ЕДИНСТВО И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО МЕТОДА РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ <*>

———————————

<*> Вопросы гражданского, трудового, колхозного и земельного права: Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Свердловск, 1972. Вып. 18; Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. Проблемы теории и практики. М.: Наука/Интерпериодика, 2003.

 

Право выступает одним из средств регулирования общественных отношений. В силу этого оно имеет общие черты с другими средствами регулирования <1>, составляет с ними определенное единство. Последнее не исключает, однако, дифференциации средств социального регулирования, наличия у каждого из них особых признаков.

———————————

<1> В теории права отмечаются такие общие для всех средств социального регулирования отношений в обществе признаки, как единство основных принципов (Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.: Юрид. лит., 1960. С. 28), нормативность (Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1963. Вып. 1. С. 22, 83).

 

По своему содержанию право отличается от других социальных норм тем, что оно всегда выражает волю государства и является регулятором общественных отношений <1>. Это имеет важное значение для определения исторических условий существования права, но для разграничения действующих в одно и то же время норм права и иных средств регулирования названных признаков недостаточно, ибо они отражают далеко не все особенности права.

———————————

<1> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 23 — 24.

 

Не могут быть успешными попытки провести отграничение права только по предмету регулирования. Разумеется, само существование, необходимость и возможность (границы) использования права предопределяются характером производственных отношений. Но ввиду тесного взаимодействия норм права с другими нормами провести четкое разграничение по сферам их действия невозможно.

В связи с этим в изучении дифференциации средств социального регулирования становится неизбежным использование признаков, относящихся к их форме. В общей теории права юридические нормы отграничиваются от иных социальных норм по способу формирования и мерам их проведения в жизнь. Соответственно этому право характеризуется такими специфическими признаками, как высшая нормативность, системность норм <1>, их общеобязательность <2>, формальная определенность <3>, гарантированность государством <4>.

———————————

<1> Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 8 — 12.

<2> Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Госюриздат, 1961. С. 129 — 130.

<3> Недбайло П.Е. Указ. соч. С. 34.

<4> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 23.

 

Нетрудно заметить, что приведенные признаки непосредственно отражают содержание права, но они же раскрывают право и со стороны его воздействия на общественные отношения. Поэтому признаки права выступают одновременно как признаки юридического воздействия на отношения, т.е. как черты особого, правового метода регулирования общественных отношений.

Правовой метод регулирования есть категория, концентрированно выражающая типичные черты содержания права в аспекте способа правового воздействия на общественные отношения. Через эту категорию, отвечающую на вопрос, как право непосредственно воздействует на указанные отношения, можно, с одной стороны, установить связь между правовым регулированием (как видом) и социальным регулированием (как родом), а с другой — отграничить право от иных средств социального регулирования. Особенности правового метода позволяют также вскрыть его органическую связь с общественными отношениями, определить объективную необходимость его использования, а также очертить рамки его возможного применения <1>.

———————————

<1> В юридической литературе отмечалось существование отношений, недоступных правовому регулированию, но подверженных воздействию иных норм социального регулирования (Алексеев С.С. Указ. соч. С. 90 — 91; Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л.: Изд-во ЛГУ, 1965. Т. 3. С. 176 — 177).

 

2. Право характеризуется, следовательно, определенным юридическим единством.

Гражданскому праву, как и другим отраслям, в полной мере присущи названные юридические признаки права в целом.

Вместе с тем гражданское право занимает в системе права самостоятельное место. Какими же причинами обусловлено деление права на отрасли и чем гражданское право отличается от других отраслей? В теории права коренной причиной деления права признается дифференциация предмета регулирования, т.е. структурное подразделение общественных отношений по их социально-экономическому и политическому содержанию.

Бесспорность приведенного положения не означает достаточности одного предметного (материального) признака системы права.

Система права представляет собой дифференциацию самого права, а не регулируемых общественных отношений. Не всякая дифференциация отношений влияет на структурное построение права. Дифференциация в общественных отношениях (как причина) имеет значение для системы права лишь постольку, поскольку она обусловливает реально существующее деление в праве, т.е. группировку норм по их юридическим свойствам (как следствие). Вполне обоснованным является поэтому указание на существование юридического признака системы права как непосредственного признака для разграничения его отраслей <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 219.

 

Основным юридическим признаком, позволяющим отличить гражданское право от других отраслей, служит отраслевой метод, концентрирующий в себе особенности воздействия этой отрасли на регулируемые отношения <1>.

