§ 5. Механизм связи предмета и метода

1. Гражданское право регулирует разнообразные общественные связи по закреплению благ за субъектами, по обмену материальными благами и услугами, обслуживает различные виды экономической деятельности в системе общественного разделения труда. Оно опосредует как экономические связи между организациями, так и связи по всестороннему удовлетворению потребностей граждан. В рамках одной из его составных частей – обязательственного права – объединяются различные по содержанию деятельности связи: по передаче имущества, по выполнению разнообразных работ, в том числе таких специфических, как работы по строительному подряду, проектированию, научным исследованиям, бытовому обслуживанию граждан, оказанию всякого рода услуг, в том числе транспортных и т.д. Эта отрасль права опосредует отношения, заметно отличающиеся друг от друга по своему экономическому содержанию. Так, оно регулирует связи по возмездной и безвозмездной передаче имущества, по передаче имущества в собственность и во временное пользование, в собственность и хозяйственное ведение субъектов и т.д.

Бесспорно, что перечисленные отношения отличаются друг от друга по их субъектам, сферам, направленности конкретной хозяйственно-экономической деятельности, составляющей содержание отношений. Но бесспорно также и то, что они принимают в целом единую гражданско-правовую форму, регулируются одним гражданско-правовым методом. В то же время общественные связи по передаче имущества, осуществлению некоторых видов работ опосредуются и иными отраслями: административным, трудовым правом.

Из этих фактов действительности иногда делается вывод о возможности применения одного правового метода к разнородным отношениям и разных методов – к однородным. Так, по мнению В.В. Лаптева, к отношениям в сфере хозяйства по вертикали и горизонтали могут применяться “одинаковые методы регулирования” <1>; “вместе с тем существует и такое явление, как использование разных методов регулирования одинаковых хозяйственных отношений. Например, проектирование осуществляется либо по договорам между проектными и иными организациями, либо по нарядам вышестоящих органов хозяйственного руководства” <2>.

——————————–

<1> Лаптев В.В. Указ. соч. С. 67.

<2> Лаптев В.В. Указ. соч. С. 63.

 

Действительно, проектирование, как и любая деятельность по созданию благ, приобретает в разных условиях различные правовые формы <1>. Кроме административного или гражданского права, она опосредуется в одной из ее сторон также трудовым правом.

——————————–

<1> См.: Панфилов Е.А. Гражданско-правовое регулирование деятельности государственных проектных организаций: Автореф. Свердловск, 1964. С. 7 – 15.

 

История развития нашего общества также дала примеры того, что одни и те же отношения в разные периоды регулировались с применением различных отраслевых методов. Так обстояло дело с правовой формой отношений по государственным заготовкам сельскохозяйственных продуктов. С начала 1930-х гг. и до 1958 г. значительная часть сельскохозяйственных продуктов приобреталась государством у колхозов путем проведения обязательных поставок, в регулировании которых ведущая роль принадлежала административному праву. Происшедшие начиная с 1952 г. изменения в содержании, а с 1958 г. – и в порядке проведения государственных заготовок колхозной продукции привели к усилению гражданско-правовых начал в регулировании данных отношений, которые с 1961 г. в целом приобрели гражданско-правовой характер.

Подобного рода явления послужили основанием для выводов о том, что экономическое содержание отношений не предопределяет прямо метода правового регулирования, а лишь составляет основу для сознательного выбора таких методов, которые позволяют наиболее эффективно использовать все возможности правового воздействия на общественные отношения в интересах наиболее рационального решения хозяйственных и политических задач <1>. Этот вывод, если признать его правильным, означает отсутствие непосредственной зависимости правовой формы от опосредуемых отношений и весьма широкую свободу законодателя в выборе правовых форм.

——————————–

<1> Лаптев В.В. Указ. соч. С. 69.

 

Из него вытекает, что круг опосредуемых гражданским правом отношений непосредственно определяется не их характером, а усмотрением законодателя.

