§ 4. Правовая инициатива как черта гражданско-правового метода

1. Третий прием гражданско-правового регулирования состоит в наделении участников отношений правовой инициативой, которая используется гражданским правом в качестве движущего начала в становлении и развитии гражданских правоотношений. Для многих других отраслей права характерно отведение в динамике правоотношений значительной или решающей роли властным актам государственных органов. Механизм же действия гражданского права основан на использовании актов, исходящих от самих субъектов гражданского права.

Рассматриваемая черта регулирования характеризуется способностью субъектов гражданского права своими целенаправленными действиями вызывать к жизни права и обязанности, изменять их и прекращать. В гражданском праве не существует таких правоотношений, в становлении, развитии, прекращении которых сознательные, волевые, целенаправленные действия участников этих отношений не выполняли бы той или иной роли.

Использование гражданским правом целеустремленных действий участников отношений в качестве основной двигательной силы возможно и необходимо вследствие особенностей отношений, регулируемых гражданским правом. Наделение правовой инициативой является необходимым в целях юридического обеспечения нормального развития отношений собственности, характеризующихся распорядительной самостоятельностью субъектов. С другой стороны, характер регулируемых отношений порождает возможность использования правовой инициативы, ибо участники регулируемых отношений удовлетворяют свои имущественные потребности. Именно наличие интереса субъектов к существованию гражданских прав и их реализации создает основу для использования рассматриваемого приема в гражданско-правовом регулировании.

2. Наделение субъектов правовой инициативой находит свое выражение в нормах объективного права, которыми придается правообразующая сила таким действиям субъектов гражданского права, как сделки.

Правовая инициатива субъектов гражданского права означает, что приобретение субъективных прав, как реализация заложенных в правоспособности возможностей, происходит по инициативе ее обладателей путем совершения ими соответствующих действий. Наделение правом помимо или вопреки воле лица, выраженной в его целенаправленных действиях, противоречило бы самому характеру дозволительного регулирования. Правовая инициатива субъектов, следовательно, представляет собой одну из сторон дозволения, развивает главную черту гражданско-правового метода.

3. Правовая инициатива в плане общего правового положения субъектов находит свое непосредственное проявление в наделении дееспособностью как способностью приобретать, изменять, прекращать права и обязанности своими собственными действиями. Обычно дееспособность рассматривается под углом зрения ее наличия или отсутствия вследствие неспособности субъекта к сознательным целеустремленным действиям в сфере гражданского оборота ввиду возрастной незрелости или психической неполноценности субъекта. Между тем наделение участников гражданских правоотношений не только правоспособностью, но и дееспособностью отражает дозволительную сущность гражданско-правового регулирования.

Гражданская правоспособность есть не только способность быть носителем определенных прав и обязанностей. Она включает в себя также возможность приобретения прав и обязанностей гражданско-правовыми способами. Гражданские права поэтому возникают преимущественно не как «дарованные» сверху властными актами, а как приобретенные самим субъектом на основе закона. Именно дееспособность и создает реальную возможность приобретения прав своими действиями.

Правовая инициатива находит свою реализацию и тогда, когда лицо вообще не обладает дееспособностью или обладает ею не полностью. И в этих случаях существует интерес соответствующего лица как основа правовой инициативы, хотя он осознается не носителем права (душевнобольным, слабоумным), а другим лицом, представляющим интересы недееспособного. Здесь также приобретение прав происходит не вследствие наделения ими недееспособного властным порядком, а посредством действий лиц, представляющих интересы недееспособного. Имеется лишь «субъектное смещение» в проявлении правовой инициативы, разделение субъекта — носителя интереса и права и субъекта, действиями которого вызываются к жизни и прекращаются права первого лица. В рассматриваемой ситуации сделки сохраняют роль ведущих по своему значению юридических фактов. Представитель (родитель, опекун) может совершать все сделки, которые мог бы совершить сам представляемый при наличии у него дееспособности, за исключением небольшого числа сделок, связанных с безвозмездным отчуждением имущества подопечного, например дарения (ст. 133 Кодекса о браке и семье РСФСР), завещания. Поскольку осуществление правоспособности одного лица производится другим, постольку закон устанавливает дополнительные гарантии охраны интересов и прав недееспособных путем ограничений возможности совершения сделок, а также установления государственного контроля за совершением сделок, выходящих за пределы бытовых и существенно затрагивающих интересы представляемых лиц (ст. 133 КоБС).