———————————

<1> В настоящее время в юридической литературе уже редко встречаются взгляды, связанные с полным отрицанием метода как признака дифференциации в праве. В то же время некоторые исследователи, признавая существование различных методов регулирования, не связывают их с конкретными отраслями права. Утверждается, например, что один и тот же метод может использоваться разными отраслями права, а с другой стороны — одна отрасль может использовать различные методы правового регулирования (Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М.: Юрид. лит., 1969. С. 62 — 71). Поскольку отрицание метода как категории, выражающей юридическое своеобразие отрасли права, не сопровождается заменой его другой категорией или категориями, посредством которых можно было бы разграничить отрасли права по юридическим признакам, постольку само представление о системе права утрачивает четкость.

 

Гражданско-правовой метод заключает в себе специфическое преломление общеправового регулирования применительно к отношениям, опосредуемым гражданским правом. Особенность гражданско-правового регулирования обусловлена существованием такой группы общественных отношений, которая по своему социально-экономическому содержанию требует именно данной правовой формы.

Основное ядро предмета гражданского права — отношения собственности в той их части, которая составляет предпосылку и результат товарно-денежных отношений либо непосредственно носит товарно-денежный характер. Это ядро определяет не только своеобразие гражданско-правового метода, но и его единство.

Гражданское право регулирует отношения между имущественно-обособленными субъектами. Эти отношения по своему содержанию являются, как правило, эквивалентно-возмездными. Названные особенности отношений предопределяют те приемы регулирования, которыми отличается гражданско-правовой метод.

В литературе уже неоднократно отмечалось, что гражданское право опосредствует в ряде случаев отношения, которые не являются типичными для предмета данной отрасли в целом. К ним относятся, например, отношения по поводу личных неимущественных благ, по возмещению ущерба, понесенного вследствие спасания народного имущества, и др. Но эти отношения все же подвергаются гражданско-правовому воздействию, а соответствующие институты выступают в качестве гражданско-правовых. Причина этого состоит, очевидно, в том, что метод, вызванный к жизни определенными социально-экономическими отношениями, оказывается пригодным и для других, пограничных, отношений. В такого рода случаях метод служит единственным признаком, определяющим отраслевую принадлежность института <1>.

———————————

<1> С.И. Аскназий различал материально-правовые понятия, которые выражают типовые отношения, регулируемые правом, и вспомогательно-правовые понятия, которые выражают не самые подлежащие закреплению отношения, а способы этого закрепления, методы воздействия на поведение (Аскназий С.И. Гражданское и административное право в социалистической системе воспроизводства // Ученые записки Ленингр. гос. ун-та. Сер. юридических наук. Л.: Изд-во ЛГУ, 1951. Вып. 3. С. 79 — 84).

 

Единство гражданско-правового метода выражается прежде всего в наличии внутренней связи приемов гражданско-правового воздействия на регулируемые отношения. Черты (признаки, элементы) гражданско-правового метода, в которых выражаются приемы регулирования отношений, представляют собой единое целое. Каждая из этих черт может быть в полной мере раскрыта лишь в связи с другими чертами, поскольку все они предопределены содержанием одних и тех же отношений. Метод предстает как совокупность его отдельных элементов.

3. Гражданско-правовой метод складывается из следующих приемов воздействия, раскрывающих черты рассматриваемого метода.

В целом право регулирует общественные отношения путем установления юридических прав и обязанностей их участников, что и характеризует общеправовой метод регулирования. При этом закон использует веления различного характера. В одних случаях он дозволяет определенное поведение, в других — обязывает к какому-то поведению, в третьих — использует форму запрета действия или бездействия.

Гражданское право, как и другие отрасли, пользуется всеми названными формами велений. Но в целом гражданско-правовое регулирование носит дозволительный характер. В силу специфики регулируемых отношений центр тяжести в гражданско-правовом воздействии на общественные отношения лежит в наделении субъектов правами. Обязанности гражданское право устанавливает лишь постольку, поскольку они необходимы для существования и осуществления гражданских прав. Обязанности в гражданском праве носят производный, рефлекторный от прав характер. Что касается запретительных и охранительных норм, то они здесь выполняют обслуживающую роль, которая обеспечивает беспрепятственное осуществление дозволенного поведения.

Дозволительный характер гражданско-правового метода находит свое выражение во всех приемах этого метода, но прежде всего в наделении субъектов права гражданской правоспособностью. Хотя гражданская правоспособность определяется самим законом (статья 8 Основ гражданского законодательства) как способность иметь гражданские права и обязанности, решающее значение имеет в данном случае способность правообладания. Именно поэтому статья 9 Основ раскрывает содержание правоспособности через совокупность ряда важнейших прав, которыми может обладать субъект.

Основным элементом гражданской правоспособности является возможность обладания гражданами правом личной собственности, а организациями — либо правом собственности, либо правом оперативного управления государственным имуществом. Эти элементы гражданской правоспособности предопределяют возможность участия субъектов в гражданском обороте, опосредуемом нормами обязательственного права.

