ПРОБЛЕМЫ ТРАНСФЕРА ТЕХНОЛОГИЙ И ИНЖЕНЕРНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: ПОИСК ПУТЕЙ ПРЕОДОЛЕНИЯ

В. В. Лихолетов, доктор педагогических наук, профессор
А. В. Лихолетов, ведущий специалист по патентно-инновационной работе
М. А. Пестунов, доктор экономических наук

Обсуждаются проблемы трансфера технологий и активизации в стране инженерного предпринимательства, замкнутого на необходимость неотложного решения ряда инфраструктурных, правовых, образовательных и кадровых задач. Они тесно связаны с комплексом методологических и практических аспектов процесса вовлечения результатов интеллектуальной деятельности (РИД) в хозяйственный оборот. Инновационная экономика предпринимательского типа — центральный ориентир для современной России — немыслима без активного обмена идеями и новшествами. Знания о нововведениях — настоящая «кровь» инновационной экономики, но для ее циркуляции нужны особые «знания о знаниях». Рассмотрены проблемы и способы использования «трансфера технологий»; отмечен ряд ключевых характеристик, прежде всего процессы, происходящие на уровне бизнеса компаний и связанные с информацией и ее передачей; они предполагают транзакцию, в результате которой приобретатель получает полный контроль над использованием технологии. Рассмотрены основные механизмы трансфера.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, инновационная деятельность, предпринимательство, технологии, коммерциализация и трансфер технологий, инженерное предпринимательство, результаты интеллектуальной деятельности (РИД).

 

В условиях развития технологических процессов и роста глобальной конкуренции, сокращения жизненного цикла товаров, повышения требований потребителей к качеству продукции организациям необходимо приспосабливаться к быстроменяющейся внешнеэкономической среде. Интеграция технологического и продуктового прогнозирования в этих условиях обретает приоритетное значение; возрастает роль организации процессов информационного обмена, направленного на совершенствование процессов принятия инвестиционных решений стратегического характера, обеспечивающих конкурентоспособность организации в перспективе. Одним из наиболее эффективных инструментов решения данных задач являются инициативное управление вовлечением в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности (РИД).

Инновационная экономика предпринимательского типа является, по нашему мнению, центральным ориентиром для современной России, немыслима без активного обмена идеями и новшествами. Знания о нововведениях — настоящая «кровь» инновационной экономики. Однако для ее циркуляции нужны особые «знания о знаниях». Это знания о том, где брать подходящие для предпринимателя новшества, как переносить их из одной области деятельности людей в другую, как применять перенесенные знания в другой области наиболее рациональным образом. Другого пути развития бизнеса у предпринимателя нет. Ведь, согласно точной мысли Й. А. Шумпетера, чтобы быть конкурентоспособным, предприниматель должен уметь делать не то, что делают другие, и делать не так, как это делают другие [1].

Управление РИД представляет собой комплексный план развития организации или отрасли в среднесрочной или долгосрочной перспективе, основанный на интеграции продуктового, технологического и стратегического планирования. В рамках системы управления результатами интеллектуальной деятельности определяется достигнутый технический уровень и выявляются тенденций развития. В этом случае перед предпринимателем встает дилемма: приобретать лицензию за счет трансфера интересующих РИД или тратить средства на собственные исследования и разработки.

Разработка системы управления РИД и особенности, обусловленные конкуренцией на конкретном сегменте рынка. Первой особенностью является необходимость создания экспертных и рабочих групп и привлечение заинтересованных лиц для выработки обоснованного и стратегически выверенного решения. Второе — в основе разработки и принятия решений лежит процессный подход, то есть обновление данных, их модернизация и отслеживание их реализации должны происходить систематически и в режиме реального времени. Наличие прогнозной оценки технического уровня и тенденций развития формируют стратегическое видение, делает возможным привлечение ресурсов на всех уровнях компаний, стимулирует исследования и процессы мониторинга. Их основной целью является гарантия того, что делается все необходимое для развития технологий, процессов, знаний, навыков, которые отвечают будущим рыночным потребностям в продуктах и услугах.

