АРЕСТ СОБСТВЕННОСТИ И ИМУЩЕСТВА: МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ПРИ ИЗДАНИИ РАСПОРЯЖЕНИЙ О НАЛОЖЕНИИ АРЕСТА В РАМКАХ УГОЛОВНЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ (Часть 2)

Продолжение

  1. Выявление доходов от преступления как предпосылка для замораживания активов

 

Финансовое расследование является важной частью уголовного расследования в деле о выявлении доходов от преступления.

 

7.1. КАРПО Совета Европы

 

Хорошо организованное финансовое расследование является предпосылкой для успешного осуществления процедуры конфискации. Для того чтобы осуществить окончательную конфискацию, необходимо иметь эффективные следственные ресурсы для выявления следов и замораживания активов, подлежащих конфискации, в целях предотвращения совершения каких-либо сделок с имуществом, передачи или распоряжения таким имуществом и упрощения конфискации в дальнейшем.

Финансовое расследование, направленное на выявление доходов от преступления, должно осуществляться параллельно с уголовным расследованием, в центре которого находится расследование самого преступления.

Цель финансового расследования заключается в следующем:

— сбор доказательств, связанных с обвиняемым и уголовным преступлением, в качестве части уголовного расследования;

— определение типа и размера доходов от преступления;

— идентификация имущества, которое может быть конфисковано (лиц, несущих ответственность, таких как недобросовестные третьи лица, бенефициары; типа имущества, которое может являться объектом расширенной конфискации);

— определение условий для замораживания активов.

Результатом финансового расследования может являться распоряжение о замораживании активов в целях обеспечения дальнейшей конфискации после вынесения обвинительного приговора (замораживание активов должно предшествовать этому и быть основанным на финансовом расследовании, в ходе которого должно быть установлено, являются ли активы доходами от преступления, и если да, то какие).

Финансовое расследование, как правило, требует специального обучения и подготовки и (или) создания группы по финансовому расследованию.

В классическом варианте доходы, полученные от конкретного расследуемого уголовного преступления, являются единственным имуществом, которое может быть заморожено.

 

7.2. Оперативные вопросы финансового расследования ФАТФ

 

Страны обязаны обеспечить, чтобы финансовые расследования являлись краеугольным камнем всех дел, связанных с получением крупных доходов, и дел о финансировании терроризма и чтобы их основные задачи включали в себя следующие: выявление доходов, полученных преступным путем, поиск активов и инициирование мер по конфискации таких активов с использованием временных мер, таких как замораживание/арест, если это необходимо.

Одной из самых больших проблем в ходе расследований по возврату активов является представление доказательств, подтверждающих связь активов с уголовной деятельностью (конфискация, основанная на имуществе) или демонстрирующих, что активы представляют собой выгоду, приобретенную в результате преступления, совершенного субъектом, против которого ведется расследование (конфискация, основанная на стоимости). Для установления такой связи следователям необходимо идентифицировать и проследить активы вплоть до того момента, когда может быть установлена связь с преступлением или местом нахождения активов.

 

  1. Пропорциональности замороженных активов

 

8.1. Прецедентное право ЕСПЧ: JUCYS

 

В качестве общего правила законы о конфискации преимущественно исходят из принципа соразмерности, но в случае, если они налагают излишнее бремя на гражданина или если судебное распоряжение должно быть издано в отношении активов, имеющих высокую стоимость и при этом слабую или непрочную связь с уголовным поведением (как правило, это относится к посредникам), суды признают наложение запрета на активы в качестве несоразмерной меры.

Конфискация должна быть «законной» или «предусмотренной законом» — термин, который Европейский суд последовательно толковал как требующий наличия четкой и ясной правовой нормы, принятой в соответствии с положениями закона (дела «Аджигович против России» (2009 г.), «Сан против России» (2009 г.)).

 

8.2. Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (ETS N 141)

 

Статья 2. «Меры по конфискации».

Каждая Сторона обязуется принимать такие законодательные и иные меры, какие могут потребоваться, для того чтобы обеспечить ей возможность конфискации средств совершения преступлений и доходов или имущества, стоимость которого соответствует таким доходам.

Примечание: можно говорить о том, что на основании этого положения сумма конфискации и замороженных активов напрямую зависит от суммы доходов, полученных в результате преступления. Органы власти должны принимать меры, направленные на определение такой суммы.

