§ 3. Диспозитивность как черта гражданско-правового метода

1. Гражданское право закрепляет правовую свободу субъектов еще в одном аспекте — как способность осуществлять правосубъектность по своему усмотрению. Конкретно речь идет о возможности субъектов гражданского права по своему усмотрению приобретать субъективные гражданские права и обязанности, определять в известных пределах их содержание, осуществлять их, распоряжаться ими. Эта возможность, именуемая в теории права диспозитивностью <1>, представляет собой один из основных приемов гражданско-правового метода регулирования.

———————————

<1> Красавчиков О.А. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании // Советское государство и право. 1970. N 1. С. 41 — 49.

 

Диспозитивность как способность выбора в тех или иных пределах вариантов поведения имеет объективные основания в регулируемых гражданским правом отношениях. Действительно, главная черта отношений собственности — имущественно-распорядительная самостоятельность субъектов — может быть реализована лишь при условии предоставления последним определенной свободы усмотрения. Некоторая степень свободы усмотрения требуется для нормального функционирования отношений собственности в их статике; она позволяет собственнику владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом так, как это необходимо для удовлетворения его законных интересов. Свобода нужна для отношений собственности и в их динамике, поскольку последние приобретают товарно-денежную форму, которая мыслима при условии признания за лицами способности распоряжаться имуществом как товаром своей волей.

Наделение субъектов отношений диспозитивностью тесно связано с главной сущностной чертой метода. Само по себе наделение правом включает в себя в качестве непременного компонента также и наделение диспозитивностью, ибо право как мера возможного поведения включает в себя в отличие от обязанности альтернативу: управомоченное лицо может и не воспользоваться этой мерой поведения по своему усмотрению. Еще более широкую возможность собственного усмотрения включает в себя такое общее право, как гражданская правоспособность, обладание которой дает субъекту широкий диапазон выбора между теми правовыми возможностями, которые правоспособность в себе содержит.

Однако отождествлять приемы наделения субъекта правом и наделения его диспозитивностью неправильно.

Во-первых, наделение правом может входить в такой комплекс регулирования, в котором право может быть одновременно обязанностью. Именно такой характер имеют многие субъективные права в семейном праве — например, право родителей на воспитание детей; такой характер имеет в целом трудовая правоспособность, в соответствии с которой граждане имеют право на труд, но также и обязаны трудиться.

Во-вторых, диспозитивность в гражданском праве отнюдь не сводится лишь к возможности усмотрения в части осуществления или неосуществления субъективного права. Она значительно шире по содержанию и означает предоставление субъекту возможности осуществлять в целом правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению в установленных рамках содержание правоотношения, распоряжаться наличным субъективным правом, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права и т.д.

Наделение диспозитивностью есть, следовательно, особый прием гражданско-правового регулирования. Но диспозитивность развивает главную черту гражданско-правового метода, служит одной из сторон дозволительности гражданско-правового регулирования.

2. Диспозитивность с точки зрения объективного права выражается в содержании гражданско-правовых норм и в их характере. Прежде всего диспозитивность проявляется в изобилии диспозитивных норм, которое наблюдается в гражданском праве. Диспозитивные нормы, устанавливающие вариант регулируемого поведения и в то же время оставляющие за сторонами возможность выбора и иного варианта, обнаруживаются в той или иной пропорции во всех институтах. В некоторых из них (например, обязательственном праве) они абсолютно преобладают над нормами императивными.

Не следует диспозитивность как прием регулирования связывать лишь с диспозитивными нормами. Императивные нормы гражданского права, предписывающие поведение в категорической форме, также обеспечивают действие диспозитивности. Они часто содержат указание на соглашение сторон как средство дополнения или конкретизации правила, установленного в императивной форме. Так, ст. 160 ГК, содержащая императивное указание на то, что договор считается заключенным лишь при условии достижений соглашения по всем его существенным условиям, указывает на установление круга таких условий соглашением. Далее, подавляющее большинство императивных норм ввиду их относительной определенности допускает возможность индивидуальной регламентации отношений, в том числе по усмотрению их сторон, даже если специального указания об этом в норме нет <1>. Кроме того, существует большое число императивных норм, специально направленных на установление начал диспозитивности, их охрану. Так, ст. 4 Основ гражданского законодательства указывает, что субъекты гражданского права в выборе оснований возникновения прав и обязанностей не ограничены теми действиями, которые предусмотрены законом. Статья 69 ГК в императивной форме закрепляет за субъектом возможность отмены выданной им доверенности и устанавливает, что отказ от этого права недействителен. Здесь сама императивность нормы обеспечивает свободу усмотрения субъекта. Многие императивные нормы обеспечивают диспозитивность путем прямого указания на возможность субъекта распоряжаться соответствующим правом. В частности, ст. 92 вводит способность к распоряжению имуществом в само содержание права собственности, ст. 94 — в содержание права оперативного управления. Гражданско-правовому, как и всякому правовому регулированию, присуще свойство формальной определенности. Однако в данной отрасли последняя сочетается с предоставлением субъектам широкой свободы «саморегулирования» поведения.