В рамках разработки единого документа планирование осуществляется по трем основным направлениям: маркетинг — продукт — технология. Основная цель — выявить новые продуктовые и технологические возможности. Таким образом, стратегический план выступает, с одной стороны, как инструмент технологического прогнозирования, с другой — как инструмент маркетинга. Для принятия обоснованного решения необходимо оценить все возможные риски, связанные с трансфером технологии, и сравнить с рисками, которые могут возникнуть в результате собственных исследований и разработки нужной технологии [2].

Рассмотрим более детально проблемы, возникающие в результате трансфера новых решений.

Толкований трансфера много. Вне зависимости от контекста и способов использования «трансфер технологий» имеет ряд ключевых характеристик [3]:
1) речь идет о процессах, происходящих на уровне бизнеса компаний;
2) он имеет дело с информацией и ее передачей;
3) предполагает транзакцию, в результате которой приобретатель получает полный контроль над использованием технологии;
4) осуществляется с целью более эффективной конкуренции и является неотъемлемой частью инновационного процесса.

Известны основные механизмы трансфера: лицензирование, договорные работы, совместные разработки ученых и представителей промышленных предприятий, техническая помощь и консультации, распространение информации посредством публикаций, конференций и т. д.

Возможные пути осуществления трансфера технологий представлены в табл. 1.

Таблица 1
Пути трансфера технологий

Проблема инновационной инфраструктуры. Для реализации механизмов трансфера в стране и регионах необходима современная инновационная инфраструктура. У нас в России она еще пока слабо развита. В разных странах для решения проблем передачи достижений науки в производство, а также для упрочения связей науки и образования, бизнеса и власти (иначе говоря, для создания работоспособной «тройной спирали» [4]) наработано множество разнообразных, но эффективных форм. Где-то работают технопарки, где-то бизнес-инкубаторы, где-то технополисы и технополы (Франция и Япония), где-то наукограды, но все вместе не работает ни в одной из стран. В нашей стране налицо несистемность: каждое ведомство, изучив некий аспект зарубежного опыта, пытается его перенять и внедрять, на практике — попросту осваивая деньги [5].

Первый технопарк в России появился в 1990 г. в Томске. Динамика последующего создания технопарков (по годам): 1990 — 2, 1991 — 8, 1992 — 24, 1993 — 43. К настоящему времени уже в 25 субъектах страны есть более 70 технопарков, но действительно успешных из них лишь несколько.
Обороты крупнейших технопарков в 2000-е годы едва достигали нескольких десятков миллионов долларов (например, технопарк «Зеленоград» — около 60 млн долл. США). Это вызвано тем, что модель технопарков в России не вполне отвечает рыночным условиям инновационного развития, а сами рыночные условия по-прежнему, увы, в стадии становления [6. С. 317].

Затраты на реализацию программы развития технопарков в 2007—2010 гг., по официальным данным, составили 7 млрд р., а их выручка за 2010 г. — 14,3 млрд р., что в два раза больше, чем в 2009 г., когда финансовый поток был на уровне 7,3 млрд р. В целом динамика неплохая, но впечатление меняется, если обратиться к официальным запросам руководства программы о ее эффективности: к 2014 г. чиновники ожидали, что резиденты технопарков дадут площадкам выручку на уровне 200 млрд р. Именно поэтому в августе 2011 г. на заседании правительственной комиссии по транспорту и связи С. Б. Иванов подверг критике ряд участников программы, отметив, что регионы числятся в составе участников с 2006 г., но при этом ни одного существенного объекта на их территориях не появилось [7].

Любопытен выбор направлений деятельности компаний-резидентов технопарков. По данным Минкомсвязи России, большинство из 291 резидента, зарегистрированного в технопарках в 2011 г., фокусировались на В2В и решениях для государственного сектора (табл. 2).