Пункт 26 пояснительной записки: выражение «имущество, стоимость которого соответствует таким доходам», относится к обязательству ввести меры, которые дают сторонам возможность издавать приказы о конфискации, основанной на стоимости имущества, удовлетворяя тем самым любые имущественные требования, включая такое имущество, которое получено законным путем. Конечно, конфискация, основанная на стоимости, до сих пор строится на оценке стоимости доходов, полученных незаконным путем.

 

8.3. КАРПО Совета Европы

 

В случае невозможности точной оценки доходов суды могут быть уполномочены определять сумму на свое собственное усмотрение, однако такое решение должно являться мотивированным, соразмерным и основанным на результатах финансового расследования.

 

  1. Переход бремени доказывания

 

Конвенция о замораживании активов и другие стандарты, а также иные международные конвенции допускают переход бремени доказывания в отношении незаконного источника находящихся под подозрением активов. ЕСПЧ установил, что презумпция невиновности на этапе замораживания активов не применяется, однако другие гарантии, предусмотренные ст. 6 Конвенции по правам человека, применяются.

Стандарты ЕСПЧ.

Активы, на которые распространяются временные меры, должны являться теми активами, которые удовлетворяют требованиям для издания возможного распоряжения о конфискации. Ходатайства о принятии временных мер должны составляться тщательным образом, для того чтобы соответствовать санкции или санкциям на конфискацию (так как может быть подано ходатайство об издании более чем одной санкции), которые могут действовать в отношении ограниченных в распоряжении или конфискованных активов.

Возможность обеспечить применение временных мер к соответствующим активам зависит от имеющейся системы конфискации (т.е. от того, основана такая система конфискации на имуществе или на стоимости).

Тем не менее должны иметься соответствующие процессуальные средства защиты для того, чтобы обвиняемый мог эффективно опровергнуть такие предположения (дело «Фам Хоанг против Франции» (1992 г.)) и доказать, что активы не являются доходами от преступной деятельности. Также должны существовать определенные ограничения, касающиеся сферы применения расширенной конфискации: например, она не может применяться к активам, связанным с нарушением, за которое обвиняемого оправдали (дело «Гирингс против Нидерландов» (2007 г.)). Также могут возникнуть вопросы в отношении ст. 7 Конвенции по правам человека, если такой режим применяется задним числом к активам, которые были приобретены до его введения.

Суд еще раз повторил, что принцип, в соответствии с которым бремя доказывания должно лежать на стороне обвинения, не является незыблемым: основанные на убеждении презумпции являются допустимыми, если государства действуют в разумных пределах. Решающее значение в деле имел тот факт, что национальный судья сам решал, применять такие презумпции или нет, и он мог не делать этого, если это приводило к серьезной несправедливости. Таким образом, не было никакого нарушения ст. 6 Конвенции по правам человека. В конечном счете представляется, что совместимость предусмотренных законом презумпций, типичных для режимов расширенной конфискации, со ст. ст. 6 (1) и (2) Конвенции по правам человека оценивается в каждом конкретном случае и «проходит экзамен», если применяется разумно и если разбирательство сопровождается соответствующими процессуальными средствами защиты.

 

  1. Принципы оценки замороженных активов

 

Нарушение: отсутствие оценки конфискованных активов после вынесения распоряжения о конфискации активов.

  1. G8. Конфискованное имущество должно быть оценено для определения рыночной стоимости активов на соответствующий момент времени, например на день конфискации. Государства могут привлекать для этой цели третьих лиц, имеющих соответствующую квалификацию.
  2. Руководство УНП ООН по конфискации. Поскольку между арестом и конфискацией может пройти значительный срок, должны быть учтены и реализованы дополнительные меры. Одной из таких мер является необходимость получения управляющим активами экспертного заключения о стоимости конфискованных активов.
  3. КАРПО. Способы определения размера и вида доходов различаются в зависимости от государства. Иногда это следует из жалобы пострадавшего лица (кража или мошенничество). В таких случаях полезной может оказаться оценка ущерба, хотя она и неравноценна незаконно полученным доходам.
  4. ФАТФ. В целях обеспечения прозрачности и оценки эффективности системы существуют механизмы для отслеживания замороженного/арестованного имущества, оценки его стоимости на момент замораживания/ареста, а после этого, в зависимости от обстоятельств, ведения документации об окончательном распоряжении имуществом, а в случае продажи — ведения документации о реализационной стоимости.