———————————

<1> Некоторые ученые к диапозитивным относят все нормы, допускающие возможность усмотрения участников в определении содержания правоотношений. В этом смысле гражданское право состоит в основном из диспозитивных норм.

 

3. Диспозитивность — черта общего правового положения субъектов гражданского права. Они располагают широким выбором между теми правовыми возможностями, предпосылкой которых служит правоспособность, обладают свободой в осуществлении или неосуществлении этих возможностей. Наибольшей свободой в осуществлении своей правоспособности обладают граждане, но социалистические организации тоже наделены известной свободой в этом аспекте.

Субъекты обладают также свободой выбора конкретных путей, способов реализации правоспособности, оснований установления прав и обязанностей.

Выбор в плане юридических фактов заключается не только в уже отмеченной возможности совершения таких юридически значимых действий, которые законом не предусмотрены, но и в избрании субъектом одного из тех оснований, которые законом предусмотрены. Лицо может определять конкретные условия совершения действий, выбирать контрагента, определять время, место действия и т.п.

4. Диспозитивность в аспекте конкретных правоотношений проявляется прежде всего в способности субъектов гражданско-правовых связей регулировать эти отношения, определять в известной степени их содержание.

Конечно, в общем виде права и обязанности сторон любого конкретного правоотношения очерчиваются в нормативном порядке. Однако гражданско-правовые нормы в силу относительно-определенного характера оставляют значительный простор для их конкретизации, дополнения, установления иных вариантов поведения посредством актов индивидуальной регламентации. В некоторой мере вакуум в регулировании гражданско-правовых связей, оставляемый нормативными актами, заполняется властными актами государственных органов, не выступающих в качестве участников гражданско-правовых связей, например актами плановых органов. Степень использования актов властного характера в регулировании разных видов гражданско-правовых связей различна. Однако при любой ее степени субъекты гражданского правоотношения почти во всех случаях располагают в принципе возможностью индивидуальной регламентации отношений по их усмотрению, хотя пределы последнего для разных правоотношений весьма различны.

Диспозитивность с позиций конкретных правоотношений выражается, далее, в предоставлении субъектам свободы в той или иной мере по распоряжению субъективным правом. Распоряжаясь правом, лицо, которому оно принадлежит, обладает возможностью принимать решения по осуществлению права, его прекращению, изменению, передаче другому лицу.

В наибольшей степени свобода распоряжения характерна для абсолютных субъективных прав. В максимальной мере она принадлежит субъекту права собственности. Известная степень свободы распоряжения принадлежит также субъекту права оперативного управления. Свобода распоряжения правом принадлежит и субъектам отношений, регулируемых нормами авторского, изобретательского права, права на открытия, наследственного права.

Известной свободой в распоряжении правом обладает также управомоченная сторона в обязательствах и вообще в относительных правоотношениях. Она может, например, осуществлять право или не осуществлять его, уступить свое право требования другому лицу — кредитору, не спрашивая согласия на это должника (см. ст. 215 ГК). Однако распоряжение правом подвергается здесь некоторому ограничению. Если свобода распоряжения правом собственности простирается до возможности прекращения самого правоотношения собственности на то или иное имущество, то отказ от субъективного права в рамках обязательственного правоотношения означает прекращение самого правоотношения лишь тогда, когда оно является односторонним, т.е. право принадлежит одной стороне. Поскольку обязательственные правоотношения в подавляющем большинстве случаев относятся к взаимным, то отказ одной стороны от права не может прекратить обязательства в целом, если вторая сторона не отказалась от своего права.

5. Гражданское право охраняет начала диспозитивности, содержит гарантии для их претворения в жизнь. С этой целью оно устанавливает ряд запретов, направленных против возможных попыток ущемления диспозитивности. Так, ст. 12 ГК указывает на недопустимость ограничения правоспособности и тем самым запрещает ограничение возможности выбора вариантов дозволенного законом поведения. Пункт 4 Положений о поставках продукции и товаров запрещает соответствующим государственным органам ограничивать при разработке и утверждении особых условий поставок права участников договора поставки по определению условий договора соглашением сторон <1>.

———————————

<1> СП СССР. 1969. N 11. Ст. 64.

 

Диспозитивность как свобода правовых решений не может быть безбрежной, ибо в таком виде она превратилась бы в свою противоположность, поскольку наделение одних субъектов ничем не ограниченной диспозитивностью означало бы ущемление интересов и свободы других субъектов. Поэтому гражданско-правовым законом устанавливаются рамки диспозитивности, разные для различных субъектов гражданского права и групп правоотношений.