Изложенное требует уяснить механизм соотношения предмета и метода гражданского права. Необходимо установить, в какой мере второй определяется первым, доходит степень этой предопределенности до автоматизма или законодатель обладает свободой в выборе метода. Требуется также выяснить, не означает ли признание свободы отказа от тезиса о предопределенности правовых форм регулируемыми отношениями, каковы рамки этой свободы, можно ли утверждать, что в каждый данный момент гражданское право, с одной стороны, опосредствует все отношения, которые по своему экономическому содержанию требуют гражданско-правовой формы, а с другой – не “захватывает” иных отношений, не типичных для его предмета.

2. Изучение намеченного аспекта соотношения предмета и метода правового регулирования возможно лишь с философско-теоретических позиций относительно объективного и субъективного в методе правового регулирования, а еще ранее – относительно объективного или субъективного в самом праве.

Вопрос о природе права как явления объективного или субъективного, несмотря на его кардинальное значение, не нашел единого решения <1>. В литературе имеются суждения: право – объективная реальность, обусловленная экономическим строем общества <2>, и право творится по воле одаренного сознанием человека, является субъективным фактором общественного развития <3>. Противоречат ли приведенные утверждения друг другу?

——————————–

<1> Данный вопрос явился предметом научной дискуссии, см.: Яковлев В.Ф. Объективное и субъективное в методе правового регулирования // Правоведение. 1970. N 6. С. 55 – 60; Алексеев С.С. Об объективном в праве // Правоведение. 1971. N 1. С. 112 – 118; Матузов Н.И. К делению права на объективное и субъективное // Правоведение. 1971. N 2. С. 103 – 111; Керимов Д.А. Потребность, интерес и право // Правоведение. 1971. N 4. С. 95 – 103; Фарбер И.Е. К вопросу об объективном в праве // Правоведение. 1971. N 5. С. 102 – 107; Рабинович П.М. Право как явление общественного сознания // Правоведение. 1972. N 2. С. 106 – 116; Орзих М.Ф. Объективное, субъективное и юридическое // Правоведение. 1972. N 3. С. 94 – 98.

<2> См.: Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. С. 8.

<3> См.: Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. С. 93.

 

В литературе высказано мнение о том, что эти две позиции принципиально различны <1>. Г.Н. Полянская и Р.Д. Сапир рассматривали соотношение объективного и субъективного в несовпадающих аспектах: индивидуального сознания и реальной действительности, общественного сознания и общественного бытия, объективных и субъективных факторов общественного развития и т.п. Такая посылка должна была бы привести к выводу о закономерности аналогичного подхода и к вопросу об объективном и субъективном в праве. К сожалению, правильная исходная позиция не исключила одноплоскостной характеристики права как явления, относящегося к сфере субъективной. Поэтому Г.Н. Полянская и Р.Д. Сапир подвергли критике утверждения, что право, его принципы, структура, методы объективны <2>. Но подобная критика бьет мимо цели, если не совмещены аспекты характеристики права в критикуемом утверждении и в подходе критикующего.

——————————–

<1> См.: Полянская Т.Н., Сапир Р.Д. Соотношение объективного и субъективного в праве // Советское государство и право. 1969. N 6. С. 25.

<2> Там же. С. 23 – 25.

 

Право выступает как явление и объективное и субъективное.

В чем же выражается объективность права? Прежде всего право объективно по отношению к индивидуальному сознанию. В гносеологическом аспекте право противостоит познающему его субъекту как явление, существующее, во-первых, реально, вне индивидуального сознания и, во-вторых, независимо от него, т.е. объективно. В этом аспекте оно, бесспорно, может быть охарактеризовано как объективная реальность, не зависящая ни в своем существовании, ни в своей сущности от сознания познающего ее субъекта. Именно в данной плоскости чаще всего относят к объективно, реально существующим явлениям правовые принципы, методы правового регулирования, систему права <1>.

——————————–

<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 151; Он же. Общие теоретические проблемы системы советского права. С. 9.

