Глава 3. § 1. Единство гражданско-правового метода и объективные основания его дифференциации

Глава III. ЕДИНСТВО И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО МЕТОДА РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

§ 1. Единство гражданско-правового метода и объективные основания его дифференциации

1. Предшествующее изложение было направлено на рассмотрение единого для гражданского права метода регулирования. Такой подход позволил выявить социально-экономические корни регулирующих свойств изучаемой отрасли, обнаружить основные приемы регулирования, общие для всего гражданского права как элемента системы права в целом, и тем самым обосновать единство данной отрасли.

Но каждая отрасль права сама есть система, некоторое количество элементов, взаимодействующих между собой и выступающих вовне в виде целого <1>. Гражданское право обладает сложной структурой, складывается из элементов, характеризующихся одновременно известной общностью и нетождественностью. Если на уровне таких общественных систем, как социальное управление, социальное регулирование, связь и взаимодействие их структурных элементов проявляет себя в единстве и дифференциации способов воздействия на общественные отношения, то логично предположение, что и на уровне отрасли закон связи ее элементов должен обнаружить себя не только в единстве, но и в известной дифференциации метода регулирования.

——————————–

<1> См.: Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. М.: Юрид. лит., 1972. С. 7, 10, 13 – 14.

 

Любая отрасль права регулирует отношения одновременно и единые (одного рода), и нетождественные (различных видов). Единство социальных связей служит основой общности метода их регулирования, нетождественность предопределяет различия в содержании элементов данной правовой формы, а следовательно, и в способе воздействия на отношения. Иначе и быть не может, если система отрасли есть закон связи ее элементов, а элементами выступают средства регулирования и связаны они между собой как таковые, то взаимодействие элементов неизбежно проявляет себя в общности и различиях их регулирующих свойств.

В теории гражданского права указывается, что данная отрасль включает в себя следующие структурные подразделения (элементы) ее системы: нормы, правовые принципы, субинституты, институты, подотрасли <1>. Представляется, что этот перечень элементов нуждается в некоторых коррективах. Во-первых, если все другие перечисленные категории действительно олицетворяют собой структурные элементы отрасли как способы организации ее содержания, то принципы есть само содержание права, его ведущие начала. Поэтому они не должны включаться в число структурных подразделений. Во-вторых, общепризнанным можно считать существование таких структурных образований гражданского права, как общая и особенная его части.

——————————–

<1> См.: Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гражданского права) // Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968. С. 45 – 51.

 

С позиций изучения метода гражданского права важнее всего выяснить, как единый метод регулирования соотносится со структурными подразделениями отрасли, со всеми ли из них связана его дифференциация и в чем она конкретно проявляется.

2. Единство гражданско-правового метода имеет две стороны. Первая состоит в том, что все его черты, приемы находятся в сущностной связи между собой. Каждый прием гражданско-правового регулирования – одна из сторон его дозволительной сущности. Вторая – в том, что метод является общим для всех составных подразделений отрасли и находит свою реализацию во всех ее правоотношениях независимо от субъектного состава и конкретного содержания опосредуемой деятельности.

Объективной основой единства гражданско-правового метода служит единство предмета гражданско-правового регулирования. Основное внешнее выражение единство гражданско-правового метода получает в формировании общей части гражданского права. В литературе правильно указывалось на то, что обособление общей части гражданского права далеко выходит за рамки достижений законодательной техники. Общая часть представляет собой тот фундамент, на котором построено гражданское право. Она содержит в себе начала данной отрасли <1>, из нее может быть выведена сущность гражданско-правового регулирования и основные его приемы, общие для всех институтов особенной части <2>.

——————————–

<1> См.: Садиков О.Н. Общие и специальные нормы в гражданском законодательстве // Советское государство и право. 1971. N 1. С. 38 – 45.

<2> Существование общей части отрасли находит свое выражение в формировании общей части отраслевой науки, что рассматривается в теории как доказательство самостоятельности самой отрасли права (см.: Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права. С. 62; Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права. С. 106; Алексеев С.С. Предмет советского социалистического права. С. 278).