Рамки гражданской диспозитивности фиксируются различными способами. К их числу относятся следующие наиболее распространенные. Прежде всего путем определения содержания гражданской правоспособности как четко очерченного комплекса правовых возможностей. Это не означает, что закон содержит исчерпывающий перечень правовых возможностей. Тем не менее определение основного содержания правоспособности лица, ее назначения дает вполне надежные критерии для решения вопроса о том, не выходит ли за пределы дозволенных возможностей тот или иной субъект. Наиболее четко определяются границы правоспособности организаций путем указания на цели и задачи деятельности, ради осуществления которых субъект наделяется правоспособностью.

Следующий способ фиксации рамок диспозитивности состоит в том, что законом устанавливается назначение конкретных субъективных прав. Статья 5 Основ формулирует общее требование к осуществлению гражданских прав в соответствии с их назначением в социалистическом обществе и согласно требованиям норм закона, морали, правил социалистического общежития. Эта же статья содержит общее указание на санкцию против осуществления права вопреки его назначению — право лишается защиты.

Далее идет способ установления рамок диспозитивности — определение в нормативном порядке режима того или иного вида имущества. Этот способ используется применительно к объектам различных видов субъективных прав — права собственности, права оперативного управления — и для разных субъектов. Особенно обстоятельно определяется режим различного имущества (относящегося к основным, оборотным средствам, готовой продукции и т.д.), которое служит объектом права оперативного управления.

Наконец, для закрепления рамок диспозитивности широко используются властные акты индивидуальной регламентации, которыми конкретизируются правовые нормы в аспекте юридических фактов, содержания правоотношений, и таким образом устанавливаются границы собственного усмотрения участников гражданских отношений. К подобным актам относятся, в частности, акты по планированию, утверждению соответствующих нормативов, цен и др. Акты властной индивидуальной регламентации используются для регулирования отношений и с участием граждан, например, в процессе предоставления в пользование граждан жилых помещений, при оформлении прав на изобретения, рационализаторские предложения, открытия, при установлении цен на продаваемые товары и оказываемые услуги гражданам социалистическими организациями и т.п.

Установление рамок диспозитивности диктуется необходимостью обеспечения интересов не только общества, государства, но и отдельных лиц, происходит в целях наиболее полного удовлетворения потребностей граждан и защиты их прав. Именно по этим причинам детальный характер имеет нормативное регулирование отношений, в рамках которых социалистические организации удовлетворяют потребности граждан в имуществе и услугах, например, по договорам розничной купли-продажи, бытового обслуживания населения, жилищного найма.

6. Степень диспозитивности и ее рамки имеют значительные колебания для отношений с разным субъектным составом. Наибольшая свобода выбора вариантов поведения устанавливается для граждан как носителей права личной собственности. Меньшая степень диспозитивности определена для социалистических организаций — субъектов права социалистической собственности. Еще более сужена она для государственных предприятий — носителей права оперативного управления. В соответствии со степенью диспозитивности в общем правовом положении субъектов находится ее выражение и в конкретных правовых связях. Свое наибольшее выражение она получает в отношениях между гражданами, промежуточный ее вариант наблюдается в отношениях между организациями и гражданами, наибольшее ограничение можно видеть в отношениях между социалистическими организациями.

Значительно более узкие рамки диспозитивности, которой наделяются государственные организации, предопределяются тем, что само предоставление гражданской правоспособности обеспечивает выполнение организацией возложенных на нее общественных функций на началах хозрасчета, самостоятельности и ответственности. Поэтому в своем отношении с государством-собственником организация несвободна решать, осуществлять ее гражданскую правоспособность или не осуществлять. Она несет перед государством обязанность по осуществлению гражданской правоспособности, поскольку иное будет означать невыполнение возложенных на нее функций. По этой же причине государственная организация обязана осуществлять конкретные субъективные права. Ее возможности по распоряжению правами и по регулированию отношений на началах собственного усмотрения ограничены. Отмеченное не означает ненаделения диспозитивностью государственных организаций как субъектов гражданских правоотношений. Диспозитивность и здесь имеет место во всех ее проявлениях, хотя и в особой степени.

Проследим для примера проявление диспозитивности в отношениях между социалистическими организациями по поставкам продукции.