Технопарки — своеобразный мост между государственным (или окологосударственным) заказчиком. В этих островках научной мысли, опекаемых чиновниками, изобретатели и технологи
могут лучше понять потребности государства в отдельных технологиях и предложить соответствующие решения.

С этих позиций деятельность технопарков, конечно, оправдала ожидания их создателей. Однако многие важные потребительские направления в них не стали приоритетом, оставляя свободные ниши отечественного рынка зарубежным компаниям. Большинство проектов, увы, пока «работает» на удовлетворение потребностей конкретных компаний, аффилированных с государством. Поэтому исследователи отмечают, что если условия качества жизни в государственном масштабе не будут меняться в лучшую сторону, то технопарки и другие социально-экономические «лифты» будут способствовать лишь оттоку интеллектуально-производственных капиталов из России. Ведь главная задача технопарков — оказывать поддержку малым предприятиям, действующим в научно-технической сфере и сфере высоких технологий, особенно на начальном этапе их становления. В случае качественной государственной поддержки успех неминуем. В мире есть яркий пример — индийские технопарки, которые, по данным экспертов, сегодня дают Индии около 8 % (!) ее ВВП.

Таблица 2 структура направлений бизнеса в технопарках России в 2011 г.

Ключевой фактор, влияющий на повышение инвестиционной привлекательности технопарков, конечно же, прибыльность. Даже при благоприятном правовом инвестиционном климате инвесторы доверят свои деньги не тем, кто умеет сделать инновационный конкурентоспособный продукт, а тем, чья деятельность ориентирована на рынок. Применительно к технопаркам это означает лишь одно: их деятельность должна строиться на рыночных принципах и поддерживаться информационно-маркетинговыми мероприятиями [8].

Строительство технопарков по типу свободных экономических зон оправдано с той точки зрения,
что нельзя снизить издержки на старте без специальных условий, которые они могут обеспечить.

Трудно привлечь бизнес к инвестированию в науку и образование без благоприятного налогового и таможенного режима. Исследователи отмечают, что наш бизнес, прошедший через горнило «инвалидных» и «спортивных» льгот, может интересовать внешняя сторона дела — безо всяких проблем в отношении идеологии технопарков как технологических форпостов нашей экономики. Для минимизации этой вероятности надо озаботиться снижением административных барьеров и конкретными методами стимулирования развития науки и высокотехнологичных отраслей, а также исключением возможности использования благоприятной экономической среды технопарков для непрофильной деятельности.

Казалось бы, выгодно создавать технопарки на территориях промышленных предприятий, особенно если их организация идет по отраслевому признаку. Но здесь возникают новые проблемы, например зависимость от руководителей предприятий (что характерно для регионов, где руководитель обладает неоправданно большой властью). Такая зависимость без законодательно закрепленного разделения полномочий неизбежна, поэтому нужны меры для ограничения власти этих руководителей вместе с системой их стимулирования за предоставление территории под технопарки.

Безусловно, технопарки должны иметь независимость. Сотрудничая с научными организациями, вузами и производственными предприятиями, технопарк становится инструментом по вовлечению инновационных продуктов в хозяйственный оборот. Если он создается крупным предприятием, где нет серьезной научной деятельности и подпитки идеями профильной научной организации, то это вовсе не технопарк, а скорее «бизнес-инкубатор».

Проблемы правового регулирования. Известно, насколько значимо в инновационной сфере правовое регулирование. С системных позиций на правовом уровне стержнем инновационной инфраструктуры страны должен быть федеральный закон об инновационной деятельности. Однако он до сих пор у нас отсутствует. По данным РНИИ интеллектуальной собственности, в 62 субъектах России приняты законы о поддержке инновационной деятельности [4]. В их числе есть и Челябинская область .

Однако все региональные законы без федерального каркаса просто не согласуются друг с другом. На такой базе трудно создать единый рынок интеллектуальной собственности и единую экономику инновационного типа в стране.