 

Общая часть гражданского права концентрирует в себе типичные, существенные элементы содержания данной отрасли, которые конкретизируются в нормах особенной части гражданского права. Нормы той и другой частей отрасли соотносятся между собой как общее и особенное. Отраслевой метод, фокусирующий в себе основные черты юридического содержания отрасли и выраженный наиболее рельефно в нормах первой части, проникает во все гражданско-правовые институты и служит средством объединения норм и институтов гражданского права в одно целое. Единый метод гражданско-правового регулирования потому и существует, что в отрасли сформировалась общая ее часть.

Нормы общей части служат базой, на основе которой можно оценить специальные нормы с позиции их соответствия началам гражданско-правового регулирования. Общие нормы используются для регулирования отношений по аналогии права, когда в этом возникает необходимость.

Нормами общей части гражданского права все субъекты гражданского права наделяются правоспособностью и дееспособностью. Общие нормы содержат указания на основные имущественные и неимущественные права граждан. Они определяют круг субъектов гражданского права путем указания на признаки юридического лица, в первую очередь такие, как организационная и имущественная самостоятельность предприятий и учреждений. Дозволительность гражданско-правового регулирования находит свое закрепление также в положениях, относящихся к защите субъективных прав. Правилами общей части об основаниях возникновения гражданских прав и обязанностей, о сделках происходит наделение субъектов правовой диспозитивностью и инициативой. Юридическое равенство субъектов получает свое выражение в наделении всех субъектов гражданского права однопорядковой правоспособностью.

В рамках единства происходит внутренняя дифференциация гражданского права, о чем свидетельствует наличие в его составе не только общей, но также и особенной части. Последняя состоит из групп норм, т.е. институтов, каждый из которых пригоден для регулирования лишь определенной разновидности отношений.

Таким образом, нельзя утверждать, что общая и особенная части – это те подразделения, которые отличаются друг от друга спецификой метода регулирования. С названными подразделениями метод связан иначе. В общей части метод закреплен как единый для всей отрасли. В подразделениях этой части (в институтах) находит свое выражение не дифференциация метода, а отдельные его стороны, приемы. Напротив, подразделения особенной части предназначены для регулирования разных видов отношений с учетом их специфики. Именно с подразделениями особенной части связана дифференциация метода. Другое дело, что эта дифференциация проникает в известной степени в общую часть.

3. Общепризнано положение о том, что основой существования особенной части гражданского права служит дифференциация регулируемых отраслью отношений. Если общая часть гражданского права – правовое отражение единства регулируемых отраслью отношений по их социально-экономическому содержанию, то наличие особенной части и составляющих ее институтов является правовым выражением различий в отношениях по их конкретному содержанию <1>. Будучи едиными по своему социально-экономическому содержанию, отношения собственности сопряжены с разнообразной деятельностью осуществляемой в процессе присвоения или на базе присвоенного имущества.

——————————–

<1> См.: Халфина Р.О. Правовое регулирование хозяйственных связей // Государство, право, экономика / Под ред. В.М. Чхиквадзе. М.: Юрид. лит., 1970. С. 395 – 396.

 

Дифференциация опосредуемых гражданским правом отношений отражает, во-первых, факт общественного разделения труда. Этим объясняется существование разнообразных общественных связей по поставкам продукции, по капитальному строительству, проектированию, оказанию транспортных услуг и т.п. Во-вторых, дифференциация отражает существование разных стадий и состояний отношений собственности: статики, динамики; нормального состояния отношений, их нарушенного состояния. В-третьих, она проистекает из разнообразия возможного использования присвоенного имущества, существования разных форм обмена имущественными благами (в форме купли-продажи, имущественного найма и т.п.). В-четвертых, дифференциация объясняется фактом распространения гражданско-правового регулирования на связи, не являющиеся отношениями собственности. Наконец, существует группа отношений, которые складываются в процессе правоохранительной деятельности, принимают форму правоохранительных отношений. Они отличаются от других не столько по экономическому содержанию деятельности, сколько по особенностям их правового построения.

Различия в отношениях, опосредуемых гражданским правом, предопределяют реально существующую многоаспектную дифференциацию отрасли.

Основными (необходимыми, по определению О.С. Иоффе) <1> структурными элементами особенной части гражданского права служат отдельные правовые институты и нормы. Основой объединения правовых норм в институт является, как это признано в литературе, обладающая относительной самостоятельностью в рамках предмета данной отрасли права разновидность общественных отношений <2>. Но каковы юридические признаки института? Таким признаком считают, например, закрепление относительной самостоятельности отношений в форме закона, на котором базируются все нормы, образующие институт <3>. Однако при всей весомости названного признака он, как имеющий внешний характер, не позволяет вскрыть специфику каждого из институтов, отличить их друг от друга, показать место института в структуре отрасли права.

