§ 3. Черты имущественных отношений, регулируемых гражданским правом

1. Имущественные отношения, составляющие ядро предмета гражданско-правового регулирования, характеризуются общими чертами, что предопределяет единство их правовой формы и особенности последней. Вопрос о чертах регулируемых гражданским правом имущественных отношений подвергся в цивилистической литературе основательному исследованию, в ходе которого сблизились различные точки зрения, хотя полного совпадения их нет и в настоящее время.

Регулируемые гражданским правом отношения собственности характеризуются уже рассмотренными признаками, общими для всех имущественных связей. Кроме того, предмет гражданского права обладает специфическими чертами.

Поскольку гражданское право регулирует прежде всего отношения собственности в их статике, отражающие присвоенность материальных благ, постольку для них характерна имущественная обособленность их участников от иных субъектов. Именно поэтому эта обособленность рассматривается некоторыми авторами как важнейший признак регулируемых гражданским правом отношений <1>, как главное условие приобретения лицом качества субъекта гражданского права <2>. Действительно, имущественная обособленность — обязательный признак любого имущественного отношения, регулируемого гражданским правом. Отсутствие имущественной обособленности участников отношений, безусловно, свидетельствует о неприменимости норм гражданского права к таким связям, поскольку они не могут быть отношениями собственности ни в их статике, ни в их динамике.

———————————

<1> Дозорцев А.В. О предмете советского гражданского права // Советское государство и право. 1954. N 7. С. 106; Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 131.

<2> Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.: Юриздат, 1947. С. 124 — 152.

 

На основе обособленного имущества возникают разнообразные отношения, в том числе и такие, которые гражданским правом не регулируются. Так, на основе обособленности строятся имущественные отношения, которые отражают действие закона распределения материальных благ по труду, осуществляется государственное планирование производственной и экономической деятельности предприятий, существуют налоговые и многие другие отношения. Поэтому нельзя этот признак связывать исключительно с отношениями, регулируемыми гражданским правом.

2. Признак имущественной обособленности может быть использован для выделения имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, лишь при условии, что будут учитываться вид отношений, которые складываются на основе обособленного имущества, и степень имущественной обособленности. Поскольку гражданское право опосредствует отношения собственности, то имущественная обособленность выступает здесь не только предпосылкой отношений, но проникает в саму их «ткань», передает саму сущность связей.

По своей степени имущественная обособленность субъектов отношений, регулируемых гражданским правом, достигает уровня имущественно-распорядительной самостоятельности, при которой имущество не только «персонифицировано», закреплено за определенными лицами, но закреплено в такой мере, в силу которой эти субъекты «должны относиться друг к другу как лица, воля которых распоряжается этими вещами…» <1>.

———————————

<1> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 94.

 

С.С. Алексеев прав, утверждая, что именно имущественно-распорядительная самостоятельность как определенная степень имущественной обособленности служит отличительной чертой имущественных отношений, регулируемых гражданским правом <1>. Однако признак имущественно-распорядительной самостоятельности не следует видеть лишь в отношениях собственности в их внешней динамике. Имущественно-распорядительная самостоятельность участников товарно-денежных отношений имеет своей основой имущественную обособленность определенной степени и в исходном положении участников оборота. Поэтому имущественно-распорядительная самостоятельность служит признаком всех регулируемых гражданским правом имущественных отношений в статике и динамике, характеризуя их в целом.

———————————

<1> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 120 — 123.

 

Применительно к лицам (гражданам, кооперативно-колхозным, общественным организациям), выступающим собственниками своего имущества, имущественно-распорядительная самостоятельность состоит в том, что они владеют, пользуются, распоряжаются имуществом «своей властью» <1>, «вполне свободно», «по собственному усмотрению» <2>.

———————————

<1> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. Изд-во АН СССР, 1948. С. 32 — 39.

<2> Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1955. С. 60.

 

Что касается государственных предприятий, то хотя они также владеют, пользуются, распоряжаются закрепленным за ними государственным имуществом, степень имущественной обособленности их иная, нежели субъектов, являющихся собственниками. При этом имеются существенные различия в степени имущественной обособленности во взаимоотношениях предприятия по «вертикали» с государством и его органами и по «горизонтали» с другими такими же хозяйственными организациями. Нельзя отрицать имущественную обособленность в «вертикальных» отношениях, ибо обособленность по «горизонтали», самостоятельное участие предприятия в хозяйственном обороте возможны лишь тогда, когда оно действует на базе имущества, отделенного от имущества государства в целом и его органов. Имущественная обособленность по «горизонтали» обеспечивается определенной обособленностью по «вертикали». Именно поэтому углубление хозрасчета и использование товарно-денежных отношений во взаимоотношениях между предприятиями в процессе осуществления экономической реформы повлекли за собой существенные изменения взаимоотношений по «вертикали» в сторону увеличения имущественной самостоятельности предприятий.

