1.1. Понятие и предмет криминалистики

ГЛАВА 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Исторически с образованием государства перед органами, охраняющими его интересы, всегда стояла задача определения меры наказания преступников с учетом степени их общественной опасности. Эта степень определялась судимостью, наличие которой устанавливалось различными способами.

Приемы по изобличению преступников свое отра­жение в древнеримских XII таблицах, в Великой книге древнего права кельтов, древнегреческом Гортинском законе, в Кодексе грузинского царя Вахтанга, Судебнике вавилонского царя Хаммурапи, Русской Правде, Новгородской и Псковской Судебных грамотах и др.

С упрочением государства укрепилось право, совершенство­валась организация всего уголовного процесса, в том числе орга­низация розыска и изобличения преступников. Параллельно с этим в период всех древних и средних веков шел процесс совершенствования специфических криминалистических приемов борьбы с преступностью.

В древние времена признаком судимости служили следы калечения и клеймения. С 19 века клеймение заменено реестром лиц, подвергавшихся наказанию. Имелся также учет в виде алфавитной регистрации — справочника осужденных, периодически издаваемого министерствами юстиции многих стран[1]. Применялось словесное описание осужденных лиц.

Информация о внешности людей в целях их розыска и установления использовалась уже в глубокой древности. К числу наиболее ярких свидетельств такого рода относится описание, содержащееся в египетских папирусах, датируемых 14 г. до н.э. Первые упоминания об использовании внешности преступников в целях его розыска на территории России встречаются в ХIV в[2].

Признаки внешности использовали со времен Русской Правды, когда таким образом запоминали лиц, совершивших преступление[3].

Описание внешности человека в специальных реестрах внешности лиц, подвергавшихся наказанию, впервые было предпринято парижской префектурой в середине XVIII в. Эти описания пытались использовать для идентификации преступников. Но подобные описания были неполны и неточны, поэтому их применение в практической работе оказалось ма­лоэффективным.

Научная методика отождествления личности по признакам внешности была разработана в 80-е годы девятнадцатого века. Французский кримина­лист Альфонс Бертильон создал систему реги­страции преступников, одну из частей которой составляло описание признаков внешности человека с помощью специальной терминологии. Это описание было им названо словесным портретом[4]. В основу этой методики были положены наиболее характерные и устойчивые признаки внешности человека.

Антропологический метод Бертильона основывался на законе Кетле, который доказывал, что нет двух одинаковых лиц по всем физическим показателям. Внешность по этому методу описывалась очень подробно. Так, Бертильон различал 49 профилей лица, множество разновидностей отдельных дета­лей ушной раковины и т. п. Предложенная методика использовалась, в частности, для уголовной регистрации преступников.

Свое практическое значение система Бертильона несколько потеря­ла с распространением дактилоскопической ре­гистрации[5].

Следы при раскрытии и расследовании преступле­ний использовались также с глубокой древности. О том, что они использовались еще до нашей эры свидетельствуют в частности древнеиндийские законы Ману (II в. до н. з. — II в. н. э.), в которых расследование преступле­ний уподобляется действиям охотника, разыскиваю­щего добычу по следам крови[6]. Упоминание о следах содержится в ст. 37 Саличе­ской Правды (V—VI вв.), ст. 8 Польской Правды (XIII в) и в других исторических памятниках феодального вре­мени[7].

Говорят о следах и древнерусские исторические памятники права. В ст. 3 договора Руси с Византией (911 г.) сказано: «Что же касается преступлений, если случится злодеяние, договоримся так: пусть обвинение, содержащееся в публично представленных (веществен­ных) доказательствах, будет признано доказанным». Специальную статью (77) о следах содержит пространная редакция Русской Правды. В ней сказано: «Если вора не будет (сразу обнаружено), то искать (его) по следу…»[8].

Какие именно следы начали использоваться в след­ственной и судебной практике ранее других, с полной достоверностью сказать трудно. Вероятнее всего эти были следы крови и ног человека. Однако исторические документы свидетельствуют о том, что с древних пор человеку известны и следы пальцев рук. О существовании узоров на ладонях рук люди знали еще в доисторические времена[9].

У истоков создания учения о следах пальцев рук (дактилоскопии) стояли итальянский биолог М. Малъпиги (1628-1624 гг.) и выдающийся чешский биолог Ян Эвангелист Пуркинье (1787-1869 гг).