 

  1. Сохранение (консервация) замороженных активов

 

  1. Решение ЕСПЧ по делу «Новоселецкий против Украины» (непроведение государством расследования по поводу исчезнувшего имущества, принадлежащего заявителю).
  2. Решение ЕСПЧ по делу «Раймондо против Италии». Имущество, поврежденное в процессе замораживания активов. В деле «Раймондо против Италии» (1994) Суд пришел к выводу, что определенная степень повреждения неизбежно имеет место в процессе конфискации имущества и, следовательно, вопрос на самом деле заключается в том, выходит ли степень полученных повреждений за пределы того, что является неизбежным. Если это так, то должна быть выплачена конфискация.
  3. G8. Стоимость конфискованных активов должна быть сохранена, необходим строгий контроль над управлением конфискованными активами, ни одно лицо не может иметь полного контроля за всеми аспектами конфискации или такое лицо должно являться полностью подотчетным вышестоящему органу.

Управление конфискованными активами должно являться транспарентным, ежегодно проверяться сторонними аудиторами, результаты таких проверок должны быть общедоступными.

Ни одно из лиц, отвечающих за конфискацию активов, не должно получать какого-либо личного финансового вознаграждения, связанного со стоимостью конфискованных активов, равно как конфискованные активы не могут использоваться в личных целях.

Использование конфискованных активов обвиняемым или третьей стороной должно регулироваться законом.

При управлении активами должны учитываться интересы обвиняемого.

  1. ФАТФ. Соответствующее планирование должно осуществляться до изъятия, замораживания или конфискации активов.

Предусмотрены меры, направленные на:

(i) надлежащую заботу и сохранение, насколько это целесообразно, такого имущества;

(ii) решение вопросов, связанных с правами конкретного отдельного лица и правами третьих лиц;

(iii) распоряжение конфискованным имуществом;

(iv) ведение соответствующих документов;

(v) принятие на себя ответственности за любой ущерб, подлежащий выплате, после предъявления отдельным лицом иска об утрате или о нанесении ущерба имуществу;

(e) лица, ответственные за управление (или осуществление контроля за управлением) имуществом, имеют возможность предоставить незамедлительную поддержку и рекомендации правоохранительным органам в любое время в отношении замораживания и конфискации, включая рекомендации и последующее решение всех практических вопросов, связанных с замораживанием и конфискацией активов;

(f) лица, ответственные за управление имуществом, имеют достаточный опыт для управления любым видом имущества.

  1. Руководство Всемирного банка: п. 5.3 «Ведение инвентарных записей и отчетность». При получении управляющим имуществом контроля над конфискованными активами важно вести подробные записи всех активов и любых сделок с ними. Управляющий проводит подробную инвентаризацию и дает детальное описание всех активов и их состояния и вносит в них соответствующие последующие изменения. Такие записи должны дополняться фотографиями или видеозаписями, подтверждающими состояние активов на момент их конфискации или задержания. Также необходимо получить экспертные оценки и приобщить их к записям. Такие записи могут защитить управляющего имуществом и заявителя ходатайства о наложении ареста на имущество от предъявления к ним впоследствии исков о повреждении имущества персоналом или агентами управляющего имуществом. Управляющие также должны фиксировать любые вопросы или дефекты, выявленные в момент ареста или ограничения распоряжения имуществом, например протекающую крышу на складе, на котором хранятся товары. Управляющие обязаны предоставить эту информацию суду, следователю или обоим для того, чтобы были приняты соответствующие меры и чтобы управляющему имуществом не могли быть вменены в вину условия, существовавшие ранее.

Руководство Всемирного банка. Часто транспортные средства, арестованные исполнителями, просто оставляются во дворе. Это не является правильной стратегией управления активами, поскольку она подвергает агентство, которое накладывает арест, опасности предъявления к нему иска о компенсации и значительно снижает выручку от любой продажи, если транспортные средства будут в конце концов конфискованы. Надлежащее содержание автотранспортных средств, лодок и самолетов требует наличия надежного, подходящего помещения для хранения, в котором может быть обеспечено надлежащее обслуживание, а также имеется соответствующий персонал, обладающий опытом в обслуживании и соблюдении любых нормативных требований, предъявляемых к соответствующему типу арестованных транспортных средств. Такое хранение и опыт могут быть дорогостоящими, а финансирование должно быть обеспечено агентством, ответственным за арест активов (например, правоохранительный орган или управляющий активами, в соответствии с приказом о наложении ареста), или иным источником (включая обвиняемого или фонд конфискованных активов).