Наделение гражданской правоспособностью всех граждан и организаций, являющихся юридическими лицами, означает признание их субъектами гражданского права, предоставление им необходимой правовой свободы в сфере имущественных отношений и некоторых других пограничных сферах. Но гражданское право закрепляет правовую свободу субъектов и в другом аспекте — как возможность осуществлять свою правоспособность и субъективные права (приобретать их, осуществлять, распоряжаться ими) по своему усмотрению. Эта возможность, именуемая в науке права диспозитивностью <1>, раскрывает другой прием гражданско-правового метода. В совокупности с правоспособностью диспозитивность обеспечивает субъектам гражданского права определенную степень правовой автономии.

———————————

<1> Красавчиков О.А. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании // Советское государство и право. 1970. N 1. С. 41 — 49.

 

Общим правовым основанием диспозитивности служит гражданская правоспособность.

Проявляется диспозитивность, во-первых, в характере юридических фактов в гражданском праве, требующем, как правило, волеизъявления самих субъектов для возникновения, изменения, прекращения правоотношений, а также для осуществления субъективных прав.

Во-вторых, диспозитивность проявляется в «саморегулировании» отношений субъектами гражданского права. Нормы гражданского права предоставляют сторонам правоотношений широкую возможность определять конкретное содержание прав и обязанностей. Это обстоятельство объясняет наличие в гражданском праве большого числа диспозитивных норм. Однако возможность регулирования сторонами по их усмотрению не должна связываться исключительно с диспозитивными нормами, ибо и императивные нормы в гражданском праве оставляют для субъектов возможность собственного усмотрения. Есть такие императивные нормы, которые непосредственно направлены на обеспечение диспозитивности. К ним относятся, например, статья 12 ГК РСФСР о недопустимости ограничения правоспособности, статья 69 ГК РСФСР о недействительности отказа от права в любое время отменить доверенность или отказаться от нее и др.

В-третьих, диспозитивность в известной степени проявляет себя как при установлении мер гражданско-правовой защиты и ответственности, так и при их применении. Известно, что нормы гражданского права позволяют сторонам договариваться об установлении мер защиты и ответственности, которые прямо законом для данного правоотношения не предусмотрены. Что касается применения названных мер, то оно зависит от предъявления или непредъявления иска заинтересованной стороной.

Следующей чертой, которой, по общему мнению, характеризуется гражданско-правовой метод, является юридическое равенство субъектов гражданского права <1>. В наиболее общем виде юридическое равенство выражено в правоспособности. Все субъекты гражданского права (и граждане, и организации) обладают однопорядковой правоспособностью, определяющей общность исходных правовых позиций. Правоспособность дает всем субъектам одинаковую возможность для участия в гражданских правоотношениях в одних и тех же ролях — в качестве носителей гражданских прав и обязанностей. Участники конкретных гражданских правоотношений обладают правом как материально-правовым притязанием, но не велением. Юридическое равенство находит свое выражение в структуре конкретных правоотношений, в равной возможности субъектов на волеизъявление в стадии формирования и определения содержания правоотношений; наконец, начала равенства проявляются и во взаимном характере ответственности сторон друг перед другом.

———————————

<1> Например: Толстой Г.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961 — 1965 гг.): Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Л.: Изд-во ЛГУ, 1970. С. 8 — 9.

 

Субъективные гражданские права служат средством удовлетворения имущественных и некоторых неимущественных интересов субъектов правоотношений. Это обстоятельство лежит в основе такого приема гражданско-правового регулирования, как наделение участников отношений правовой инициативой. Для многих других отраслей права характерно отведение в динамике правоотношений значительной или даже основной роли актам уполномоченных или обязанных к тому государственных органов. Механизм же действия гражданского права основан на использовании актов самих субъектов гражданского права. В наибольшей степени инициатива субъектов проявляет себя по линии формирования и развития гражданских правоотношений. Именно это обстоятельство выдвигает в гражданском праве на первое место такой юридический факт, как сделка. Поскольку же инициатива ввиду равенства сторон должна носить в большинстве случаев двусторонний характер, то основная роль здесь принадлежит договору <1>.

———————————

<1> Вместе с тем в механизме гражданско-правового регулирования весьма заметна роль и односторонней сделки, причем это, как показал С.С. Алексеев, не противоречит характеру гражданско-правового метода (Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Теоретические проблемы гражданского права: Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Свердловск, 1970. Вып. 13. С. 46 — 63).