На странные следы, оставляемые человеческой ладонью и пальцами на древесине, стекле или бумаге, обратил внимание и У. Гершель. Эти следы создавали картины из причудливых изогнутых линий; коротких и длинных фрагментов, образовывавших петли или спирали. Он также обратил внимание на то, что все лица, получавшие официальные документы в Хугле — месте его службы в Индии, — ставят оттиски пальцев. С 1858 по 1877 гг. У. Гершель занимался изучением отпечатков пальцев рук. Со временем он заметил, что узоры на протяжении лет остаются неизменными[10]. Работая над этим, он заметил, что отпечатки пальцев у разных людей не идентичны. Он научился различать их по рисунку. Гершель писал: «Отпечатки пальцев — это сред­ство, позволяющее установить, является ли лицо тем самым, за которое оно себя выдает. Для чего необходимо его отпечатки паль­цев сравнить с отпечатками, имеющимися в картотеке»[11].

Дальнейшее развитие дактилоскопии многим обязано Г. Фолдсу и Ф. Гальтону. Генрих Фолдс указал в своем сообщении на возможность обнаружения преступников посредством сличения пальцевых отпечатков. Гальтону удалось научно доказать возможность использования пальце­вых отпечатков для целей криминалистики. В июле 1892 г. в «Юридической газете» была помещена статья, озаглавленная: «Отпечатки рук и их значение в судебной практике». К этому времени в Московской сыскной полиции уже начали снимать оттиски пальцев у отдельных категорий преступников. С 1903 г. аналогичная практика была введена в Киеве. Через год в печати появилась заметка с предложением о повсеместном введе­нии в практику дактилоскопии.

В 1894 г. преимущества дактилоскопии стали столь очевидными, что ее, как наиболее совершенный и передовой метод регистрации, пришлось признать. Однако решение о введении дактилоскопии в России было принято лишь в 1906 г. Введение дактилоскопии в России именно в 1906 г. было не случайно. Вводя дактилоскопию, царское правительство пыталось найти в ней новое средство борьбы не только и не столько с бродяжничеством сколько с революционерами и надвигавшейся революцией.

Однако дактило­скопическая экспертиза в русских судах была явле­нием редким. В литературе обычно указывается, что первой судебно-дактилоскопической экспертизой в России явилась экспертиза по делу Шунько и Алексеева, слушавшемуся в Петербургском окружном суде в 1912 г[12].

После создания кабинетов научно-судебной экспертизы в Петербурге, Москве, Киеве и Одессе дактилоскопические экспертизы стали производиться в этих кабинетах[13]. В это время начинает развиваться и сама техника дактилоскопического исследования.

Позже стали развиваться и такие разделы криминалистики как  криминалистическое исследование следов ног, транспортных средств, орудий взлома и инструментов и др.

Криминалистика как наука появилась гораздо позже. В отличие от ряда других юридических наук, она прошла значительно более короткий, но трудный путь в своем развитии и становлении.

Криминалистика возникла как наука о средствах и методах деятельности по расследованию преступлений. Выделению криминалистики в самостоятельную науку предшествовали рождение и практическое использование средств, приемов и методов сбора доказательств при расследовании преступлений с момента их появления в жизни общества, основой чего выступало «следознавство» и «следоведение».

Первые рекомендации криминалистического характера появились в работах по уголовному процессу[14]. У истоков зарождения криминалистики стояли А. Бертильон, В. Гершель, Г. Фолдс, Э. Генри, Г. Гросс, Р.Рейсе, Э. Локар, Е.Ф. Буринский, С.Н. Трегубов и др.

В конце XIX века австрийский ученый Ганс Гросс (1847-1915) предложил выделить криминалистику в качестве самостоятельной и дать ей такое название. В связи с этим он писал: «Криминалистика по природе своей начинается лишь там, где уголовное право, также по своей природе, прекращает свою работу: материальное уголовное право имеет своим предметом изучение преступного деяния и наказания, формальное уголовное право (процесс) заключает в себе правила применения материального уголовного права. Но каким именно способом совершаются преступления? Как исследовать эти способы и раскрывать их, какие были мотивы в совершении такового, какие имелись в виду цели – обо всем этом нам не говорят ни уголовное право, ни процесс. Это составляет предмет криминалистики»[15].

