КВАЛИФИКАЦИЯ ИСКОВ О ЗАЩИТЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРУППЫ ЛИЦ

Иск о защите прав и законных интересов группы лиц – новелла арбитражного процесса. Необходимо осмыслить, как он соотносится с институтом групповых исков (в частности, с исками в защиту неопределенного круга лиц, косвенными исками), а также квалифицировать правоотношения участников внутри группы.

Конструкция иска в защиту прав и интересов группы лиц имеет определенные черты сходства с англо-американским class action suit. Он предъявляется акционерами в защиту группы акционеров, находящихся в одинаковом правовом положении, против общества, директоров и органов управления общества, мажоритарных акционеров или против всех этих лиц в пассивном соучастии <1>.

——————————–

<1> Jones Thomas M. An Empirical Examination of the Incidence of Shareholder Derivative and Class Action Lawsuits, 1971 – 1978 // Boston University Law Review, 1980. N 2. P. 309.

 

Главным признаком квалификации исков в защиту группы лиц выступает многочисленность на стороне истца. В порядке, предусмотренном гл. 28.2 АПК РФ, могут рассматриваться иски о присуждении и о признании. Участники объединяются в группу добровольно, из соображений целесообразности, когда действовать в процессе самостоятельно считают для себя невыгодным.

Такое объединение возможно в случае, когда требования участников группы адресованы одному ответчику и вытекают из одинакового фактического и юридического основания иска.

Полагаем, что по аналогии процессуального закона возможно объединение в группу третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, если их требования адресованы тому же истцу, тому же ответчику и вытекают из одного фактического и юридического основания иска.

По правилам, установленным гл. 28.2 АПК РФ, могут рассматриваться корпоративные споры и споры, связанные с осуществлением деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг. Это могут быть и любые другие споры с многочисленностью на стороне истца.

Иск о защите прав и интересов группы лиц должен квалифицироваться как иск индивидуальный. Косвенные иски квалифицируются как групповые <2>, но правила гл. 28.2 АПК РФ по аналогии процессуального закона могут предъявляться в отношении косвенных исков.

——————————–

<2> Рогалева М.А. Косвенные иски в сфере отношений на рынке ценных бумаг // Право и экономика. 2012. N 1. С. 38.

 

Дела о защите прав и интересов группы лиц относятся к исключительной подведомственности арбитражных судов (ч. 2 ст. 225.10 АПК РФ).

Дело рассматривается арбитражным судом в срок, не превышающий пяти месяцев со дня вынесения определения о принятии искового заявления к производству арбитражного суда, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу (ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ).

Ответчик, третьи лица и иные лица, участвующие в деле, определяются по общим правилам искового производства и обладают “обычным” набором процессуальных прав и обязанностей.

Истец.

Истец, предъявивший иск в защиту прав и интересов группы лиц, должен быть участником правоотношения, из которого возникли спор или требование. Он является материальным истцом, который выступает в защиту собственных прав и интересов, и процессуальным истцом относительно остальных лиц в группе (ч. 4 ст. 53 АПК РФ) <3>.

——————————–

<3> В США чаще всего представители группы в суде действуют через адвокатов (Колесов П.П. Групповые иски в США. М.: Городец-издат, 2004. С. 22).

 

Иск о защите прав и интересов группы лиц не является иском в защиту прав и интересов других лиц в смысле ч. 2 ст. 53 АПК РФ. Он направлен на защиту прежде всего прав и интересов истца, но может быть одновременно средством защиты иных участников спорного правоотношения, оказавшихся в том же положении, что и истец, если, разумеется, эти участники пожелали присоединиться к требованию <4>.

——————————–

<4> Приходько И. Изменения в АПК РФ: плюсы и минусы нового регулирования // Хозяйство и право. 2009. N 9. С. 7.

 

АПК РФ содержит обязательное условие, чтобы круг лиц, участвующих в правоотношении, из которого возникли спор или требование, был определен поименно (ч. 3 ст. 225.10, п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 225.13, п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 225.14 АПК РФ).

Это позволяет разграничить иски о защите прав и интересов группы лиц с исками в защиту неопределенного круга лиц и квалифицировать первые как индивидуальные, а вторые как групповые.

Во-первых, при предъявлении иска в защиту неопределенного круга лиц не требуется устанавливать точное количество материальных истцов, не нужно персонально определять каждого материального истца <5>.

——————————–

<5> Рогалева М.А. Иски в защиту неопределенного круга лиц и иски в защиту публичных интересов, предъявляемые в сфере рынка ценных бумаг // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 12. С. 4.

 

Во-вторых, основанием участия в процессе лица, обратившегося в защиту прав и интересов группы лиц, выступает соглашение о присоединении к требованию, которое может быть квалифицировано как гражданско-правовой договор. Процессуальный истец предъявляет и поддерживает иск в защиту неопределенного круга лиц в соответствии со своей компетенцией (государственного органа, прокурора, общественного объединения) и на основании указания в применимом материальном законе на возможность такого участия.

В-третьих, в защиту прав и интересов группы лиц может быть предъявлен иск о признании и о присуждении. В защиту неопределенного круга лиц предъявляются только иски о признании.

Правовая природа соглашения о присоединении к требованию.

Лица, присоединившиеся к группе, не являются соистцами, участвующими в деле лицами и вообще участниками процесса; они могут только заявить о присоединении к иску, поданному в защиту прав и интересов группы <6>. Активные соучастники (соистцы) могут поручить ведение дела одному или нескольким из них, но каждый из истцов по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно (ч. 3 ст. 46 АПК РФ).