 

Нормы любой отрасли права обеспечиваются возможностью государственного принуждения, что характеризует правовое регулирование в целом. Специфика гражданско-правового регулирования проявляется и по линии мер защиты прав и мер ответственности. Здесь прежде всего должны быть отмечены следующие особенности: во-первых, наличие наряду с мерами ответственности целой системы мер защиты субъективных гражданских прав; во-вторых, специфическая направленность этих мер: те и другие носят прежде всего предупредительный, а в случае нарушения субъективного права — восстановительный характер; в-третьих, построение рассматриваемых мер на началах взаимности и равенства сторон гражданских правоотношений; в-четвертых, проникновение в механизм мер защиты и мер ответственности элементов диспозитивности и инициативы сторон, что в наибольшей степени сказывается в исковом порядке их применения.

4. Ни одна из рассмотренных черт, раскрывающих в совокупности гражданско-правовой метод, не является чертой, присущей исключительно гражданско-правовому регулированию. В той или иной модификации рассмотренные приемы регулирования используются и другими отраслями права. Именно по этой причине отрасль права невозможно раскрыть в полной мере через какую-либо одну, даже ведущую, черту. Отождествление одного из приемов регулирования с методом как раз и служит причиной отрыва метода от отрасли права и утверждений о том, что разные отрасли права могут использовать один метод, а одна отрасль права пользуется различными методами <1>.

———————————

<1> Так, В.В. Лаптев называет такие методы регулирования, как согласования, подчинения, рекомендации (Лаптев В.В. Указ. соч. С. 68 — 69). Но через эти понятия в лучшем случае могут быть выражены отдельные приемы регулирования, используемые в той или иной отрасли права, но не может быть раскрыта специфика регулирования отношений ни одной из отраслей.

 

Сходство отдельных приемов регулирования дает основания для выводов об известной близости методов некоторых отраслей права. В частности, в литературе многократно отмечались сходные элементы методов гражданского, трудового, семейного и даже земельного права <1>. Но и взятый в отдельности каждый из приемов гражданско-правового регулирования специфичен, поскольку он отражает особенности регулируемых гражданским правом отношений. Совокупность же приемов образует гражданско-правовой метод, который не может быть отождествлен ни с каким другим.

———————————

<1> Р.О. Халфина полагает, что все средства государственного воздействия на экономику могут быть сгруппированы в три вида: а) воздействие путем непосредственного властного предписания; б) правовое регулирование автономных субъектов; в) специфические меры борьбы с правонарушениями (Государство, право, экономика / Отв. ред. В.М. Чхиквадзе. М.: Юрид. лит., 1970. С. 122); О.А. Красавчиков, например, признает диспозитивность чертой методов гражданского, трудового, семейного права (Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 43).

 

Исходя из изложенного можно сказать, что гражданско-правовой метод есть способ, который строится на использовании таких приемов регулирования, как наделение субъектов имущественно-распорядительной и оперативной самостоятельностью, юридическим равенством, диспозитивностью и инициативой в формировании и реализации гражданских правоотношений, возможностью при нарушении субъективных прав использования мер исковой защиты и имущественной ответственности.

Гражданско-правовой метод фокусирует в себе общие элементы содержания норм всех гражданско-правовых институтов с точки зрения форм их воздействия на общественные отношения. Поэтому черты рассматриваемого метода являются общими для всех внутренних структурных подразделений гражданского права; они проникают во все гражданско-правовые институты и служат тем «скрепляющим составом», который объединяет нормы и институты данной отрасли права в одно целое.

Основные черты гражданско-правового регулирования являются общими для всех отношений независимо от того, кто выступает субъектами отношений (граждане или организации) и в какой сфере эти отношения складываются (в сфере осуществления общественной хозяйственной деятельности или в сфере удовлетворения потребностей граждан). Необходимо лишь, чтобы эти отношения по своему социально-экономическому содержанию требовали гражданско-правового опосредствования и действительно регулировались бы гражданско-правовыми нормами.

Объединение всех гражданских правоотношений единым гражданско-правовым методом находит свое внешнее выражение в существовании Общей части гражданского права. Значение обособления Общей части далеко выходит за рамки достижений законодательной техники, позволяющих избежать повторений и т.п. Общая часть представляет собой тот фундамент, на котором построено гражданское право. Она закрепляет начала данной отрасли <1>. В частности, в нормах Общей части выражены все черты гражданско-правового метода. Ее положения служат той базой, на основе которой можно оценить специальные нормы с позиций их соответствия общим началам гражданско-правового регулирования.

———————————

<1> Садиков О.Н. Общие и специальные нормы в гражданском законодательстве // Советское государство и право. 1971. N 1. С. 38. В статье приводятся интересные предложения о совершенствовании Общей части гражданского права.