 

Однако право объективно не только с позиций индивидуального сознания, ибо противоположное утверждение смыкалось бы с солипсизмом. Оно заключает в себе объективные начала и с позиции его соотношения с сознанием общественным, хотя и связано с последним теснейшим образом.

Во-первых, право существует вне общественного сознания. В качестве формы общественного сознания существует не право, а правосознание.

Государство и право с момента их возникновения включаются в процесс реальной жизни общества, становятся в своем существовании и функционировании фактами объективно-реальной общественной жизни. Право, выступая в процессе его реализации формой общественных отношений, неразрывно связано с последними и уже в силу этого не может быть отождествлено как феномен общественной жизни с ее отражением, т.е. с общественным сознанием. Препятствует рассмотрению права в качестве формы общественного сознания и неразрывная связь права с государством, вследствие чего право выступает как государственная воля, как средство управления поведением членов общества, опирающееся в своем функционировании на принудительную силу государства. Следует также учитывать наличие у права, как особого общественного явления, объективных свойств, не присущих формам общественного сознания <1>.

——————————–

<1> О свойствах права как выражении объективного, см.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. С. 62 – 72; Недбайло П.Е. Методологические проблемы советской юридической науки // Методические проблемы советской юридической науки. Киев, 1965. С. 10 – 12; Фарбер И.Е. Указ. соч. С. 102.

 

Во-вторых, как и государство, право существует независимо от общественного сознания в том смысле, что коренной причиной их существования является не состояние общественного сознания, а характер общественных отношений. Экономические отношения общества порождают государство и право и предопределяют их тип.

В-третьих, в конечном счете содержание права определяется не индивидуальным и даже не общественным сознанием, поскольку они сами зависят от общественного бытия, а существующими экономическими отношениями. Право, следовательно, объективно как в гносеологическом, так и в историко-онтологическом аспектах.

Субъективная сторона права заключается в том, что оно и отдельные его части (нормы) есть результат сознательной деятельности человека и общества. Экономические закономерности не механически переносятся в право. Между ними имеется опосредствующее звено – сознание человека и его сознательно-волевая деятельность.

Ввиду того что право является результатом сознательной деятельности людей, неразрывно связано с правотворчеством и в правоприменительных процессах с общественным и индивидуальным сознанием, прежде всего с правосознанием, оно должно быть отнесено к субъективным факторам общественного развития.

3. В праве органически сочетаются объективные и субъективные начала. Прямолинейно и односторонне относить его только к объективной или только к субъективной сфере. Надстроечный характер права, а также то, что оно выступает в качестве социально-субъективного фактора, не исключают объективности бытия права <1>.

——————————–

<1> См.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права // Учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Т. VI. С. 250.

 

С этих позиций должны быть решены вопросы соотношения объективного и субъективного в таких явлениях, как принципы, методы, система права.

В гносеологическом аспекте принципы, методы правового регулирования, система права – объективная реальность, как и само право. Иное означало бы, что каждый исследователь может по-своему конструировать систему права, привносить в него “свои” принципы и методы. Неверно, например, с одной стороны, оспаривать положение о том, что научно сформулированное понятие правового принципа является отражением реально закрепленных в праве принципов, а с другой – утверждать, будто правовые принципы порождаются сознанием <1>.

——————————–

<1> См.: Полянская Т.Н., Сапир Р.Д. Указ. соч. С. 23.

 

Научное формулирование правового принципа означает лишь воплощение в нормах права какой-то существенной черты общественных отношений.

В исследовании системы права и методов правового регулирования юристы исходят из положения об объективном характере системы права и производности отраслевых методов от содержания регулируемых отношений, зависимости правовых форм от экономического строя общества. Необходимо искать объективные основания деления права на отрасли в закономерностях, присущих регулируемым отношениям. Вместе с тем задача исследователя, если он не только на словах исходит из объективности права, – обнаружить такие характерные черты отношений, которые требуют специфической формы регулирования, провести разграничение отраслей права также и по юридическим признакам, по методу.