Учитывая расходы и свойство транспортных средств обесцениваться, может не иметь смысла арестовывать старые транспортные средства или транспортные средства, которые находятся в плохом состоянии, так как стоимость их реализации может не покрыть расходы на их содержание. В случаях, предусмотренных законом, необходимо рассмотреть возможность продажи таких активов, пока они еще относительно новые и находятся в хорошем состоянии (с согласия или без согласия владельца). Поскольку часто в интересах всех сторон преобразовать обесценивающееся транспортное средство в актив, который сохраняет свою стоимость или стоимость которого повышается, существует возможность достичь такого соглашения на согласованных условиях между всеми сторонами, включая обвиняемого.

До того как подавать ходатайство об ограничении распоряжения или аресте активов, необходимо осуществить оценку акционерного капитала компании для того, чтобы точно определить ее долговые обязательства или стоимость капитала. Если такая оценка не может быть проведена до подачи ходатайства об ограничении распоряжения или аресте активов, она должна быть осуществлена сразу же после принятия временной меры.

Также существует возможность того, что идентификация какого-либо бизнеса в качестве целевого объекта для конфискации нанесет ущерб его репутационной стоимости. Одним из способов предотвратить это является разрешение действующему управляющему продолжить свою деятельность, но под контролем управляющего бизнесом, нанятым управляющим имуществом или назначенным судом.

  1. Использование активов, подлежащих конфискации. Использование активов, которые были арестованы, но в отношении которых не был издан приказ о конфискации, представляет собой основные этические и финансовые проблемы, которые осложняют практическую работу. Основным этическим вопросом является следующий: если следователям, судьям, ведущим расследование, должностным лицам правоохранительных органов или военнослужащим разрешается незамедлительное использование любого транспортного средства, арестованного на предварительных этапах рассмотрения дела, у них может не быть стимула для доведения дела о конфискации до его завершения, что, таким образом, по сути, лишает собственника его активов без вынесения судебного решения. Такая практика временного использования также дает нежелательный повод правоохранительным органам для ареста активов без необходимости расширения требуемой доказательственной базы.

Вопрос о компенсации встает также в том случае, когда судебное разбирательство не завершается конфискацией, однако распоряжение о замораживании активов приводит к потере стоимости активов. Лишение владения должно осуществляться при условии «своевременной выплаты справедливой компенсации за убытки». Априори эта норма применяется только к распоряжениям о конфискации, но с таким же успехом может иметь место ситуация, когда распоряжение о замораживании активов привело к такой утрате стоимости, что лицо на самом деле было лишено своего имущества и, таким образом, может ссылаться на данную норму для получения компенсации.

 

  1. Судебные средства защиты права против распоряжений о замораживании активов

 

  1. Типовое законодательство УНП ООН о борьбе с терроризмом. Статья 35 «Отмена временных мер»: распоряжение о замораживании (аресте) подлежит отмене в любое время (компетентным органом) по требованию прокуратуры/иного органа власти или любого другого лица, которое заявляет о том, что оно оказалось затронутым такими мерами, в случае если более не имеется никаких достаточных оснований полагать, что замороженные (арестованные) активы были использованы или направлены на совершение преступления, связанного с терроризмом.

Право требовать пересмотра такой меры может быть реализовано «в любое время». Ходатайство о пересмотре может быть подано в целях изменения или отмены таких мер. Это может иметь место в том случае, если, например, лицо может предоставить новые доказательства, которых не имелось на момент проведения слушания, когда такая мера была введена впервые.

