7. Голосование на общем собрании

Глава III. ОСНОВАНИЯ ИСКЛЮЧЕНИЯ УЧАСТНИКА ООО

7. Голосование на общем собрании

Следующий вопрос, который ставила практика, — это оценка в качестве основания для исключения голосования на общем собрании участников.

Как видится, с учетом идеи о том, что исключение — это санкция за нарушение обязанности действовать в интересах общества, нет никаких оснований для того, чтобы делать вывод о невозможности исключения участника в связи с тем, как он голосовал на общем собрании по вопросам, принятие решения по которым имеет определяющее значение для деятельности общества. Голосование участника на общем собрании также может преследовать цель причинения вреда обществу.

Однако в литературе высказывалась и противоположная точка зрения. Например, Л.В. Кузнецова, говоря о недопустимости исключения участника в связи с его голосованием на общем собрании, обосновывает свою позицию следующим: 1) участник должен определять мнение по вопросам повестки дня самостоятельно, в противном случае, считает автор, на формирование его воли можно будет повлиять, что противоречит идее недопустимости ограничения прав участника на участие в общем собрании; 2) это негативно скажется на корпоративной практике, и «участники общества с ограниченной ответственностью будут вынуждены каждый раз при принятии на общем собрании того или иного решения задумываться о том, не станет ли их голосование поводом для предъявления другими участниками иска об исключении» <1>. Далее Л.В. Кузнецова говорит о возможности квалифицировать случаи, когда участник своим голосованием на общем собрании причиняет вред обществу, как злоупотребление правом, которое влечет применение санкции, предусмотренной ст. 10 ГК РФ, — отказ в защите права, являющейся, по мнению автора, специальной по отношению к ст. 10 Закона об ООО, что делает исключение невозможным <2>.

———————————

<1> См.: Кузнецова Л.В. Указ. соч. С. 101 — 102.

<2> См.: Там же. С. 103 — 104.

 

Ни один из предложенных аргументов не является убедительным. Л.В. Кузнецова использует в аргументации некий принцип «самостоятельности формирования воли на голосование». Мы можем согласиться с тем, что голосование участника, как и любое волеизъявление, должно быть сформировано без принуждения и т.п. (ст. 179 ГК РФ), но рассматривать в качестве принуждения требование о соблюдении участником интересов общего дела, требование обдумывать последствия своего голосования для общества кажется в корне неверным. С таким же успехом можно утверждать, что угроза расторжения договора в связи с его неисполнением недопустимым образом влияет на волю стороны договора, заставляя ее исполнять свои обязанности. Представляется, что самостоятельность в реализации права голоса никак не противоречит идее запрета на использование этого права во вред обществу.

Как пояснялось в § 1 гл. II настоящей работы, суть обязательств участников как раз и заключается в том, что каждый из них обязуется действовать в интересах общества, что означает в том числе голосование на общем собрании с учетом его интересов. Отрицание этой обязанности превращает общество и участников в совокупность ничем не обязанных друг другу лиц, что противоречит не только юридическому смыслу ООО (участники объединяются для совместного ведения бизнеса), но и буквальному тексту ст. 10 Закона об ООО: если закон допускает исключение в случаях, когда участник затрудняет деятельность общества, значит, участник обязан стремиться к ненаступлению таких последствий для общества.

Помимо прочего, в работе автора существуют внутренние противоречия. Так, руководствуясь логикой Л.В. Кузнецовой, мы бы пришли к выводу, что недобросовестному участнику, для того чтобы избежать исключения в связи с уклонением от участия в общих собраниях, достаточно участвовать в собраниях и голосовать «против», препятствуя принятию важных для общества решений. Чем принципиально будут отличаться последствия таких действий от случаев с уклонением, не очень понятно, между тем автор вполне одобряет исключение в связи с уклонением от участия в общих собраниях <1>.

———————————

<1> См.: Кузнецова Л.В. Указ. соч. С. 79 — 85.

 

Нельзя не отметить, что Л.В. Кузнецова, оправдывая выводы Постановления Пленума N 90/14 о возможности исключения в связи с уклонением лица от участия в общих собраниях, говорит о том, что уклоняющийся без уважительных причин участник злоупотребляет корпоративными правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ), т.е. в этом случае квалификация бездействия участника в качестве злоупотребления не мешает автору согласиться с позицией Пленума о допустимости исключения, а в случае злоупотребления правом голоса, в понимании автора, п. 2 ст. 10 ГК РФ превращается уже в специальное последствие, исключающее применение ст. 10 Закона об ООО.

В целом мы не видим необходимости квалификации голосования участника, причиняющего вред обществу, в качестве злоупотребления правом, поскольку ст. 10 ГК РФ выступает резервной мерой в тех случаях, когда закон не содержит иных средств реагирования на явно недобросовестное поведение правообладателя, тогда как ст. 10 Закона об ООО полностью покрывает эти случаи. Однако все же отметим, что в российской литературе некоторые авторы полагали возможным признать ст. 10 Закона об ООО нормой, устанавливающей специальное последствие злоупотребления правами со стороны участника ООО <1>.