Термин «криминалистика» в качестве названия выделившейся науки был принят не сразу и не во всех странах. Долгое время для обозначения относящегося к содержанию данной науки использовали названия «Научная полиция», «Техническая полиция», «Уголовная техника» и т.д. В ряде стран этот термин и сейчас употребляется лишь для обозначения криминалистической техники. Не признавали на первоначальном этапе не только название «Криминалистика», но и саму науку, ее самостоятельность, а также ее правовой характер.

Первоначально криминалистику рассматривали как техническую либо естественно-техническую науку, имеющую сугубо прикладной характер[16]. Действительно, на первоначальном этапе развития криминалистики технические аспекты, вопросы использования достижений естественных наук выдвигались на первый план, составляли значительную часть ее содержания. Кроме того, они выступали основой для отмежевания криминалистики от сугубо правовой уголовно-процессуальной науки. Дальнейшее развитие криминалистики показало, что естественно-технические аспекты в ее содержании – лишь одна из составляющих, а другие части не только способствуют разработке и внедрению в следственную практику рекомендаций технического характера, но и обеспечивают полноту и объективность расследования применительно ко всем аспектам деятельности следователя. В последующем анализ предмета криминалистики, ее функций по обслуживанию правовой сферы деятельности, правовой характер криминалистических рекомендаций и другие обстоятельства, свидетельствующие о юридической природе и характере криминалистики, сняли сомнения в ее принадлежности к правовым наукам[17].

Криминалистика в России после 1917 года начала развиваться не только как самостоятельная отрасль правовой науки, но, прежде всего как учебная дисциплина для обучения сотрудников вновь создаваемых правоохранительных органов.

В этот же период начинают издаваться первые теоретические работы отечественных криминалистов. Их подготовка была вызвана необходимостью научного обоснования применения специальных знаний в борьбе с преступностью и потребностью кадрового обеспечения правоохранительных органов.

Первым учебником по криминалистике явилась работа И.Н.Якимова «Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике» (1925). В ней автор впервые представил криминалистику как науку, имеющую три самостоятельных раздела: технику, тактику и методику. Для констатации самостоятельности любой отрасли знаний необходимо наличие специфического, отличного от других наук предмета изучения.

Заметный вклад в дальнейшее развитие теории криминалистики внесли В.И. Громов, С.А. Голунский, Б.М. Шавер, Г.Н. Рогинский, М.Е. Евгеньев, Н.В. Терзиев, А.И. Винберг и другие.

Сегодня криминалистика продолжает развиваться, и уже ни у кого не вызывает сомнений в ее необходимости и научной обоснованности.

Термин «криминалистика» происходит от латинских «сrimen» – преступление и «сгiminalis» – преступный.

Одно из первых определений криминалистики дал И.Н. Якимов, который считал, что предметом криминалистики является изучение наиболее целесообразных способов и приемов применения методов естественных, медицинских и технических наук к расследованию преступлений, а ее цель – помочь правосудию в установлении истины по делу[18]. Таким образом, уже в начале ХХ в. предлагалось не ограничивать интересы криминалистики только стадией предварительного расследования, а подходить к установлению истины по уголовному делу с одних и тех же позиций, независимо от стадии уголовного судопроизводства.

Первоначально криминалистику определяли как науку о раскрытии преступлений. И это в определенной мере соответствовало задачам и уровню ее развития на том историческом этапе. Затем, когда был накоплен значительный эмпирический материал, когда начали формироваться теоретические основы криминалистики, когда возникли и стали развиваться криминалистическая тактика и методика, данное определение перестало отвечать природе и содержанию криминалистики. Во-первых, в силу того, что не только криминалистика «работает» на раскрытие преступлений, а, во-вторых, по той причине, что не отражало содержательный итог криминалистических изысканий – создание средств и методов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. В связи с этим началась корректировка предмета криминалистики, которая получила в 1950 г. наиболее оптимальное отражение в определении А.И. Винберга: криминалистика – это «наука о специальных приемах и методах обнаружения, собирания, фиксации и исследования доказательств, применяемых для раскрытия преступлений»[19]. Но и это определение не раскрывало в полной мере содержание и суть того, что собой представляет и чем занимается криминалистика, поскольку отражало результат криминалистических разработок и не затрагивало основ их рождения, т.е. объективных закономерностей, изучаемых криминалистикой.