Имущественная обособленность предприятий от государства и его органов по «вертикали» не достигает степени имущественно-распорядительной самостоятельности предприятий. Государство, оставаясь собственником имущества, через свои органы определяет основные направления владения, пользования и распоряжения закрепленным за предприятием имуществом.

Иную степень имеет имущественная обособленность предприятий в «горизонтальных» связях. Здесь они выступают по отношению друг к другу как лица, которые распоряжаются своим имуществом. И хотя в имущественно-распорядительных актах предприятий находит свое выражение и властная воля вышестоящего по отношению к предприятию планово-регулирующего органа, характер взаимоотношений по «горизонтали» от этого не меняется. Во взаимоотношениях между собой хозяйственные организации выступают, следовательно, как имущественно-распорядительные субъекты.

С.Н. Братусь полагает, что решающим специфическим признаком имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, является не имущественно-распорядительная, а просто имущественная самостоятельность субъектов <1>. Он ссылается на то, что гражданское право регулирует и такие отношения, в которых распорядительная самостоятельность их субъектов не проявляется. В качестве примера им приведены отношения по передаче предприятий, зданий и сооружений на основании распорядительного акта планово-регулирующего органа и обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Вторая группа отношений, названных С.Н. Братусем, возникает из противоправных действий. Имущественно-распорядительная самостоятельность характеризует отношения, возникающие из правомерных действий, как обычные для предмета гражданско-правового регулирования. Кроме того, С.Н. Братусь признает, что даже в обязательствах из причинения вреда имущественно-распорядительная самостоятельность находит своеобразное выражение в реализации права на возмещение вреда по усмотрению потерпевшего.

———————————

<1> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 126 — 128.

 

Что касается первой группы отношений, то прежде всего сомнение вызывает отнесение их в целом к гражданско-правовым. По характеру регулирования они не являются чисто гражданско-правовыми.

Необходимо также учитывать, что речь идет о признаке, который позволил был выделить основное ядро отношений, формирующих гражданско-правовой метод, а не все вообще отношения, регулируемые гражданским правом. Как правильно отмечает С.Н. Братусь, при относительной самостоятельности, которой обладает право, возможно распространение метода, свойственного данному предмету, на родственные отношения по закону «экономии юридических форм» <1>.

———————————

<1> Там же. С. 50.

 

Признак имущественной самостоятельности был бы также недостаточным для отграничения гражданско-правовых отношений, как и признак имущественной обособленности, ибо все дело именно в степени и характере самостоятельности. Имущественная самостоятельность предприятий проявляется и в их отношениях с вышестоящими органами хозяйственного управления. Но именно потому, что самостоятельность одной из сторон (предприятия) не достигает здесь степени распорядительности, эти отношения не регулируются и не могут регулироваться гражданским правом.

3. Вторым существенным признаком регулируемых гражданским правом общественных связей называют эквивалентно-возмездный характер отношений <1>. Данный признак непосредственно связан с первым, ибо имущественные отношения между лицами, обладающими имущественно-распорядительной самостоятельностью, в условиях товарного производства при их нормальном развитии закономерно приобретают эквивалентно-возмездный характер.

———————————

<1> Венедиктов А.В. О системе Гражданского кодекса СССР // Советское государство и право. 1954. N 2. С. 30 — 33; Генкин Д.М. Предмет советского гражданского права // Советское государство и право. 1955. N 1. С. 109; Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 109 — 112.

 

Следует, однако, заметить, что в отличие от имущественно-распорядительной самостоятельности эквивалентность не служит всеобщим признаком для имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Рассматриваемая черта не характеризует отношений собственности в их статике и свойственна лишь их динамике, она раскрывает сущность отношений обмена вещами и услугами. Поэтому утверждать, что эквивалентность является универсальным признаком имущественных отношений, — это значит необоснованно, вопреки действительности сузить круг отношений, регулируемых гражданским правом. Надо также учитывать, что субъекты права собственности (к субъектам права оперативного управления это не относится) могут своей властью в условиях товарно-денежного хозяйства передавать свое имущество в собственность или во временное владение других лиц безвозмездно. Такие отношения, имеющие весьма широкое распространение между гражданами и в известной мере между гражданами и организациями, являются отношениями собственности и, бесспорно, включаются в предмет гражданского правового регулирования.

Однако эквивалентность служит важным признаком, характеризующим основную массу опосредуемых гражданским правом отношений собственности в их динамике, определяет особенности правовой формы отношений товарно-денежного оборота, т.е. обязательственного права.

4. По мнению ряда авторов, имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом, присущ такой признак, как равенство их участников <1>.

———————————

<1> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 52 — 56; Толстой Г.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961 — 1965 гг.): Автореф. дис. … д.ю.н. Л.: Изд-во ЛГУ, 1970. С. 6 — 8.

 

Приведенное положение содержалось в редакционной статье журнала «Советское государство и право», в которой были подведены итоги дискуссии о предмете советского гражданского права <1>. С.Н. Братусь и Ю.К. Толстой считают равенство участников важнейшим признаком имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, а Ю.К. Толстой хотя и называет этот признак дополнительным, придает ему решающее значение как для отграничения предмета гражданского права от других имущественных отношений, так и для формирования гражданско-правового метода регулирования.