———————————

<1> См.: Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 172 — 176.

 

Довод Л.В. Кузнецовой о «негативном влиянии на корпоративную практику» в связи с тем, что участник будет вынужден задумываться о том, не приведет ли его голосование к исключению, мы оставим без подробных комментариев, поскольку вряд ли у кого-то есть сомнения в том, что каждый участник гражданского оборота должен добросовестно исполнять свои обязанности, при этом угроза негативных последствий нарушения таких обязанностей выступает одним из нормальных стимулов к их исполнению.

К сожалению, до принятия Обзора судебная практика почти повсеместно принимала ту точку зрения, согласно которой голосование участника не может расцениваться в качестве основания для исключения участника <1>. Возможно, это было обусловлено тем, что на практике требования об исключении участника предъявлялись в ситуации значительных разногласий по вопросам управления обществом и далеко не всегда из обстоятельств дела следовало, что затруднения в деятельности общества возникли по причине голосования ответчика на общем собрании.

———————————

<1> См.: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2006 по делу N А43-40168/2006-1-1161; ФАС Западно-Сибирского округа от 31.07.2007 по делу N А67-6222/2006, от 20.02.2007 по делу N 8-280/2004, от 10.10.2006 по делу N А27-42632/05-1; ФАС Поволжского округа от 04.09.2008 по делу N А65-27372/2007, от 11.09.2007 по делу N А49-7078/2005-294АО/25; ФАС Центрального округа от 15.09.2009 N Ф10-3616/09; ФАС Уральского округа от 12.01.2010 по делу N А71-3184/2009-Г14.

 

В этом смысле совершенно верно в п. 5 Обзора указывается на то, что хотя в силу ст. 10 Закона об ООО участник может быть исключен из общества, в том числе в связи с голосованием по вопросам повестки дня общего собрания, эта норма не должна применяться в случаях, когда причиной затруднений в деятельности общества стали разногласия истца и ответчика по вопросам управления обществом, а не только действия ответчика, поскольку институт исключения участника из общества не может быть использован для разрешения конфликта между участниками общества, связанного с наличием у них разногласий по вопросам управления обществом, и позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной.

Следует отметить, что в этой части выводы, сделанные в Обзоре, вполне соответствуют и зарубежному опыту, например Германии, где в доктрине и судебной практике обращается внимание на то, что неустранимые разногласия между участниками в некоторых случаях могут являться основанием для ликвидации, а не исключения.

Впрочем, и до принятия Обзора некоторые суды высказывали взвешенную позицию по поводу возможности исключения участника в связи с его голосованием. Так, ФАС Поволжского округа и ФАС Волго-Вятского округа в рамках рекомендаций, выработанных по результатам проведения Научно-консультативного совета, указывали: «…в тех случаях, когда систематическое голосование одного из участников против принятия того или иного вопроса, обсуждаемого на собрании, препятствует принятию решений по вопросам, входящим в исключительную компетенцию общего собрания, что приводит к блокированию производственной деятельности предприятия, один из участников может поставить вопрос об исключении другого участника из состава» <1>.

———————————

<1> Рекомендации Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве) (выработаны по итогам совместного заседания Научно-консультативных советов при Федеральном арбитражном суде Поволжского округа и Федеральном арбитражном суде Волго-Вятского округа, состоявшегося 25.03.2010 в Казани). Утверждены президиумом Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26.04.2010.

 

В то же время следует обратить внимание на объективное ограничение в использовании института исключения: участник не может быть исключен даже в тех случаях, когда его действия, в том числе голосование, повлекли причинение вреда обществу, но не установлено того, что он действовал недобросовестно и (или) неразумно. Само по себе возникновение негативных последствий вследствие действий (бездействия) участника не свидетельствует о том, что последний нарушил свою обязанность действовать в интересах общества.

Именно эта позиция нашла отражение в п. 5 Обзора, где описывается дело, в котором суд отказал в удовлетворении требования об исключении участника, неоднократно голосовавшего на общем собрании против одобрения сделки, предлагавшейся истцом, поскольку истец не смог доказать, что несовершение спорной сделки было очевидно невыгодным для общества и уклонение ответчика от ее одобрения по этой причине было заведомо неправомерным.

Мотив, положенный в основу такой позиции Обзора, следующий: следует различать, с одной стороны, случаи, когда участникам общества предлагается на собрании принять решение, экономические последствия которого неочевидны, в этом случае суд не может оценивать его экономическую целесообразность, поэтому голосование за или против такого решения не может являться и основанием для исключения участника из общества, даже если впоследствии оказалось, что принятие или непринятие этого решения причинило обществу значительный вред; с другой стороны, если голосование участника на собрании (как «за», так и «против») заведомо влечет значительные невыгодные последствия для общества, то в таком случае имеет место уже неправомерное поведение, которое может быть основанием для исключения участника из общества.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code