 

5. Если единство гражданско-правового метода есть органическая взаимосвязь его элементов и общность метода для всех гражданских правоотношений, то дифференциация метода означает различия в степени и формах выражения того или другого из приемов либо метода в целом при регулировании отдельных разновидностей отношений.

Само структурное деление гражданского права на институты свидетельствует о наличии внутренней его дифференциации, о различиях внутри единого. Какова основа этой дифференциации и в каких юридических явлениях она выражается?

Общепризнано положение о том, что в основе объединения норм в правовом институте лежит обладающая некоторой самостоятельностью в рамках предмета данной отрасли права разновидность общественных отношений <1>. Но каковы юридические признаки института? Считают, например, что таким признаком является закрепление самостоятельности отношения в форме закона, на котором базируются все нормы, образующие институт <2>. Однако при всей весомости этого признака он, как носящий чисто внешний характер, не позволяет вскрыть специфику каждого из институтов и отличить их друг от друга.

———————————

<1> Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. 1970. N 6. С. 64; Р.О. Халфина считает, что дифференциация правового регулирования основывается на различии видов хозяйственных связей по их характеру и содержанию (Государство, право, экономика. С. 395 — 396).

<2> Якушев В.С. Указ. соч. 67.

 

В литературе отмечено, что институты один от другого отличаются содержанием <1>. Действительно, такие институты, как, например, обязательства купли-продажи и подряда, отличаются содержанием прав и обязанностей. Приемы гражданско-правового метода проявляются и в названных, и в других институтах через их специфическое содержание. Однако заметных различий в самих приемах гражданско-правового регулирования в названных институтах не существует. Едва ли поэтому можно согласиться с выводами о том, что разграничение институтов возможно только по методу регулирования, присущему каждому из них <2>. Далеко не каждое структурное подразделение в праве связано с образованием особого метода или по крайней мере с существенными его особенностями. Так, не существует метода отдельной нормы. Не доказано в теории и формирование особого метода в каждом из отраслевых институтов.

———————————

<1> Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 214.

<2> Яковлева В.Ф. Правовые проблемы специализации и кооперирования промышленности: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Л.: Изд-во ЛГУ, 1970. С. 20.

 

В литературе делаются попытки разграничить по методу такие институты, как поставки и купли-продажи <1>. Действительно, при сравнении этих институтов можно обнаружить различия в применении приемов гражданско-правового регулирования. Но различия гражданско-правового метода вскрывают дифференциацию не по отдельным институтам, а по субъектам и сферам действия гражданского права. Такое же различие может быть проведено между институтами общего подряда и подряда на капитальное строительство.

———————————

<1> Яковлева В.Ф. Указ. соч. С. 20.

 

Положение дел меняется, если мы обращаемся не к отдельным институтам Особенной части гражданского права, а к таким его основным подразделениям (именуемым иногда в литературе подотраслями), как право собственности, обязательственное, авторское, изобретательское, наследственное право и др. В пределах каждого из этих подразделений также не формируется особого метода регулирования отношений, поскольку их социально-экономическое содержание находится в рамках предмета, обусловливающего существование гражданско-правового метода. Но названные подразделения отличаются такими юридическими чертами, которые свидетельствуют о наличии существенных особенностей действия приемов гражданско-правового метода в каждом из них. Именно к этим структурным подразделениям следует отнести выводы о различиях степени выражения в них отраслевого метода <1> или о специфических способах применения отраслевого метода к регулируемым отношениям <2>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права // Учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Свердловск, 1959. Т. 1. С. 279.

<2> Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (по материалам гражданского права) // Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968. Вып. 14. С. 54.

 

Можно утверждать, что с названными подразделениями Особенной части гражданского права связаны известные вариации гражданско-правового метода, которые характеризуются различными сочетаниями приемов регулирования и которые в рамках единого метода представляют собой различающиеся способы регулирования отдельных групп отношений.

В цивилистической литературе указывалось также на существование дифференциации гражданского права по сфере и субъектам правоотношений <1>.

———————————

<1> Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. N 8 — 9. С. 54 — 70; Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 190 — 219.

 

По существу, и здесь в основе дифференциации лежат различия в содержании регулируемых отношений. Выражается дифференциация и в данном случае в разной степени и форме элементов гражданско-правового метода.

6. В праве собственности с наибольшей силой дает о себе знать дозволительный характер регулирования, наделение субъектов правами. Это обстоятельство сказывается в характере правоотношения собственности и его элементах. Само субъективное право собственности является абсолютным правом. Субъектный состав правоотношения собственности конкретизирован лишь по линии управомоченной стороны, которая и выступает центральной фигурой правоотношения собственности. Содержание права собственности раскрывается через полномочия, принадлежащие носителю данного права. Через обязанности иных лиц, противостоящих собственнику, содержание права собственности раскрыто быть не может, поскольку обязанность носит общий характер и сводится к воздержанию от нарушения права собственности.