Полезно вспомнить опыт США, где в 1980 г. был проложен трансферный мост между университетами и бизнесом — принят Акт по патентам и торговым маркам, известный как «акт Бэя — Доула». До него федеральное правительство владело правами на результаты по НИР, осуществленным на федеральные деньги. К 1980 г. накопилось 28 тыс. патентов, лишь меньше 5 % из них были коммерчески лицензированы. Актом переданы федеральные права на патенты университетам.

Следующим шагом стало принятие в 1986 г. Акта по трансферу федеральных технологий и поправок к нему от 1989 г., хотя это касалось в основном национальных лабораторий. Документ дал старт совместным исследованиям и разработкам лабораторий и частных фирм, университетов и некоммерческих организаций; вузам было разрешено сохранять за собой право собственности на изобретения, полученные в ходе исследований по кооперативным договорам с федеральными лабораториями [9].

Реализация акта Бэя — Доула стимулировала существенное увеличение количества офисов технологического трансфера, университетских патентов и полученных лицензий. Если до принятия акта все вузы США регистрировали менее 250 патентов в год, то в 1980—1983 гг. их число стало прирастать на 10 %. Еще быстрее рост пошел после 1984 г., а к 1990 г. доля университетских патентов в массе всех патентов США выросла в 2,5 раза по отношению к 1975 г.; к 2010 г. общее число вузовских патентов увеличилось в 18 раз (!) по сравнению с годами до принятия акта Бэя — Доула.

Однако, кроме позитива, реализация акта Бэя — Доула привела к новым проблемам. Растущая коммерциализация университетов бьет по интересам корпораций. «Огороженность» интеллектуальной собственности замедляет инновационный процесс, создавая юридические и административные барьеры. Лавирование среди них становится утомительным не только для фирм, полагающихся на университетские исследования, но и для коммерческих организаций, которые ведут собственные НИР и регистрируют свои разработки.

Усугубляющаяся формализация трансферного процесса вдохновляет ряд фирм на более неформальные способы трансфера знаний — через сотрудничество университетских и корпоративных исследователей в совместных проектах и другие формы межличностного общения. Ряд компаний стремятся нанять исследователей в обход административной системы вузов, другие отдают свои исследования на аутсорсинг в национальные лаборатории, третьи (таких становится все больше)
развивают сотрудничество с зарубежными университетами и исследовательскими центрами в странах, где научная политика более стабильна (Канада, Великобритания, Германия, Тайвань, Южная Корея). Некоторые американские компании используют и научный потенциал России, где при общей хаотичности научной политики имеются пока еще грамотные и при этом дешевые научно-исследовательские коллективы [9].

При этом в Российской Федерации современная ситуация в сфере движения интеллектуальной собственности напоминает США образца 1980 г. По данным Роспатента, в нашей стране в 2010 г. поддерживалось в силе около 260 тыс. патентов на изобретения и полезные модели, однако из них лишь около 3 % (!) было реализовано на практике.

Наша страна начинает серьезно отставать от развитых экономик в плане изобретательства. Число патентных заявок на изобретения в последние годы находится в диапазоне 41—45 тыс. и практически не растет (табл. 3). Сравним цифры: Китай с Гонконгом «выдает» сегодня более 520, США — более 500, Япония — более 340, а Южная Корея — около 180 тыс. заявок, что в 4 раза (!) больше, чем Россия. Анализ структуры роста заявочных материалов (по данным Роспатента) свидетельствует об опережающем росте активности иностранных заявителей. Если в этот период патентная активность российских заявителей увеличилась на 13 %, то иностранцев — в 2,8 раза, что является очевидным показателем роста интереса зарубежных инвесторов и производителей к нашему рынку.