  1. Передовая практика G8 явно указывает на то, что должна существовать возможность продолжать вести бизнес, а арендаторы должны продолжать занимать коммерческие помещения. Для тех лиц, которые имеют законную долю в арестованном имуществе, должна быть возможность подачи ходатайства в суд об изменении распоряжения о наложении ареста на имущество или освобождении такого имущества из-под запрета при условии соответствующего контроля за таким имуществом. С этой целью в национальном законодательстве и политике должны быть прямо прописаны права добросовестных третьих лиц, связанные с имуществом, подлежащим наложению на него ареста. Такие права могут включать в себя разрешение лицу вести законную коммерческую деятельность или бизнес, который в противном случае подлежал бы аресту, или разрешение арендаторам продолжать занимать коммерческие помещения.
  2. Руководство Всемирного банка. В случае если третьему лицу принадлежит доля участия в бизнесе или инвестиционном проекте совместно с обвиняемым, органы по борьбе с отмыванием денег должны убедиться в том, что такое третье лицо является добросовестным владельцем указанной доли и что обвиняемое лицо не является бенефициарным собственником такой доли или не контролирует ее. Если этот факт подтверждается, то необходимо составить распоряжение таким образом, чтобы доли третьего лица не были ограничены или арестованы. В таких случаях распоряжение об аресте может предусматривать необходимость продолжения ведения бизнеса обычным ходом, однако при соблюдении требований строгой отчетности перед судом и контроля со стороны управляющего активами, таким образом, позволяя незадействованным третьим лицам участвовать в бизнесе и извлекать из него выгоду, но при этом при условии депонирования любых сумм, причитающихся обвиняемому, на условный счет и препятствуя любому участию обвиняемого в ведении бизнеса.

 

  1. Принципы ЕСПЧ, применяемые к требованиям о справедливой компенсации вреда

 

Решение суда о справедливой компенсации не является автоматическим последствием заключения Европейского суда по правам человека о том, что имело место нарушение права, гарантированного Европейской конвенцией по правам человека или Протоколами к ней. Это следует из текста ст. 41 Конвенции, которая предусматривает, что суд обязан присудить справедливую компенсацию только в том случае, если национальное право не позволяет осуществить компенсацию в полном объеме, и даже только в том случае, «если это необходимо» (во французском тексте — s’ilyalieu).

Более того, Суд выносит решение о такой компенсации только в том случае, если она будет считаться «справедливой» (во французском тексте — ) с учетом соответствующих обстоятельств. Следовательно, пристальное внимание должно уделяться конкретным обстоятельствам каждого конкретного дела. Суд может принять решение о том, что в некоторых случаях якобы нанесенного ущерба признание наличия нарушения как таковое уже является справедливой компенсацией, без необходимости выплаты какого-либо финансового возмещения. Суд также может признать наличие справедливых оснований для присуждения меньшей компенсации, чем размер фактически нанесенного ущерба или фактически понесенных расходов и затрат, или даже вообще не присудить ничего. Это может иметь место, например, в той ситуации, когда нанесенный ущерб или понесенные расходы возникли только по собственной вине заявителя. Устанавливая размер компенсации, Суд может также принимать во внимание соответствующее положение заявителя как стороны, пострадавшей от нарушения, и Договаривающегося государства как отвечающего за государственные интересы. Наконец, Суд, как правило, принимает во внимание местную экономическую ситуацию.

При вынесении Судом решения в соответствии со ст. 41 Конвенции Суд может постановить руководствоваться национальными стандартами. Однако они не имеют для него обязательной силы.

 

13.1. Предъявление требований о получении справедливой компенсации: материальные требования

 

Справедливая компенсация может быть присуждена в соответствии со ст. 41 Конвенции в отношении:

а) денежного (материального) ущерба;

б) нематериального ущерба;

в) расходов и затрат.

 

13.2. Ущерб в общем

 

Между якобы возникшим ущербом и якобы совершенным преступлением должна быть установлена причинно-следственная связь. Для Суда не будет являться убедительной просто лишь слабая связь между заявляемым нарушением и ущербом или простые рассуждения о том, что могло бы быть.

Компенсация за ущерб может быть присуждена в той степени, в которой ущерб является результатом признанного нарушения. За ущерб, возникший в результате событий или ситуаций, которые не были признаны представляющими нарушение Конвенции, или за ущерб, связанный с жалобами, признанными недопустимыми на более ранних этапах разбирательства, компенсация не может быть присуждена.

Целью решения Суда о присуждении компенсации ущерба является возмещение заявителю фактических вредных последствий нарушения. Такое решение не ориентировано на наказание ответственного Договаривающегося государства. В этой связи до сих пор Суд рассматривал в качестве ненадлежащих требования о возмещении убытков, которые классифицируются как «штрафные убытки», «увеличенные убытки» или «штрафные убытки, присуждаемые в порядке наказания».