Отмеченная сторона, являющаяся ведущей для института права собственности, определяет особенности всех приемов регулирования в этом институте. Диспозитивность находит здесь свое яркое, но узкое выражение — лишь как свобода собственника осуществлять свое право и распоряжаться им по своему усмотрению. Содержание же права собственности определяется в нормативном порядке. Диспозитивные нормы в рассматриваемом институте используются лишь постольку, поскольку предмет права собственности становится объектом гражданского оборота или общей собственности нескольких лиц (статьи 135, 138 — 140, 121 ГК РСФСР и др.).

Ввиду неконкретизированности состава обязанных лиц юридическое равенство субъектов не находит здесь какого-либо особого проявления. То же самое может быть сказано о правовой инициативе. Субъективное право собственности составляет правовую основу для инициативных решений и действий лица, но реализуется инициатива, имеющая юридическое значение, в формах, выходящих за пределы института права собственности.

Специфика рассматриваемого подразделения обнаруживается и по линии мер защиты субъективного права собственности. Конечно, в этих мерах отмечаются и признаки, характерные для гражданско-правового регулирования в целом. В то же время следует обратить внимание на такую особенность права собственности, как отсутствие норм об ответственности иных лиц перед собственником. Субъект рассматриваемого права располагает мерами защиты (виндикационный, негаторный иск), которые не являются, однако, мерами ответственности. Последние за нарушение права собственности опосредствуются правовыми нормами, находящимися за пределами института собственности.

7. В литературе сделан вполне обоснованный вывод о том, что в пределах Особенной части специфические черты гражданско-правового метода регулирования концентрируются в области обязательственных институтов <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 280. В этой же работе С.С. Алексеев объясняет причину данного явления, экономические и иные причины дифференциации гражданско-правового регулирования в целом (С. 190 — 218, 279 — 280, 309 — 326).

 

Само понятие обязательственного правоотношения сформулировано в законе через обязанность должника, через обязанность же раскрывается и содержание обязательства (например, статьи 158, 237 ГК РСФСР). Это ни в коей мере не означает, что в обязательственном праве не проявляется дозволительность регулирования в виде наделения субъектов правами. Поскольку в обязательственном отношении право может быть реализовано только через поведение обязанного лица, постольку первостепенное значение для права приобретает четкое формулирование обязанности. Само возложение обязанности на одну сторону выступает в данном случае своеобразной формой наделения правом другой.

Что касается отдельных приемов гражданско-правового метода, то они находят в обязательствах типичное и наиболее полное выражение. Отметим лишь, что большинство норм, относящихся к общей части обязательственного права, носят диспозитивный характер, а диспозитивность ввиду специфики обязательственных отношений является двусторонней. Акты, имеющие юридическое значение, предстают в большинстве случаев в виде согласованного волеизъявления двух или нескольких лиц (например, статьи 160, 161 ГК РСФСР). С этим связаны и некоторые специфические для обязательственного права ограничения односторонней диспозитивности (например, запрещение одностороннего отказа от исполнения обязательства или одностороннего изменения условий договора). Вместе с тем обязательственное право создает возможности и для односторонней диспозитивности, если этим не затрагиваются интересы контрагента (уступка права требования, зачет встречного требования и т.п.).

Такая же двусторонность характерна в обязательственном праве и для других приемов гражданско-правового метода: равенства, инициативы, мер защиты и мер ответственности. Общее равенство субъектов гражданского права дополняется в обязательственном праве взаимностью прав и обязанностей, присущей большинству этих отношений. Двусторонность инициативы выражается в том, что основанием обязательств выступают договоры, но не односторонние сделки.

Важные особенности применения гражданско-правового метода могли бы быть отмечены и в таких институтах, как деликтное, авторское, изобретательское, наследственное право и др.

8. Дифференциация гражданско-правового регулирования по субъектам обнаруживается в различиях их правоспособности. Если дозволительность гражданско-правового регулирования выражается в наделении субъектов гражданской правоспособностью, то это еще не означает полного тождества правоспособности всех субъектов. Конечно, гражданская правоспособность включает в себя элементы, общие для всех субъектов гражданского права. Эти элементы состоят в наделении всех субъектов возможностью обладания имущественным правом (собственности или оперативного управления), служащим основой участия их в гражданском обороте в качестве лиц, которые имеют имущественно-распорядительную самостоятельность. Именно эти элементы определяют однопорядковость правоспособности, отсутствие в ней начал власти и подчинения. Но общие элементы в правоспособности субъектов гражданского права (граждан и организаций) не исключают различий.