——————————–

<1> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 51.

<2> Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. 1970. N 6. С. 64.

<3> Там же. С. 67.

 

В литературе отмечено, что институты отличаются друг от друга “фактическим содержанием” <1>. Действительно, такие институты, как обязательства купли-продажи и подряда, отличаются друг от друга содержанием прав и обязанностей. Гражданско-правовой метод регулирования преломляется в названных, как и в других гражданско-правовых, институтах через специфическое содержание последних. Однако заметных различий в самом методе регулирования в институтах купли-продажи и подряда обнаружить невозможно. Поэтому нельзя согласиться с выводом о том, что разграничение гражданско-правовых институтов возможно только по методу регулирования, присущему каждому из них <2>. Далеко не каждое структурное подразделение в праве связано с образованием метода или по крайней мере с существенными особенностями отраслевого метода. Нет, например, метода отдельной нормы. Метод как способ воздействия на отношения складывается в результате системной реализации всех норм отрасли. Каждая норма по своему содержанию является частью единого целого <3>, приспособлена к взаимодействию с другими отраслевыми нормами, находится с отраслью права в соотношении единичного и общего, несет в себе элементы, типичные для юридического содержания отрасли в целом, является необходимым звеном в формировании метода гражданско-правового регулирования.

——————————–

<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 214.

<2> См.: Яковлева В.Ф. Правовые проблемы специализации и кооперирования промышленности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. С. 20. Более удачной следует считать формулировку, предложенную О.С. Иоффе, в соответствии с которой институт объединяет группу норм “специфическим способом применения общеотраслевого метода к регулируемому ими виду общественных отношений”. Поскольку, однако, специфика на уровне института означает лишь различия в конкретном содержании прав и обязанностей, но не больше, то вывод О.С. Иоффе о существовании методов отдельных институтов едва ли приемлем (см.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 54).

<3> См.: Кирин В.А. Функциональные связи правовых норм // Советское государство и право. 1972. N 5. С. 30 – 39.

 

Не доказано в теории права и существование особого метода регулирования, который был бы присущ каждому из отраслевых институтов. Но если сопоставление одних институтов гражданского права свидетельствует об отсутствии сколько-нибудь заметных различий между ними по методу воздействия, то сопоставление других, например договоров поставки и купли-продажи, позволяет обнаружить наряду с общими элементами и заметное своеобразие в способах воздействия на отношения. Тот факт, что одни институты различаются между собой способами воздействия, а другие нет, свидетельствует о наличии дифференциации другого порядка. Если на уровне нормы и института она выражается в такой специфике их содержания, которая укладывается в рамки “фактических” различий прав и обязанностей, то на более высоком уровне дифференциация сопряжена с появлением особенностей в методе воздействия. Эти-то особенности и дают себя знать при сопоставлении институтов, относящихся к разным группам дифференциации более высокого уровня. Напротив, если институты относятся к одной группе, то при их сопоставлении обнаружить разнообразие особенностей в методах не удается.

4. К подразделениям гражданского права, на уровне которых дифференциация достигает степени своеобразия способов воздействия, относятся право собственности, обязательственное право, право, регламентирующее отношения по результатам творческой деятельности, наследственное право. Названные подразделения, именуемые иногда в литературе подотраслями <1>, каждая из которых объединяет группу родственных институтов, обладают существенными особенностями применения гражданско-правового метода.

——————————–

<1> См.: Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. С. 7; Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права. С. 32 – 40; Иоффе О.С. Указ. соч. С. 47.

 

Именно к ним следует отнести выводы о различиях в степени выражения отраслевого метода <1> или о специфических способах применения общеотраслевого метода к регулируемым отношениям <2>. Можно утверждать, что с подотраслями связаны известные вариации гражданско-правового метода, которые обладают различными сочетаниями и различной степенью выражения отдельных приемов регулирования и которые в рамках единого метода представляют собой отличающиеся друг от друга способы регулирования разных групп отношений.

——————————–

<1> См.: Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 279.

<2> См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 54.

К содержанию

Просмотров: 107

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code