение об организации лаборатории генотипоскопии на базе Всесоюзного научно-криминалистического центра МВД СССР (ныне ГУ ЭКЦ МВД России). В связи с отсутствием необходимого оборудования и помещений первые опыты были начаты на базе Всесоюзного центра психического здоровья АМН СССР. Там уже проводились исследования ДНК человека для установления причин многих психических заболеваний, таких, как шизофрения, болезнь Альцгеймера и др. В тот период перед экспертами-биологами стояла задача разработать научно обоснованные методики анализа ДНК следов биологического происхождения, изъятых с мест происшествий. В 1990 г. была проведена первая генотипоскопическая экспертиза. Методы анализа ДНК оказались чрезвычайно интересны для криминалистики, так как ДНК обладает индивидуальной специфичностью (совпадает только у однояйцовых близнецов), идентична в любой ядросодержащей клетке организма одного человека и неизменна на протяжении всей его жизни [3]. Одним из главных положительных моментов следует отметить то, что при проведении одного исследования можно установить множество признаков, которые позволяют с большой долей вероятности устанавливать происхождение следа от конкретного лица, а также биологическое родство. Кроме того, использование методов анализа ДНК позволяет устанавливать половую принадлежность исследуемых объектов. Развитие и совершенствование методов криминалистического ДНК-анализа способствовало тому, что современная технология ДНК-следования ДНК позволяет успешно исследовать: практически все ткани и биологические жидкости организма человека, содержащие ДНК; биологические объекты, загрязненные микрофлорой; микро-количества биологического материала (теоретически возможно исследовать ДНК, выделенную из одной клетки); смешанные следы. Особенно ценна возможность создания криминалистических учетов, когда необходимо накопление и сохранение данных исследования для последующего поиска подозреваемых лиц путем сравнения их данных с уже имеющимися в базе. В нашей стране еще в 1994 г. было принято решение о создании «геннодактилоскопических учетов», но в связи со сложной экономической ситуацией работа в этом направлении практически приостановлена. Опыт применения ДНК-анализа в практике ГУ ЭКЦ МВД России и зарубежных лабораторий показал его высокую эффективность, поэтому в настоящее время ДНК-идентификация имеет существенный приоритет в практике экспертно-криминалистических служб ряда индустриально развитых стран мира (Великобритания, Германия, США и др.) и 15 биологических лабораторий ОВД России.

Назначение и производство судебных экспертиз, использование заключений экспертов в доказывании – наиболее совершенная и результативная форма использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Ни один процесс расследования серийных убийства не обходится без производства судебных экспертиз. В литературе имеется достаточное количество публикаций, посвященных судебным экспертизам и их роли в доказывании по уголовным делам. Вместе с тем судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств биологического происхождения, играющая большую роль в изобличении лиц, совершивших серийные убийства, имеет ряд специфических особенностей.

Объекты биологического происхождения при расследовании серийных убийств обнаруживаются практически всегда. Большое разнообразие биологических объектов, а также широкий круг вопросов, решаемых экспертами-биологами, требуют от них совершенного владения современными серологическими, иммунологическими, цитологическими, генетическими и иными методами исследования.

Наиболее распространенным методом экспертного исследования биологических следов является серология. Полученные в ходе такого исследования результаты, безусловно, способствуют установлению истины по уголовным делам. Вместе с тем производство судебно-медицинской серологической экспертизы при расследовании серийных убийств зачастую носит проблемный характер.

Основной проблемой можно назвать ограниченность исследований серологической экспертизы. Недостатки применяемых методик связаны с малой чувствительностью, неспецифичностью либо влиянием предмета-носителя на сыворотки, в результате чего антигенная принадлежность выделений не может быть достоверно установлена. Кроме того, в последние 5–10 лет встречаются случаи необнаружения антигенов системы АВО даже в свежих образцах крови, выделений, волос и др. В литературе имеются указания, что при патологических состояниях организма групповая принадлежность не определяется даже в образцах. При различных заболеваниях, таких как лейкоз, туберкулез, грипп, грибковые поражения, отмечается неправильное определение группы выделений [1, с. 25–27]. Максимум того, что на современном этапе может дать данная экспертиза крови и биовыделений, – это установить групповую принадлежность источника происхождения.