 

13.3. Материальный (денежный) ущерб

 

Принцип, действующий в отношении денежного ущерба, заключается в том, что заявитель по возможности должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы нарушения не произошло, другими словами, это полная реституция (restitutio in integrum). Это может включать в себя компенсацию как за фактически понесенные убытки (положительный ущерб — damnum emergens), так и за убытки или уменьшенную прибыль, которая ожидалась в будущем (упущенная выгода — lucrum cessans).

Именно заявитель должен доказать, что денежные убытки возникли в результате нарушения или нарушений, о которых заявляется. Заявитель обязан, насколько это возможно, предоставить соответствующие документы для доказательства не только наличия, но и размера убытков.

Как правило, решение Суда отражает рассчитанную сумму убытков. Однако если фактические убытки не могут быть точно рассчитаны, Суд производит оценку на основании фактов, находящихся в его распоряжении. Как было указано ранее, также существует возможность, что Суд найдет основания для присуждения меньшей суммы компенсации по сравнению с полной суммой убытков.

 

13.4. Нематериальный ущерб

 

Решение Суда в отношении нематериальных убытков направлено на предоставление финансовой компенсации за нематериальный вред, например за физический или моральный ущерб.

Такова природа нематериальных убытков, что они не поддаются точному подсчету. Если наличие таких убытков подтверждается и если Суд считает необходимым присуждение денежной компенсации, он проводит справедливую оценку с учетом стандартов, вытекающих из его прецедентного права.

Заявители, которые хотят получить компенсацию за нематериальный ущерб, обязаны обозначить сумму, которая, по их мнению, является справедливой. Заявители, которые считают себя пострадавшими от более чем одного нарушения, могут предъявить требование или о получении единоразовой паушальной суммы, охватывающей все нарушения, о совершении которых заявляется, или о получении отдельных сумм по каждому отдельному предполагаемому нарушению.

Релевантное прецедентное право ЕСПЧ, связанное с компенсацией нематериальных убытков, с участием компаний: дело «Комингерсоль против Португалии».

 

13.5 Расходы и затраты

 

Суд может присудить возмещение заявителю расходов и затрат, понесенных им — сначала на национальном уровне, а впоследствии в ходе разбирательства в самом Суде — в попытке предотвратить совершение нарушения или в попытке получить компенсацию за него. Такие расходы и затраты, как правило, включают в себя расходы на получение правовой помощи, судебные регистрационные сборы и т.п. К ним также могут относиться расходы на проезд и проживание, в частности, если такие расходы связаны с присутствием на слушании в Суде.

Суд удовлетворяет требования о возмещении затрат и расходов только в той степени, в которой они относятся к нарушениям, установленным им. Он отклоняет такие требования, если они связаны с жалобами, которые не привели к признанию нарушения, или с жалобами, признанными недопустимыми. При этом заявители могут привязывать отдельные требования к конкретным жалобам.

Расходы и затраты должны быть понесены фактически. То есть заявитель должен был уже оплатить их или должен нести обязательство по их оплате в соответствии с правовым или договорным обязательством. Любые суммы, уже уплаченные или подлежащие уплате национальными органами или Советом Европы в порядке оказания правовой помощи, подлежат вычету.

Расходы и затраты обязательно должны быть понесены. То есть они должны являться неизбежными, для того чтобы избежать нарушения или получить компенсацию за него.

Расходы и затраты должны являться разумными с точки зрения размера. Если Суд сочтет их чрезмерными, он присудит к выплате сумму, которая является разумной на его взгляд.

Суду требуются доказательства, такие как подробные счета и инвойсы. Они должны быть достаточно подробно детализированы для того, чтобы Суд имел возможность определить, в какой степени требования были выполнены.

 

13.6. Форма судебных решений

 

Судебные решения, если таковые имеются, как правило, касаются суммы денежных средств, подлежащих выплате государством-ответчиком жертве или жертвам признанных Судом нарушений.

Только в крайне редких случаях Суд может рассмотреть возможность издания последующего приказа, направленного на прекращение или устранение рассматриваемого нарушения. Однако Суд может принять решение на свое собственное усмотрение о контроле за исполнением принятого им решения (ст. 46 Конвенции).

Предыдущая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code