——————————–

<6> Приходько И. Изменения в АПК РФ: плюсы и минусы нового регулирования. С. 19 – 20.

 

Можно сделать вывод, что лица, присоединившиеся к группе, недостаточно защищены от возможных злоупотреблений истца – представителя группы. Как отмечают зарубежные исследователи, участники группы едва ли могут контролировать действия своего представителя <7>.

——————————–

<7> Helland E., Klick J. The Effect of Judicial Expedience on Attorney Fees in Class Actions // Journal of Legal Studies. 2007. N 1. P. 172.

 

Отсюда следует, что права и обязанности истца и присоединившихся лиц должны быть предусмотрены в соглашении о присоединении к требованию.

Это соглашение не является процессуальным договором, поскольку АПК РФ не регулирует его предмет (права и обязанности сторон). Оно поэтому должно быть квалифицировано как гражданско-правовой договор, а именно – как договор простого товарищества (договор о совместной деятельности).

Соглашение о присоединении к требованию должно регулироваться нормами гл. 55 ГК РФ и в части, не урегулированной материальным законом, – нормами гл. 28.2 АПК РФ.

Основание (кауза).

Действующий ГК РФ отличается широким пониманием целей совместной деятельности, при которых извлечение прибыли – только одна из возможных <8>. Общая цель совместной деятельности должна быть определена договором простого товарищества и является существенным его условием (п. 1 ст. 1041 ГК РФ).

——————————–

<8> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Книга пятая: В 2 т. М.: Статут, 2006. Т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. С. 688.

 

Цель соглашения о присоединении к требованию – защита в исковом производстве прав и законных интересов его участников <9>.

——————————–

<9> Договор простого товарищества для совместного ведения дела в суде может заключаться также соответчиками в случае пассивного соучастия.

 

Стороны.

Согласно п. 1 ст. 1041 ГК РФ число участников договора простого товарищества может быть любым.

Для соглашения о присоединении к требованию необходимо, чтобы сторон оказалось не менее шести: истец – представитель группы и пятеро присоединившихся лиц (ч. 2 ст. 225.10 АПК РФ). Численность группы может увеличиваться путем присоединения к требованию новых участников до окончания подготовки дела к судебному разбирательству (ч. ч. 2, 5 ст. 225.14 АПК РФ) путем заключения дополнительных соглашений о присоединении к требованию.

Каждый из участников договора простого товарищества выступает одновременно и кредитором и должником по отношению к другим. В соглашении о присоединении к требованию необходимо определить порядок несения судебных расходов.

Предмет.

Соглашение о присоединении к требованию заключается для совершения определенных совместных действий; предмет соглашения – индивидуализация самих действий и их результата.

Договор простого товарищества может устанавливать, что ведение дел от имени всех товарищей осуществляется отдельным товарищем (п. 1 ст. 1044 ГК РФ). Вкладом товарища признается все, что он вносит в общее дело, в том числе профессиональные или иные знания, навыки и умения, деловая репутация и деловые связи участника (ст. 1042 ГК РФ).

Следовательно, вкладом может признаваться оказание товарищам юридических услуг, ведение гражданского дела в суде.

В соглашении следует предусмотреть гражданскую ответственность истца перед лицами, присоединившимися к группе, за ведение их дела в суде.

В случае отказа истца от иска, грубого нарушения им своих обязанностей или обнаружившейся неспособности к разумному ведению дела допускается замена истца другим лицом из этой же группы (ч. 4 ст. 225.12, ч. 1 ст. 225.15 АПК РФ). Основания для замены истца должны содержаться в соглашении о присоединении к требованию; в частности, должны быть раскрыты такие оценочные понятия, как “грубое нарушение обязанностей” и “неспособность к разумному ведению дела”.

За каждым участником должна быть закреплена возможность знакомиться со всей документацией по ведению дела (ст. 1045 ГК РФ).

В соглашении о присоединении к требованию необходимо предусмотреть порядок распределения взысканного имущества или денежных средств на случай выигрыша дела. Условие об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно (ст. 1048 ГК РФ).

Установление ответственности участников группы на основании ст. 1047 ГК РФ необходимо на случай предъявления ответчиком встречного иска, а также для защиты прав ответчика в случае злоупотребления группой правом на предъявление иска.

Видимо, переговорный процесс между сторонами соглашения о присоединении к требованию не может быть легким. По замечанию Е.И. Носыревой, трудно добиться соглашения между двумя сторонами и почти невозможно, если их больше <10>. Также исследователи американского class action указывают на его дороговизну <11>.

——————————–

<10> Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 1999. С. 67.

<11> Helland E., Klick J. The Effect of Judicial Expedience on Attorney Fees in Class Actions. P. 186.

 

Резюмируя, можно сделать выводы:

– в арбитражном процессе в группу могут объединяться не только истцы, но и по аналогии процессуального закона – третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора;

– иски о защите прав и законных интересов группы лиц являются исками индивидуальными;

– правила гл. 28.2 АПК РФ по аналогии процессуального закона могут применяться при предъявлении и рассмотрении косвенных исков;

– соглашение о присоединении к требованию должно быть квалифицировано как договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) и регулироваться нормами гл. 55 ГК РФ и гл. 28.2 АПК РФ.

Рогалева М.А.

Просмотров: 121

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code