ВРЕМЕННЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ НА ВЫЕЗД ДОЛЖНИКА ИЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ С УЧЕТОМ ПРАКТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА)

К СТАТЬЕ 2 ПРОТОКОЛА N 4 К КОНВЕНЦИИ
И.В. СЕЛИОНОВ

В данной статье проводится анализ действующего законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве и практики Европейского суда по правам человека по вопросам применения судебным приставом-исполнителем временных ограничений на выезд должника из Российской Федерации (на примере Постановления ЕСПЧ от 11 июля 2013 г. по делу «Хлюстов против России»).

 

Европейский суд относит исполнение судебного решения к справедливому судебному разбирательству <1>. При этом ЕСПЧ неоднократно указывал на то, что право на судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Европейской конвенции по правам человека, включает также право на исполнение окончательного судебного решения, которое не может остаться неисполненным в ущерб одной из сторон в государствах, признающих верховенство права <2>.

———————————

<1> См., например: Постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов (Burdov) против России» (жалоба N 59498/00). По делу обжалуется нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции существенными и необоснованными задержками исполнения вступивших в законную силу решений суда (см. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»).

<2> См., например: Постановление ЕСПЧ от 28 июля 1999 г. по делу «Иммобилиаре Саффи» (Immobiliare Saffi) против Италии» (жалоба N 22774/93).

 

Анализируя вынесенные ЕСПЧ постановления по делам против России, касающимся исполнения исполнительных документов, можно сделать вывод, что чаще всего российские граждане обращаются с жалобами на неисполнение судебных решений по гражданским делам (как по денежным обязательствам государства, так и по предоставлению жилья). Как правило, это однотипные («клоновые») жалобы, выявляющие так называемые системные (структурные) проблемы <1>.

———————————

<1> См.: Ковлер А.И. Итоги Европейского суда по правам человека в 2011 году // Российский судья. 2012. N 4.

 

В то же время в практике ЕСПЧ встречаются дела, которые не относятся к категориям однотипных жалоб, — по ним обжалуются отдельные действия должностных лиц органов принудительного исполнения, не связанные с длительным неисполнением постановлений национальных судов по гражданским делам.

Так, в Постановлении ЕСПЧ от 11 июля 2013 г. по делу «Хлюстов (Khlyustov) против России» (жалоба N 28975/05) рассматривался вопрос ограничения права заявителя на выезд из страны. По результатам его рассмотрения ЕСПЧ указал на то, что имело место нарушение требований п. п. 2 и 3 ст. 2 Протокола N 4 к Конвенции по правам человека, согласно которым каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную, а также пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Действительно, в Федеральном законе от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1> не были предусмотрены полномочия судебного пристава-исполнителя временно ограничивать выезд должника из Российской Федерации. Но судебные приставы-исполнители ограничивали выезд должника из страны, руководствуясь положениями Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» <2>, регулирующего случаи, когда должник уклонялся от исполнения обязательств, наложенных на него судом.

———————————

<1> Утратил силу с 1 февраля 2008 г.

<2> СПС «КонсультантПлюс».

 

В настоящее время в России имеется правовая основа для реализации указанного полномочия судебными приставами-исполнителями. Так, в соответствии с п. 15 ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1> (далее — Закон об исполнительном производстве) к числу исполнительных действий отнесено также установление временных ограничений на выезд должника из Российской Федерации.

———————————

<1> Там же.

 

Согласно позиции ЕСПЧ вмешательство в право должника покидать его собственную страну должно преследовать законную цель — защиту прав иных лиц. При этом ЕСПЧ исходит из того, что ограничения, установленные в отношении должника, необходимы в демократическом обществе для достижения указанной цели. Данная позиция Европейского суда нашла отражение в российском Законе об исполнительном производстве. В частности, как было отмечено, временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации в настоящее время отнесены законодателем к исполнительным действиям, цель которых — понудить должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

В Постановлении по делу «Хлюстов против России» Европейский суд указывал на то, что запрет на выезд должника из страны широко используется в России независимо от характера и суммы задолженности.

В связи с этим заслуживают внимания произошедшие в последнее время изменения законодательства Российской Федерации в части регулирования данного вопроса. В настоящее время в Законе об исполнительном производстве указывается на необходимость учитывать и характер, и сумму задолженности при применении указанного исполнительного действия. В частности, в ст. 67 Закона об исполнительном производстве установлена возможность применения судебным приставом-исполнителем к должнику указанного исполнительного действия:

— по требованиям, содержащимся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому должна превышать 10 тыс. руб. <1>, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом;

———————————

<1> Указанное положение Закона об исполнительном производстве в редакции Федерального закона от 23 июля 2013 г. N 206-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» // СПС «КонсультантПлюс».