В динамике патентования как в зеркале отражается картина хозяйственной жизни. Число заявок на изобретение к 2015 г. (см. табл. 3) против 1988 г. в стране упало в 3,8 раза. Учитывая, что в СССР заявки на изобретение в основном поступали от отечественных заявителей, это различие составляет до 6 раз. По сравнению с изобретениями (до 1/3 от них) сегодня выросло число заявок на полезные модели. Это явное свидетельство снижения интеллектуального уровня решений, лежащих в основе заявочных материалов (как известно, для выдачи патентов по ним не требуется достижения изобретательского уровня).

В стране к концу 2015 г. работали лишь около 1,8 тыс. патентных поверенных (1791 чел.) против: 3,1 тыс. — в Германии, 10,1 тыс. — в Японии и более 40 тыс. (!) — в США. При этом распределение поверенных по территории страны крайне неравномерно. Почти 89 % приходится на Центральный, Северо-Западный и Приволжский федеральные округа.

Проблема кадров. Кадровый вопрос также входит в число важнейших проблем создания основы системы трансфера технологий в России. В большинстве экономически развитых стран в их регионах (землях, провинциях, кантонах) работают сети офисов (агентств) по трансферу технологий, где трудятся компетентные люди. В России таких специалистов пока просто негде взять.

Серьезность проблемы ощутима даже в регионах с высокой концентрацией научно-промышленного потенциала, например на северо-западе страны [10]. Работники отечественных технопарков часто не имеют достаточного опыта предпринимательской деятельности, существует острая нехватка технических специалистов всех уровней. Возможности резидентов по найму персонала для развития ограничивает высокая стоимость таких специалистов [11].

Таблица 3
Динамика подачи заявок на объекты промышленной собственности в России

Решению кадровой проблемы со временем помогут новые системные инициативы, направленные на укрепление связей ведущих вузов страны с предпринимательскими кругами регионов. Они включают цепь элементов сквозной работы по подготовке инженеров-предпринимателей (от довузовской сферы до послевузовской), а именно:
1) работу со школьниками, особенно со старшеклассниками [12];
2) многоуровневую работу со студентами во время обучения в вузе (включая по опыту ведущих вузов: олимпиады по инженерному предпринимательству [13], летние школы инженерного бизнеса в МВТУ им. Н. Э. Баумана [14] и летние Lean-школы по теме «Бережливое производство» в Томском политехническом университете, работу системы клубов типа Кайдзен-клуба в Томске или клуба «КЛИП» в МВТУ);
3) сеть взаимодействий с выпускниками, уже ставшими предпринимателями и способными выступить в качестве экспертов, консультантов, а также бизнес-ангелов предпринимательских проектов, выходящих из вузов.

Весьма работоспособным элементом системы взращивания инженеров-предпринимателей, как показало время, стал «Полигон инженерного предпринимательства», сформированный в статусе учебно-научной лаборатории Института инженерного предпринимательства Томского политехнического университета в 2010 г. [15; 16].

Нам представляется, что в данной системе подготовки перспективных инновационных кадров целесообразно использовать мощный и эффективный инструментарий теории решения изобретательских задач (ТРИЗ), функционально-стоимостного анализа (ФСА) систем и теории развития творческой личности (ТРТЛ), включая наработки по формированию работоспособных творческих коллективов [17—20].