Наиболее сложным вопросом, касающимся использования результатов серологического исследования объектов биологического происхождения в целях изобличения серийных убийц, является феномен «парадоксального выделительства» [2, с. 18–23]. Отечественная практика расследования серийных убийств свидетельствует, что данная проблема имеет сложный характер. Проиллюстрируем это на известном деле Чикатило, где следователи и оперативные работники допустили немало ошибок [3–4]. «Но беспрецедентными оказались ошибки экспертов Бюро СМЭ относительно следов спермы, изъятых с мест убийств» [5, с. 26]. Решающим в освобождении Чикатило в 1984 г. стали заключения экспертов Бюро СМЭ об изъятой с девяти мест обнаружения трупов сперме, ее отнесении к группе АВ (IV). Подозреваемый же имел группу крови Аβ (II). При этом другие доказательства по делу следствие должным образом не оценило. В 1992 г. в обвинительном заключении и приговоре его длительное неразоблачение (52 убийства) объяснялось «не огрехами следствия, а, с подачи экспертов, – неким «парадоксальным выделительством» виновного: кровь группы Аβ (II), а выделения – группы АВ (IV)» [6, с. 73–81]. Н.П. Водько – один из организаторов поиска этого серийного убийцы – также отрицает существование «парадоксального выделительства: «Надо отметить, что версия о «парадоксальном выделительстве» импонировала следствию. Это был выход, что достойно объяснит причину допущенных экспертной и следственной ошибок» [3, с. 77].

Мнение эксперта Т.В. Стегновой еще более безапелляционно: «Кровь на исследование берут из вены или пальца, она “чистая”, а выделения смешиваются с бактериями, “чужими белками”, другими посторонними примесями. В общем, нет никакого “парадоксального выделительства”. Потому что в природе нет людей, имеющих разные группы крови и выделений» [7]. Неверные выводы, по мнению ведущих специалистов, были получены ввиду трудностей исследования биологического материала (спермы с мест убийств), загрязненного бактериями, биологическими объектами. «Процесс экспертизы длителен, трудоемок, требует высокой квалификации. Тщательно исследовать следы с контрольными образцами спермы следовало разными методами, что не было сделано, и в этом – основная причина поспешных выводов о группе крови» [6, с. 72].

Подобные ошибки возникали и при расследовании уголовных дел в отношении таких серийных убийц, как Головкина (Московская обл.), Кулик (Иркутск). Эксперты указывали группу АВ (IV), а у Головкина была Вα (III), у Кулика – Аβ (II). Следователи вовремя устранили эти противоречия назначением повторных и комиссионных экспертиз [7]. Такой же факт по делу об убийствах имел место в Алма-Ате в 1989 г. В связи с ошибочными выводами экспертов относительно выделений, изъятых с жертв насилия, уголовный розыск искал преступника с группой крови АВ (IV), проверив около 60 тыс. лиц. Сомнения следствия разрешила повторная экспертиза, где группа спермы во всех следах была определена как Оαβ (I). Собранными доказательствами удалось изобличить подозревавшегося ранее гр. М. [8, с. 69–74]. Учитывая вышесказанное, требуются иные, более надежные методики определения принадлежности биологических выделений и крови, чтобы серийные убийцы могли быть изобличены в инкриминируемых им деяниях.

В настоящее время наиболее точные и доказательные результаты исследования объектов биологического происхождения обеспечивает молекулярно-генетический идентификационный анализ, который проводится в рамках судебной генетической экспертизы. Объектами-носителями генетического материала (ДНК) являются любые выделения человеческого организма (кроме пота) или частицы его тканей и органов. К источникам ДНК относятся: биологические жидкости (кровь, сперма, слюна и др.) в жидком виде или в виде пятна на различных предметах; волосы; фрагменты тканей человеческого тела (кусочки кожи, фрагменты мышц, отдельные кости и их фрагменты, выбитый зуб) и т.п.

_________________

[1] См.: Малеина М.Н. О праве на жизнь // Государство и право. 1992. № 2.

[2] См.: Рошка К. И. Уголовная ответственность за преступления против здоровья, свободы и достоинства личности. Кишинев, 1988.

[3] См.: Протопопов А.Л. Расследование се(…)льных убийств. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2001.

[4] См.: Варданян А.В. Насильственная преступность и ее предупреждение. М., 2002.

[5] См.: Арутюнов А.С. Особенности собирания и экспертного исследования следов биологического происхождения при расследовании преступлений: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2008. С. 24.

[6] См.: Пименов М.Г., Культии А.Ю., Кондратов С.А. Научные и практические аспекты криминалистического ДНК-анализа: учеб. пособие. М.: Экспертно-криминалистический центр МВД РФ, 2001. 144 с.

Содержание

Просмотров: 864

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code