Назовем лишь некоторые основные различия правоспособности граждан и организаций. Прежде всего, если гражданской правоспособностью наделены все граждане государства и, следовательно, их правоспособность характеризуется всеобщностью, то правоспособность организаций такой всеобщности не имеет. Гражданской правосубъектностью обладают лишь те организации, которые наделены правом собственности или правом оперативного управления имуществом. Второе различие состоит в том, что если гражданин наделяется правоспособностью непосредственно законом, в силу одного факта существования, то в основе наделения правоспособностью организации лежит индивидуальный правовой акт, выражающийся в утверждении (регистрации) устава, положения или в распространении на нее общего положения об организациях данного вида.

Существенные различия имеются в содержании правоспособности. Если правоспособность граждан характеризуется единством ее содержания для всех, в силу чего она именуется общей, то правоспособность организаций определяется целями и задачами их деятельности, дифференцирована по ее содержанию и поэтому именуется специальной. Однако не следует абсолютизировать термины «общая» и «специальная» правоспособность. С одной стороны, общая правоспособность граждан не включает в себя всех элементов гражданской правоспособности вообще (исключается, например, участие граждан в плановых хозяйственных договорах). С другой стороны, и специальная правоспособность юридических лиц, например государственных предприятий, включает в себя, кроме специальных, общие элементы правоспособности в целом и гражданской правоспособности юридических лиц, государственных предприятий в частности <1>.

———————————

<1> В процессе осуществления экономической реформы наибольшее развитие получили именно общие элементы гражданской правоспособности организаций, в частности государственных предприятий, такие как содержание права оперативного управления, возможность совершения гражданско-правовых сделок, что обусловило укрепление самостоятельности и инициативы предприятий безотносительно к их профилю (СП СССР. 1965. N 18 — 19. Ст. 153, 154, 155).

 

Правосубъектность любого лица (гражданина, организации) определяется не одной, а несколькими взаимодействующими отраслями права. Так, правосубъектность гражданина складывается не только из гражданской, но и трудовой, семейной и иной правоспособности. Правовое положение организаций определяется в первую очередь нормами административного, финансового права. Поскольку общее правовое положение разных субъектов гражданского права различно, постольку это общее различие сказывается на содержании и на порядке осуществления гражданской правоспособности, выступающей составной частью общей правосубъектности.

В соответствии с этим правоспособность граждан выступает как та часть их правосубъектности, которая служит средством реализации трудовых доходов граждан, удовлетворения их личных потребностей в имущественных и неимущественных благах. Этим определяется как содержание гражданской правоспособности (ее рамки), так и осуществление правоспособности по свободному усмотрению ее носителя — гражданина.

Гражданская правоспособность организаций служит средством удовлетворения интересов общества, хотя используется и для удовлетворения признаваемых законом интересов самих организаций. Вследствие этого участие организаций в гражданском обороте происходит под непосредственным воздействием централизованного нормативного регулирования, определяющего правовой режим имущества организаций, формы их участия в товарно-денежном обороте, содержание гражданских правоотношений.

Совокупность указанных обстоятельств предопределяет рамки гражданской правоспособности организаций и специфику ее содержания как по линии вещных прав (права собственности, оперативного управления), так и по формам участия в товарно-денежном обороте.

Эти же обстоятельства, а также воздействие индивидуально-правового, планового регулирования деятельности организаций обусловливают значительное своеобразие в осуществлении правоспособности организаций. Во-первых, осуществление правоспособности есть не только право, но и общая обязанность организации перед обществом, государством, хотя в каждом конкретном факте осуществления правоспособности в большей или меньшей степени проявляются начала свободы и собственного усмотрения организаций. Во-вторых, диспозитивность в виде возможности регулирования отношений посредством собственного усмотрения строится, как правило, на основе централизованной регламентации в рамках, определяемых последней. В-третьих, инициатива в установлении, изменении и прекращении гражданских правоотношений в значительной (хотя и в различной) мере направляется плановыми заданиями.

9. Касаясь дифференциации гражданско-правового регулирования по сферам, укажем лишь на некоторые особенности применения гражданско-правового метода в сферах удовлетворения имущественных потребностей граждан и в сфере хозяйства.

В составе таких институтов гражданского права, как договоры купли- продажи, имущественного найма, подряда и других, обособились нормы, регулирующие отношения между организациями и гражданами по удовлетворению нужд граждан. Для данного подразделения характерны такие особенности регулирования, как возложение на обслуживающие организации обязанности при наличии соответствующих фактических или правовых предпосылок заключить договор с гражданином по его требованию; наделение граждан дополнительными правами, не предусмотренными общими положениями соответствующих институтов; нормативно-централизованное установление многих основных условий договоров в интересах обслуживаемых граждан; развернутая нормативная регламентация мер защиты прав, прежде всего обслуживаемых граждан, и мер ответственности.