На протяжении многих десятилетий идет дискуссия, как определить предмет криминалистики, что именно должна и может изучить эта, несомненно, самостоятельная отрасль науки.

Долгие годы ученые сводили предмет криминалистики к изучению приемов и способов раскрытия и расследования преступлений.

С развитием криминалистики стало очевидно, что неправильно ограничивать область ее исследования частными вопросами. Поэтому вполне закономерна поддержка большинством криминалистов высказанной Р.С. Белкиным мысли, что предметом любой юридической науки, как и любой самостоятельной отрасли знания, являются закономерности, обусловливающие возникновение, состояние, тенденции развития и изменения специфической группы явлений, фактов, отношений.

Однако и сегодня нет единого общепризнанного перечня этих закономерностей, нет единого определения предмета криминалистики.

Анализируя различные точки зрения на предмет криминалистики, можно сделать следующий вывод: предметом криминалистики являются следующие закономерности возникновения следов преступления:

  1. Закономерности повторяемости процесса возникновения следов. Она заключается в том, что при наличии определенных условий процесс отражения, в итоге которого возникают следы преступления, необходимо повторяется. Так, следы ног образуются при ходьбе по полу. И сколько раз будут повторяться эти действия, столько раз при соответствующих условиях с необходимой закономерностью будет повторяться факт возникновения соответствующих следов-отображений.
  2. Закономерность связи между действиями преступника и наступлением преступного результата, который будет выступать в качестве дока­зательства по делу. Это означает, что преступный результат доказывает наличие преступного деяния и его характер, что закономерность наступления данного преступного результата позволяет восходить от него к доказываемому событию.
  3. Закономерность связи между способом совершения преступления и следами применения этого способа, то есть возможность, исходя из знания способа совершения преступления, судить о тех следах преступления, которые неизбежно возникают при совершении преступления данным способом; закономерность возникновения именно таких следов, а не иных, которые в свой очередь характерны для другого способа совершения преступления.
  4. Закономерная зависимость выбора способа совершения преступления от конкретных, известных обстоятельств субъективного и объективного характера, зависимость, позволяющая, отправляясь от способа, играющего роль доказательства, установить эти обстоятельства, и наоборот, по обстоятельствам, определяющим выбор способа, выступающим в качестве доказательств по делу, судить о способе совершения преступления.
  5. Закономерности исчезновения доказательств, то есть те закономерности, которым подчиняется процесс уничтожения следов-отображений, закономерности заключительной фазы процесса отражения.
  6. Наконец, на основе познанных закономерностей возникновения следов-доказательств криминалистика изучает и закономерности другого рода – закономерности работы с доказательствами в процессе судебного исследования.

Закономерности работы с доказательствами складываются из собирания, исследования, оценки и использования доказательств.

Собирание доказательств – это процесс, состоящий из следующих стадий:

а) обнаружение доказательств – их отыскание, то есть выявление обращение внимания на те или иные фактические данные, имеющие доказа­тельственное значение, отбор этих фактических данных;

б) фиксация доказательств, закрепление – запечатление фактически; данных в установленном законом порядке. Помимо придания обнаруженным фактам доказательственной силы, фиксация доказательств преследует цели запечатления их содержания, признаков (вещественных доказательств), что является в известной степени средством их сохранения для последующего исследования;

в) изъятие доказательств – действия, обеспечивающие возможность использования доказательств, приобщения их к делу, а также их исследования;

г) сохранение доказательств заключается в принятии мер по сохран­ности самих доказательств и их источников, а также преследует обеспечения возможности их использования следователем и судом,

Для того, чтобы деятельность лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств, деятельность эксперта была целеустремленной она должна опираться на прочные научные основы, то есть средства, приемы и методика этой деятельности должны быть научными по своему существу, должны отвечать современным задачам борьбы с преступностью.

Собирание доказательств представляет собой первый этап работы с доказаетльствами. Однако для того, чтобы оперировать доказательствами, необходимо эти доказательства исследовать.