4. В аспекте конкретных правовых связей правовая инициатива как черта метода проявляется прежде всего в характере юридических фактов — правообразующих, правопрекращающих, а также правоизменяющих. Их главной особенностью в гражданском праве с точки зрения общей характеристики служит ведущее положение сделки. Последняя представляет собой правомерное действие субъекта гражданского права, имеющее специальную направленность на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей. Если иметь в виду чрезвычайную распространенность сделки как основания возникновения, изменения, прекращения большинства гражданских правоотношений, а также то, что сделка в отличие от других целенаправленных действий, т.е. юридических актов, совершается самими участниками гражданских правоотношений (любым из них), то специфика оснований гражданско-правовых отношений станет очевидной. Нет другой такой отрасли, в которой, как в гражданском праве, в установлении правоотношений решающая роль отводилась бы правомерным целенаправленным действиям всех, любого и каждого субъекта. В иных отраслях права среди юридических фактов господствующее или по крайней мере одно из ведущих мест занимают либо противоправные действия (в уголовном праве), либо властные акты государственных органов (в административном, финансовом, земельном, процессуальном, семейном праве), либо акты одной из сторон правоотношения, занимающей особое положение, отличное от положения другой стороны (трудовое, колхозное право).

Следующая важная особенность юридических фактов в гражданском праве состоит в том, что среди сделок ведущее место занимает договор — двусторонняя или многосторонняя сделка, в которой права и обязанности возникают вследствие взаимоувязанного, согласованного действия двух или нескольких лиц — субъектов гражданского права.

Выдвижение договора в качестве ведущей сделки имеет объективные основания, и вполне закономерно <1>. Гражданское право регулирует отношения между субъектами, каждый из которых располагает имущественно-распорядительной самостоятельностью. Поэтому оно наделяет правовой инициативой всех и каждого из субъектов гражданского права. Данная отрасль опосредует и товарно-денежные отношения, правовая инициатива участников которых должна носить двусторонний, взаимный, согласованный характер. Именно договор служит средством координации инициативных правовых действий участников гражданских правоотношений.

———————————

<1> Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М.: Изд-во АН СССР, 1954; Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 320.

 

Отмеченное означает, что договор не является всеобщим основанием гражданских прав и обязанностей. Сфера его применения значительно уже сферы действия сделки вообще. Вот почему для исчерпывающего выяснения особенностей юридических фактов в гражданском праве с позиций метода указания на роль договора недостаточно. Необходимо учитывать роль гражданско-правовых сделок в целом, в том числе сделок односторонних, хотя ни в коем случае не следует приуменьшать роль договора. Значение последнего не должно затушевываться еще потому, что в его широком использовании в гражданском праве находят свое выражение как правовая инициатива субъектов, так и диспозитивность, ибо договор служит не только юридическим фактом, но и средством индивидуальной регламентации отношений посредством соглашения сторон. Регулирующая роль сделок в наибольшей степени проявляется в договоре.