Изучение деления права на отрасли исключительно по предмету правового регулирования либо все же учитывает особенности метода, либо проводится в конечном счете на основе того или иного субъективного критерия, что на деле означает отказ от признания права объективной реальностью и служит иногда основанием к предложениям о “перестройке” существующей системы права согласно обнаруженному тем или иным автором признаку регулируемых отношений без учета сложившихся особенностей правовых форм этих отношений. Так, еще дореволюционный русский ученый К.Д. Кавелин признавал существовавшую в то время систему права “ветхой храминой” и предлагал перестроить ее таким образом, чтобы гражданское право регулировало все имущественные отношения, в том числе связанные с налогами, пенсиями и т.п. <1>.

——————————–

<1> См.: Кавелин К.Д. Собр. соч. Т. IV. СПб., 1900. С. 760 – 861.

 

Чем объяснить, что концепция деления права на отрасли по предмету регулирования может стать основой весьма вольного обращения с объективно существующей системой права? Как уже отмечалось, общественные отношения обладают большим числом признаков и могут классифицироваться по разным критериям. Только выявив отношения, однородные с точки зрения права, мы определим юридические особенности той или иной отрасли права, единство метода их регулирования.

Таким образом, требуется не только изучение объективной основы системы права, но и признание объективности самой правовой системы, отраслей права и их методов как категорий, выражающих в обобщенном виде специфику регламентации отношений данной отрасли права.

Отрицание того, что отрасли права отличаются методами регулирования, а каждая из них имеет свой метод, неизбежно ведет и к фактическому отрицанию зависимости правовых форм от общественных отношений.

Отрицание единства метода отрасли права с одновременным признанием единства предмета может служить основанием для двух выводов. Во-первых, отрасли права, очевидно, не отличаются друг от друга по юридическим признакам; во-вторых, правовые формы от регулируемых отношений не зависят или имеют весьма относительную зависимость. Неприемлемость обоих выводов очевидна. Но она означает неправильность посылки об отсутствии специфического метода у отрасли права.

4. Рассмотрим теперь метод в ином аспекте – в его соотношении с сознанием и волей творца права – законодателя. Можно ли утверждать, что законодатель сознательно “создает” отраслевой метод правового регулирования, по своему “усмотрению” выбирает тот или иной метод для регулирования определенной группы отношений? На первый взгляд можно. Объясняется это тем, что субъективная сторона права лежит на поверхности. Право регулирует сознательное, волевое поведение людей; нормы права создаются людьми, являются результатом их сознательной деятельности. Практика тоже как будто свидетельствует о возможности применения разных методов регулирования к одним и тем же отношениям по выбору законодателя. Напрашивается вывод о субъективной основе выбора форм регулируемых отношений.

Однако регулируемые правом отношения, будучи проявлением экономических отношений, должны быть облечены в такую правовую форму, которая соответствует лежащим в основе волевых отношений объективным закономерностям.

Методы, дифференциация, система права для законодателя – не самоцель. Он не стремится создать тот или иной метод регулирования по заранее намеченной схеме. Законодатель ищет правовые способы наиболее эффективного воздействия на общественные отношения. Тот или иной метод правового регулирования складывается под воздействием характера регулируемых отношений. Этот процесс не имеет ничего общего с “выбором” законодателем одного из нескольких априорных методов. Методы воздействия, которыми располагает та или иная система права, отражают объективные закономерности общественных отношений, потому сами в основе своей объективны.

Но закономерности общественных отношений находят в методах правового регулирования отнюдь не автоматическое отражение.

Приведенные положения раскрывают корни относительной самостоятельности права вообще и субъективных факторов в применении методов правового регулирования в частности <1>.

——————————–

<1> С.Н. Братусь обоснованно указывает на то, что относительная самостоятельность метода правового регулирования составляет основную часть проблемы относительной самостоятельности права (см.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 50).