———————————

<1> Советское государство и право. 1955. N 5.

 

Многие авторы отрицают названную черту как признак предмета гражданского права, полагая, что «если в равенстве действительно заключено нечто специфическое для гражданского права, то лишь в смысле юридического равенства субъектов гражданских правоотношений» <1>. С.С. Алексеев раньше тоже относил равенство к признакам метода, а не предмета гражданского права. Однако в одной из опубликованных в последнее время работ С.С. Алексеев присоединяется к мнению С.Н. Братуся о том, что логично связывать с главной чертой метода гражданского права — юридическим равенством субъектов — признак равенства, свойственный самим «товарным» имущественным отношениям <2>.

———————————

<1> Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л.: Изд-во ЛГУ, 1958. С. 14.

<2> Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования. С. 50.

 

Для того чтобы выяснить, обладают ли имущественные отношения как предмет гражданского права рассматриваемым признаком, необходимо определить, что следует понимать под равенством в данном случае. Термин «равенство» в экономическом, политическом, юридическом смыслах многозначен. В юридической литературе равенство как черта предмета гражданского права в достаточной мере не расшифровано.

Поскольку речь идет о равенстве, заключенном в самих регулируемых правом отношениях, то оно должно иметь экономический, а не юридический характер. Равенство участников имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, означает в первую очередь отсутствие между ними внеэкономической зависимости, власти, принуждения, отсутствие какой-либо иной социальной связи, кроме отношений собственности.

Равенство участников отношений состоит, далее, в тождестве экономической роли, которую они играют в отношениях, регулируемых гражданским правом: каждый из них выступает в качестве субъекта, обладающего имущественно-распорядительной самостоятельностью по имуществу, принадлежащему им как собственникам или закрепленному за ними в оперативное управление.

Равенство участников регулируемых гражданским правом отношений является важным качественным признаком предмета отрасли, ибо гражданское право регулирует лишь те отношения, в которых обе стороны выступают имущественно-распорядительными субъектами. Только в этом случае само отношение в целом характеризуется распорядительной самостоятельностью субъектов. Гражданское право не регулирует тех отношений, в которых имущественной распорядительностью обладает лишь одна сторона (например, между заводом и одним из его цехов, между заводом и вышестоящим органом управления).

В условиях социализма существование властных отношений связано прежде всего с деятельностью государства. Именно для отграничения гражданско-правовых и административно-правовых отношений, которые складываются в процессе государственного управления экономической жизнью общества, в основном и используется в литературе признак равенства или неравенства в положении участников отношений. Те авторы, которые считают невозможным провести отграничение гражданско-правовых отношений только по предмету регулирования, относят признак равенства к методу гражданско-правового регулирования <1>. Напротив, те, кто считает возможным разграничить административно-правовые и гражданско-правовые отношения по предмету, обнаруживают равенство в самих регулируемых гражданским правом отношениях <2>.

———————————

<1> Аскназий С.И. Гражданское и административное право в социалистической системе воспроизводства. С. 67 — 99.

<2> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 52 — 56.

 

Нельзя согласиться с авторами, отрицающими значение метода для разграничения отраслей права. Но несомненно то, что метод может характеризоваться лишь такими признаками, объективные основания которых заложены в регулируемых отношениях. Юридическое равенство как черта гражданско-правового метода должна найти свое обоснование в самих отношениях, опосредуемых гражданским правом.

Отношения, в рамках которых осуществляется властно-организационная деятельность в области экономики, сами являются объектом правового регулирования, причем объектом специфическим, отличающимся по своему содержанию от других отношений. Отсутствие юридического равенства субъектов административных правоотношений имеет основанием особое содержание самих отношений.

Другое дело отношения, опосредуемые гражданским правом. Равенство, заложенное в них, существует и может быть обнаружено независимо от правовых форм его выражения.

К. Маркс, характеризуя товарно-денежные отношения, указывает на то, что они возможны там, где субъекты относятся «друг к другу как лица, воля которых распоряжается этими вещами» <1>. В этом именно и состоит равенство субъектов отношений, регулируемых гражданским правом. В другом месте К. Маркс отмечает, что «фактическое отношение, возникающее лишь благодаря самому обмену и в обмене, получает позднее правовую форму в виде договора и т.д.; но эта форма не создает ни своего содержания, обмена, ни существующих в ней отношений лиц друг к другу, а наоборот» <2>. Если, следовательно, гражданско-правовой форме присущ такой признак, как юридическое равенство субъектов гражданского права, то он заложен в самих отношениях <3>.

———————————

<1> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 94.

<2> Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. Кн. 5. М.: Госиздат, 1930. С. 402.

<3> С.Н. Братусь понимает равенство участников товарных отношений как эквивалентность, равенство стоимостей, применение равного масштаба, основанных на имущественной обособленности (Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 56, 133).

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code