В составе обязательственного права четко обособились нормы и даже целые институты (группа хозяйственных договоров), опосредствующие товарно-денежные связи организаций в сфере народного хозяйства. Названное подразделение гражданского права отличается следующими особенностями приемов регулирования.

Во-первых, регулирование отношений через договоры посредством соглашения сторон происходит здесь на основе централизованной нормативной регламентации как форм, так и содержания отношений, достигающей в данной сфере наибольшей степени. При этом широко используются нормы императивного характера.

Во-вторых, гражданско-правовое регулирование рассматриваемых отношений тесно взаимодействует с административно-правовым регулированием. Отношения складываются не только под общим воздействием плановых актов, но часто и при прямом использовании последних для «завязки» договорных отношений и индивидуального регулирования их содержания.

В-третьих, гражданско-правовые обязательства используются здесь как важное средство укрепления государственной, планово-договорной дисциплины.

Поэтому широко используются устанавливаемые в нормативном порядке меры защиты прав и меры ответственности; при этом предъявление требований об их применении рассматривается в целом как обязанность организации, потерпевшей от правонарушения.

Отмеченные особенности правового регулирования в сфере народного хозяйства находятся в органическом сочетании с получившими интенсивное развитие в процессе осуществления экономической реформы имущественно-распорядительной и оперативной самостоятельностью предприятий, их хозяйственной инициативой, началами юридического равенства и диспозитивности. И хотя некоторые элементы гражданско-правового метода в рассматриваемой сфере под влиянием централизованной регламентации отношений проявляются в меньшей степени, чем в других, в целом товарно-денежные связи между хозяйственными организациями складываются по типу гражданско-правовых отношений.

10. Единство и дифференциация гражданско-правового метода находятся между собой в диалектической связи. Они являются фактами реальной действительности и отражают единство и дифференциацию самих регулируемых гражданским правом отношений. Если в основе единства гражданско-правового регулирования лежит однотипность всех товарно-денежных связей общества, то основанием дифференциации служат существенные различия в содержании отношений по их состоянию (отношения собственности в статике или динамике), экономическому характеру (общественная или личная собственность), сфере и функциям (сферы хозяйствования, удовлетворения потребностей трудящихся и др.), объектам (результаты материального производства или духовного творчества и т.д.).

Важное теоретическое и практическое значение имеет учет как единства гражданско-правового метода, так и его дифференциации. В теоретическом плане отрицание единства гражданско-правового метода логически влечет за собой попытки обосновать ликвидацию единой Общей части гражданского права и разделение институтов его Особенной части между разными отраслями права. Напротив, недооценка дифференциации служит причиной теоретических выводов о возможности единообразного применения метода в гражданско-правовом регулировании ко всем отношениям (например, как отношений личной, так и общественной собственности без учета различий в их экономическом содержании).

В практическом аспекте недооценка единства гражданско-правового метода до перевода предприятий на новую систему планирования и экономического стимулирования выражалась в значительном сужении имущественно-хозяйственной самостоятельности предприятий, их инициативы, начал диспозитивности применения мер гражданско-правовой ответственности. Совершенно недостаточное применение гражданско-правового метода в сфере народного хозяйства наносило вред самим регулируемым отношениям, затрудняло использование товарно-денежных категорий, внедрение хозрасчета, использование материальных стимулов развития производства, что в конечном счете серьезно влияло на эффективность общественного производства.

Процесс восстановления гражданско-правового метода в «его правах» в сфере регулирования отношений народного хозяйства еще не завершен. Задачи дальнейшего совершенствования системы планирования и экономического стимулирования производства, усиления заинтересованности предприятий в производстве общественно необходимой, технически совершенной продукции, внедрения хозрасчета в деятельность научно-исследовательских, проектных и конструкторских организаций, совершенствования материально-технического снабжения через длительные прямые хозяйственные связи и оптовую торговлю неизбежно потребуют для своего решения дальнейшего усиления использования гражданско-правовых средств регулирования отношений, в частности хозяйственного договора и мер гражданско-правовой ответственности.

Игнорирование же дифференциации гражданско-правового метода на практике способно, в частности, обернуться недостаточным использованием или неиспользованием вовсе таких закономерностей, как планомерно-пропорциональное развитие экономики, что могло бы отрицательно сказаться на ее эффективности. Следует отметить, что последняя крайность, мыслимая теоретически, практически в настоящее время реально не проявляется.

Вопросы единства и дифференциации гражданско-правового метода нуждаются в дальнейшем теоретическом осмыслении, поскольку они непосредственно связаны с раскрытием сущности самого гражданского права.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code