В числе других особенностей гражданско-правового метода С.С. Алексеев указывал на специфику юридических фактов, которую он видел главным образом в роли договора в качестве основания возникновения гражданских правоотношений и средства регулирования гражданско-правовых связей. Почему С.С. Алексеев раскрывал особенность гражданско-правового регулирования через категорию договора, а не сделки? Это объясняется позицией автора по предмету гражданско-правового регулирования. Отметив, что гражданское право регулирует имущественные отношения как отношения собственности, С.С. Алексеев затем выделяет из всей массы имущественных отношений в качестве предмета гражданского права ту их часть, которая имеет товарно-денежный характер. Таким образом, предмет гражданского права оказался ограниченным рамками предмета обязательственного права (мы оставляем здесь в стороне вопрос о личных неимущественных и некоторых других отношениях). По этой же причине С.С. Алексеев раскрывал особенности гражданско-правовых юридических фактов через договор, а не сделку, отмечая, что черты гражданско-правового регулирования получают свое наиболее последовательное и полное выражение в нормах обязательственного права <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 267 — 268, 280.

 

Однако в более поздней работе, специально посвященной односторонним сделкам в механизме гражданско-правового регулирования, автор весьма впечатляюще показал место и значение также и односторонних сделок как юридических фактов в гражданском праве. С.С. Алексеев обоснованно указывает на то, что односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования — явление вполне закономерное, соответствующее характеру регулируемых отраслью отношений <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Вып. 13. С. 46 — 63.

 

5. Использование гражданским правом односторонних сделок отражает правонаделительность гражданско-правового регулирования. Анализ односторонних сделок показывает, что сама возможность их совершения определяется наличием у лица определенного права, следствием реализации которого и являются односторонние сделки <1>. Последние влекут за собой возникновение, изменение, прекращение правоотношения, в котором участвует не только лицо, совершающее сделку, но также и другие лица.

———————————

<1> Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М.: Госюриздат, 1962. С. 29 — 30.

 

Возникает вопрос, обеспечиваются ли при этом интересы других лиц и не затрагивает ли сама возможность совершения односторонних сделок имущественно-распорядительной самостоятельности иных субъектов гражданского права. Действующее законодательство наделяет субъектов возможностью совершения односторонних сделок лишь при двух условиях: 1) наличие соответствующего права или конкретного правомочия, реализация которого по закону включает в себя возможность совершения односторонней сделки; 2) чтобы правам и интересам другого лица не причинялся ущерб или (когда законодатель отдает предпочтение более существенным интересам управомоченного лица) урон интересам другого лица не был значительным.

Односторонние сделки могут быть сгруппированы следующим образом. Первая группа включает сделки, направленные по своему юридическому результату на наделение другого лица субъективным правом (например, завещание имущества) <1>. Поскольку сделки данной группы в полной мере соответствуют характеру гражданско-правового регулирования и не противоречат чьим-либо интересам, закономерность их наличия в гражданском праве не вызывает сомнений.

———————————

<1> Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. С. 29 — 32.

 

Сделки другой группы допускаются законом не потому, что имеет место наделение правом какого-либо субъекта. Этого не происходит, например, при выходе лица из общей долевой собственности по его односторонней воле (ст. ст. 119, 121 ГК). В данном случае хотя закон и устанавливает специальные правила, обеспечивающие соблюдение интересов других сособственников (ст. ст. 120, 121 ГК), все же не исключено, что выход лица из отношений общей собственности в какой-то мере затронет интересы иных сособственников. Тем не менее законодатель допускает такие сделки, ибо в противном случае субъект был бы ограничен в осуществлении права собственности. Поскольку и в данном случае односторонняя сделка отвечает характеру гражданско-правового регулирования, ее использование является вполне правомерным.

К этой группе односторонних сделок относятся также те, посредством которых лицо может в одностороннем порядке прекратить существующее обязательство. Так, обязательство жилищного найма между нанимателем-гражданином и наймодателем — социалистической организацией может быть в любое время прекращено односторонней сделкой первого лица. В соответствии со ст. 360 ГК заказчик может в одностороннем порядке прекратить отношения по договору подряда, если он ввиду уважительных причин потерял интерес к исполнению обязательства. Чем объяснить разрешение законом односторонних сделок, находящихся в явном противоречии с зафиксированным в ст. 169 ГК правилом о недопустимости одностороннего отказа от заключенного договора? Для такого рода отступлений нужны серьезные основания.