Список литературы

1. Шумпетер, Й. Теория экономического развития / Й. Шумпетер. — М. : Директмедиа Паблишинг, 2008. — 401 с.
2. Пестунов, М. А. Управление интеллектуальной собственностью / М. А. Пестунов. — Челябинск : Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2006. — 409 с.
3. Лебедева, С. В. Управление коммерциализацией научных исследований: трансфер технологий, пути и перспективы развития / С. В. Лебедева // ИнВестРегион. — 2014. — № 4. — С. 48—53.
4. Ицковиц, Г. Тройная спираль. Университеты — предприятия — государство. Инновации в действии : пер. с англ. / Г. Ицковиц. — Томск : Изд-во ТУСУР, 2010. — 238 с.
5. Лопатин, В. Н. Инновации по-русски: 10 % и «красный флажок» [Электронный ресурс] / В. Н. Лопатин. — URL: http://www.sibai.ru/content/ view/1809/1991/ (дата обращения 30.06.2009).
6. Ахтямов, М. К. Инновационный потенциал вузов в системе формирования конкурентоспособной предпринимательской среды региона / М. К. Ахтямов, В. В. Лихолетов. — М. : Креатив. экономика, 2008. — 325 с.
7. Чесноков, И. Технопарки не оправдали ожиданий? Сергей Иванов подвел итоги деятельности программы по созданию технопарков [Электронный ресурс] / И. Чесноков. — URL: http://www.telecomru. ru/article/?id=6091 (дата обращения 31.08.2011).
8. Мигачёва, Ю. С. Создание технопарков в России: плюсы и минусы [Электронный ресурс] / Ю. С. Мигачёва, И. А. Филиппова // Науч. электрон. арх. — URL: (дата обращения: 15.05.2015).
9. Игнатов, И. И. Роль акта Бэя-Доула (Bayh-Dole А^-1980) в трансфере научных знаний и технологий из американских университетов в корпоративный сектор: итоги тридцатилетнего пути [Электронный ресурс] / И. И. Игнатов. — URL: http://www.riep.ru/upload/iblock/a7d/a7d78159ad649717357 e2eb264902f7.pdf.
10. Ульянова, Н. Технопарки паркуются к вузам с серьезными намерениями [Электронный ресурс] / Н. Ульянова. — URL: http://www.dpgazeta.ru/archive/2002/02/18.
11. Носкова, Е. Без господдержки не обойтись. Резидентов технопарков ограничивает отсутствие спроса [Электронный ресурс] / Е. Носкова. — URL: http://www.rg.ru/2014/04/29/tehnoparki.html.
12. Инженерное предпринимательство для старшеклассников [Электронный ресурс]. — URL: http:// coko. tomsk.ru/index.php/news/view/7856 (дата обращения 19.05.2014).
13. Студенты Института инноватики заняли почетные места в олимпиаде по инженерному предпринимательству [Электронный ресурс]. — URL: http://www.tusur.ru/ru/innovation/ news.html? path=2012/72. html (дата обращения 05.06.2012).
14. Летняя школа инженерного бизнеса КЛИППЕР 2013 [Электронный ресурс]. — URL: http://www. up-pro.ru/events/conference/cdf24f535f 99718e.html.
15. Опыт развития инновационной экосистемы в техническом университете / В. М. Ки- зеев, С. В. Хачин, М. А. Иванченко, Н. С. Абабий // ИнВестРегион. — 2013. — № 3. — С. 7—12.
16. Погодаев, Н. П. «Полигон инженерного предпринимательства»: поиск технологий подготовки руководителей для наукоемкого бизнеса / Н. П. Погодаев // Вестн. ТГУ. Философия. Социология. Политология. — 2013. — № 1 (21). — С. 44—62.
17. Альтшуллер, Г. С. Творчество как точная наука / Г. С. Альтшуллер. — М. : Совет. радио, 1979. — 175 с.
18. Поиск новых идей: от озарения к технологии (теория и практика решения изобретательских задач) / Г. С. Альтшуллер, Б. Л. Злотин, А. В. Зусман, В. И. Филатов. — Кишинев : Картя Молдовеняскэ, 1989. — 381 с.
19. Альтшуллер, Г. С. Как стать гением: жизненная стратегия творческой личности / Г. С. Альтшул- лер, И. М. Верткин. — Минск : Беларусь, 1994. — 479 с.
20. Горбунов, Н. И. Интеллектуальные технологии эффективной работы : монография : в 3 ч. Ч. 1. Эффективный управленец и жизненная стратегия творческой личности / Н. И. Горбунов, Б. В. Шмаков. — Челябинск : Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2014. — 207 с.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 5 (401). Экономические науки. Вып. 57. С. 114—122.

Просмотров: 115

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code