 

Под воздействием конкретно сложившихся условий законодатель может выбирать и действительно выбирает тот или иной правовой способ воздействия на определенную группу отношений. Однако полная свобода законодателя в избрании правовых форм – свобода лишь воображаемая, ибо человек не может быть свободен от экономических закономерностей, действующих в данном обществе.

Свобода выбора метода зависит от степени познания и использования объективных закономерностей. Но не всегда законодатель обладает этой свободой. Под влиянием конкретных условий он может избрать такой метод регулирования определенной группы общественных отношений, который не соответствует их объективным закономерностям. Это происходит по разным причинам. Либо закономерности отношений остаются невыявленными, либо законодатель сознательно не использует их, имея в виду решение какой-либо первоочередной задачи, либо он не может сразу найти оптимальное соотношение методов различных отраслей права, взаимодействующих в данной сфере общественных отношений, вследствие чего происходит “смещение” методов, “поглощение” одного другим.

О.С. Иоффе правильно указывал на то, что избрание государством метода регулирования той или иной группы общественных отношений предопределяется не только предметом, но и совокупностью всех потребностей общества, вырастающих из материальных условий его жизни. По его мнению, одни общественные отношения предполагают единственно возможный метод их правового опосредования, а другие по своему характеру допускают возможность применения к ним различных правовых методов <1>. Действительно, существуют отношения, которые нуждаются в правовом регулировании, но “собственного” метода не требуют и не порождают, т.е. могут регулироваться методом, вызванным к жизни иными отношениями. Однако отмеченное касается всякого рода “сопредельных” отношений, не основных для данной отрасли права, не составляющих ядро ее предмета. Как правило, определенные отношения требуют единого, “своего” метода правового воздействия. “Найти” метод, “выбрать” его для данной группы отношений и установить надлежащее соотношение с иными методами – в этом и состоит основная задача законодателя.

——————————–

<1> Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. С. 37 – 40.

 

5. Большая роль принадлежит здесь экономической и юридической наукам, которые призваны изучать содержание экономических отношений и обнаруживать наиболее эффективные способы воздействия на них со стороны государства.

Эффективным может быть и правовое регулирование, не соответствующее экономическому содержанию опосредуемых отношений. Такая эффективность имеет временный, преходящий, тактический, но не стратегический характер, т.е. регулирование эффективно с позиций отдельных, относительно частных проблем. Так, отношения по государственным заготовкам продукции колхозов всегда по своему экономическому содержанию были отношениями собственности. Однако в их регулировании в течение определенного времени преобладали административно-правовые элементы, что позволяло осуществлять заготовки на началах неполной эквивалентности в целях направления средств на развитие тяжелой индустрии, которая могла бы послужить базой для дальнейшего развития всего народного хозяйства и обороноспособности страны. Когда появилась возможность равномерного развития всех отраслей народного хозяйства, в том числе и сельского, отношения по заготовкам сельскохозяйственной продукции стали все в большей степени строиться на началах эквивалентности, что позволило отказаться от регулирования их главным образом в административно-правовом порядке.

Итак, говорить о выборе законодателем метода правового регулирования можно лишь условно, с рядом оговорок. Методы складываются постепенно, вырастают из характера регулируемых отношений. Априорных методов нет и быть не может. Как правило, выбор метода, т.е. распространение одного из сложившихся методов на определенный вид отношений, возможен без ущерба для них лишь постольку, поскольку данный метод отвечает социально-экономическому содержанию регулируемой общественной связи. Выбор выражается также в установлении оптимального соотношения правовых методов, взаимодействующих в регулировании сложных общественных отношений. Большей свободой выбора законодатель обладает в регулировании тех общественных отношений, которые не формируют собственного метода, регулируются аналогично сходным отношениям.

Под влиянием конкретных условий избранный метод может оказаться не вполне соответствующим регулируемым отношениям или быть случайным. Однако рано или поздно законодатель избирает тот метод, который отвечает сущности регулируемого отношения, и тогда оно занимает должное место в составе предмета регулирования данной отрасли права.