Исследование доказательств представляет собой познание лицом, ведущим дознание, следователем, прокурором и судом их содержания, проверку проверку достоверности существования сведений, которые составляют содержание доказательств, установление согласуемости данного доказательства со всеми остальными доказательствами по делу.

Собранные и исследование доказательства подлежат оценке со стороны лица, ведущего расследование, прокурора и суда.

Оценка доказательств – это логический процесс установления допустимости, относимости, достоверности и достаточности доказательств, наличия и характера связей между ними, определения значения и путей использования доказательств для установления истины.

Собранные доказательства имеют значение только в том случае, если их можно использовать.

Под использованием доказательств необходимо понимать оперирование ими в процессе доказывания, установления истины, то есть предписанного законом выяснения всего круга тех обстоятельств, которые в своей совокупности составляют предмет  доказывания по уголовному делу.

Определение криминалистики должно указывать не только на уже сформированный предмет науки, но и давать возможность в будущем, с учетом достижений в различных областях науки и техники уточнять, детализировать и дополнять представление о том, что следует относить к объектам познания.

Познание закономерностей, а также разработка средств, приемов, методов и рекомендаций должны быть научно обоснованы, опираться на достижения в соответствующих областях науки и техники. Это очевидно и не нуждается в детальном рассмотрении, поскольку принципы научности и обоснованности являются основополагающими для исследований в любой области человеческого знаний. Кроме того, источниками информации для криминалистики являются естественные, технические и иные науки, а также судебная и следственная практика. Следовательно, представляется излишним специально указывать в определении науки криминалистики, что она использует средства, приемы и методы, разрабатываемые на основе достижений иных наук.

____________________

[1] См.: Криминалистическое исследование следов кожного покрова человека: Учебник/Под ред. И.В.Кантора. –Волгоград: ВА МВД России, 2003. –С.5.

[2] Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. –М.: Изд-во НОРМА, 1999. –С.211.

[3] См.: Устава уголовного судопроизводства 1864г.//Российское законодательство. Т.8. -М.: Юрист, 1991. –С.312.

[4] См.: Товальд Ю. Век криминалистики/Под ред. Ф.М.Решетникова. –М.: Прогресс, 1991. –С.58.

[5] Трегубов С.Н. Основы уголовной техники, научно-технические приемы расследования преступлений. –М.: ЛексЭст, 2002. –С.23.

[6]См.: Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. -Л.: ЛГУ, 1976. –С.3.

[7]См.: Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы. -М.: НИ и РИО, 1961. –С.34, 56.

[8] Памятники Русского права. Вып. 1. М.: НИ и РИО, 1952. –С. 131.

[9]См.: Гейнадль Р.Дактилоскопия и другие методы уголовной техники в деле расследования преступлений. –М., 1927. –С.9.

[10] См.: Криминалистическое исследование следов кожного покрова человека: Учебник/Под ред. И.В.Кантора. –Волгоград: ВА МВД России, 2003. –С.6.

[11] Торвальд Ю. Век криминалистики/Под ред. Ф.М.Решетникова. –М.: Прогресс, 1991. –С.35.

[12] См.: Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. -Л.: ЛГУ, 1976. –С.23.

[13]См.: Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тен­денции развития. – М.: Юрист, 1994. –28с.

[14] См. например: Орлов Н. Опыт краткого руководства для проведения следствий.- М.,1833; Колоколов Е. Правила и формы о производстве следствий, составленные по своду законов.- М.,1850; Ягеманн Л. Руководство по судебному расследованию.- Франкфурт,т.1,1838,т.2,1841.

[15] Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики.- -М., 2002. С.8.

[16] Трегубов С.Н. Основы уголовной техники. -М.: ЛексЭст, 2002. С.14.

[17] Белкин Р.С. Курс криминалистики.Т.1.- М.,1997. С. 157-170; Матусовский Г.А. Криминалистика в системе наук и ее межнаучные связи. Автореф. дис… д-ра юрид. наук.-М.,1980. С. 13; Эксархопуло А.А. Криминалистика в системе юридических наук //Криминалистика. Учебник /под ред. Т.А.Седовой, А.А.Эксархопуло.- Спб,1995. С.12.

[18] Криминалистика: Учебник. М., 1925. С. 3

[19] Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. IV издание.- М.,1950. С.3.

Содержание

Просмотров: 43

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code