Значительная часть договоров на поставку в настоящее время заключается на основе плановых актов распределения продукции и товаров по покупателям. И тем не менее роль волеизъявления сторон в установлении, изменении, прекращении правоотношения и в определении его содержания весьма велика и в данном случае. Во-первых, доводимые сверху плановые задания в большой степени строятся на основе плановых заявок и проектов планов самих предприятий. Во-вторых, выдача нарядов на поставку продукции должна производиться в соответствии с планом производства, разработанного на основе плановых заданий самим предприятием. Поставщик может в установленном порядке отказаться от заключения договора, если наряд выдан с нарушением установленных правил. В-третьих, при заключении договоров поставки продукции и товаров покупатель вправе отказаться от выделенного ему предмета поставок и от заключения договора. Уже после заключения договора поставки товаров покупатель вправе отказаться от товаров, не пользующихся спросом. В-четвертых, договор поставки продукции и товаров может быть изменен и расторгнут по соглашению сторон. Если отмена или изменение наряда производится после заключения договора на поставку продукции, автоматической отмены или изменения договора не происходит. Эти вопросы решаются соглашением сторон договора. В-пятых, наряды на сверхплановую продукцию до ее изготовления могут выдаваться плановыми органами лишь с согласия предприятия-поставщика. В-шестых, предприятие может по своему усмотрению реализовать продукцию, которая не находит сбыта по нарядам. Госснаб СССР определяет виды продукции, по которым покупатели пользуются правом одностороннего отказа от ее приобретения и после заключения договора <1>.

———————————

<1> СП СССР. 1969. N 11. Ст. 64.

 

Значительно большей возможностью собственного усмотрения обладают социалистические предприятия в отношениях по поставке продукции и товаров, не распределяемых в плановом порядке. Здесь выбор контрагента и заключение с ним договора производятся по усмотрению самого предприятия. Тенденция к развитию таких договоров вполне определилась. Госснабу СССР поручено в дальнейшем организовывать бесфондовое снабжение многими видами продукции, в настоящее время распределяемыми в плановом порядке <1>. Весьма важно то, что в настоящее время органы арбитража рассматривают разногласия при заключении договоров на поставку нераспределяемой продукции лишь в тех случаях, когда стороны уже достигли соглашения о количестве, ассортименте, сроках поставки. Если такого соглашения нет, арбитраж спора к своему рассмотрению не принимает, исключая те случаи, когда спор вызван уклонением поставщика от заключения договора с покупателем при сложившихся длительных хозяйственных отношениях между ними <2>.

———————————

<1> СП СССР. 1969. N 12. Ст. 66; 1969. N 13. Ст. 69.

<2> Сборник инструктивных указаний Государственного арбитража. М., 1970. Вып. 29. С. 26.

 

Весьма значительно проявление диспозитивности по определению содержания правоотношения по поставке продукции и товаров. Положения о поставках указывают, что договор является основным документом, определяющим права и обязанности сторон по поставкам продукции и товаров как распределяемых в плановом порядке, так и нераспределяемых. При отсутствии в договоре условий о предмете поставки (наименования продукции, ее количества и качества), сроках и цене договор считается незаключенным. Новое законодательство о поставках ограничивает возможность установления договорных отношений путем принятия к исполнению нарядов, а по товарам народного потребления рыночного назначения эта форма договорных отношений вообще не допускается.

Хотя содержание договора поставки в значительной степени определяется в нормативном и плановом порядке, стороны обладают возможностью выразить свою волю практически по всем важнейшим условиям договора. Они в той или иной степени определяют такие важные условия, как количество, качество, ассортимент, комплектность, маркировка, тара продукции, сроки ее поставки, способ транспортировки, форма расчетов, порядок исполнения договора и т.д. При этом воля сторон, зафиксированная в их соглашении, может по-разному соотноситься с предписаниями нормативных и плановых актов:

а) соглашением могут конкретизироваться условия, определенные нормативными или плановыми актами;

б) стороны могут избрать иной вариант поведения, если нормативное предписание имеет диспозитивный характер (например, о порядке восполнения недопоставленной продукции);

в) стороны во многих случаях вправе дополнять предписания и плановые показатели: вводить дополнительные условия; согласовывать те условия, которые обычно устанавливаются в нормативном порядке, но для данного вида продукции не предусмотрены; дополнять соглашением имеющийся в нормах права перечень (в частности, перечень оснований отказа от акцепта платежного требования);

г) в указанных в законе случаях стороны вправе отступить от нормативных предписаний, устанавливая более высокие требования по качеству продукции, гарантийным срокам и т.п.;

д) в предусмотренных законом случаях стороны могут соглашением устанавливать условия, обычно строго фиксируемые в нормативном порядке, например цену продукции. Что касается договоров на продукцию, не распределяемую в плановом порядке, то здесь диспозитивность находит более широкое выражение, поскольку волеизъявление сторон взаимодействует лишь с нормативными, но не с плановыми предписаниями <1>.

———————————

<1> О соотношении соглашений сторон с властными актами см.: Иоффе О.С. План и договор в социалистическом хозяйстве. М.: Юрид. лит., 1971.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code