Представляется, что упомянутые односторонние сделки служат последовательному правонаделительному регулированию. Обращает на себя внимание то, что во всех названных, а также других аналогичных случаях способностью совершения односторонней правопрекращающей сделки наделяется сторона, в интересах которой в первую очередь осуществляется деятельность, опосредуемая правоотношением. В литературе уже отмечалось, что гражданское право в своем регулировании отношений создает определенный приоритет той стороны, в интересах которой осуществляется регулируемая деятельность <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Гражданское право в период развернутого строительства коммунизма. М.: Госюриздат, 1962. С. 51.

 

То обстоятельство, что подобные односторонние сделки относятся к прерогативе управомоченной стороны, в интересах которой осуществляется деятельность, подтверждается отсутствием такой возможности у другой стороны правоотношения. Так, наймодатель по договору жилищного найма не может лишь в силу своего одностороннего усмотрения прекратить правоотношение. Возможности одностороннего расторжения договора по инициативе наймодателя весьма ограниченны, основания для этого точно определены законом, а само расторжение договора производится актом соответствующих государственных органов. Поскольку вторая сторона в упомянутых правоотношениях имеет денежный интерес и одностороннее превращение договора первой стороной может причинить ее контрагенту убытки, то законом предусматривается в необходимых случаях обязанность лица, прекращающего правоотношение, возместить причиняемые этим убытки (например, ст. 360 ГК).

Значительную по количественному составу группу образуют односторонние сделки, которые представляют собой реализацию возникших в составе правоотношений отдельных, частных, секундарных правомочий <1>. На основе такого рода сделок происходит внутренняя динамика гражданских правоотношений, появление в рамках уже существующих правоотношений новых прав и обязанностей, их исчезновение, изменение.

———————————

<1> Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования. С. 60 — 61.

 

Наконец, последняя группа охватывает односторонние сделки, которые выступают звеном в правообразующем составе юридических фактов. Возможность совершения указанных сделок вытекает из правомочия, образуемого предшествующим юридическим фактом. Юридическим результатом такого рода сделок, основанных на правообразовательных правомочиях <1>, является либо завершение становления правоотношения, либо создание основы для последующего звена сложного состава, влекущего за собой в конечном счете возникновение правоотношения. К такого рода сделкам относятся, например, выдача заказов на поставку продукции покупателем в соответствии с имеющимся плановым актом, в частности выдача наряд-заказа на поставку продукции, предназначенной для экспорта, выдача доверенности на основе договора поручения, трудового договора или административного акта и др.

———————————

<1> Там же. С. 59 — 60.

 

Односторонние сделки не только занимают видное место среди юридических фактов. Они используются также для регулирования отношений, возникающих из сделок. Достаточно указать на значение в этом смысле таких сделок, как завещание, выдача доверенности, заказа на продукцию.

6. Сделки — не единственный вид юридических фактов, в которых находит свое выражение правовая инициатива субъектов гражданского права. Существует еще и другая обширная группа юридических фактов, которые представляют собой правомерные действия субъектов гражданского права, но не являются сделками. К такого рода действиям относятся производство материальных благ и создание результатов духовного творчества. В эту же группу юридических фактов входит присвоение готовых предметов природы гражданами и социалистическими организациями на основе действующего законодательства.

Некоторые из перечисленных юридических фактов в теории права относят к так называемым юридическим поступкам, т.е. к таким правомерным действиям, которые порождают соответствующие права и обязанности, не будучи специально направленными на их установление. Но, во-первых, совершение любого из перечисленных действий не исключает цель установления гражданско-правовых последствий. Во-вторых, такая характеристика — отсутствие специальной направленности на установление правовых последствий — вообще негативна и существа данных юридических фактов не выражает.