Динамизм общественных отношений, регулируемых правом, изменение исторических условий и задач, решаемых на каждом из этапов развития общества, вносят динамизм и в правовую систему, которая находится в состоянии постоянного изменения и развития <1>. Меняются правовые формы конкретных видов отношений, устанавливается различное соотношение отраслевых методов в опосредовании той или иной сферы отношений, складываются новые методы. Задача совершенствования правового регулирования, выбора наиболее адекватной экономическому содержанию отношений правовой формы – задача постоянная.

——————————–

<1> Алексеев С.С. Об объективном в праве // Правоведение. 1971. N 1. С. 116.

 

6. Изложенные методологические положения объясняют, почему гражданское право охватывает не все или не полностью отношения, которые по своему характеру должны входить в его предмет, а в то же время регулируют сходные, сопредельные отношения <1>. Но эти явления, отражающие относительную самостоятельность права, не снимают вывода о том, что в целом гражданское право регулирует отношения, единые по их социально-экономическому содержанию.

——————————–

<1> Например, гражданское право регулирует отношения по возмещению имущественных потерь, понесенных вследствие повреждения здоровья. В случаях невиновного причинения такого вреда в принципе (при наличии необходимых социально-экономических предпосылок) возможно его возмещение и в порядке социального страхования, регулирование которого находится за пределами гражданского права.

 

Все многообразные отношения по обмену материальными благами и услугами, поскольку они регулируются гражданским правом, имеют то общее, что представляют собой отношения собственности в их динамике. На основе имущества, находящегося в собственности или ином вещном праве субъектов, осуществляется разнообразная хозяйственная деятельность. Если отношения по реализации результатов этой деятельности строятся как отношения собственности, то они регулируются гражданским правом. Напротив, если отношения, например, по выполнению определенной работы и по передаче ее результатов строятся как властно-организационные связи и не обладают чертами отношений собственности, то они принимают административно-правовую форму.

Те стороны хозяйственной деятельности, которые принимают вид иных общественных отношений, всегда регулируются правовыми методами, свойственными этим отношениям.

Следовательно, не виды хозяйственной деятельности, а типы общественных отношений, складывающихся в процессе деятельности, определяют применение того или иного отраслевого метода регулирования.

История регулирования общественных отношений в СССР и тенденции развития правовых форм позволяют утверждать, что отношения собственности в их статике и отношения между собственниками, складывающиеся в процессе передачи материальных благ, из всех существующих методов приемлют по своему экономическому содержанию гражданско-правовой метод и должны регулироваться посредством применения этого метода постольку, поскольку они вообще нуждаются и будут нуждаться в правовом регулировании. То же самое может быть сказано о “горизонтальных” отношениях между государственными и муниципальными предприятиями, которые не являются собственниками имущества, но наделяются имущественной обособленностью, достаточной для выступления их в имущественном обороте в качестве имущественно-распорядительных субъектов.

Столь же закономерно использование в нашем обществе гражданско-правовой формы для регулирования отношений по поводу неимущественных благ, если закрепление, распоряжение, охрана принадлежности этих благ происходят в рамках общественных связей, складывающихся по типу отношений собственности.

7. Поскольку гражданское право регулирует общественные связи, складывающиеся по типу отношений собственности, постольку метод гражданско-правового регулирования должен отражать те черты, которыми характеризуются отношения собственности, т.е. имущественно-распорядительную самостоятельность субъектов, их равенство, начало эквивалентности. Именно эти черты отражаются в содержании прав и обязанностей гражданских правоотношений и через типичные элементы многообразного юридического содержания гражданского права выливаются в соответствующие черты гражданско-правового метода.

Неразрывная связь гражданско-правового регулирования с имущественными отношениями, обладающими названными признаками, отчетливо прослеживается через всю историю развития в нашей стране экономических отношений и их правовых форм <1>.

——————————–

<1> См.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права (1917 – 1947). М.: Изд-во Министерства юстиции СССР, 1949.

К содержанию

Просмотров: 40

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code