 

— по требованиям, содержащимся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., или исполнительном документе неимущественного характера, выданных не на основании судебного акта или являющихся судебным актом, но по которым взыскатель или судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением об установлении для должника указанного ограничения (на временный выезд из страны);

— неисполнение должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе.

Толкование и применение национального законодательства в первую очередь входят в задачу властей страны <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ЕСПЧ от 26 сентября 1995 г. по делу «Фогт против Германии» (Vogt v. Germany). Series A. N 323. § 48.

 

В связи с этим при применении мер по ограничению выезда должника из Российской Федерации должна быть учтена позиция Конституционного Суда РФ, отраженная, в частности, в Определении от 3 июля 2014 г. N 1561-О «По жалобе гражданина Черепанова Андрея Владимировича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 30 и частью 2 статьи 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве» <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

В п. 2.2 названного Определения Конституционного Суда РФ указывалось: «Постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения против него судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (часть 1 статья 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Именно поэтому часть 1 статьи 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предоставляя судебному приставу-исполнителю право вынести по заявлению взыскателя или собственной инициативе постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, устанавливает в качестве обязательного дополнительного условия для вынесения такого постановления неисполнение должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе.

Законодательство об исполнительном производстве, принципами которого являются законность, уважение чести и достоинства гражданина, соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, предусматривает порядок исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, призванный обеспечивать соразмерность применяемых к должнику исполнительных действий и степени активности его уклонения от добровольного исполнения возложенной на него исполнительным документом обязанности.

Так, согласно Федеральному закону «Об исполнительном производстве» при поступлении исполнительного документа в службу судебных приставов во всех случаях, за исключениями, предусмотренными законом, устанавливается срок для добровольного исполнения должником содержащегося в исполнительном документе требования — пять дней с момента получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства (части 11 и 12 статьи 30); если должник в этот срок добровольно не исполнит требования исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель налагает на него обязанность уплатить исполнительский сбор (статья 112) и совершает исполнительные действия, перечисленные в статье 64 данного Федерального закона, в том числе устанавливает временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации, которые должны быть утверждены старшим судебным приставом или его заместителем, а копия соответствующего постановления подлежит направлению должнику (часть 3 статьи 67).

При этом часть 2 статьи 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не может применяться в ходе исполнительного производства изолированно, без учета общих для случаев установления судебным приставом-исполнителем временных ограничений на выезд должника из Российской Федерации положений части 1 указанной статьи, а также факта информированности должника о возбуждении в отношении его исполнительного производства и о корреспондирующей с таким возбуждением обязанности по добровольному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования в установленный срок. Судебный пристав-исполнитель вправе выносить постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации только в случае неисполнения должником требования, содержащегося в исполнительном документе, в пятидневный срок с момента получения постановления о возбуждении исполнительного производства. В случае если данное условие не соблюдено, содержащееся в заявлении о возбуждении исполнительного производства ходатайство взыскателя о временном ограничении должника на выезд из Российской Федерации не подлежит удовлетворению судебным приставом-исполнителем. Иное приводило бы к несоразмерному ограничению прав должника, в том числе предусмотренного статьей 27 (часть 2) Конституции Российской Федерации права свободно выезжать за пределы Российской Федерации.

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что в своей практике Европейский суд не раз высказывал мнение о том, что законы неизбежно формулируются в выражениях, которые в большей или меньшей степени являются нечеткими, толкование и применение которых являются вопросами практики <1>. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что ранее существовавшие спорные вопросы по ограничению выезда должника из Российской Федерации (нашедшие отражение в Постановлении по делу «Хлюстов против России») в настоящее время нашли решение в законодательстве Российской Федерации об исполнительном производстве.

———————————

<1> См., например: Постановление ЕСПЧ от 26 апреля 1979 г. по делу «Санди таймс» против Соединенного Королевства (N 1)» (The Sunday Times v. the United Kingdom). Series A, N 30, § 47 — 49, и Постановление Большой Палаты по делу «Чентро Эуропа 7 С.р.л. и Ди Стефано против Италии» (Centro Europa 7 S.r.l. and Di Stefano v. Italy). Жалоба N 38433/09, ECHR 2012, § 140 и 141.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code