Главное отличие рассматриваемой группы юридических фактов от сделок состоит в том, что если сделки-действия, имеющие исключительно юридическое содержание, совершаются в сфере гражданско-правового оборота и порождают лишь правовые последствия, то рассматриваемые действия находятся за пределами гражданско-правового оборота, относятся к сфере созидательного труда и сопровождаются определенным объективированным результатом, с появлением которого закон и связывает определенные правовые последствия в виде прав и обязанностей. Если в сделках реализуется диспозитивность как возможность распоряжения правом, то признание за производством материальных благ, за присвоением предметов природы, созданием результатов духовного творчества значения юридических фактов свидетельствует о том, что гражданское право связывает возникновение субъективных прав и обязанностей не только со специальными юридическими действиями, но и с обычной производительной деятельностью социалистических организаций и граждан.

7. Отмеченное не означает, что права и обязанности возникают исключительно из правомерных действий субъектов гражданского права. Закон связывает возникновение гражданских прав и обязанностей также и с другими юридическими фактами. Так, гражданские права и обязанности возникают из властных актов. Право государственной собственности может возникать из таких актов, как национализация, конфискация, реквизиция имущества, взимание налогов. Право оперативного управления первоначально возникает у социалистической организации вследствие наделения ее имуществом властным актом соответствующего государственного органа. Обязательственные правоотношения между социалистическими предприятиями возникают во многих случаях из совокупности юридических фактов, включающих в себя сделку, которая покоится на плановом акте <1>.

———————————

<1> Иоффе О.С. План и договор в социалистическом хозяйстве. М.: Юрид. лит., 1971. С. 87 — 120.

 

В ряде случаев обязательственные правоотношения с участием граждан также имеют своим основанием не только сделку, но и лежащий в ее основе административный акт, например решение органа управления о предоставлении жилья и выдача ордера на жилую площадь гражданину <1>.

———————————

<1> Толстой Ю.К. Развитие и совершенствование жилищного советского законодательства в СССР // Правоведение. 1972. N 1. С. 34 — 43; Басин Ю.Г. Вопросы жилищного права. Алма-Ата, 1963; Чигир В.Ф. Советское жилищное право. Минск, 1968.

 

Определенную роль в формировании гражданских правоотношений и их прекращении выполняют судебные акты как особая разновидность властных актов. Последние не являются единственным видом юридических фактов, которые, будучи основанием гражданских прав и обязанностей, сами по своей природе к гражданскому праву не относятся, регулируются нормами других отраслей права. Основным источником личной собственности для граждан служат их трудовые доходы, получаемые в виде заработной платы по трудовым договорам, регулируемым трудовым правом.

Гражданское право в ряде случаев связывает возникновение гражданских прав и обязанностей также с событиями (например, в институтах наследования, страхования и др.). Поскольку оно выполняет и охранительную функцию, возникновение гражданских прав и обязанностей связано также с совершением противоправных действий. Так возникают права и обязанности субъектов обязательств из причинения вреда, приобретения или сбережения имущества без достаточных правовых оснований, права и обязанности в составе других охранительных правоотношений.

Использование юридических фактов, которые не относятся к числу собственных правомерных действий субъектов гражданского права, означает наличие определенных рамок правовой инициативы, но нигде не сводит ее на нет.

Правовая инициатива проявляется либо в совершении сделок, которые в совокупности с перечисленными юридическими фактами служат основаниями гражданских прав и обязанностей, либо в инициативных действиях, предшествующих перечисленным юридическим фактам или направленных на реализацию, использование возникающих из них правомочий.

8. Особо существенным представляется соотношение правовой инициативы субъектов гражданского права с актами властных органов, поскольку последние в наибольшей степени затрагивают правовую инициативу сторон гражданских правоотношений и влияют на ее степень.

Указанное соотношение для групп гражданских правоотношений с разным субъектным составом различно, вследствие чего различны и рамки собственной инициативы субъектов гражданского права.

Административные акты не используются в качестве оснований правоотношений между гражданами. В отдельных случаях (например, в жилищных правоотношениях) эти акты выступают вместе со сделками основанием прав и обязанностей при установлении правоотношений между гражданами и социалистическими организациями. Наиболее широкое применение они имеют в сфере формирования правовых связей между социалистическими организациями.

Как правило, властными актами права и обязанности, составляющие содержание основного гражданского правоотношения, между социалистическими организациями не устанавливаются. Данные акты лишь направляют инициативу участников гражданских правоотношений, действиями которых права и обязанности непосредственно устанавливаются.

Все дело, следовательно, в сочетании руководящего воздействия плановых актов и собственной инициативы субъектов гражданского права, которое может быть весьма различным. Направленные на углубление хозрасчетной самостоятельности предприятий и объединений, мероприятия последних лет обеспечили значительное развитие правовой инициативы, что внешне выразилось в повышении роли хозяйственного договора, а также инициативных действий предприятий в виде заявок и особенно заказов в стадии формирования актов планирования. Сочетание властных актов и собственных инициативных действий субъектов гражданского права характерно для установления всех видов хозяйственных связей между социалистическими организациями, хотя и в разном выражении <1>.

———————————

<1> Иоффе О.С. План и договор в социалистическом хозяйстве. С. 101 — 120.

 

Остановимся вкратце на том, в каком соотношении правовая инициатива предприятий находится с властными плановыми актами в установлении прав и обязанностей по поставкам продукции.

Наиболее широкое выражение инициатива стороны получает при осуществлении поставок не распределяемой в плановом порядке продукции. Здесь вообще единственным основанием прав и обязанностей по поставкам служат собственные действия контрагентов, заключающих между собой договор.

Основанием возникновения прав и обязанностей по поставкам продукции, распределяемой в плановом порядке, договор выступает в сочетании с плановым актом. Однако в соотношении плана и договора в этом аспекте в последние годы произошли существенные изменения в пользу развития инициативы предприятий, зафиксированные в нормативных актах, в частности в положениях о поставках продукции и товаров. Прежде всего получила развитие инициатива предприятий в процессе формирования самих плановых актов в виде внедрения системы заказов и плановых заявок предприятий. Наряды на сверхплановую продукцию до ее изготовления могут даваться лишь с согласия предприятия-поставщика и т.д.

Далее инициатива получила значительное развитие в укреплении значения договора и односторонних сделок, их относительной независимости во взаимодействии с плановым актом. Доведение плановых актов до сторон еще не означает установления прав и обязанностей по поставкам продукции. Необходимо в той или иной форме заключение договора. При этом покупатель вправе вообще отказаться от выделенной ему продукции и от заключения договора. Уже после его заключения покупатель вправе отказаться от товаров, не пользующихся спросом, что означает изменение или прекращение обязательства односторонней сделкой. Наоборот, изменение планового акта после заключения договора само по себе не изменяет правоотношения по поставке, а лишь обязывает стороны разрешить вопрос об изменении или прекращении правоотношения своим соглашением. Если распределяемая в плановом порядке продукция не находит сбыта по нарядам, предприятие — изготовитель продукции вправе заключить договор на ее отчуждение по своей инициативе. Договор служит непосредственным основанием не только самого правоотношения по поставкам, но также прав и обязанностей в связанном с ним охранительном правоотношении. Если между сторонами не установлены договорные отношения, то санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по поставкам данной продукции взысканы быть не могут, хотя бы плановый акт на ее поставку существовал.

Новое соотношение между планом и договором существенным образом повлияло и на возможность принудительного установления договорных отношений решением арбитража. Заметно сузилась такая возможность по распределяемой продукции, поскольку стороны получили право на относительно самостоятельные действия применительно к плану. Еще более ограничена такая возможность по нераспределяемой продукции, поскольку по общему правилу арбитраж здесь может вынести решение, обязывающее заключить договор на определенных условиях лишь тогда, когда стороны уже достигли соглашения по количеству, ассортименту, срокам поставки.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code